Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен

Владимир Леонов: «Казань на 90 процентов готова принять летнюю Олимпиаду. Стучимся в инстанции»

В срок до полугода рабочая группа минспорта РТ выработает стратегию: какие виды спорта есть смысл развивать в Татарстане в первую очередь, а какие — нет. Об этом глава министерства Владимир Леонов заявил в ходе интернет-конференции с читателями «БИЗНЕС Online». Также он рассказал, зачем необходим велотрек в Челнах, почему на водном мундиале, в отличие от Универсиады, не будет цирка дю Солей и в связи с чем ему пришлось забросить занятия плаванием.


В ПОЛЬЗУ КАЗАНИ РАБОТАЕТ «САРАФАННОЕ РАДИО»

— Владимир Александрович, начнем с наиболее актуального вопроса — как идет подготовка к ЧМ по водным видам спорта?

— Все идет по намеченным сценариям, графикам и планам. Начался монтаж двух 50-метровых бассейнов в чаше стадиона «Казань Арена». Один бассейн, глубиной в три метра, уникален, потому что он отвечает регламенту проведения соревнований по синхронному плаванию. Второй бассейн — разминочный, со стандартными размерами, глубиной в два метра. Начаты работы по монтажу бассейна для водного поло на парковке дворца водных видов спорта. На Казанке ведутся работы по углублению дна для проведения соревнований по хай-дайвингу. Скоро начнем монтировать саму вышку. Что касается организационных моментов, то мы зарегистрировали наибольшее количество заявок для участия в истории чемпионатов мира — 189. Ожидаем, что заявится еще пара-тройка стран, и мы преодолеем цифру в 190 стран-участниц.

— Сложная политическая обстановка не повлияла на желание приехать на чемпионат?

— Где-то полгода назад были какие-то поползновения со стороны ряда стран с инициативой бойкота. Но тут надо отдать должное руководству ФИНА — международной федерации плавания, которое собрало внеочередное бюро, где было объявлено о том, что наш чемпионат мира будет являться квалификационным перед Олимпиадой в Бразилии, и те, кто хочет его пропустить, не попадут и в Рио-2016. Это сразу сняло все вопросы подобного рода.

Сейчас мы ожидаем 2,5 тысячи спортсменов, официальных лиц, плюс большой пул журналистов, в районе 1,5 тысячи человек. Это титульное мероприятие спортивного года, плюс квалификация на Олимпиаду. В этом году в Баку впервые проводятся Европейские олимпийские игры, но даже туда все ключевые сборные отправляют вторые составы национальных сборных.

— А будут ли каким-то образом разводить спортсменов и делегации стран, которые находятся в напряженных отношениях друг с другом?

— Это достаточно интимный вопрос, но он решаемый. Опыт решения подобных вопросов мы уже имеем по Универсиаде, когда все жили в деревне Универсиады. Селились в разных домах, были разведены по времени питания в столовой, по расписанию тренировочного процесса, по передвижению на спортивные объекты… В данном случае я уверен, что никаких проблем не возникнет.

В целом, сейчас Казань очень удобный город для проведения различного рода мероприятий, и, в принципе, к нам поступает очень много обращений о проведении в нашем городе соревнований, турниров, мероприятий. Причем, зачастую инициаторами выступают представители гостевой стороны, однажды приехавшей в Казань, увидевшей нашу инфраструктуру, умение и возможности по проведению соревнований. Плюс работает сарафанное радио. Оттого и Казань ощущает к себе большой интерес, как федеральный, так и международный.

— Необходимо ли Казани появление новых спортивных объектов?

— Было бы оптимально, если бы появился универсально-спортивный комплекс. Пусть не на 20 тысяч зрителей, а на 12. Если, дай Бог, мы выиграем заявку на проведение в Казани WorldSkills (престижный чемпионат рабочих профессий, — ред.), то сможем надеяться на строительство выставочного комплекса. А для него необходимо огромное пространство, где выстраиваются трибуны, некое здание-трансформер, которое можно будет поделить на разные зоны, разные залы. Зачастую в городах-хозяйках Олимпиад и Универсиад проводят серьезные мероприятия на территории выставочных павильонов.

— Будь у нас подобное сооружение, тогда и «Казань Арену» не надо было бы использовать под бассейн?

— Да, а пока нам не хватает имеющейся инфраструктуры для проведения ряда мероприятий. В том числе из программы чемпионата мира по водным видам спорта. У нас не было закрытого помещения с трибунами вместимостью в 12 тысяч, которые можно было довести до 20 тысяч.

— Казалось бы, чемпионат мира — масштабное мероприятие, которое круче Универсиады. А в маркетинговом плане ощущается шаг назад, привлечено куда меньше мировых брендов.

— На Универсиаде нам отдали все права. Весь маркетинговый набор. В результате мы привлекли большое количество спонсоров и партнеров. Они ощутили эффект от сотрудничества и были готовы работать и на ЧМ-2015. Как только мы выиграли право на его проведение, объехали всех партнеров, и они подтвердили свое желание продолжать сотрудничество. Но международная федерация плавания не отдала нам права. Нам были делегированы только права на «национальное партнерство», которое не включает в себя ни одной телевизионной картинки и даже ни одного показа в хайлайтах. А это основная приманка. Плюс экономический кризис наложил отпечаток на возможность сотрудничества, хотя, при всем сказанном, маркетинговая служба дирекции отработала очень хорошо. Для примера, ФИФА на чемпионате мира не отдает организаторам соревнований вообще никаких прав. Ничего!

«ПОСЛЕ УНИВЕРСИАДЫ У РАЗБИТОГО КОРЫТА НИКТО НЕ ОСТАЛСЯ»

— После Универсиады говорилось о большей интеграции министерства спорта и дирекции Универсиады с точки зрения управления.

— Однозначно так. Мы сегодня все крупные мероприятия проводим совместно с дирекцией спортивных проектов, в которую была переименована дирекция Универсиады. Это наши коллеги, соратники, по факту это часть министерства. Дальше будем продолжать работу в подобном ключе, совместно проводя все те мероприятия, которые запланированы на будущее. Понятно, что будет некая трансформация дирекции, после ЧМ-2015.

— Сколько людей там работает?

— Больше 200 человек, это раза в четыре больше, чем в министерстве спорта. Это стандартная схема некой организации, которая «заточена» под проведение какого-либо мега-проекта. Подобных мега-проектов в ближайшей перспективе не ожидается, хотя мы думаем о проведении такого, и есть определенные идеи. Но, следует заметить, что дирекция сейчас вовлечена не только в спортивную составляющую, там целый департамент занимается заявкой по WorldSkills-2019, голосование по месту проведения которого назначено на август. Мы сделали все возможное, чтобы была выбрана Казань, хотя конкуренты серьезные, тот же Париж. Если станем хозяевами турнира, то это также станет новым проектом, в рамках которого часть коллектива дирекции будет заниматься только им. Также дирекция стала оператором по реализации системы ГТО. Определены 12 пилотных регионов, в том числе Татарстан, который реализует эту программу. Есть четкая система регламентов, как сдавать, кто их будет принимать, какова система стимулов. В принципе, это также один из элементов работы для дирекции.

— Но все равно ожидаются сокращения?

— Да, как это было и после Универсиады. В дирекции Универсиады трудилось 880 человек, осталось 200. Произошло сокращение в четыре раза, но никто не остался у «разбитого корыта». Кто-то уехал за рубеж, в частности, в Баку по работе над первой европейской Олимпиадой, кто-то нашел работу по России, часть людей работает в нашем министерстве по делам молодежи и спорту, в других министерствах и ведомствах. Мы занимались вопросом трудоустройства на самом высоком уровне, чтобы не потерять высококвалифицированные кадры. И сейчас предстоит очень тонкая, индивидуальная работа.

— Но была проблема, что после работы в дирекции человек не готов возвращаться к «обычной» жизни.

— Согласен. Работа в дирекции имела свою специфику. У нее есть свое название — «проектно-ориентируемая организация». Переформатировать себя на обычную, подчас рутинную работу, было нелегко.

— Но и зарплаты в дирекции были, скажем так, настолько «перегретыми», что человек, после них, не готов был соглашаться на существующие на рынке предложения.

— Но для того, чтобы подобная «проектно-ориентируемая организация» работала без сбоев, ей требуются высококвалифицированные специалисты. Это раз. Есть понимание, что проект закончится, последуют сокращения, надо будет менять работу. Это два. Потому и был бонус в виде более высоких зарплат, которые я не считаю «перегретыми».

Вообще, когда это только зарождалось, никто и не предполагал, во что это выльется в итоге. Когда начинали Универсиаду, мы втроем сидели в очень маленьком кабинете и на всех был один компьютер, принтер и телефон. То, что получилось такое детище в лице Дирекции, и она готова на проведение мероприятия любого уровня, — это история пяти — семи лет. В принципе, это история не только дирекции или министерства, это история всего Татарстана.

«ДЮ СОЛЕЙ» НЕ БУДЕТ ОДНОЗНАЧНО»

— С какими неудобствами болельщикам придется столкнуться на протяжении почти месяца, пока продлятся старты водного чемпионата мира?

— Неудобств не будет, в том числе и потому, что будет задействовано куда меньше спортивных объектов и, по сути, чемпионат мира пройдет на территории двух кластеров.

Один из кластеров исторически сложился еще во время проведения Универсиады. «Казань Арена» — дворец водных видов спорта, порядка 40 гектаров территории, где горожане смогут не только понаблюдать за соревнованиями, но и проникнуться духом чемпионата. Второй кластер соревнований располагается на Казанке, где пройдут хай-дайвинг и плавание на открытой воде.

В числе удобств можно назвать то, что, как и на Универсиаде, предъявители билета на соревнования смогут пользоваться услугами общественного транспорта бесплатно. Для казанцев и гостей столицы будет открыт парк ФИНА, который будет работать по схожей схеме с парком Универсиады, все желающие смогут тусоваться, в хорошем смысле этого слова, в парке ФИНА перед «Казань Ареной». Сам парк будет функционировать с полудня до 10 вечера, там будет все что душе угодно для отдыха. Развлечения для детей и взрослых, аттракционы, культурная программа, сервисы, лицензионная продукция, сувениры… На видеотабло «Казань Арены» можно будет следить за стартами ЧМ, а также смотреть церемонии открытия и закрытия чемпионата в онлайн-режиме. Это элемент фан-зоны, к которой привыкли участники и гости футбольных чемпионатов мира, и нам предстоит отработать и «оттестировать» эту часть программы.

— В парке Универсиады гостей развлекал цирк «Дю Солей». Кто сейчас будет привлекать внимание казанцев и гостей столицы?

— «Дю Солей» не будет однозначно. Не то экономическое время. В культурной программе чемпионата будут участвовать художественные коллективы как Татарстана, так и других регионов страны. Причем гости Казани смогут стать зрителями и участниками традиционного народного праздника Сабантуй, который в этом году будет перенесен на 1 августа. Мы так же делали во время Универсиады, и у гостей нашей страны Сабантуй вызывал гораздо больше эмоций, чем тот коллектив, о котором было сказано выше. Потому что это уникально, это для них и этника, и в диковинку.

— Какова статистика по продаже билетов?

— На сегодняшний день продано более 100 тысяч билетов из 440 тысяч имеющихся. Это достаточно высокая цифра продаж, причем, что для нас неожиданно, билеты покупают онлайн и в кассах в соотношении 70 на 30. Правда, необходимо уточнить, что приобретать билеты нужно на официальном сайте ticketkazan2015.com. Появилось множество сайтов, которые действуют по принципу посредничества. Получают вашу заявку, покупают билет на официальном сайте, и перепродают вам с накруткой. Либо, что еще хуже, могут продать подделку.

Кстати, из 100 тысяч купленных билетов 20 тысяч приобретены за рубежом. Букируются отели, демонстрируя серьезный интерес к нашему чемпионату у зарубежных гостей. Из 80 процентов билетов, приобретенных в России, основная масса приходится на Казань, Москву и Санкт-Петербург.

— Во время чемпионата мира по футболу в Бразилии были палаточные лагеря для болельщиков. Будет ли что-то подобное во время водного ЧМ?

— Такой необходимости нет. Практика Универсиады показала, что люди могли приехать на один день, сходить на соревнования, погулять, и вернуться домой. В том числе и для этих целей мы организуем парковочные зоны, чтобы люди могли оставить свои авто, а по городу перемещаться на общественном транспорте, который будет работать в усиленном режиме. Потом в Казани достаточно отелей и мест в них. Связано это, в том числе с тем, что впервые в истории водных чемпионатов мира будет использована практика размещения спортсменов в деревне Универсиады. Мы убедили членов делегаций, которые изначально были не согласны с такой практикой, что это удобно со всех точек зрения: размещения, логистики, питания, безопасности. Дешевле, в конце концов.

«МЫ ВОЗРОДИЛИ ПРЫЖКИ В ВОДУ, КОТОРЫХ НЕ БЫЛО ПОЧТИ СОРОК ЛЕТ»

— На чемпионате мира ожидается рекордное количество спортсменов из Татарстана.

— Да, это к вопросу о системе подготовки спортсменов. Здесь я хочу выразить слова благодарности тем министрам, которые поработали в этом направлении. Начиная с Марата Мансуровича Бариева, Рафиса Тимерхановича Бурганова, отдельная благодарность президенту федерации плавания Р Т Азату Киямовичу Хамаеву. Мы пригласили тренеров, создали республиканскую детско-юношескую спортивную школу по всем водным видам спорта, кроме водного поло. Работа по подготовке спортсменов, резерва, привела к тому, что у нас появилась плеяда спортсменов, готовых участвовать на подобных форумах. И у нас появился резерв. Мы возродили в Казани прыжки в воду, которые не культивировались, по-моему, с 1976 года. Сейчас в секции занимается 150 человек: кого-то мы привлекли из смежных видов спорта — спортивной гимнастики, акробатики. Мы довольны тем, что подготовились к проведению домашнего чемпионата не только инфраструктурно, но и с точки зрения присутствия спортсменов в составе сборной страны.

— Можно уже загадывать о медальном плане?

— Это не моя епархия, а прогнозы — не мое кредо. Я общался с Яной Мартыновой, ставшей капитаном сборной Татарстана по плаванию, она сказала «Мы будем рвать на домашнем чемпионате». Они уже внутренне накручены на домашний старт. Тот же Саня Красных так рванул на домашнем чемпионате России, что никто не угнался.

— Нет опасения, что Татарстан станет регионом-донором, когда наших спортсменов начнут уводить из республики?

— Этот вопрос мы обсуждали с президентом Татарстана Рустамом Нургалиевичем Миннихановым. Я считаю, что с поддержкой спортсменов у нас дела обстоят неплохо. Договорились, что, если будут возникать прецеденты с предложениями, мы будем рассматривать и решать их в индивидуальном порядке. На данный момент проблем с переманиванием наших спортсменов в текущем режиме нет. Создать какую-то систему в этом случае достаточно сложно, поскольку спортсмены представляют разные виды спорта, каждый со своей спецификой. Потом еще у спортсменов есть тренеры, которые могут серьезно влиять на многое. Если возникают какие-то вопросы, оперативно их решаем. Сейчас мы получили добро на подготовку наших спортсменов на участие в Олимпиаде-2016.

— Как обстоят дела с отказом от параллельного зачета, который позволяет спортсменам выступать за несколько регионов одновременно, на федеральном уровне?

— Вопрос обсуждается на уровне первого лица нашего профильного министерства, руководству министерства такая практика очень импонирует. Есть прецедент с Татарстаном, который хотят тиражировать по всей России. На бумаге подобное решение пока не принято, но тенденция к отказу от подобной практики существует. После моего назначения, на нас выходили с предложением сделать параллельный зачет, но позиция Татарстана по этому вопросу очень жесткая.

— Вопрос встает о достойной оплате наших ведущих спортсменов. В бытность Бурганова, озвучивали свои республиканские стипендии Светлана Демина (стрельба) — 17 тысяч рублей и Яна Мартынова (плавание) — 14 тысяч рублей.

— Видимо, произошло небольшое недопонимание, только ставка спортсмена сборной Республики Татарстан в центре спортивной подготовки составляет 15 тысяч рублей. В то же время ведущие спортсмены получают стипендии и премии за высокие спортивные результаты. Из разных источников — с учетом стипендий членов сборной России, призовых и т. д. — «набегает» 50 тысяч рублей и выше, что соответствует показателям других ведущих спортивных регионов нашей страны. Помимо финансов, помогаем решать социальные вопросы — где-то по ипотеке, по каким-то личным социальным вопросам.

«Я ВЕЧЕРОМ ПЕРЕСТАЛ ХОДИТЬ ПЛАВАТЬ, ПОТОМУ ЧТО МЕСТ НА ДОРОЖКАХ НЕТ»

— Были разговоры о том, что в Татарстане не разработана стратегия по развитию тех или иных видов спорта, которые могли бы быть успешными…

— В министерстве есть рабочая группа, которая имеет определенное видение по поводу того, какие виды спорта уместно развивать в республике. Были собраны мнения, касающиеся спортивной медицины, спортивной физиологии, изучена история развития видов спорта в Татарстане. Необходимо от трех месяцев до полугода работы, которая помогла бы сформировать, возможно, даже в некоторой степени закрытую информацию по поводу перспектив и целесообразности развития того или иного вида спорта в республике. Согласно этой информации, будут определены приоритеты с точки зрения финансирования спортшкол по видам спорта. Это может стать пилотным проектом.

— Как вы в целом оцениваете сегодняшний уровень развития спорта в стране и в Татарстане?

— Я считаю, что очень много для развития спорта в России сделал Виталий Мутко. То, что сделано за последнее время в нашей стране, даже, помимо факта победы на зимней Олимпиаде, колоссально. Огромное количество инфраструктуры появилось, в том числе в Татарстане. Идет серьезное лоббирование этого вопроса. Изначально статистика по обеспеченности спортобъектами вызывала слезы. Но можно сравнить: как было и как стало за годы работы Мутко министром спорта. Причем на этих объектах уже усилиями региональных, муниципальных властей создаются ДЮСШ. Сегодня Россия снова конкурентоспособна в мировом спортивном сообществе. Это серьезный игрок на спортивном рынке, у нас много людей, которые возглавляют международные федерации, либо работают в руководстве. Это тоже вовлеченность. Если говорить о спортивных событиях последних лет, то, с учетом надвигающегося чемпионата мира по футболу, Россия принимала у себя практически все соревнования. Не было пока Летней Олимпиады, но, я думаю, что и это возможно.

Это международный уровень, но и, глядя на тот же Татарстан, можно говорить о вовлеченности людей в спортивное движение. У меня по статистике 37% населения занимаются спортом, а среди студентов — 77%. Мы перепроверяли эту статистику, она реальна, причем мы говорим не о профессиональном спорте. Сейчас реальный дефицит спортобъектов, которых мы вроде построили немалое количество, а найти место и время для игр, допустим в хоккей или в футбол с друзьями, практически невозможно. В бассейнах не протолкнуться, все забито. Я вечером перестал ходить плавать, потому что мест на дорожках нет. Здоровый образ жизни в моде. Сейчас это тренд, созданный руководством страны, руководством нашей республики. В Татарстане мы имеем лучшую в стране спортивную инфраструктуру. Только что в Тетюшах открыли сотый бассейн! За последние полтора года было построено десять бассейнов. И это только бассейны, построенные на бюджетные средства, а всего количество бассейнов, вместе ведомственными и прочими, достигает 167!

— Бум популярности занятий спортом привел к росту большого количества любительских лиг: по хоккею и баскетболу, футболу и мини-футболу. Есть какая-то программа их поддержки? Может, им гранты давать?

— Был какой-то ажиотаж по созданию подобных лиг, некая хаотичность, сейчас мы хотим все это систематизировать, чтобы у нас появился регламент взаимоотношений с ними, был календарный план их мероприятий, велась определенная статистика. Тогда можно будет говорить о помощи, где-то административной, где-то финансовой, в рамках наших полномочий. Если какая-либо команда из этой лиги выходит на уровень региональный соревнований, мы, в принципе, можем рассмотреть вопрос о грантах.

— От любительского спорта к студенческому. Несколько спортсменов, переехавших в Казань, и начавших обучение в Поволжской академии спорта, говорили в интервью, что их приглашал в республику конкретно ректор Юсуп Якубов. Не хотите ли вы использовать водный чемпионат мира, как презентацию спортивно-учебного Татарстана, приглашая перспективных абитуриентов?

— Тема очень интересная. Поволжская академия спорта — это очень серьезный ресурс. То, что мы получили после Универсиады в качестве ее наследия всю структурную базу, центры развития практически всех летних видов спорта — ничего подобного нет нигде в России. Студенты-спортсмены получили возможность не только учиться, но и тренироваться на объектах, совершенствуя свое спортивное мастерство. И это позволяет нам проводить, если не селекцию, то поиск спортсменов, которые могли бы усилить сборную республики. Если мы создаем условия, которые позволяют к нам переехать перспективным спортсменам из других регионов, или даже стран, то нужно пользоваться этими условиями. Он же будет не только здесь учиться, выступать за академию и Татарстан, но и заинтересуется возможностью осесть в республике после окончания учебы. Уже сейчас у нас достаточно большое количество людей, которых мы задействовали в сборных, благодаря их обучению в академии спорта. Они получают достойное образование, живут в комфортных условиях деревни Универсиады, тренируются на современных объектах и наслаждаются жизнью в современном городе. И получают определенное финансирование из центра спортивной подготовки РТ.

— А что бы вы сказали о такой студенческой структуре, как «Буревестник»? Это спортивное общество получает достаточно большое финансирование от минспорта.

— «Буревестник» — это учреждение, с которым мы сотрудничаем. Оно плотно работает с Российским студенческим спортивным советом. В общем и целом, это учреждение, заточенное под проведение спартакиады вузов, соревнований и турниров, а не культивацию студенческого спорта.

«РАБОТАЕМ НАД РАЗРАБОТКОЙ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ ВИДОВ СПОРТА В РЕСПУБЛИКЕ»

— Наши читатели, занимающиеся хоккеем, жалуются на то, что во дворцах спорта возникают проблемы с компрессорными установками.

— Надо понимать, что многие дворцы спорта имеют уже историю в пять и более лет, и на этом уровне эксплуатации проблемы с компрессорами начинают проявляться. Есть компания, которая будет заниматься их заменой, причем, если ранее не было темы с импортозамещением и на аренах устанавливали зарубежные компрессоры, то сейчас мы находим аналоги местного производства, с меньшей стоимостью.

— Теперь вопрос от любителей баскетбола. В Татарстане есть лига любительского баскетбола КазБас, участники которой могут проводить свои игры только на открытой площадке энергетического университета Казани. А в Лиге более тридцати команд.

— Наслышан. Мы собирали всю баскетбольную общественность: и профессиональные клубы, и федерацию, и любителей баскетбола, вплоть до агентов. В ближайшее время будет сформирована программа развития баскетбола в республике. Надо говорить откровенно, что были нарекания, в том числе со стороны министра спорта России, почему в УНИКСе не играют местные воспитанники. Была определенная проблема во взаимодействиях республиканской федерации и профессионального клуба. Сейчас мы нашли точки соприкосновения, и сегодня со стороны профи-клубов достаточно лояльное отношение к любительскому баскетболу. Если последним не хватало места для проведения своих матчей, то мы, совместно с клубами, пойдем им навстречу, чтобы они получили время в спортзалах. При этом мы, возможно, произведем небольшую реструктуризацию нашего ведущего баскетбольного клуба УНИКС, немного изменив тренд. Есть определенная стагнация. У президента клуба Евгения Борисовича Богачева есть понимание этого, он прислушивается к мнению профильного министерства.

— Но факт в том, что УНИКС своими болельщиками почти не занимается.

— Это вопрос к менеджменту, об этом я и говорил. Надо смотреть лучшие практики, которые существуют у других клубов-конкурентов или в других видах спорта. Тот же волейбол, к примеру. У УНИКСа же был свой болельщик. И он есть, когда команда выступает достойно. Теперь свой болельщик есть у «Зенита-Казань», где слаженно работают и менеджмент, и сама команда.

— Определенные нарекания вызывает работа теннисной федерации. И деньги выделяются республикой, и турниры вроде проходят, но результатов не видно.

— Дайте время! У нас есть программа развития тенниса, под которую выделяются серьезные финансы, совершенно верно. Контролирует реализацию этой программы президент федерации тенниса России Шамиль Тарпищев. Уже сейчас мы достигли в юношеском теннисе серьезных результатов, которых ранее не достигали, но… Быстро ничего не получается сделать.

— Наши читатели устроили в своих вопросах некий флэш-моб, педалируя тему велоспорта и ДЮСШ по велосипедному спорту.

— Исторически велоспорт развивается в Набережных Челнах. Там существует ДЮСШ, работают тренеры. Сейчас там вырос Ильнур Закарин, который блистает на велошоссе. И теперь у нас вполне сформировалась мечта — построить в Челнах велотрек. На эту тему идут переговоры с федеральным министерством. Более того, сейчас ведутся предпроектные работы, в ближайшей перспективе мы постараемся реализовать этот проект.

Что касается велошоссе, то слишком короток наш летний сезон для полноценного развития этого вида спорта. Могу сказать о том, что в рамках программы развития парков и скверов запущен проект развития освещенных лыжероллерных трасс, три из которых уже намечены. Осталось ждать одобрения этой программы, чтобы приступить к реализации. По этим же трассам могут проходить и велодорожки.

«ВСЁ НАМИ НАМЕЧЕННОЕ В «РУБИНЕ» СРАБОТАЛО»

— На нашем сайте высказывалась идея о переезде каких-либо спортивных команд в города республики.

— Это обсуждаемо. Более того, возможно. Есть определенные идеи, которые мы будем обсуждать сейчас, с наступлением межсезонья.

— Что вы скажете о сезоне «Рубина»?

— Я некоторое время проработал в этом клубе. Всё нами намеченное тогда сработало. Сегодня в клубе полное понимание того, что происходит с командой, с резервом, с академией, и очень понятна стратегия развития клуба. Он сейчас совершенно спокойно развивается, без интриг и темных трансферов, отчетность видна. Есть свои воспитанники в команде. Так получилось, что с Ринатом Билялетдиновым мы одновременно пришли в клуб и с тех пор тесно с ним общаемся. Он «заточен» на молодежь. И это дает результат, по сравнению с тем, что было и есть — это небо и земля. «Рубин» сейчас — это как успешная модель того, как и что надо делать.

— Когда в таком случае «Рубин» может вернуться на пьедестал?

— Задачи, которые ставились перед клубом, это выдача большого количества молодых игроков для сборной России. И она выполняется. Для достижения большего спортивного результата, нужна стабильность. Когда складывается спортивный коллектив, тогда она и появляется. И как министр, и как человек, который некоторое время проработал в системе клуба, я считаю, что там все идет правильно. Система работает.

— «КАМАЗ» в него вписывается?

— Да, он в системе клуба, он в резерве, это фарм-клуб, где мы будем тестировать нашу молодежь.

— А вдруг челнинцы захотят выйти в премьер-лигу?

— Это обсуждаемо, но пока клуб вышел в ФНЛ и мы довольны этим результатом. Иметь две команды в премьер-лиге — дорогое удовольствие.

«ФЕДЕРАЦИИ И ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ КЛУБЫ СЕЙЧАС НАХОДЯТСЯ В ОДНОЙ ЛОДКЕ»

— И на этом фоне особо отчетливо просматривается, на наш взгляд, кризис стратегии в хоккейном «Ак Барсе». У вас нет подобного ощущения?

— Каковы основания для подобных утверждений?

— Школа работает великолепно, со всей России дети стремятся приехать в Казань. А куда потом идут эти люди? Второе: сложившаяся закрытость клуба воспринимается как дежавю, напоминая о «Рубине» времен Бердыева. Неопределенность стратегического развития…

— Не бывает дыма без огня. Определенные решения уже назрели, и я думаю, к следующему сезону клуб подойдет в другом статусе и формате. Существует практика, при которой можно быть и более открытыми, и с молодежью заниматься. Все для этого есть. Платформа у клуба круче, чем у «Рубина», это однозначно. И хоккей в этом плане имеет хороший фундамент по республике, одних только ледовых арен у нас сорок. И исторически, и структурно…

— Может, каких-то людей надо поменять? Потому что вся эта система не может крутиться вокруг двух-трех человек.

— А вот это очень тонкий вопрос. Желающих прийти на трон достаточно много, всегда есть люди, которые лучше «разбираются» в том или ином деле, чем те, кто его выполняет. Мы соберемся с федерацией хоккея, подведем определенные итоги, которые имеют отношения и к «Ак Барсу».

— Какое отношение и влияние имеет федерация хоккея на «Ак Барс»?

— Не может быть индивидуальных интересов, есть интересы дела и отрасли. Я сам встречался с президентами всех профессиональных клубов, и мы договорились, что реально работаем в одном деле, все находимся в одной лодке. Эти призывы были услышаны, сейчас мы с федерациями и клубами работаем по строительству подобных отношений. Такого, что мы «независимые», сейчас нет, отношения строятся.

«ЕСЛИ БИЛЯЛЕТДИНОВ СЛУШАЕТ ДВУХ ЛЮДЕЙ В РЕСПУБЛИКЕ, ЭТО УЖЕ НЕПЛОХО»

— Создается впечатление, что Зинэтула Билялетдинов готов слушать только двух людей — Рустама Минниханова и Шафагата Тахаутдинова.

— Это уже неплохо. Люди, которых вы назвали, также видят все проблемы, которые затронуты в вашем вопросе.

— Недавние победы «Ак Барса» во многом связаны с личностью Алексея Морозова. «Ак Барс» пропустил момент с достойным устройством его проводов из спорта, а предложенный клубом формат не устроил самого Морозова. В результате, мы потеряли человека, который мог бы поработать в клубной системе, принося пользу «Ак Барсу» уже в новом статусе. Как вы смотрите на эту ситуацию?

— Сложный вопрос. Я застал Алексея уже постфактум, он выполнял роль посла Универсиады, в остальном общение сводилось к участию в пресс-конференциях. На мой взгляд, неплохо было бы сохранить его в системе. Харизматичный спортсмен, капитан сборной и клуба, замечательный человек и профессионал своего дела. Но я не могу здесь комментировать ситуацию, поскольку это было до моего вступления в должность министра.

— Вопрос от читателей о том, что судьи в Татарстане получают за игру 170 рублей. Для сравнения: в Самаре — тысяча рублей, в — Ульяновске — 2000. Вопрос — доколе?

— 18 марта принято постановление кабмина, по которому нормативы по питанию, командированию, судейству увеличились в среднем на 20 — 30 процентов. Например, норматив по питанию на республиканские соревнования составлял до 220 рублей, сегодня будет 350 рублей, на международные соревнования с 500 до 700 рублей…

— Почему в ведущих игровых видах спорта нет судей из Татарстана? В союзные времена были, а тогда конкуренция была куда выше.

— У нас был потерян образовательный кластер. Этот вопрос мы будем решать опять же с академией спорта, запустив программу подготовки судей. Но на начальном уровне подготовкой занимаются федерации по видам спорта.

— Читательница Альфия интересуется: кто вы в работе — босс или демократ?

— Сложно давать себе оценку. Пусть за меня ответит коллектив, который со мной работает. Являясь руководителем, я несу полную ответственность за все то, что происходит в стенах министерства по делам молодежи и спорту, и за все то, что связано с этими двумя направлениями.

К сожалению, у нас нет на федеральном уровне органа, который бы отвечал за проведение молодежной политики по стране, нет даже, по сути, закона. В результате, мы варимся в собственном соку, хотя, в этом плане, у нас неплохо получается. Это опять же отсыл к предыдущим руководителям министерства Бариеву и Бурганову. Нас сильно поддерживает президент Татарстана, а мы работаем. Запустили программу ремонта в подростковых клубах, вернулись к разработке всех тех молодежных программ, которые были заморожены или стагнировали, подняли зарплату сотрудникам, работающим в сфере молодежной политики. Динамично развивается волонтерское движение, как в спортивной части, так и в социальной. Наверняка, вы слышали, что наши студенты сейчас выиграли Гран-при на «Студенческой весне» России, финал которой пройдет в следующем году в Казани.

— Сложно ли попасть в вашу команду?

— В команду попасть несложно. А вот удержаться сложно, потому, что темп работы бешеный.

— Потенциальное строительство велотрека в Челнах, 12-тысячника в Казани намекают о планах проведения в Казани летней Олимпиады. Это реально?

— Мы полностью проанализировали все вопросы, связанные с проведением главных соревнований планеты. Учитывая то, что есть и планируется, то, что регату зачастую проводят вне столицы Олимпиад, можно заявить, что инфраструктурно мы готовы процентов на 90. Есть регламент подачи заявки, который полностью изучен, благосклонное отношение к Казани, как к спортивному городу. Все это известно. Стучимся в высокие инстанции. Заявка на проведение подобного соревнования идет от страны, и решение должно приниматься на самом высоком уровне.

Читайте также:

Кирилл Петров: «Команды из своих воспитанников непобедимы, потому что в них играют не только за нули в контракте»

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
  • Анонимно
    Анонимно 0

    Футбол на высшем уровне-это не КВН, где жюри с Шамиловым, Нигматуллиным и Зимагуловым.
    Скоро все сборники улетучатся. Рубину суждено прозябание с этим руководством.

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Какие 90%? Назовите хотя бы 1 спорт объект который подходит по Олимпиаду, кроме Казань Арены? Объекты для Универсиады и Олимпиады сильно отличаются по вместимости. Странно что министр спорта этого не знает.

Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть