Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Футбол

Вячеслав Даев: «После первых серьезных контрактов у молодых игроков часто «срывает крышу»

Вчера в Казани завершился футбольный Мемориал Ленара Гильмуллина. Победителем соревнований стала детская команда московского «Локомотива», которую привез в столицу Татарстана экс-футболист сборной России Вячеслав Даев. О разнице в работе детского и профессионального тренеров, чемпионате мира-2002, газзаевском ЦСКА и помойках в Японии – в интервью «БИЗНЕС Online».

«АХМЕТОВА В СБОРНУЮ Я НЕ ВЫЗЫВАЛ, ПОСКОЛЬКУ У НЕГО НЕ БЫЛО РОССИЙСКОГО ГРАЖДАНСТВА»

– Вячеслав Евгеньевич, каким образом вы перешли на работу с детьми, да еще и в клубе, к которому не имели отношения во время игровой карьеры?

– Ситуация складывалась так, что я тренировал «Торпедо», когда оно играло в первом дивизионе, а затем и в любительской лиге. Но тут руководство клуба сделало ставку на опытного наставника Сергея Павлова. Я перешел в РФС, где работал с игроками 1992 года и 1997 годов рождения. По окончании контракта с РФС, я перешел на работу в футбольную школу молодежи. А уже оттуда получил приглашение перейти в академию «Локомотива».

– Вопрос по юношам, с которыми вы работали в сборных. В команде 1997 года рождения были ребята из «Рубина»?

– Я вызывал двоих: голкипера Тимура Акмурзина и полузащитника Андрея Миронова. Я за ними следил. Акмурзин играл за сборную на каких-то турнирах, я на него рассчитывал. Миронову в этом плане было потяжелее. На его позицию был хороший выбор и на него ставка в ближайшей перспективе не делалась. Но я знал, что за детьми надо следить постоянно, они растут, кто-то с возрастом уходит в тень, кто-то наоборот прибавляет и проявляет себя в более зрелом возрасте. С Мироновым, по-видимому, так и случилось, потому, что мой сменщик в сборной Сергей Кирьяков стал его привлекать в состав куда чаще. Кстати, того же Ильзата Ахметова я знал, но вызывать не мог. По-моему, тогда еще не был решен с его российским гражданством.

– А как бы вы прокомментировали свою работу с командой 1992 года рождения? На первый взгляд, слишком мало оттуда вышло игроков даже для команд премьер-лиги. Сергей Брызгалов, Эмин Махмудов, Магомед Оздоев…

– На самом деле, провели медицинские исследования, согласно которым выяснили, что ребята 1991-1995 года рождения, в среднем, отстают по физическому развитию от таких же ребят, родившихся либо ранее, либо позже. Не мне вам объяснять, на какие годы пришлось их рождение. Развал страны, продуктовый дефицит, и так далее. Помимо того, в эти годы просто-напросто произошел демографический кризис, объективно было не из кого выбирать. Это общие причины. А в частности, я недолго работал с этими ребятами, приняв их буквально за полгода до участия в отборочном юниорском турнире. Мы провели всего три сбора, за которые что-то кардинально изменить было сложно.

Вячеслав Даев на тренерском мостике юношеской сборной России
tula-football.ru

«МНОГИЕ ТЕРЯЮТСЯ ПРИ ПЕРЕХОДЕ ИЗ ЮНИОРОВ ВО ВЗРОСЛЫЙ ФУТБОЛ»

– Вы работали с футболистами 1992 года рождения, 1997-го, сейчас 2003-го. Интервал в пять-шесть лет. Интересно, российский футбол развивается, стагнирует, чахнет?

– Думаю, что развивается. Глядя сейчас на 2003 год, прежде всего на ведущие московские команды, «Динамо», «Спартак», ЦСКА, «Чертаново», наш «Локо», я замечаю в составах много перспективных ребятишек. Да и по России, играя здесь в Казани, я порадовался за коллег из «Рубина» и «Краснодара». Есть с кем работать. Другое дело, что теряются пацаны в тот момент, когда их надо передавать из юниорского, молодежного футбола, во взрослый. Кстати, это проблема не только наша. Работая с 1997 годом, я общался с Максимилианом Проничевым, который сейчас играет в Германии, а его отец – Михаил Проничев играл за «Спартак», «Локомотив». Они заметили, что и в благополучной Германии не удается сберечь всю перспективную молодежь, превратив их в профессиональных футболистов. Вопрос – в процентном отношении. Там теряют меньше. А теряют потому, что парни заключают первые контракты, получают по ним первые серьезные деньги, и у них «срывает крышу».Я знаю, что в наших московских командах некоторые молодые игроки не хотят покидать дубль, переходить, допустим, в команду ФНЛ. Пока зарплата капает, они держатся за свое место в дубле до последнего, чтобы играть дома, в Москве, под боком у родителей. Так и теряются, поскольку через год-два в дубле их выгоняют, когда уже «поезд ушел».

– А можно ли сейчас прогрессировать в той же ФНЛ или втором дивизионе? Помнится, в чемпионате СССР не то, что первая, вторая лига выглядела настолько боевой, что оттуда выходили игроки сборной страны. Вы до сборной добрались, начиная во второй лиге. Кажется, что сейчас второй дивизион – это «болото».

– Соглашусь с тем, что, действительно, нынешняя вторая лига превращается в одну из насущных проблем российского футбола. Во что там играют, чем занимаются, какие задачи решают, для кого существуют – непонятно. На первый взгляд, все тихо выживают, поскольку нет у них необходимого финансирования для развития. Нет спортивной составляющей в турнире, поскольку большинство команд не стремятся к переходу в класс выше, в ФНЛ. А без постановки серьезных задач невозможно прогрессировать.

Юношеская сборная России 1992 года рождения. Магомед Оздоев стоит крайний справа
rusfootball.info

«ПОБЕДЫ «КРОВЬ ИЗ НОСА» ИЛИ В «РАБОТЕ С СУДЬЯМИ» НАМ НЕ НУЖНЫ»

– Тренер профессиональной команды это одна профессия, детский тренер – совсем другая, в которой больше от деятельности учителя, воспитателя. Даже взаимодействовать приходится совсем с другими людьми, с родителями.

– Согласен, у детского тренера спортивная составляющая больше взаимодействует с педагогикой. Необходимо иметь определенные знания не только в спорте, но и по работе с ребятами конкретного возраста, психологию. Что касается меня, то я учился в ВШТ, плюс почитал книги, перечитал свои конспекты, и быстро освоился. Взаимоотношения с родителями, о чем вы заметили, да, проблема актуальная. Причем, касающаяся всех возрастов, от детского до выпускного. Есть родители, которые через ребенка пытаются воплотить свои нереализованные амбиции. Этим самым они только вредят своему чаду. Бывает, такие крики услышишь с трибун, что поневоле жалеешь своих подопечных. Поэтому мы стараемся контролировать родителей, чтобы они не мешали тренировочному процессу.

– Я иногда общаюсь с родителями, у которых тренер самый ненавистный в мире человек.

– (Улыбается). Могу предположить, что дети этих родителей имеют меньше игрового времени, чем их ровесники. Или меньше, по мнению родителей. А они просто не понимают, что их чада либо не могут конкурировать, либо по физическим кондициям не способны много играть. Я уже на примере рубиновца Миронова говорил о том, что дети взрослеют по-разному.

– А вы со своей командой играет в футбол тренера Даева, или в футбол «Локомотива»?

– Конечно, «Локомотива». Все команды наших возрастов работают по схемам, которых придерживаются наставники главной команды. Вопрос только в том, что у каждого тренера разные возможности, поскольку бывает «неурожайный год». И по детям эту ситуацию никак не исправишь, только с возрастом можно проводить селекцию. Тут уже самостоятельно пытаешься исправить ситуацию. Если говорить о задачах, то всегда хочется выигрывать. К этому же стремятся сами детишки, зачем их тормозить? Но клубная задача, конечно, не в этом, чтобы кровь из носу выигрывать все по своим возрастам.

– «Кровь из носу» вы имеете в виду работу с судьями?

– В том числе. Подобные непонятные дела нас не интересуют.

РАБОТАТЬ «ПО-КУБЫШКИНУ» НЕЛЬЗЯ

– В последние дни «героем» стал ваш коллега – наставник детской московской команды «Молния» Кубышкин. Поддерживаете его методы работы?

– Нет, конечно. Если бы я работал в таком же стиле, то меня давно не было бы в клубе. Таких отношений с детьми, унижения, настроя на драку, быть не должно, в принципе. Даже темы для обсуждения я здесь не вижу.

Мат, унижения – всего этого не должно быть. Но, даже будучи родителем своего, единственного ребенка, понимаешь, что довести что-то до его сознания можно только повысив голос. Я разговаривал с вполне адекватным тренером ХК «Ак Барс», который с недоумением признавал, что его 10-летние подопечные не готовы слышать или слушать. Буквально вынуждая доводить до них мысль громко и с матом.

– Я считаю, что крик крику рознь. Понятно, что, если ты не будешь держать подопечных в строгости, они не просто сядут на шею, они эту самую гостиницу, где мы с вами разговариваем, разнесут по кирпичикам. Но строгость и мат, дисциплина и угрозы, на мой взгляд, недопустимы.

– А с кем тяжелее работать тренеру? С родителями детей или агентами взрослых футболистов?

– Что касается агентов, то я, в бытность тренером, их практически не видел. Они начинали себя проявлять в момент, когда у подопечного возникала какая-либо проблема во взаимоотношениях с тренером. Причем, чаще всего проблема решалась так, чтобы быстрее выхватить своего игрока из клуба, и перевести его в другую команду. Я считаю, что не всегда это было правильно. Потому, что бывают моменты, когда с подопечным ведешь педагогическую работу, глядь, а он уже упорхнул в другой коллектив. В итоге, вырастает футболист, который, вместо того, чтобы доказывать свою состоятельность, не готов преодолевать сложности, а стремится их избежать всеми способами.

– Мы уже затронули тему начала вашей карьеры. Как вы добрались до сборной, будучи воспитанником далеко не футбольного города?

– Ну, совсем уж не футбольной Тулу нельзя назвать. Одна из легенд «Зенита» Анатолий Давыдов и работник тренерского штаба «Рубина» Валерий Клейменов добрались и до команд высшей лиги чемпионата СССР. Что касается меня, то я, большое внимание по молодости уделял учебе. Парадокс в том, что уровень футбола в СССР был настолько высок, что, даже играя только за институтскую команду, я был востребован в профессиональном футболе, и получил предложение выступать за команду второй лиги «Знамя труда» из Орехово-Зуево.

«ХИТРЫЕ ЛИСЫ», «КИНОТАВР», ФК «ПЕЛЕ»: ДИКИЙ ФУТБОЛ, ЛИХИЕ ВРЕМЕНА

– Уже следующий чемпионат России «Знамя труда» начинало под странным названием «Хитрые лисы». И в чемпионате России появились новые команды с такими дикими названиями, как «Кинотавр», ФК «Пеле».

– Да сам старт чемпионатов России совпал с дикими временами, лихими, как сейчас говорят. Меня они тоже затронули краешком, но это касалось, прежде всего, бытовых вопросов. Я тогда много ездил из Орехово-Зуево, потом из Смоленска в родную Тулу, в поездах, на электричках, где криминалитет в те годы вел себя по-хозяйски. Такое пережить тоже полезно, для укрепления характера. Что касается футбольной составляющей, то в 23 года меня пригласили в российскую «вышку», в самарские «Крылья Советов», которые тогда тренировал Александр Аверьянов.

– Чем вы ему приглянулись?

– Физическими данными. Лучше всех сдал тесты, пробежав 7 отрезков по 50 метров. Отыграл там один сезон, выполнив задачу остаться в высшей лиге. Этим и славился Аверьянов, которого пригласили выполнить эту задачу за год до моего прихода, он это сделал, как и в год нашей совместной работы. Правда, остались мы в «вышке», только потому, что совсем никакой была ФК «Тюмень», которая стояла на вылет уже по итогам первого круга. Из положительных моментов было то, что я набрался опыта. Играл в обороне, давление на которую в каждой игре было огромным. Но, в целом, тот год мне не очень понравился. Как только у меня появился вариант с Калининградом, я отправился туда. Хотя это был шаг в неизвестность. С тогдашним наставником Леонидом Ткаченко я не был знаком, у него был железный вариант на мое место. Но не было бы счастья, а несчастье помогло. Игрок, на которого рассчитывал Ткаченко, сломался на старте чемпионата, и я остался на этом месте безальтернативным вариантом. Дальше все зависело от меня, и я, по-видимому, оправдал доверие главного тренера. Отыграл в «Балтике» три сезона, после чего перешел в «Торпедо».

Даев (на заднем плане) в футболке ЦСКА
subscribe.ru

– Чем запомнились эти времена?

– Постоянными пертурбациями. Поначалу «Торпедо» разваливалось надвое. Часть игроков уходила вслед за Александром Тархановым в ЦСКА, часть оставалось. Потом еще клуб выкупил стадион «Лужники», в свою очередь на автозаводе создали новую команду «Торпедо-ЗИЛ». Это привело к расколу болельщиков, которые сами для себя решали, за какую команду им болеть, какая из них более «торпедистая»?

– Но эти пертурбации на вас, скорее всего, сказались в лучшую сторону. Вы переходили не в сложившийся коллектив, где надо было бы выгрызать себе место в составе, налаживать отношения со старожилами, а шли в новый, строящийся коллектив.

– Пожалуй, вы правы. Из игроков, пришедших из разных команд, собрался неплохой коллектив, мы все три года, которые я провел в составе автозаводцев, завершали сезон в группе лидеров. Четвертыми, третьими, и снова четвертыми.

ТАКИЕ РАЗНЫЕ ПЕНАЛЬТИ

– Вот о «бронзовом» чемпионате-2000 хотелось поподробнее. Вы же тогда завоевали медали в последнем матче, в компенсированное время вырвав победу у «Анжи».

– Да, было дело. Причем, сыграй мы вничью, третьим призером стала бы Махачкала. И я до сих пор не могу сказать, что тот пенальти был стопроцентным. Потому, что именно моя подача в добавленное время игры нашла руку защитника «Анжи». Мяч пришелся в предплечье, рука была не прижатая. Одним словом, пенальти был 50 на 50. Не назначь его судья, вряд ли кто-то стал бы протестовать. Тем более, в добавленное время, тем более, что он решал судьбу не просто матча, а целого чемпионата. Но судья рискнул, для чего, кстати, тоже требовалась большая смелость. И мы стали бронзовыми призерами.

– В эти же годы у вас произошла вторая знаменитая история, связанная с пенальти...

– Понимаю о чем речь. Отборочный матч чемпионата мира со Словенией. Также концовка матча, ничейный счет, и арбитр Грэм Полл выдумывает пенальти в наши ворота. Связывая его, якобы с тем, что я нарушил правила. Перед приездом в Казань я почему-то решил пересмотреть этот эпизод. И до сих пор не вижу причин для назначения 11-метрового.

Даев в футболке сборной России
torpedo-archives.narod.ru

– Полл осознал это, извинившись через восемь лет, в 2009 году.

– Передо мной он не извинился. Так поступать, как он – это... Я не знаю. Хотя западные судьи кричат про свою кристальную честность, на самом деле это далеко не так. Тем более, что та ситуация повлекла дисквалификацию Александра Мостового, который выразил недоумение решением Полла. Там вообще никто в сборной России не мог понять – на ком зафиксировано нарушение? Думали, что виноват Юра Ковтун, который хотя бы борьбу вел. Романцев был взбешен, но вся эта реакция была против судьи. Игроков она не касалось, мы же достаточно уверенно контролировали ход игры, вели ее к запланированной ничьей. Потом мы разгромили Швейцарию – 4:0, я там тоже играл, и завоевали путевку на чемпионат мира-2002.

– Вы считаете себя его участником?

– Честно? Не знаю. С одной стороны, попал в общую заявку, более того, даже включался в число запасных на матчи с Тунисом и Японией, пока не получил травму. Но, если бы вышел на поле, уверенности в том, что я стал участником мирового чемпионата, было бы больше. Честно говоря, когда получил травму, из-за чего раньше всех уехал из Японии, испытал огромное разочарование.

«ЗОЛОТОЙ МАТЧ» ЦСКА – «ЛОКОМОТИВ» СМОТРЕЛ ИЗ-ЗА ВОРОТ»

– Последний матч с Бельгией вы смотрели по телевизору. Но даже после такого вылета, в адрес сборной не было уничтожающей критики, подобной той, что звучала в 2014 году, после вылета на той же стадии ЧМ. Почему, на ваш взгляд, та сборная-2002 не реализовала себя в полной мере?

– Действительно, общее впечатление от вылета в Японии было больше сентиментальным, чем критическим. Слезы Дмитрия Сычева, плакавшего на плече Александра Кержакова. Была талантливая молодежь, были лидеры, много поигравшие – Мостовой, Дмитрий Аленичев, Валерий Карпин, Юрий Никифоров, Виктор Онопко, среднее поколение в самом соку, те же Егор Титов, Дмитрий Хохлов. Было вокруг кого строить команду. Почему дальше не пошло? Не знаю. Я же ушел из сборной, а для ответа на этот вопрос нужно было находиться в самой гуще событий.

– Чем запомнился тот чемпионат, который проводился в экзотических в плане развития футбола странах? На тот момент экзотических. Ведь в той же Японии профессиональная лига существовала всего десять с небольшим лет.

– Тем не менее, популярность футбола уже тогда зашкаливала. Я смогу судить об этом по воспоминаниям от товарищеской игры, который мы провели перед чемпионатом. На ней собралось 15 тысяч зрителей! В Японии! На товарищеском матче России и еще какой-то команды! Причем, японцы что-то фотографировали, снимали на видео своими телефонами. Это сейчас для нас выглядит нормально, а тогда мы понять не могли, как на телефон можно еще и снимать? У нас же в быту были сотовые, размерами больше похожие на рацию.

– В ту сборную вы попали уже, как игрок ЦСКА. Чем запомнился сезон под руководством Валерия Газзаева?

– Увы, из-за травмы в сборной, он у меня не получился полноценным. Причем, травмы, связанные с микронадрывом мышц, начались едва ли не с начала сезона. Я играл, потом две недели лечился, снова играл, снова лечился. В итоге это вылилось в разрыв икроножной мышцы. Поэтому к концу сезона я многие матчи ЦСКА смотрел, как болельщик. В том числе и золотой матч с «Локомотивом», за которым я наблюдал, стоя за воротами.

– И как вам со стороны игра того ЦСКА? Судя по отзывам болельщиков тех лет, она могла нравиться только фанатам армейского клуба, вызывая у остальных, в том числе, нейтральных любителей футбола, смертельную скуку.

– Ну, возможно. Скажу только, что именно в те годы Валерий Георгиевич начал строить тот коллектив, который в итоге выиграл не только чемпионат России, но и Кубок УЕФА, и уже тогда игра армейцев нравилась не только фанатам армейского клуба. А во время моего пребывания в ЦСКА, была набрана большая группа молодежи, к примеру, те же братья Березуцкие, которые до сих пор являются игроками команды, и сборной страны. Может быть, нас в 2002 году даже свои болельщики не любили, но, надо понимать, что это были истоки той команды, которая стала в итоге лидером российского футбола.

– Вы были очевидцем чемпионата мира в Японии и Корее. Через два года Россия примет мундиаль. Не осрамимся?

– Я сейчас нахожусь в Казани, и вижу, что она готова к тому, чтобы принять матчи мирового первенства. И стадионы, и аэропорт, и гостиницы, например, та, в который мы остановились, все на высоком уровне… Знаете, помойки можно найти и в той же Японии. Во всяком случае, мы, находясь там, видели не только небоскребы, но и места, на которые без слез не взглянешь. Это идет от нашего менталитета, который привык замечать, прежде всего, недостатки. А у нас есть достоинства. Казань, Москва, где уже есть стадионы, готовые принять матчи чемпионата мира. Готовятся Питер, Ростов-на-Дону, да все другие города, которые примут матчи турнира. С инфраструктурой, думаю, все будет нормально, дело за результатом. Если на чемпионате Европы во Франции, я думаю, нас удовлетворит и выход из группы, то на домашнем чемпионате мира хочется большего. Насколько большего? Давайте думать об этом постепенно, вначале пройдем Евро.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Вячеслав ДАЕВ
Дата рождения: 6 сентября 1972 года
Место рождения: Тула
Карьера игрока: «Знамя Труда» (Орехово-Зуево) – 1991; «Кристалл» (Смоленск) – 1992 - 1994; «Крылья Советов» (Самара) – 1995; «Балтика» (Калининград) – 1996 - 1998; «Торпедо» (Москва) – 1999 - 2001; ЦСКА (Москва) – 2002; «Шинник» (Ярославль) – 2003 - 2004.
Карьера тренера: ФШМ «Торпедо» – 2004-2006; «Торпедо» (Москва) – 2007-2009; юношеская сборная России – 2011-2014, Академия «Локомотива» – 2014 - 2016.
Достижения: обладатель Кубка России (2002), серебряный призёр чемпионата России (2002), бронзовый призёр чемпионата России (2000).
Сыграл 8 матчей за сборную России, участник чемпионата мира-2002.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть