Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Кирилл Петров: «Команды из своих воспитанников непобедимы, потому что в них играют не только за нули в контракте»

«Если у меня будет шанс в НХЛ, то я им обязательно воспользуюсь» — теперь уже бывший нападающий «Ак Барса» Кирилл Петров уезжает в Северную Америку с полной уверенностью в своих силах. Воспитанник казанского хоккея провёл худший сезон на взрослом уровне и теперь намерен перезапустить карьеру в НХЛ. В ближайшее время игрок подпишет однолетний контракт с клубом «Нью-Йорк Айлендерс». Первое большое интервью хоккеист дает лишь сейчас, в 25 лет, после самого главного и сложного решения в своей жизни.

ншж.jpg

Кирилл Петров мог покинуть «Ак Барс» еще прошлым летом: нападающего хотели видеть в своём составе московские армейцы, но казанцы не стали отпускать своего воспитанника в белокаменную. Петров подписал новый трёхлетний контракт с родным клубом. В последние сезоны хоккеист показывал яркую игру и с каждым годом подбирался к лидерству в «Ак Барсе». Только вот последние три года Зинэтула Билялетдинов работал в сборной, а флагман татарстанского хоккея к большим победам вели другие люди. Сначала попытка вернуть Кубок Гагарина в Казань была у Владимира Крикунова, потом два года главным тренером работал Валерий Белов. У этих специалистов Петров сверкнул новыми красками и предстал зрелым мастером, но стоило вернуться в столицу республики Билялетдинову, как Кирилл вновь вспомнил, что такое сидеть в запасе и играть в четвёртом звене. Пять лет назад у игрока случился конфликт с тренером, причем, злые языки говорили о нехоккейной природе разногласий. Форвард, якобы, отказался переходить от своего агента Александра Тыжных к Станиславу Романову, который приходится зятем Билялетдинову. В итоге зимой 2010 года Кирилл уехал в «Югру» и вернулся в родную команду летом 2011 года, когда Билялетдинова уже рекрутировали в сборную России.

Минувший сезон Петров провёл сезон из рук вон плохо, забросив всего пять шайб в регулярном чемпионате и две — в плей-офф. Так мало он забивал лишь в бытность зеленым юнцом, которого ставили в состав из-за лимита на молодых игроков. В итоге клуб и хоккеист решили расторгнуть контракт, тем более, что команда НХЛ «Нью-Йорк Айлендерс» оказалась готова подписать соглашение с хоккеистом.

Стоит отметить, что во время интервью на тему отношений с Билялетдиновым было табу, хоккеист сразу сказал, что во всех своих игровых проблемах виноват только он сам и никаких конфликтов с тренером нет, просто настала пора сменить обстановку. При этом Петров несколько раз отмечал, что он многим обязан генеральному директору клуба Шамилу Хуснутдинову, который помог оперативно урегулировать вопрос с расторжением контракта. Удивителен тот факт, что несмотря на то, что Кирилл уже семь лет находится в обойме основной команды, а последние годы был заметной фигурой в ней, в прессе не публиковались ранее большие и развернутые интервью хоккеиста. «БИЗНЕС Online» удалось уговорить воспитанника «Ак Барса» поговорить по душам перед отъездом из родного города в Нью-Йорк.

«ПЛАНИРОВАЛ ПРОВЕСТИ ВСЕ ТРИ ГОДА КОНТРАКТА В «АК БАРСЕ»

– Кирилл, какова была логика в подписании нового контракта прошлым летом?

– Подписал новый контракт, потому что хотел играть в «Ак Барсе», меня все устраивало. Были разные планы. Думал, что, может быть, сыграю один год и попробую свои силы за океаном. Получится или не получится у меня с Зинэтулой Хайдаровичем… Я не думал про это. Посмотрите, мы ведь дошли до финала, где, конечно, у нас не очень получилось. Что касается моей игры, у меня не очень в этом году вышло и по статистике, и по игре. Всякое бывает в карьере хоккеиста и важно не опускать руки и постараться исправить ситуацию. Такие сезоны тоже нужны, иначе развития не будет. Всегда гладко не бывает.

– Почему трехлетний контракт? Ведь можно было подписать соглашение на один год и потом спокойно уехать.

– У меня агент занимался этим вопросом. Возможно, там были какие-то нюансы. Я хоть и думал об НХЛ, но мы в принципе, держали в уме, как основной вариант то, что буду играть в Казани. Спасибо руководителям «Ак Барса», что поддержали меня и отпустили за океан. Думаю, что это правильное решение. Должен сказать, что этот шаг дался очень нелегко, я переживал, думал, обсуждал с семьей. Решили, что для моей карьеры на данный момент будет лучше всего поехать в НХЛ. Я не боюсь трудностей, даже если буду играть в АХЛ, буду делать всё, чтобы попасть в первую команду. Если у меня будет шанс, то я обязательно им воспользуюсь.

РіРЅРґ.jpg

– То есть, вы готовы уехать в Северную Америку на весь год? Не будет такого, что через пару месяцев в фарм-клубе решите вернуться в Россию?

– Контракт составлен таким образом, что я смогу вернуться в Россию, но первые полгода этого точно не произойдет. В этом ничего страшного нет. Я хочу перестроить свою игру и узнать что-то новое для себя, почувствовать другой хоккей. Это будет хороший опыт.

– С каким сердцем уезжаете из Казани?

– Я еще не понимаю, похоже, что предстоит отъезд. Для меня это шаг вперед, новый вызов и проверка на прочность.

– А переход в СКА – это был бы шаг вперед?

– В каком-то плане да, сменилась бы обстановка, думаю, что там удалось бы вернуть веру в себя.

– Действительно были варианты с ЦСКА летом и со СКА зимой?

– Да, были разговоры. Переход в СКА в конце трансферного окна сорвался в последний момент. Не знаю почему.

– С английским языком как?

Плохо, буду учить. Со мной в США едет моя девушка Полина, так что в бытовом плане будет чуть-чуть легче.

– Сменится ли от этого решения подготовка к сезону?

– Агент разработал для меня план подготовки и я буду по нему работать. Коротко расскажу. Сейчас буду работать в Казани, потом в Канаде, после чего вернусь в Россию на пару недель и потому уже окончательно уеду за океан.

– А какая подготовка будет в Казани?

– У меня здесь есть тренер по физической подготовке, да и много ребят-хоккеистов в городе и мы собираемся и играем для себя.

– Понятно, что предстоит привыкать к маленьким площадкам и потому, наверное, подготовка к сезону от этого изменится.

– Нет, в основном предстоит работа над физическими кондициями. В НХЛ система подготовки немного иная — к началу тренировочных лагерей уже нужно подходить готовым. В принципе и у нас сейчас к этому всё приходит. Многие игроки к сборам уже подходят на 60 — 70 процентов готовыми к сезону. Так что в этом вопросе новинки для меня не будет.

– У «Ак Барса» периодически возникали проблемы с командами, которые играют на маленьких площадках. Вспомнить хотя бы «Медведшчак» из Загреба в их первый сезон в КХЛ…

– Да, больше контакта и всё рядом: и свои ворота, и ворота соперника. Если есть возможность нужно сразу бросать. Понимаю, что с прокатами играть не получится. Немного придется перестраиваться.

– То есть вы себя силовым форвардом не считаете?

– А что такое силовой форвард?

– Парень, который всегда играет в кость, вылезает на пятак, постоянно бьется.

– В тело я могу сыграть, без проблем, но ведь и голы нужно забивать. С такой манерой игры могут быть проблемы с этим показателем.

– С вашими габаритами тренеры будут требовать играть в силовой хоккей.

– Думаю, что да. Но ничего страшного в этом нет. Могу и обыграть и бросить, если нужно и лампочку тряхнуть. С трепетом жду начала сезона, что и как будет, сложностей не боюсь, готов работать и доказывать, что Кирилл Петров хороший хоккеист и что его не нужно списывать со счетов.

«МНОГИМ ОБЯЗАН ВЛАДИМИРУ КРИКУНОВУ»

– У вас уже была попытка уехать в США. Шесть лет назад была поездка в тренировочный лагерь «Ньй-Йорк Айлендерс». Почему не получилось в тот раз?

– В принципе там не было ничего особенного, просто некоторые новые упражнения. Я там был после травмы плеча и вообще, наверное, смысла ехать в тот лагерь не было. Рука свободно не двигалась и были проблемы. За эти годы я возмужал, переоценил некоторые вещи. Знаю, чего хочу, набрался опыта и умений. Думаю, что сейчас мне должно быть немного легче.

– Вы уезжаете в НХЛ на значительно меньшие деньги (максимальный контракт новичка 870 тысяч долларов в год), там туманные перспективы, чужая страна, другой и незнакомый язык. Хочется понять мотивацию этого решения.

– Мы долго думали и разговаривали на эту тему. Казань мой родной год, у меня здесь еще два года контракта, приличные деньги — можно были сидеть и никуда не рыпаться, но дело не в деньгах. Можно остаться и получать деньги, но через год или два можно заканчивать с хоккеем. Еще один такой сезон, как этот и на меня уже будут смотреть иначе. Лучше поехать за океан, сменить обстановку.

– Почему не удалось сохранить тот темп, который был при Владимире Крикунове и Валерии Белове для того, что проявить себя с лучшей стороны? При них ведь вы были чуть ли не лучшим бомбардиром команды, а в этом году всего пять голов в чемпионате.

– У меня никогда такого не было. Я с детства много забивал. Первый полноценный сезон на взрослом уровне с такой результативностью. Кого-то винить кроме самого себя в такой ситуации неправильно. Мне давали время, отвели определенную роль в команде, которую видел тренер, думаю, что я с ней справился. Только вот голы от этого не пришли.

– Ваше звено практически не играло в большинстве в этом сезоне.

– Играли немного. Значит, много играть в большинстве мы были не достойны. Ответ простой. Мне неприятно, я ведь казанский и так провалить сезон в родной команде и городе – это очень плохо. Мне стыдно.

– Почему же тогда при Крикунове получалось показывать качественный и результативный хоккей?

– Я вернулся из Ханты-Мансийска и как раз в команде поменялся тренер. Владимир Васильевич доверяет молодым игрокам — это известный факт. Он очень честный и порядочный человек, если ты работаешь сильнее ветерана или легионера, он будет тебя ставить выше них и будет давать время. Он не боится такой ответственности и у него уже есть авторитет в хоккейном мире для того, чтобы совершать такие поступки. Он не боится критики в свой адрес, он в меня поверил и очень-очень сильно помог мне в хоккейном плане. У меня многое стало получаться, я очень благодарен Владимир Васильевичу. Он говорит простые, но при этом очень точные вещи. Иногда мог сказать — играй, как умеешь и всё. При нём многие молодые заиграли, в Лукоянова он поверил. Я лично был расстроен, что Крикунова убрали, думаю, что ему могли дать еще один год для строительства команды. Я не скажу чего-то нового, если скажу, что он всегда говорит в лицо то, что думает, никогда за спиной не говорит и не делает. Не всем это нравится, но зато так проще работать, всё прозрачно и понятно.

– «Ак Барс» играл, как дворовая команда в плей-офф того сезона.

– Там были свои проблемы, о которых сейчас уже нет смысла говорить, но самое главное мы прошли Уфу (смеется).

– Конфликт Крикунова с Морозовым и Зариповым влиял на команду?

– Не было никакого конфликта.

– Был и причем публичный. Проблему решали, чуть ли не на уровне президента клуба. Стоял даже вопрос об увольнении тренера по ходу сезону.

– Есть взрослые люди, которые уже чего-то добились и если им тренер будет говорить в лицо и при всех, конечно, им будет неприятно. Вот и весь вопрос и ответ. Владимир Васильевич всегда говорит в лоб, ему всё равно, кто перед ним.

– Что же всё-таки было ключом к личному успеху в том сезоне – обилие игрового времени или же сама система игры команды?

– Факторов много, но каждому игроку нужно попасть под своего тренера.

– Белов тоже был «свой» тренер? Ведь и при нём получалось показывать солидный хоккей.

Валерий Геннадьевич находил место для меня. Помогла связка с Терещенко, с ним было играть одно удовольствие. Он помог на льду и в жизни, я многое от него узнал. Многое у нас получалось, а потом Алексей перешел в «Динамо».

– Почему «Ак Барс» расстался с таким игроком?

– Рассуждать на эту тему смысла нет, на это ответит руководство клуба. Оно посчитало нужным так сделать. Алексей не хотел уходить из «Ак Барса».

– Может быть, сыграли свою роль травмы?

– Любой хоккеист, который играет с такой самоотдачей, как Терещенко, будет получать травмы. Такие хоккеисты всегда служат примером. Жаль, что он ушел из нашей команды.

«В РОДНОМ ГОРОДЕ НУЖНО ИГРАТЬ ТАК, ЧТОБЫ НЕ БЫЛО ПРЕТЕНЗИЙ»

– В этом году было звено из казанских воспитанников: Обухов-Бурмистров-Петров. Почему с начала сезона не играли в таком сочетании? Ближе к концу сезона ваша тройка оставляла приятное впечатление.

Это нужно спросить у тренера. С Обуховым мы играли вместе несколько лет назад, а с Саньком вообще в детстве еще вместе играли, он 1991 года рождения, но его отправляли играть вместе 90-м годом. В этом году у нас у обоих не шло, вообще всё не шло. Нам нужно было играть так, чтобы к нам не было претензий, тем более в родном городе. А мы играли так: одну игру нормально, две или три плохо, потом опять нормально и опять несколько матчей плохо. Так весь сезон.

– Почему?

– У нас есть такой момент – мы еще нестабильные. Похоже, что где-то не хватает класса. Я про себя говорю, а не за ребят. Я три игры хорошо играю, а потом пять плохо. Такая моя болезнь, не созрел еще для того, чтобы показывать каждый раз свой уровень. Это очень сложный момент, когда ты играешь сериями. Результат нужно здесь и сейчас.

– Но спады были и у Морозова, и Зарипова.

– У них был уровень такой, что их спады практически не было видно.

– Вроде бы вам 25 лет, вроде уже не пацан…

– Да, но вот так получается.

– Вам удалось поработать со многими тренерами, но кто всё-таки главный тренер в вашей карьере на данный момент?

Андрей Сергеевич Макаров – это мой детский тренер, он меня воспитал, как хоккеиста. Всё, что я умею, как игрок — это плоды его работы. Я с ним постоянно общаюсь и до сих пор делюсь с ним, если есть какие-то успехи или неудачи. Прошу его совета. Я ему очень благодарен. Он много со мной времени проводил. По поводу НХЛ, например, он мне сразу сказал, что нужно ехать. Большую роль в моей жизни сыграл мой агент дядя Саша (Александр Тыжных, — ред.). Он помогал мне с формой, в общении с клубом и вообще многое сделал для меня и в профессиональном, и человеческом плане. Мы с ним уже десять лет, он также повлиял на моё решение.

– Были агенты, которые предлагали свои услуги?

– Были, но я не вижу смысле менять агента. Дядя Саша со мной с детства, со времен, когда обо мне никто и знать не знал.

– Станислав Романов предлагал свои услуги?

– (пауза) Да, вроде бы предлагал, но это было давно.

– В 14 лет вы уже уезжали из Казани. Тогда в Москву.

– Пока «Татнефть» не пришла в «Ак Барс», у нашей спортивной школы не было таких условий как сейчас. Лед строго по расписанию, мы ходили на роликах катались у Центрального стадиона, потому что не было возможности кататься на льду. Спросите у ребят постарше, они многое расскажут. Меня, по-моему, даже продали в «Спартак», не помню точно. В «Спартаке» в тот год собрали много талантливых ребят моего возраста: Локтионов, Чернов, Букартс, нижнекамские были ребята. Остапчук был у нас, царствие небесное, он разбился с «Локомотивом».

– Как обратно в Казань вернули?

– Позвонили — предложили вернуться, я приехал обратно.

«НУЖНО БЫЛО УЕЗЖАТЬ В СЕВЕРНУЮ АМЕРИКУ В 2008 ГОДУ»

– Практически в 17 лет вас стали привлекать к основной команде. Какие это эмоции?

– Я первое время практически не играл, нереально в таком возрасте выдерживать такой темп и уровень. Я одевался и сидел на скамейке и играл по 30 секунд. Мы приходили ведь на чьё-то место. Люди играли и кормили свои семьи, нам нужно было быть уже готовыми и лучше тех, кто уже играет. Просто так в состав никто не ставил.

– С другой стороны, если не будут ставить, не получится и вырасти.

– Задача у «Ак Барса» всегда была одна – выигрывать. Тут уже не до сантиментов.

– Помните свой первый матч?

– Нет. Ребята в команде были общительные и молодежь хорошо принимали. Раньше вот у нас, говорят, была дедовщина, но я на неё не попал и слава Богу.

– Помогали ли тренировки рядом с такими мастерами, как Морозов и Зарипов?

– Да, когда я пришел в команду, они мне очень много помогали.

– Есть сейчас в «Ак Барсе» такие же лидеры? Казалось, что у «Ак Барса» нет вожака в стае.

– Я не могу сказать такие же или нет. У нас в этом году было два таких хоккеиста — Илья Никулин и Александр Свитов.

– В этом году было голосование на выбор капитана в команде, после чего Никулин отдал нашивку Свитову. Вы за кого голосовали на этом собрании?

– За Свитова.

РіРЅР¶6Р¶.jpg

– Почему не за Никулина?

– У них вроде бы была ничья или же там пару голосов разницы. Ну вот решил так поступить. Вообще эта нашивка не всегда значит что-то особенное. Есть люди, которые и без неё держат всю команду. Никулин, например, не изменился после этого, также мог что-то сказать.

– Почему с Никулиным не продлили контракт?

– Вы посмотрите на его статистику среди защитников. Он был лучший, какие еще могут быть вопросы. Не знаю почему не продлили с ним контракт – это решение руководства, его обсуждать не имею права.

– Вот команда в этом году дошла до финала Кубка Гагарина, а уже большая часть игроков её покинула. Билялетдинов создал команду-однодневку?

– Нужно спросить у него почему так получается. Значит есть замены тем, кто уходят. Может быть, уже вместо меня кого-то видят.

– История вокруг отъезда в «Югру» какая-то темная. Что же всё-таки там было?

– Я долго добивался этого отъезда и мне он пошел на пользу, а что там было вспомнить уже нет смысла, всё-таки столько лет прошло. Мне в «Югре» сказали, что если буду соответствовать уровню, то буду играть.

– Играли в Ханты-Мансийске в первом звене.

– Ну, значит, соответствовал.

Почему не остались там?

– Такие договоренности были. Я несколько раз хотел уехать, но меня не отпускали.

– Что-то видели, значит.

– Видели, как я сижу на скамейке, разве что.

– Сейчас также маринуют ребят 1993 года рождения. Не было предложений уехать в Канаду?

Были. Моя ошибка, что я не уехал в 2008 году. Тогда у нас в Казани был юниорский чемпионат мира и я смог там неплохо себя проявить. Жаль, что мы в финале разгромно Канаде проиграли. Так вот тогда я провел полный сезон в главной команде и подумал, что всё хорошо, потому решил в Канаду не ехать, хотя звали активно. Теперь пониманию, что нужно было раньше уезжать. На будущий год особых шансов не было, а потом получил травму, которая меня выбила практически на год.

ЗА СВОИХ ВОСПИТАННИКОВ НУЖНО ДЕРЖАТЬСЯ

– У вас всегда была своеобразная репутация – талантливый, но слегка ленивый, большой и немного инфантильный. Этот год, кажется, вас изменил. Стало заметно, что перед нами уже не молодой и подающий надежды игрок, а уже вполне себе зрелый человек.

Про меня много всего говорят, столько небылиц. Правы, в том плане, что ко многим вещам стал относиться иначе. Наверное, повзрослел. Мне уже не 18 лет, когда вся карьера еще впереди. Пришла пора меняться, это я понял года два назад.

– Нет проблем с поиском мотивации, когда начинаешь в молодом возрасте получать большие деньги?

– У кого-то были такие моменты. Я маленькие деньги получал. В 18 лет я получал 500 долларов в месяц. По тому курсу — это что-то около 13 тысяч рублей и еще минус 13 процентов. Премии нам практически не давали. Потом уже были серьезнее деньги, да. Сейчас молодые игроки получают значительно больше, но тогда я был рад и этому. Для меня деньги никогда не были чем-то главным и особенным. Я рос в обычной небогатой семье и у меня никогда не было какого-то блата, связей и каких-то особенных возможностей. Приходилось всего добиваться самому и мне нечего стыдиться.

– По сути, сейчас это ваше первое большое интервью в карьере. Почему раньше прессу игнорировали?

Однажды что-то написали не то, что я сказал. Это было не в вашей газете. После этого я стараюсь с прессой не общаться. Я понимаю, что это нужно, без этого никуда, но как-то перестал общаться и так пошло. Потом и просить об интервью перестали.

– Общение с прессой — это обязанность игрока. Через СМИ идёт общение с болельщиками. Это важно понимать, для кого хоккеисты играют.

– Я понимаю. Есть и разные вопросы. Бывают вопросы, на которые нет ответов. Бывают, что спрашивают, и не понимаешь, о чем человек спрашивает. В этом году я с прессой уже больше общался.

– Знаю, что к «БИЗНЕС Online» в команде двоякое отношение. Кто-то недолюбливает, а кто-то наоборот, но при этом вся команда читает.

– Все читают, но отношение своеобразное, так скажем… Бывает, что утром все обсуждают какую-нибудь статью.

– Вас нет в социальных сетях. Почему? Тот же Бурмистров очень активен.

– Мне не нравится, не знаю, как будет с этим в Нью-Йорке. Не думаю, что меня будут просить быть более активным в сетях. Личную жизнь стараюсь не афишировать. Правда, от журналистов всё равно ничего не скроешь, но всё же не хочу, чтобы обо мне знали что-то больше дозволенного.

– Бурмистров уезжает в НХЛ, вы тоже покидаете «Ак Барс», судьба Токранова непонятна, у Яруллина до сих пор нет контракта, ходят слухи, что могут обменять Обухова. Будет ли в «Ак Барсе» времена, когда свои воспитанники будут вновь на первых ролях, а не в четвёртом звене?

– Сложный вопрос. Талантливых ребята в молодежной команде много, если будут давать им шанс, то всё возможно. Давно хотел спросить, а что такое свой воспитанник?

– Игрок, закончивший школу в Казани. Мы так считаем.

– Я вот так не считаю. Можно тогда просто толковых пацанов со всей страны набрать и выпускать их каждый год. Свой воспитанник — это тот, кто родился и вырос у нас в республике. Обухов, Бурмистров, Лукоянов, Токранов, Гарипов — вот свои ребята, например. Есть еще просто выпускники нашей спортшколы, но они не воспитанники «Ак Барса». Не хочу никого обидеть, но у нас если чуть-чуть поиграл, то значит свой. Ведь в чем крутость своего воспитанника? В том, что он и игрок, и болельщик родной команды одновременно, в том, что он, если будет плохо играть, ему будет стыдно перед своими друзьями, родственниками, соседями. Какой-нибудь легионер тут играет весь сезон, а потом уезжает к себе домой и всё. А нас сначала, пока куда-нибудь отдыхать не уедешь, вопросами будут дергать — почему проиграли и так далее, а потому отдохнешь и приедешь, начнут снова щипать — что и как. Нам в этом плане сложнее. Потому и нужны свои ребята, которые играют в команде не только за нули в контракте. Такие команды непобедимы, потому что в них есть дух. Всегда хочется выигрывать.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»

Кирилл ПЕТРОВ

Амплуа: нападающий
Дата рождения: 13 апреля 1990 года
Место рождения: Казань
Карьера: «Ак Барс-2» (Казань) — 2005/06, 2008/09; «Ак Барс» (Казань) — 2006−2010; «Нефтяник» (Альметьевск) — 2009/10; «Югра» (Ханты-Мансийск) — 2010/11; «Ак Барс» — 2011−2014.
Достижения с клубами: обладатель Кубка Гагарина (2010).
Достижения со сборными: чемпион мира среди юниоров (2007), серебряный призёр чемпионата мира среди юниоров (2008), бронзовый призёр чемпионата мира среди молодежи (2009).
Индивидуальные достижения: лучший нападающий чемпионата мира среди юниоров (2008).В КХЛ сыграл 262 матча, набрал 113 (56+57) очков, заработал 130 минут штрафа и показатель полезности +25.В 2008 году под 73-м номером выбран на драфте НХЛ «Нью-Йорк Айлендерс».

Фото: Сергей Манжелеев / ak-bars.ru, Сергей Елагин

Читайте также:

Таблица переходов КХЛ

Вратарь-самоучка. Факты о новичке «Ак Барса» Юсси Рюннясе

Смотрите также:

Девушка дня. Полина — подруга нападающего «Ак Барса» Кирилла Петрова

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть