Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Тимур Билялов: «С Валерием Беловым посмотрели друг на друга. Он понял, что меня лучше не выпускать»

Тимур Билялов в минувшем сезоне стал лучшим вратарем ВХЛ, попутно завоевав с «Нефтяником» главный трофей лиги – Братину. В интервью «БИЗНЕС Online» 21-летний вратарь рассказал, как после сборов с «Ак Барсом» оказался в «Нефтянике» и почему уже в следующем сезоне хочет дебютировать в КХЛ.

«ПОЯВИЛАСЬ ВОЗМОЖНОСТЬ НАКОНЕЦ-ТО ЧТО-ТО ВЫИГРАТЬ»

Тимур Билялов

– Тимур, успели отойти от победы?

– В какой-то степени, да, отошел, но всё равно эйфория остается, до сих пор все звонят, поздравляют с победой.

– Как отмечали?

– Сначала с ребятами в Альметьевске, потом приехал в Казань, наконец-то отдохнул от хоккея. Сейчас уже времени практически нет, нужно закрывать учебу, поэтому не до отдыха.

– Усталость накопилась за год?

– Да, потому что отыграл все матчи от звонка до звонка, за исключением тех, что пропустил из-за травмы. В плей-офф сил уже совсем не оставалось, но мы смогли вытащить победу.

– Казалось, что после победы именно вы были самым счастливым в команде – бегали и прыгали, хотя во время плей-офф были серьезным и практически ни с кем не разговаривали.

– Вратари они такие. Во время матчей особо не должны выплескивать свои эмоции, поэтому старался держать себя в руках. Когда прошли первые три серии, в финале, наконец-то, появилась возможность хоть что-то выиграть, и вне матчей старался вообще никак не реагировать, оставлял всё на игры. А после уже ничего не скрывал – бегал довольный, со всеми общался.

– Что было самым тяжелым в плей-офф?

– Думаю, тяжелее всего было в первом раунде, необходимо было влиться, почувствовать, что это такое. Хорошо, что ребята в команде были опытные, все помогали друг другу. Взаимопомощь – это вообще главная черта нашей команды, за счет этого мы многого добились. Еще очень тяжело было с «Сарыаркой» – мастеровитая команда, всё делала за счет паса, вот именно в серии с ними приходилось терпеть, побеждать в третьих периодах, в овертайме.

– Тем не менее, вы проиграли всего два матча.

– Все игры были безумно тяжелыми.

– Если бы серия с «Ижсталью» затянулась. Вас бы хватило?

– Хватило, конечно. Могу сказать, что на пятую игру у меня было много сил, не знаю, откуда. Поэтому, думаю, и на шестую, и на седьмую игру силы бы нашлись.

«ПРОШЕЛ ПРЕДСЕЗОНКУ С «АК БАРСОМ», НО НА ТУРНИР МЕНЯ НЕ ВЗЯЛИ»

– Как вы в начале сезона оказались в «Нефтянике»?

– Я вернулся в Казань из Орска, прошел с «Ак Барсом» все тренировочные сборы, но на предсезонные турниры меня не взяли. Может, посчитали, что я слабый и молодой, отправили меня в «Барс». Потом Рафик Хабибуллович лично звонил моему агенту, приезжал и разговаривал со мной, спрашивал, хочу ли я к ним. Я моментально согласился, да и в «Барсе» у нас вратарей много было.

– По ходу сборов чувствовали, что можете бороться с тем же Рюннясом, который в итоге неудачно провел сезон?

– Во-первых, по сборам было видно, что очень сильно прибавил Эмиль Гарипов. Считаю, что сейчас он должен быть основным вратарем «Ак Барса». Он очень много работает, думаю, у него всё получится. По сборам Рюнняс себя очень хорошо показал, не знаю, что не получилось у него в сезоне. Может, после АХЛ не привык к нашей коробке, потому что хоккей сильно отличается – у нас меньше нацеленности на ворота, больше передач, стараются разыграть до последнего. А в Америке постоянные броски, все летят на ворота, стараются прямо с мясом добить шайбу.

Внутри, возможно, чувствовал, что могу побороться с Гариповым и Рюннясом. Хотя это ведь всего лишь сборы были, даже не предсезонные игры. Хотелось бы хотя бы съездить на какой-то турнир, чтобы я почувствовал уровень КХЛ, понял, что это вообще такое. Но получилось так, как получилось – на турнир меня не взяли. Всё, что не делается – к лучшему, я оказался в «Нефтянике», выиграл Братину.

– В ВХЛ, кстати, хоккей похож на североамериканский. Постоянно бросают, лезут на ворота.

– Могу сказать, что восточные команды в ВХЛ более мастеровитые, стараются играть через пас, разыгрывать до последнего. Очень много, кстати, игроков уезжает в КХЛ именно из восточных команд. А западные команды больше бегут, бросают, лезут на ворота.

– Вам против каких команд удобнее играть?

– Мне больше нравится, когда я постоянно нахожусь в тонусе, когда много бросков. Я горячий, весь на эмоциях, мне нужно больше бросков. Когда тебе мало бросают, ты стоишь холодный, вероятность того, что пропустишь, больше.

Тимур Билялов и Антон Кочуров

– «Нефтяник», наверное, один из самых обеспеченных клубов ВХЛ...

– Наверное, самый богатый вместе с «Сарыаркой». Правильная селекция у нас была проведена, но вряд ли она проходила без участия тренерского штаба. Я на тренировочный сбор не успел, но рассказывали, что там была советская закалка – тренажерка, много железа. Очень много работали – и это заслуга тренерского штаба. А Рафик Якубов и Раиль Якупов смогли набрать хороший состав, с КХЛ ребята подъехали – это тоже очень важно. Очень много татарстанских ребят было, процентов на 80, наверное, команда состояла из своих воспитанников. Думаю, именно этого добивался Рафик Хабибуллович.

Главное, что «Нефтяник» отличает от многих других клубов – это условия в команде. Тут все делают для тебя, играй в хоккей и ни о чем не думай. Мы, наверное, единственная команда, которая на все выездные матчи летала на чартере. За это нужно сказать спасибо «Татнефти» и Наилю Маганову. По условиям «Нефтяник» – лучший клуб в ВХЛ. Нельзя не отметить и работу Рафика Якубова. Он весь сезон помогал нам, поддерживал, мы вообще ни о чем не думали, все условия были созданы для нас. В плей-офф вместе с нами бороду отращивал, во все поездки ездил, на матчах возле нашей скамейки постоянно находился. Вы бы видели, как он переживал за нас во время игр, места себе не находил.

– Насколько вратари нуждаются в такой тяжелой предсезонке с большим количеством тренажерного зала?

– Что в «Ак Барсе», что в «Нефтянике» со мной работали тренеры вратарей. Они зачастую ограждали от тренажерного зала, больше занимались прыжками, растяжкой, работали на координацию. Я считаю, вратарям не нужна сильная нагрузка в тренажерном зале. Ноги, да – это превыше всего для вратаря, а руки, остальные части тела – это второстепенное.

– Вы на кого из вратарей стараетесь ровняться?

– У меня смешанный стиль – современный и советский. Где-то я люблю прыгнуть за шайбой, в стенку сыграть. Ари Мойсанен - тренер вратарей «Ак Барса», работал, например, со мной по-современному – стиль баттерфляй, скольжение на щитках. С детства так пошло, что я люблю и современную игру, и что-то брать из советского, потому что мне нравилась игра Мартина Бродо, Евгения Набокова.

«МНЕ ПОПАДАЮТ В ДЕВЯТКУ, А Я СИЖУ И НЕ ПОНИМАЮ, ЧТО ПРОИСХОДИТ»

– Как с эмоциями справлялись? Все-таки не каждый в 21 год доходит до финала.

– Я в этом плане немного поменял отношение к настрою. Перед игрой стараюсь не забивать голову, вальяжно чувствую себя, стараюсь быть веселее. Мандраж, конечно, присутствует, но стараюсь не нервничать – включаю музыку, хожу сам по себе.

– Еще в начале сезона могли ожидать, что всё так удачно сложится?

– Нет, конечно, не мог. В регулярном чемпионате как-то удачно всё пошло, но то, что всё так пойдет и в плей-офф, этого я ожидать точно не мог. Не знаю, в плей-офф очень тяжело пропускать мало, но команда мне помогала – пласталась, бросалась по шайбу. Где-то я им помогал – так и дошли до финала.

– Некоторые игроки в Instagram вас называют трещиной. Почему?

– Это Булат Байкеев (улыбается). На тренировках, между большим количеством игр, я иногда могу пропустить между ног, и он мне говорит: «Вот, ты опять пропустил в трещину». На тренировках я просто не люблю садиться, тратить много сил, экономлю их на игры. А он продолжает надо мной шутить.

– Он, как и вы, провел хороший сезон.

– Да, Булат показал, насколько он дорог нашей команде, полезен – много победных и важных шайб забросил. Их тройка с Насыбуллиным и Ядроецем очень помогла в плей-офф.

– Болельщики еще выкладывали фотографию, где изображен вы, а перед вами кирпичная стена.

– Да, я даже себе забрал её и выкладывал. На самом деле поддержка в плей-офф была просто сумасшедшей. На домашних играх дворец ходуном ходил, я думал, в какой-то момент трибуна просто упадет на лед. Своей игрой мы заслужили такую поддержку, я рад, что мы смогли вернуть болельщиков на трибуны, потому что еще в начале сезона дворец не заполнялся. Город начал жить хоккеем, думаю, для Альметьевска это самое главное.



– Несмотря на ключевую роль в команде, после матчей вы возили тележку с грязными свитерами на стирку.

– Тут не важно, какая у тебя роль в команде. Таковы реалии, молодые должны помогать. Кто последним уходил из раздевалки, тот и увозил эту тележку. Так получалось, что иногда я и был последним. Ничего такого в этом нет – у нас все равны.

– Вы в свое время оказались в «Южном Урале». Это была чья инициатива?

– Когда мне это сообщили, я вообще был на учебе, ничего не знал. Мне позвонили, сказали, что мной интересуются, что «Южному Уралу» нужен молодой вратарь. Они видели, что по МХЛ у меня была неплохая статистика. Приехал, потихоньку начал вкатываться, ставили меня на игры с командами послабее. На тот момент мне было всего 18 лет, находился на каком-то кураже. Благодарен, что меня позвали туда, дали шанс.

– Свой дебютный матч в ВХЛ помните?

– Да, меня поставили на игру со «СКА-Карелией». Прошло пять минут, мне бросают в девятку и забивают, я сижу на коленях, думаю, что вообще происходит, ничего не понимаю. Броски совсем другие, намного сильнее и быстрее. Еще команда бросающая, в первом периоде вообще не понимал, что происходит. Но потом вкатился, несколько раз выручил команду, а за пять минут до конца мне опять бросают и попадают в другую девятку. Я опять сижу, думаю, как так? Что происходит вообще? Но впечатления были яркие, эйфория какая-то была, хотел играть еще и еще.

– В этом же сезоне «Южный Урал» играл в плей-офф против «Нефтяника». Многие говорили, что именно благодаря вам «закрыли» серию с альметьевской командой.

– Нет, почему? Ребята мне сильно помогали. Не знаю, насколько я слышал, в «Нефтянике» очень сильно негодовали, почему я оказался в «Южном Урале» и играю против них. На тот момент я просто выполнял свою работу.

– Андрей Кирдяшов, говорят, очень эмоциональный тренер.

– Да, но при этом он очень сильный тренер, который всегда может найти нужные слова, настроить команду. Он настолько давно находится в хоккее, что понимает его лучше, чем многие тренеры КХЛ. Думаю, он бы смог тренироваться клуб из КХЛ, и у него многое бы получилось. Чего стоят только его раскатки.

– Что за раскатки?

– У него есть семь раскаток, которые он вывешивает на тренировках перед играми и каждая пятерка выбирает себе одну из них. Это раскатки, которые помогают быстро выйти из своей зоны, перейти в атаку.

«РИНАТ ВАЛИЕВ СКАЗАЛ: «НХЛ – ЭТО БОМБА»

Герман Скоропупов и Тимур Билялов (справа)

– Вы себя считаете маленьким вратарем?

– Да, считаю, что у меня небольшой для вратаря рост. Но при этом, считаю, что у меня есть свои преимущества перед большими вратарями. Я более подвижный, играю за счет скорости, реакции, а большие вратари играют за счет позиции. Это, кстати, намного удобнее, но я пока не привык так играть. Я очень много действую по линии ворот, не выкатываюсь, хотя для меня это плохо, потому что мне нужно чаще выкатываться, сокращать угол броска. Большим вратарям в этом плане полегче, был бы я хотя бы метр восемьдесят пять, то было бы лучше.

– Нильссон недавно играл за «Ак Барс». Он был очень габаритным.

– Я его в основном видел по телевизору. Меня впечатлила его игра, он как раз играет за счет позиции, все броски летят в него. Хочется тоже к этому стремиться, чтобы шайба попадала в меня.

– Не завидуете большим вратарям?

– Там тоже есть своим минусы. Большим вратарям, например, тяжелее двигаться. Василий Кошечкин раньше играл в основном только за счет своих габаритов, но сейчас я смотрю его игры и вижу, что он очень сильно прибавил в движении и ему это помогает сейчас, он везде успевает.

– Чего не хватило Сорокину в финале?

– Для него этот сезон вообще успешный, в плей-офф вряд ли могут быть какие-то вопросы. Просто есть такие игроки, как Зарипов, Мозякин или Коварж, которые из ничего могут создать момент, там такое мастерство. Видно было, что где-то Сорокин переживал. Но, повторюсь, есть такие люди, как Мозякин и ничего ты не сделаешь. Я Илюху хорошо знаю, считаю, что в скором времени он будет играть в НХЛ. Видно, что он в порядке, но Мозякин берет шайбу, бросает, она летит через пятерых игроков и залетает в девятку. Что тут сделаешь? Просто без шансов. Видимо, в финале суждено было победить именно «Магнитке».

– 1995-й год рождения очень сильный в России, многие уехали играть за океан. У вас была возможность?

– Да, молодежный чемпионат мира это показал, наш год завоевал «серебро». У меня не было возможности уехать за океан, на данный момент ситуация такая, что я в России и хочу играть в КХЛ.

– Вы ведь из-за травмы не попали на молодежный чемпионат мира?

– Можно сказать и так, но это решал тренерский штаб. Шансы поехать на турнир были, но я там получил травму, выбыл на месяц и восстановился прямо перед поездкой. Не знаю, смог бы я проявить себя там или нет, но я хотя бы конкурировал. А так, прошлый сезон из-за травмы у меня пошел насмарку, «Южный Урал» не попал в плей-офф, мне пришлось начинать всё заново. Очень сильно переживал, когда понял, что не поеду в сборную. Хотелось поехать на турнир, получить какую-то международную награду.

– Ринат Валиев, с которым вы вместе начинали играть, уехал за океан и уже дебютировал в НХЛ. Следите за ним?

– Да, мы постоянно на связи. Рассказывал мне: «Вот я Ягра встретил». Я ему говорю, что молодчик. На самом деле, я безумно рад за него. Считаю, он – один из самых перспективных защитников, который заиграет в НХЛ. У него для этого есть всё – габариты, он игрок атакующего плана. Такие защитники в НХЛ ценятся. Он рассказывает, что уровень там запредельный, полные арены, эмоции непередаваемые. Всё, что он мне сказал: «НХЛ – это бомба».

– Говорят, его все уговаривали не уезжать из Казани.

– Да, было такое. Но он принял решение и у него всё получилось. Он загорелся Америкой, захотел там играть. НХЛ – это самая сильная лига, куда хотят попасть абсолютно все.

– И вы?

– Конечно, но у меня сейчас другая цель

– КХЛ?

– Да, в следующем сезоне нужно биться за место и попадать туда. Неважно, какая это будет команда, «Ак Барс» – прекрасно, если нет, то нет. Главное, чтобы мне дали шанс и я играл там.

«ХОЧУ ИГРАТЬ В КХЛ И НЕ ВАЖНО, В КАКОЙ КОМАНДЕ»


Фото: Официальный сайт «Нефтяника»

– Сейчас что-нибудь известно касательно вашего будущего?

– Нет. Сейчас сижу и жду новостей, где я вообще окажусь в следующем сезоне. Агенты мои проводят работу, разговаривают с руководством «Ак Барса». Мне ничего не говорят, я ничего не знаю, честно.

– У вас контракт с «Нефтяником» на год был?

– Контракт был подписан на два года, но меня отпускали на год. Сейчас я уже вернулся в Казань, жду, что будет дальше. Конечно, хочется попробовать свои силы в КХЛ. Сейчас я вижу, что Хакимова взяли в Нижнекамск, Сохатского – в «Автомобилист», вратари потихоньку занимают места в КХЛ. Не знаю, многое зависит от руководства «Ак Барса» – либо мне дадут шанс здесь, либо отправят в какую-нибудь команду, где у меня будет хотя бы возможномть попасть на сборы.

– Готовы будете ехать в условную «Кузню»?

– Мне, если честно, вообще не важно. Я хочу в эту лигу, хочу просто попробовать, что это такое.

– А если вернут обратно в Альметьевск. Расстроитесь?

– Наверное, да, потому что хочется подняться выше. Но, если получится так, что меня вернут в «Нефтяник», это не отменит того факт, что от меня будут ждать результата. Я буду играть также, как и раньше, буду доказывать свое место, показывать, что я достоин быть первым номером.

– Впереди сбор с «Ак Барсом». Вы готовы будете конкурировать с Гариповым и Галимовым?

– Жизнь покажет. Если честно, пока у меня вообще нет сил, еще не отошел от прошлого сезона. Сейчас даже если минут пять побегаю, начинаю уставать, задыхаться. А за лето я смогу нормально подготовиться и буду биться за место в составе. А там уже тренерский штаб будет решать, что дальше делать со мной. Я должен только работать и доказывать, что готов конкурировать.

– Вы ведь уже надевали свитер «Ак Барса», были лимитчиком на одном из матчей в КХЛ.

– Да, это на самом деле тоже непередаваемые эмоции. Тогда тренером был Валерий Белов, играли, по-моему, против новокузнецкого «Металлурга» и как раз против нас играл Сорокин. Смотришь, ему 18 лет, а он играет и хочется тоже выйти на лед. С другой стороны, я даже когда на скамейке стоял меня всего трясло от этого антуража. Был момент, когда у Кости Барулина не пошла игра и я уже чувствую, что могу выйти и заменить его. Меня еще сильнее заколотило, я весь задрожал. Мы в этот момент посмотрели с Валерием Геннадьевичем друг на друга и он, видимо, понял, что лучше не надо меня выпускать и просто отвернулся.

Я потом и на следующем матче был запасным вратарем, уже так сильно не переживал, начал привыкать, был поспокойнее. Опыт – это как раз то, ради чего я хочу попробовать свои силы в КХЛ. Ты переходишь на другой уровень – это другая психология. К этому нужно привыкать, если хочешь дальше вырасти.

– Чем запомнился этот период в казанской команде?

– Всегда замечал, что в Казани собирается рабочий коллектив и все друг с другом в хороших отношениях. С уважением относятся к молодым ребятам, подсказывают какие-то моменты. Нет никакого подразделения на молодых и старых, дружный коллектив был. Видимо, благодаря Зинэтуле Хайдаровичу в «Ак Барсе» каждый год такой коллектив.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Тимур БИЛЯЛОВ

Дата рождения: 23 марта 1995 года
Место рождения: Нижнекамск
Карьера игрока: «Ак Барс» (Казань) – 2008 - 2012; «Ирбис» (Казань) – 2012/13; «Барс» (Казань) – 2013/14; «Южный Урал» (Орск) – 2013 - 2015; «Нефтяник» (Альметьевск) – 2015/16.
Достижения: обладатель Братины (2016), самый ценный игрок плей-офф ВХЛ (2016).

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть