Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен

Юсси Рюнняс: «Из-за старой экипировки у меня всё тело в синяках»

Финский вратарь «Ак Барса» Юсси Рюнняс, испытывавший много проблем в начале сезона, постепенно находит свою игру и завоевывает место первого номера команды. В интервью спортивной редакции «БИЗНЕС Online» Рюнняс рассказал, как смог вернуть свою форму, что сейчас мешает ему в игре, а также признался, что в ближайшее время во второй раз станет отцом.



«СЕЙЧАС Я ЧУВСТВУЮ СЕБЯ НА ПОДЪЁМЕ»

— Юсси, треть сезона прошла, что вы можете сказать о своей игре в КХЛ?

— Время летит, да. Пока что играю неровно — то хорошие игры, то плохие, но прямо сейчас, мне кажется, я на подъёме. Начинаю играть увереннее, не делаю лишних движений, знаю, где мне нужно находиться при броске, как реагировать на отскоки. Не прыгаю в разные стороны, это в Америке полезно, а тут нужно терпеть и ждать движений соперника. Над этим работаем с тренером, и с каждым днём я всё больше доверяю новой системе игры. А когда пошли победы, поверить в такой стиль стало совсем просто.

— Ожидали, что в КХЛ вам будет настолько трудно?

— Я бы не сказал, что дело в КХЛ, просто я привыкал к новому стилю, на это нужно время. Пока не научишься делать все вещи на автомате, будешь думать прямо во время игры, куда и как переместиться, а это неправильно.

— А где вратарям сложнее — здесь или в НХЛ?

— У меня толком не было опыта игры в НХЛ, сравнить не смогу, но всё равно считаю, что это лучшая лига в мире. Но и здесь уровень высокий — все могут опасно бросить, у всех есть время и терпение дождаться твоих действий. Соперники смотрят, что ты будешь делать и ищут возможность для гола на ходу.

— Что для вас остаётся самым трудным в игре на данный момент?

— Хм. Не знаю, сейчас я чувствую, что играю лучше, понимаю, куда двигаться, как закрывать ворота, что выйти нужно иногда подальше. Если бросок идёт с угла, я знаю, что могу положиться на свои габариты и не обязательно даже тянуться за шайбой, она попадёт в меня сама. Это главное, чему я научился сейчас, и что помогает. А самое трудное? Всегда будут какие-то проблемы, конечно, но выделить самую главную могу.

«ЛЮБЛЮ ПОБЕГАТЬ В ОДИНОЧЕСТВЕ ПЕРЕД МАТЧЕМ»

— А как насчёт ситуации с шайбой за воротами?

— Это всегда сложно, нужно читать такие моменты. Смотреть, под какую руку играет соперник за воротами, где находится свободный игрок, где находятся партнёры. Если на правой штанге никого нет, то сильно переживать за неё не стоит — переместиться к шайбе всегда успеешь, но если туда кто-то накатывается, лучше сразу встать рядом. При этом всё равно смотреть надо, а это тяжело — шайба за воротами, шлем обзор закрывает. Многое зависит от случая, тут хватает одного неверного движения — дёрнулся в другую сторону, а шайба уже в воротах. В таких ситуациях нужно полагаться и на защитников, и мы сейчас всей командой работаем над этим. Все знают, что нужно делать, если идёт такой розыгрыш.

— Над чем конкретно вы работаете сейчас?

— Над всем вообще. У Ари Мойсанена достаточно простая идея игры — следить за шайбой, следить за давлением на ворота, быть в нужном месте и доверять своему телу. Если бросок идёт мимо ворот, ловить его не обязательно — правильная позиция перекрывает все пустые места, а если начинаешь двигаться, то можно и под ловушку пропустить, и над плечом. День за днём мы работаем по общей программе, в итоге во время матча на 95 процентов игра состоит из того, что было на тренировках.

— При этом в тренажёрном зале вы занимаетесь по минимуму.

— Есть вратари, которые вообще ничего не делают в зале. Но я люблю даже перед матчами заходить туда, сделать пару подходов к штанге, отжаться, поприседать. Мне нравится ощущение напряжения в теле перед игрой.

— Вас видели бегающим в районе «Татнефть Арены» перед матчами.

— Да, это тоже часть программы. Когда приезжаешь на арену после сна, не успеваешь прийти в себя. Я люблю выпить хороший кофе, пробежаться, подышать свежим воздухом в одиночестве, настроиться. В Финляндии у меня это чаще получалось, там перед каждым матчем я 15 минут проводил на улице, думал о своём.

— Что будете делать зимой?

— Очень надеюсь, нам выдадут тёплые куртки (улыбается). Даже сейчас уже прохладно бывает.

— Можете назвать свой лучший матч в КХЛ?

— Наверное, матч во Владивостоке, хотя мы проиграли 0:1. Еще игры с «Трактором» и «Нефтехимиком» дома. По крайней мере, так сказал тренер — в тех матчах я не делал ничего необычного, не совершал сумашедшие сэйвы, но все 60 минут я был в игре, контролировал каждый бросок.

— Но в матче с «Адмиралом» вы сделали отличное спасение.

— Это когда первый бросок сорвался? Мне тогда тоже сказали, что я правильно реагировал на первую попытку. Если не бросаешься всем телом на шайбу, у тебя есть возможность сделать подобный сэйв — восстановить позицию и среагировать. Опять же, нужно играть терпеливо, потому что всегда перед тобой может появиться клюшка, и шайба полетит в другую сторону, а ты уже отыгран.

«МОРАЛЬНО БЫЛО ОЧЕНЬ ТЯЖЕЛО»

Всё же у вас был сложный период. Не боялись, что это отразится на вашем будущем?

— Такое нельзя знать заранее, всё может произойти. Мой бывший тренер всегда говорил мне: «Неважно, какой результат ты показываешь сейчас. Если ты все 24 часа в сутках живёшь как настоящий спортсмен — соблюдаешь режим, растягиваешься, занимаешься, ешь здоровую пищу, правильно отдыхаешь — успех придёт. Завтра, послезавтра, через две недели, но он будет». Важно следовать правилам, потому что у вратарей граница между хорошей игрой и плохой невероятно тонкая.

— В чём была ваша проблема?

— В начале сезона я слишком рвался играть, очень хотел победить, из-за этого часто ошибался, переигрывал. Иногда полезно сделать шаг назад, успокоиться и просто делать свою работу. Изменение произошли не в один день, я просто постепенно начал понимать, что всё работает, что я контролирую игру, чему очень рад. Конечно, морально было тяжело, потому что я очень старался, слушал тренеров, много работал, но не шло. При этом, конечно, и сейчас будут какие-то неудачные действия, шайбы будут залетать в углы, от этого никто не застрахован. Но теперь я знаю, как с этим бороться.

— Но вы не думали о том, что контракт с вами могут и расторгнуть?

— Если бы я начал об этом думать, я бы не смог концентрироваться на игре. А что контракт? Нужно хорошо делать свою работу, а если играешь плохо, то, конечно, могут уволить. Мои мысли о контракте ничего бы не изменили. Это ведь нормально: играешь хорошо — остаёшься, нет — уезжаешь играть в другое место. Я очень хочу остаться в Казани, но если моего уровня станет недостаточно для команды, честнее будет уступить место другому парню. Но я верю в себя и знаю, что могу быть хорошим вратарём в этой лиге. Главное — оставаться профессионалом, сегодня после тренировки я пойду отдыхать в бассейн и сауну, а завтра уже снова пойду работать на льду.

«ИНОГДА ХОЧЕТСЯ СХОДИТЬ В КИНОТЕАТР»

— Как вам Казань?

— Классно, тут всё есть. Конечно, база очень удобная — квартира, завтраки, интернет, машина. Ресторанов достаточно хороших, торговые центры есть, единственно, чего не хватает — кинотеатра. Я бы хотел сходить на что-нибудь разок, но тут ведь всё на русском, ничего с субтитрами даже нет. Но если будет нужно, я через интернет всё посмотрю.

— Кто-нибудь удивило здесь?

— А ничего ведь и не происходит, жизнь вне хоккея размеренная, спокойная. Удивило как раз то, что ничего удивительного тут нет — всё нормально. Мне нравится система работы «Ак Барса» — клуб берёт на себя любые вопросы, хоккеистам только играть нужно.

— А как люди в НХЛ без этого справляются?

— В НХЛ, кстати, что-то подобное есть у «Торонто», но всё ограничивается завтраками на арене. В Остине, конечно, игроки все сами по себе.

— И выигрывают. Не думаете, что такая забота — это чересчур?

— Ну, я так не думаю. Самое главное для нас — это хоккей, и важно тратить энергию только на него.

«ОБСУЖДАЛИ ВАРИАНТ, ЧТО СЫН РОДИТСЯ В РОССИИ»

— Летом пару игроков «Ак Барса» видели в местном гольф-клубе. Вы там не были?

— Нет, я не люблю гольф. Мёллер с Азеведо играли там летом, но мне не нравится. Слишком много времени нужно проводить на поле, чтобы научиться играть. Я однажды попробовал и понял, что очень плох, расстраивался только. По пять часов там люди играют, а у меня семья, тренировки по утрам.

— Семья живёт с вами?

— Они уехали пару дней назад, постоянно в Казани не живут.

— Почему?

— Жена беременна, мы ждём рождения сына в конце января. Нужно ходить по врачам, следить за здоровьем, к тому же, семьи наши живут в Пори. Мы думали над тем, чтобы рожать в Казани, Мёллеры так сделали в прошлом году. Но лучше всё-таки дома, вдруг у меня выездные матчи будут или ещё что-то. Жена с дочкой ещё приедут, наверное, в середине декабря, а уже потом уже не вернутся.

— Вот почему вы с дочкой сразу после матчей разговариваете.

— Ну, да, если не слишком поздно. Она пока вряд ли понимает, чем я занимаюсь, двух лет ещё нет, но недавно уже впервые стояла на коньках.

«СИТУАЦИЯ С ЭКИПИРОВКОЙ ОЧЕНЬ ГЛУПАЯ»

— Многие до сих пор удивляются вашей бурной реакции на победу над «Нефтехимиком». Вы будто Кубок Гагарина выиграли.

— Ох, это бывает у меня. Мне просто нравится побеждать, это ведь моя жизнь. Когда выигрываешь дома, при полных трибунах, хочется поделиться со всеми хорошими эмоциями, показать, что тебе действительно не всё равно. Это мне самому приятно, хотя я сам уже смеюсь, когда вспоминаю, как это выглядело.

— Когда вам уже довезут новую форму?

— Это уже смешно. Щитки и всё остальное отправили в Казань ещё в сентябре, компания из Лаппеэнранты занимается такими перевозками. Не знаю, что там произошло, но формы просто нет. Пару дней назад я связывался с фирмой, мне обещали, что проверят статус посылки, но это глупость какая-то. Если бы я знал, что всё будет так долго, попросил бы Ари забрать форму лично — он как раз сейчас в Финляндии со сборной. А так я до сих пор не знаю, когда всё привезут. У меня остался только один блокер, и если что-то случится, играть будет нечем. Конечно, у Эмиля Гарипова есть запас, но это ведь его форма.

— Старая экипировка сильно мешает?

— Ловушку со временем начинает пробивать, после бросков иногда пальцы не чувствуешь. С панцирем то же самое — у меня сейчас все ключицы в синяках. Это нормально, с одной стороны, тренер вообще говорит, что получать болезненные броски в тело даже полезно. Это значит, что я в нужном месте нахожусь, и лучше синяк получить, чем шайбу в ворота. Но приятного мало, конечно. Щитки тоже постепенно уменьшаются и начинают загибаться на коленями — садишься на лёд, а «домик» открыт, шайба проскочить может. Отскоки меняются, потому что внешняя сторона мягче становится. Я не против поиграть в старой экипировке, но если она слишком старая, это уже проблема. При этом все будут винить меня, и правильно сделают, раз я не смог вовремя о форме позаботиться.

— Со шлемом то же самое?

— Его вообще в августе сделали, там с двух сторон альтернативный логотип «Ак Барса» на белом фоне и леттеринг. Нужно, наверное, к кому-то обратиться уже.

— Никого в команде не смущает, что у вас на шлеме логотипа «Далласа», а на щитках — «Эссята».

— Вроде бы нет. А эмблема «Эссята» с внутренней стороны щитков, её никто не видит, кроме меня. Родная команда всё же. Для Мойсанена это проблема, да, потому что он из Раумы, а у нас с «Лукко» противостояние (улыбается).

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»

Юсси РюннясАмплуа: вратарь
Дата рождения: 22.05.1987
Место рождения: Пори
Рост: 193 см
Карьера: «Эссят» (Пори) — 2001−2008; «Спорт» (Васса) — 2008/09; ФПС (Форсса) — 2008/09, «Киекко-Вантаа» (Вантаа) — 2008/09; «Эссят» — 2009/10; «Торонто Мэйпл Лифс» (Торонто) — 2010−2013; «Кярпят» (Оулу) — 2013/14; «Даллас Старз» (Даллас) — 2014/15; с 2015 года в «Ак Барсе».
Достижения в клубах: серебряный призёр чемпионата Финляндии среди молодёжных команд (2008), чемпион Финляндии (2014)

Читайте также:

Фанат бейсбола и Оззи Осборна. Чего ждать от новичка «Ак Барса» Райана Уилсона

Обзор дня от Шевченко: «Дни Денисова в „Ак Барсе“ сочтены»

Юсси Рюнняс: «В финской армии я был связистом»

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть