Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Футбол

Руслан Мухаметшин: «Хотел попасть в «Рубин», чтобы поработать с Бердыевым, а его через три месяца уволили»

Уроженец Казани Руслан Мухаметшин большую часть своей футбольной карьеры провёл в саранской «Мордовии», став одним из лучших футболистов в её истории. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал о том, как совмещал занятия футболом и баскетболом, почему ему не удалось заиграть в «Рубине» после увольнения Курбана Бердыева и как футболисты относились к бывшему генеральному директору клуба Андрею Громову.

«СНАЧАЛА ФУТБОЛ БЫЛ МНЕ НЕИНТЕРЕСЕН»


– Руслан, история вашей футбольной карьеры чуть ли не интереснее, чем у Джэйми Варди, чьё имя сейчас у всех на устах. В свой первый профессиональный клуб вы попали в 2005 году, когда вам уже было 23 года. Как так получилось?

– В 2004 году я ездил в Чистополь по своим делам и меня попросили сыграть за местную команду. Мы тогда стали чемпионами республики, а я забил достаточно много голов. Как-то мы играли на Кубок Татарстана в Казани, выиграли 2:0, я забил оба мяча. Оказалось, что на этом матче присутствовали тренеры «Рубина-2». После этого мне позвонил мой братишка Рустем, который как раз играл за эту команду, и сказал, что со мной хотят переговорить эти самые тренеры. Они предложили мне поехать с ними на первый зимний сбор, на что я сказал, что не могу, потому что на тот момент у меня было два госэкзамена. Предложил поехать с ними на второй сбор, они согласились. Тогда мне это было не особо интересно. Я заканчивал университет, у меня уже практически была работа. После сборов тренеры мне сказали, что у меня огромное желание и предложили остаться.

– До этого на юношеском уровне занимались футболом?

– Где-то месяц занимался в «Рубине», в классе пятом, наверное. Играть в футбол у меня всегда в принципе получалось, но он мне не нравился. Мне нравился баскетбол. У меня папа был футболистом, а в «Рубине» у ребят 1981 года рождения был тренер Кузнецов, который всегда меня звал через отца, который хорошо с ним общался. Я всегда говорил отцу, что не хочу, что мне это неинтересно, но один раз он меня всё-таки заставил и я на месяц уехал туда в лагерь. Тогда почувствовал, что очень сильно прибавляю, хотя всю жизнь до этого играл в баскетбол.

– Говорят, что в баскетбол играют умные люди, а в футбол – наоборот.

– Это всё индивидуально. Обе эти игры – командные. Естественно, волей-неволей, приходится много думать. В баскетболе при розыгрыше используются различные комбинации, которых может быть штук 20 и все ребята на площадке должны их знать. В футболе такого нет, в этом плане тут немного проще. Но и в баскетболе, и в футболе много читающих ребят, кто-то на сборах играет в шахматы.


– Если возвращаться на несколько лет назад, когда вы оказались в «Рубине», вам было уже 32. К тому моменту ещё верили, что всё-таки когда-нибудь сможете оказаться в родной команде?

– Это всегда было моей мечтой, и я к ней шёл. Я был уверен, что всё получится. На том этапе большое значение для меня имел тренер – Курбан Бердыев. Я хотел попасть в «Рубин» ради того, чтобы поработать с ним. А получилось так, что я пришёл, а через три месяца его уволили. Если бы он до сих пор оставался в команде, то и я бы никуда не уходил и играл бы здесь.

– Инициатором вашего перехода был именно Бердыев?

– Я и сам этого очень хотел. Тогда я забил в чемпионате России 11 голов, делая всё для того, чтобы и Курбан Бекиевич захотел меня пригласить.

– По вашему мнению, за счёт чего ему удалось стать одним из лучших тренеров в России?

– Он способен найти мотивацию для каждого игрока. Тот же самый Азмун почему уехал в «Ростов»? Он уехал к тренеру. Туда же вернулся Нобоа. Навас, которому уже много лет, а он до сих пор старается, выкладывается, что видно по их игре. Курбан Бекиевич находит индивидуальный подход к каждому футболисту. Он очень хороший тактик, потому что у него много теории.

– Многие ему пеняли за то, что в команде не было своих воспитанников. Вы, фактически как один из них, чем это можете объяснить?

– Большой шаг в направлении развития детского футбола, насколько я понимаю, был сделан ведь только в последние годы, когда построили интернат. На самом деле очень сложно перейти из юношеского футбола во взрослый. Было много футболистов, например, в команде 1991 года, которые были чемпионами России, был мальчик – лучший игрок по своему возрасту в стране, но буквально через год он просто пропал, потому что во взрослом футболе всё совсем по-другому, в него очень тяжело войти. К этому этапу молодых игроков нужно подводить спокойно, постепенно.

«ГРОМОВ БЫЛ САМОЙ БОЛЬШОЙ ПРОБЛЕМОЙ ДЛЯ ВСЕХ»


– Как отреагировали на новость об увольнении Бердыева?

– Естественно, я был шокирован.

– Как считаете, это решение было правильным или нет?

– Не мне судить. Это известный факт, что у него были определённые «отношения» с человеком, вместе с которым его уволили, хотя на самом деле, уволили только одного – человека, который является заслуженным тренером, сделавшим много для республики и города.

– В команде чувствовалось то давление, которое оказывалось на Бердыеве в последние месяцы его работы?

– Конечно, чувствовалось. Хотя последние матчи перед его увольнением мы неплохо играли, уже не проигрывали, набирали очки, прошли дальше в Лиге Европы.

– Многие футболисты впоследствии винили во многих бедах Громова.

– Громов был самой большой проблемой для всех (смеётся). Так считал не только я, но и многие ребята в команде. Этот человек не заслуживал той должности, которую он занимал.

– То, что «Рубин» утратил статус топ-клуба исключительно его вина?

– Я не говорю, что только он во всём виноват. Обвинять одного конкретного человека нельзя. Но, на тот момент он создавал много интриг, когда уже и так атмосфера была накалена.

– Открытой конфронтации между Бердыевым и Громовым не замечалали?

– Нет, прилюдно ничего не было. Тем не менее, все футболисты были немножко в угнетённом состоянии. Все прекрасно понимали, что происходит.

– Не было желания пойти и пожаловаться вышестоящему руководству, например, президенту республики?

– Если бы пошли два-три человека, то это был бы детский сад. Если бы все вместе написали, что мы глубоко уважаем нашего тренера и так далее, подписались бы все под этим, то может быть что-то и изменилось бы. Но на тот момент, в команде были ребята, которые, так сказать, были ориентированы не только на главного тренера.

– Как отреагировали, когда узнали, что Громов всё-таки остался работать в клубе?

Лично у меня на том этапе ситуация кардинально изменилась, я понял, что дальнейших перспектив в команде у меня нет, потому что у меня изначально были с Громовым плохие отношения. Хотя на сборах я ещё пытался, старался, но было видно, что не Билялетдинов всем руководит, а другие люди. Доказывай – не доказывай, это было всё равно, что биться головой об стену. Поэтому я играл за дубль. Сразу же подошёл к главному тренеру, объяснил ему всю ситуацию, сказал, что мне нужна игровая практика. Причём Билялетдинов говорил мне играть полузащитника, а главного тренера дубля я просил ставить меня именно в атаке.

– Удивительно, что на такой высокой должности человек работал чуть ли не тайком.

– Причём его деятельность касалась же не только основной команды. Многие тренеры тренеры из академии рассказывали, что очень мало делалось именно для развития детско-юношеского футбола. Может что-то и делалось, но на нём всё загибалось. Ему приносили смету, а она у него лежала по несколько месяцев и он её не подписывал.

«НИСКОЛЬКО НЕ УДИВИЛСЯ ТОМУ, ЧТО СЕЙЧАС ТВОРИТ БЕРДЫЕВ С «РОСТОВОМ»

– В то время в плохом свете старались выставить Бердыева, связывая его с различными трансферными махинациями. Вы тогда в это верили?

– Не верил, не верю и не буду верить. Я думаю, что он никогда такими вещами не занимался, а в последнее время тем более, потому что всё тщательно контролировалось, и он у всех был на виду, потому что люди ждали каждой его ошибки. Бердыев же не враг сам себе, он ничего не стал бы делать. Уверен, что и прежде ни в чём подобном он не был замешан.

– Не удивились тому, что сейчас творит Бердыев с «Ростовом»?

– Нет, нисколько не удивился. Я только рад тому, что там происходит. В чемпионство «Ростова», наверное, всё-таки, не верю. Что может помешать? Возможно то, что у них нет скамейки, они же играют практически одним и тем же составом. Ещё может помешать то, что хоть с хорошими клубами они играют очень хорошо, но ещё нужно набирать очки и с командами из нижней частицы таблицы.

– Какое впечатление у вас оставил Билялетдинов, сменивший Бердыева в «Рубине»?

– А что рассказывать? Мне просто не хочется о нём говорить. Больше меня удивил скорее тренер по физической подготовке. Точнее то, что им работал абсолютно нефутбольный человек.

– Пятое место, которое занял «Рубин» под его руководством, вас удивило?

– Очень удивило. За счёт чего этого удалось добиться, я не знаю. Наверное, за счёт желания многих футболистов, которые на том этапе хотели что-то доказать. В частности, Оздоев, который уехал из «Локомотива», Канунников. Эдуардо, который до этого не играл, восстановился, ему дали шанс и он заиграл.

– Что больше удивило: пятое место «Рубина» Билялетдинова или лидерство «Ростова» Бердыева?

– Пятое место «Рубина», потому что, когда я летом уходил, я думал, что эта команда не сможет ни на что претендовать.

– Так получилось, что и Громова, и Билялетдинова, из «Рубина» фактически «уволили» именно вы, забив гол и заработав пенальти в августовском матче.

– К тому моменту «Рубин» проиграл 6 матчей из 7 и в том конкретном матче, в котором решалась их дальнейшая карьера связанная с «Рубином», наверное, я, точнее наша команда, сделала так, что их руководство уже не могло больше терпеть.

– Не возникло некого чувства удовлетворения в тот момент от того, что, так скажем, справедливость восторжествовала, к чему вы приложили свою руку?

– Если всю жизнь держать на всех обиду, то можно с ума сойти (улыбается). Будь мне лет 20, то, наверное, я бы мог так сказать, но сейчас на многие вещи я реагирую уже иначе.

– В том матче вы заработали пенальти, а Рыжикова удалили с поля, хотя впоследствии красную карточку отменили.

– Пенальти-то признали верным. Он был 100 процентов. После того матча мы разговаривали с Рыжиковым. Понятно, что красной карточки там не было, потому что защитники успевали вернуться. Там был такой момент, что мне просто было некуда деваться, потому что пробить бы я всё равно не смог.

«В ПРОШЛОМ СЕЗОНЕ, ЗАХОДЯ В РАЗДЕВАЛКУ, МЫ СМЕЯЛИСЬ»



– Откуда у вас такая «нелюбовь» к «Рубину», которому недавно вы забили уже в третий раз, довольно бурно отпраздновав забитый мяч?

– Это было не из-за «Рубина». На самом деле, за предыдущие две игры у меня было моментов пять нереализованных, и у меня просто отлегло от того, что я наконец-то забил.

– Что произошло с «Мордовией», которая в прошлом сезоне заняла восьмое место, а в этом – борется за выживание?

– В прошлом сезоне у нас, грубо говоря, вообще не было никакой игры. Всё было нацелено на результат. К тому же, нам нереально фартило. У нас за всю игру один момент, который мы реализовываем, а нам при этом столько не забивают. В этом же году наоборот. Есть игра, есть уйма моментов, а реализации нет и, соответственно, результата нет.

– А с чем связано то, что при Юрии Сёмине в прошлом сезоне не было толком поставленной игры?

– Сёмин, безусловно, большой тренер, который много чего выигрывал. Тренируя «Мордовию», он был в первую очередь нацелен на результат. Весь наш атакующий состав, в лице нападающих и крайних полузащитников, в основном оборонялся и даже контратаковал редко. Самое главное, нам нужно было не пропустить. Порой, заходя в раздевалку, мы смеялись от того, что соперник не реализовал столько моментов. Сейчас, повторюсь, всё наоборот. У нас такое разочарование, что мы сидим и не понимаем, что происходит, почему мы не забиваем уйму моментов. Реально, мы сейчас не на своём месте.

– Что из себя представляет нынешний главный тренер «Мордовии» Андрей Гордеев?

– Насколько я могу судить, он очень хороший тренер. Единственное, ему разве что пока не хватает опыта работы на такой должности на уровне премьер-лиги. Он очень многое объясняет, показывает, рассказывает.

– В своё время Гордеев работал в тренерском штабе Гуса Хиддинка в «Анжи». Перенял ли он что-то у голландского специалиста?

– Хиддинк, как и Гордеев, из той категории тренеров, которые более спокойно принимают решения, в отличие от тех, которые постоянно чего-то требуют, даже на поле, всё время подсказывают, кричат.

– Зимой ходило много разговоров о том, что в «Мордовии» есть долги по зарплате. Разрешилась ли эта проблема?

– Потихоньку всё налаживается. Мы общались с главой республики, который нас заверил, что в команде всё будет хорошо. Он сказал, что учитывая сегодняшнюю ситуацию в стране, понятное дело, что будут какие-то задержки, но все долги будут выплачены. Насколько я знаю, глава республики свои обещания всегда выполняет.


– В этом сезоне всё-таки был один матч, где у «Мордовии» было всё в порядке с реализацией, чего явно не скажешь про оборону. Что случилось в игре с ЦСКА, где вы вели 3:0, а в итоге уступили 4:6?

– Мы и этот матч могли выиграть, ведь помимо реализованных четырёх моментов, у нас ещё было много возможностей забить. Но, во втором тайме они забили быстрый гол, а буквально через минуту у нас ещё и удалили игрока. На тот момент и мы стали играть вдесятером, и они. Видимо, мы как-то поникли, хотя при счёте 3:3, смогли забить четвёртый гол. После игры все в шоке сидели и не понимали, что вообще произошло.

– Это самый удивительный результат матча в вашей карьере?

– Других таких не было. Обычно, если команда ведёт 3:0, то она выигрывает.

– В конце сезона у вас истекает контракт с «Мордовией». Какие-то разговоры о продлении ведёте?

– Нужно сначала определиться, где «Мордовия» будет выступать в следующем году. Сам я планирую дальше играть, но не уверен, что в «Мордовии».

– Своё будущее видите исключительно в клубе премьер-лиги или готовы играть и в ФНЛ?

– Конечно, в премьер-лиге. По-другому, наверное, уже и смысла нет. Есть определённые эмоции, которые ты испытываешь, играя на высоком уровне, и когда опускаешься, уже сам себя не можешь мотивировать, заставлять выкладываться.

– Об условном Казахстане не задумывались?

– Предложения из Казахстана есть до сих пор, просто не очень хочется туда ехать.

– Задумывались уже о том, чем бы хотели заниматься по окончании карьеры?

– Я очень хочу заниматься делом, связанным с футболом. Возможно тренером, но не детским, потому что с детьми мне сложно, я очень импульсивный человек.

«МОРДОВИЯ – СПОРТИВНАЯ РЕСПУБЛИКА, ОТКУДА РОДОМ НЕМАЛО ЧЕМПИОНОВ»

Компьютерная модель строящегося стадиона «Мордовия Арена»

– В Саранске вы живёте уже не первый год. Как сильно за это время поменялся город, особенно сейчас, в преддверии чемпионата мира?

– Саранск – маленький провинциальный городок, с населением около 300 000 человек. Сейчас постепенно облагораживаются микрорайоны возле нового стадиона, там строятся новые дома. А то, что касается старых районов, то там пока глобальной стройки нет. В центре города много деревянных домов, которые собираются оттуда убирать. Думаю, с 2017 года начнутся более грандиозные стройки, в плане дорог, гостиниц. Гостиницы, насколько я знаю, будут временные, потому что маленькому городу в таком количестве они не нужны. После они будут отдаваться либо студентам, либо под жильё.

– Вас не удивило, что Саранск получил право на проведение чемпионата мира и насколько это нужно самому городу?

– Нужно ли, я вообще не уверен. Но, всё-таки, Саранск – спортивный город, а Мордовия – спортивная республика, откуда родом немало чемпионов. Но суть в том, что строиться то будет исключительно футбольный стадион, без беговых дорожек и тому подобного.

– При этом «Мордовия» самая не посещаемая команда в премьер-лиге, а новый стадион будет рассчитан на 30 000 мест. Нужна ли такая арена Саранску?

– Может быть и нужна всё-таки. Нынешний стадион «Старт» – очень открытый и там очень холодно. Летом или осенью народ приходит, но когда становится холоднее, людей становится очень мало. Там футболистам очень холодно, потому что там очень сильные ветра гуляют. А на новом стадионе всё будет комфортнее, теплее.

– Развитию детско-юношеского футбола уделяют внимание в регионе?

– Есть футбольная школа «Мордовии», куда приезжают ребята со всей России, в частности и казанские ребята. Например, Владислав Нургалеев, который ездил вместе с основной командой на сборы. В академии «Рубина» он не играл, был в «Трудовых резервах», где, по сути, был никому не нужен, и поехал в Саранск. Он хороший, техничный, быстрый, резкий игрок. В силу возраста может немного щупленький, но у него потенциал для развития и хорошие перспективы. Кроме того, в регионе открываются и другие футбольные школы, где тренируют детишек, начиная с трёх лет.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Руслан МУХАМЕТШИН
Амплуа: нападающий
Дата рождения: 29 октября 1981 года
Место рождения: Казань
Карьера: «Чистополь» – 2004 - 2005; «Рубин-2» (Казань) – 2005 - 2008; «Союз» (Ижевск) – 2009; «Рубин» (Казань) – 2013 - 2014; «Мордовия» (Саранск) – 2009 - 2013, 2014 - 2016.
Достижения: победитель ФНЛ (2012).
В премьер-лиге сыграл 75 матчей, забил 20 мячей.
В составе «Рубина» в чемпионате страны, Кубке и Лиге Европы сыграл 14 матчей, забил два гола.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть