Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Михаил Сидоров: «После первых смен за «Ак Барс» была мысль: «Эта лига не для меня, не дорос ещё»

В прошедшем сезоне Михаил Сидоров совершил огромный прогресс: начинал сезон в МХЛ, а в декабре уже защищал цвета «Ак Барса» в КХЛ. Хоккеист рассказал корреспонденту «БИЗНЕС Online» о переходе от молодёжного хоккея к взрослому, о том, как начинал карьеру в Ярославле и многом другом.

«МНЕ ПОМОГЛА ПАУЗА НА ЕВРОТУР»

Михаил Сидоров
Михаил Бормин

– Михаил, как оцените для себя прошедший сезон?

– В плане командного результата это худший сезон в моей жизни. В плане же личных достижений сезон можно считать удачным – успел поиграть и в МХЛ, и в ВХЛ, вторую половину сезона провёл уже в КХЛ. Очень рад, что довелось столько сыграть за «Ак Барс».

– Ваш первый матч пришёлся на игру в Москве с ЦСКА. Когда сказали, что будете играть?

– Если честно, то думал, что не буду играть, просто в запасе посижу, хотя и готовился по полной. Если бы я точно знал, что буду играть, меня бы наверное трясло, а так вышел довольно спокойно. В первом периоде пару смен переиграл, прихожу в раздевалку и в голове мысль: «Это лига не для меня, не дорос еще» (улыбается). Потом втянулся уже. Впечатления были отличные, после игры телефон разрывался от звонков, все поздравляли.

– Скорости в КХЛ сильно отличаются от той же «вышки»?

– Хорошо, что я попал в «Ак Барс» во время паузы на Евротур, провёл несколько тренировок с командой, поэтому мне было легче. Сейчас уже когда смотрю матчи ВХЛ или МХЛ, разница в скоростях сразу бросается в глаза.

– Как произошёл вызов в главную команду?

– На нашей игре с «Торосом» был Зинэтула Хайдарович, я неплохо сыграл. После следующей игры ко мне подошли тренеры и сказали, что с завтрашнего дня я тренируюсь с первой командой. Меня поставили в пару с Корнеевым - самым опытным защитником. Он передавал много опыта, старался мне помочь. Все много подсказывали – Белов, Токранов…

– Билялетдинов разговаривал с вами лично перед дебютом?

– Меня всегда спрашивали, готов ли я, я всегда отвечал: «Да». А так, конечно, после игр, между играми всегда указывали на ошибки, разбирали их, смотрели пропущенные голы.

– Было за весь сезон такое, чтобы тренеры «съели» за ошибку?

– Нет, такого не было. Когда сам понимаешь, что ошибся в каком-то моменте, из-за тебя пропустили шайбу, наоборот, подбадривают. Когда нам забивают гол, тренера сразу смотрят на куб и по горячим следам говорят, что сделали не так.

– Есть какое-то снисхождение к молодым игрокам или со всех спрашивают одинаково?

– Со всех одинаково. Более опытные игроки играют в большинстве, в меньшинстве. Большинство в современном хоккее играет очень большую роль – посмотрите на СКА. Два раунда прошли, а стоило прикрыть звено Шипачёва в большинстве и сразу возникли проблемы.

– В плей-офф тренеры выпускали вас намного меньше, расстраивались из-за этого?

– Конечно, я понимал, что пришло время тех людей, которые имеют опыт игры в плей-офф, выигрывали кубки. Расстраивался, но потом говорил сам себе, что у меня всё впереди. Последнюю игру с «Салаватом» играл полностью, было тяжело из-за психологического давления, но вроде сыграл неплохо.

– Может, победа в шестом матче серии со счётом 8:0 сыграла злую шутку?

– Мне кажется, это была психологическая ловушка. В нашем подсознании отложилось, что мы сильнее, а игроки «Салавата» обозлились после разгрома.

– В одном из последних матчей регулярного чемпионата с «Барысом» показалось, что вы забросили шайбу, но её записали на Малыхина…

– Я сам так подумал, когда бросил и шайба залетела в сетку. Думаю, хоть бы игрок «Барыса» подставил (улыбается). Я сразу у Феди спросил, он сказал, что подставил. Ну думаю: «Ладно, хотя бы голевой пас».

– Насколько Билялетдинов приветствует подключения защитников в атаку?

– Он всегда просит подключаться, но не заигрываться. Если ты защитник, то прежде всего должен думать об обороне, не пропустить.

– В «Ирбисе» вы забросили 7 шайб, а в ВХЛ и КХЛ не удалось отличиться. В чём причина?

– Мне кажется, пониже уровень вратарей. Сейчас если вратарь пропускает после прямого броска от синей линии, без подставлений, считается, что это ошибка вратаря. Да и не дают столько времени, чтобы прицелиться. В МХЛ бросал за большинство по четыре-пять раз, выводили на бросок, поэтому получалось забивать. Ну и без везения никуда.


Михаил Бормин

– Как дался переход от МХЛ ко взрослому хоккею?

– Первым матчем в ВХЛ для меня стал поединок с «Ижсталью». Первый период я полностью просидел на скамейке, во втором вышел на пару смен всего и жутко замёрз. Зашёл в раздевалку, напился чаю, а в третьем меня как начали выпускать. Но потом разбегался, а в последней смене заработал своё первое очко в ВХЛ – бросил, а Михеев подставил на пятачке. Конечно, уровень различается, против опытных тяжелее играть.

– За один сезон поиграли сразу у трёх тренеров. Как можете их охарактеризовать?

– Сергей Григорьевич Лопушанский – мотиватор, психолог. Тренеры в ВХЛ менее эмоциональны на игре, разбирают сразу же ошибки. Ну а в КХЛ… Билялетдинов никогда не называет никого по фамилии, всех по именам. Я был немного в шоке от того, что главный тренер, заходя перед тренировкой в раздевалку, подходит к каждому и здоровается. В Ярославле такого не было.

«ДО СИХ ПОР НЕ ВЕРИТСЯ, ЧТО «ЛОКОМОТИВ» РАЗБИЛСЯ»

– Вы воспитанник «Локомотива», но вас с братом прошлым летом обменяли в Казань, почему?

– Нас просто обменяли.

– Тяжело было покидать родной город?

– Когда сюда приехал, можно сказать, что отрёкся от всего, всё время стал посвящать хоккею и восстановлению. Когда играл в Ярославле, было немного не так.

– В том сезоне «Локо» выиграл регулярный чемпионат МХЛ, но Кубок Харламова взять не получилось. В чём причина?

– Я сам в играх не участвовал, играл за сборную на юношеском чемпионате мира. Но те, кто видел, говорят, что просто не везло, шайба не шла в ворота.

– Следили за «Локомотивом»? Чего не хватило, чтобы пройти СКА?

– Просто СКА был сильнее.

– В 2011 году в Ярославле произошла страшная трагедия. Можешь вспомнить свои ощущения в тот момент?

– Мы ехали с отцом в машине, позвонил его друг, папа переспросил его два раза. Разворачивается ко мне и говорит: «Локомотив» разбился». Мне очень долго не верилось и до сих пор не верится в это. Дядя Саша Беляев, папа его очень хорошо знал... Максим очень хорошо общался с Юрой Урычевым, у них даже дни рождения были в один день…

– В городе ходит какая-то основная версия случившегося?

– Говорят, что не хватило разгона, поехали по грунту, не смогли набрать высоту.

– Наверняка в детстве представляли себя в форме «Локомотива», а получилось, что дебютировали в составе «Ак Барса»…

– Конечно, даже представить себе не мог, что сыграю первый матч в КХЛ за «Ак Барс». Очень хотелось хорошо сыграть с «Локомотивом» дома, удалился в первой же смене. Все, наверное, подумали, что это мандраж, но я знал, что нужно нарушать, иначе будет момент у наших ворот. Хотелось как никогда выиграть. Один из буллитов бил Саша Полунин, я его очень хорошо знаю, он даже жил у меня некоторое время. Он очень хорошо бьёт буллиты и когда он промахнулся, я подумал, что выиграем, но нет…

– Предстоящий молодёжный чемпионат мира будет последним для игроков 1997 года рождения. Был разговор с Брагиным на тему вашего участия в турнире?

– Не было никакого разговора, но очень хочется сыграть и выиграть, потому что последние два года нам чуть-чуть не хватает. Сейчас будут тренировочные сборы, потом едем на «Кубок четырёх наций» в Чехию, надо себя проявить.

– Контактировали уже с вами скауты клубов НХЛ, ведь на предстоящем драфте вас вполне могут выбрать?

– Пока не думал об этом. Когда есть время, захожу в приложение НХЛ, смотрю обзоры, наслаждаюсь игрой.

– Есть желание в будущем попробовать себя за океаном, может, даже в ближайшие пару-тройку лет?

– Сначала нужно стать лучшим в команде, потом в лиге и потом уже ехать туда. Думаю, что у каждого хоккеиста есть цель играть в лучшей лиге мира. Сейчас даже не думаю об этом, все силы бросим на то, чтобы выиграть Кубок Гагарина в следующем году.

«КАКОЙ КРУПНЫЙ МАЛЬЧИК, ПРИВОДИТЕ ЕГО К НАМ»


Михаил Бормин

– Как родители пережили ваш отъезд из Ярославля?

– Мама, конечно, плакала. Родители приезжали сюда два раза, постоянно созваниваемся, общаемся. Скучаем, там ещё бабушка с дедушкой, они-то сюда не могут приехать.

– Не хотите родителей в Казань перевезти?

– Нет смысла, потому что у них здесь нет ни друзей, ни близких. Мы постоянно на играх, на базе. А они так и будут смотреть хоккей по телевизору, как смотрели дома. Раньше и с братом толком не виделись: я играл в МХЛ-Б, он играл в МХЛ. Он только приезжал с выезда, я уезжал. Ещё в сборных играли: он – до 18 лет, я – до 17 лет.

– Папа в хоккейную секцию привёл?

– У нас недалеко от дома, примерно в километре, есть стадион «Торпедо». Мы ходили на хоккей, брат всегда смотрел на вратарей, как они играют, сразу хотел стать вратарём. Он пошёл в секцию, а я приходил к нему на тренировки, чтобы попить сладкое молоко из автомата, оно тогда 5 рублей стоило, как сейчас помню. Мне тогда было 6, брату – 7. Как-то вышел тренер, который меня потом ставил на коньки и говорит: «Какой крупный мальчик, приводите его к нам тоже». На первую тренировку родители меня одели очень тепло, я вышел после тренировки весь в поту! Потом с братом заболели ветрянкой, а как выздоровели и пришли обратно, нам говорят – вы отчислены.

Потом нас разделили по возрастам, я тренировался с 1996 годом, родителям было очень удобно нас возить. Андрей Николаевич Емелин был тренером нашего 1997 года, и если бы не он, я бы сейчас не играл. Он всегда обращал много внимания, наказывал, сейчас уже понимаю, что так нужно было, а тогда обижался. Он и сейчас смотрит мои игры, подсказывает. Приеду, надо будет обязательно встретиться. Хочу тренироваться с ним летом, он наверное ещё не знает (улыбается).

– Спустя время он вам сказал, почему концентрировал своё внимание на вас?

– Я у него не спрашивал, но слышал, что он считал меня перспективным игроком.

– Вас сразу поставили защитником?

– Уже не помню. Лет до 11 я постоянно сидел на скамейке, я был довольно толстым. Я выходил, меня постоянно объезжали и нам забивали голы. Летом вытянулся, начался переходный возраст, и начал лучше играть, тренер стал больше доверять.

– Чем увлекаетесь помимо хоккея?

– По знаку Зодиака я рак, так что очень люблю плавать, на отдыхе вообще не вылезаю из воды. Занимаюсь боксом, очень люблю рыбалку. Раньше с дедом и на зимнюю рыбалку ходили. Интересные ощущения: кажется, что пальцев на руках и ногах вообще нет.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Михаил СИДОРОВ
Амплуа: защитник
Дата рождения: 25 июня 1997 года
Место рождения: Ярославль
Рост: 184 см. Вес: 92 кг.
Карьера: «Локо» (Ярославль) – 2014/15; «Ирбис», «Барс», «Ак Барс» – 2015/16

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть