Александр Лебзяк: «Мельдониевый скандал раздули американцы, ВАДА находится под их влиянием»

Чемпион Европы, мира и олимпийский чемпион, а ныне главный тренер сборной России по боксу Александр Лебзяк в интервью «БИЗНЕС Online» рассказал о составе который поедет в Рио, скромных задачах, пользе российского гражданства Роя Джонса и антироссийском заговоре.

В Челны пришел большой бокс. В ледовом дворце состоялась матчевая встреча между сборными России и Германии, организатором которой выступил спортивный клуб имени Айрата Хаматова. Со счетом 4:2 победу одержали российские боксеры, а в качестве почетных гостей турнир посетили легендарные боксёры Николай Валуев и Александр Лебзяк.

«НЫНЕШНЯЯ СБОРНАЯ СЛАБЕЕ ТЕХ, ЧТО БЫЛИ В АФИНАХ, ПЕКИНЕ И ЛОНДОНЕ»

– Александр Борисович, год олимпийский и все ожидания любителей бокса связаны, прежде всего, с главным событием четырехлетия. Отбор на Олимпиаду вроде бы не закончился?

– Да, команда пока не доукомплектована. Мы начали завоевывать путевки на Олимпиаду уже в прошлом году. Участвовали в турнирах лиги ИПБ (лига олимпийского бокса) и лиги ВСБ (полупрофессиональная лига бокса) – это два коммерческих проектах AИБА (международная ассоциация любительского бокса). На сегодняшний день мы взяли восемь путевок на Олимпиаду. Пока у нас нет путевки в весе 81 кг и в весе 91+, поэтому 15 июня поедем в Баку и будем там дозавоевывать оставшиеся олимпийские лицензии, чтобы уже полным составом поехать на Олимпийские игры в Рио.

– А лимит на страну 10 путевок?

– Да. У нас еще не завоевали свои путевки две девочки и два пацана. В мужском боксе подразумевается десять весовых категорий и три категории в женском – 51, 60 и 75+. В весе 75+ путевку уже завоевали. А в первых двух еще нет.

– Как идет подготовка?

– Подготовка идет (улыбается). Сейчас практически все спортсмены разъехались по турнирам – кто в Голландию, кто в Хабаровск, кто участвует в соревнованиях здесь, в Набережных Челнах. До этого мы съездили на турниры в Болгарию, в Испанию, боевой практики там набирались. В лиге WSB боксируют пять раундов по три минуты, в ИПБ бой состоит из 6 - 12 раундов, поэтому сейчас мы переходим на наши любительские рельсы – бои в три раунда по три минуты, ребят обкатываем здесь.

Александр Лебзяк
Фото: Михаил Пан

– Соревнования - это лучший способ подготовки?

– Мы готовимся не только на соревнованиях, уже состоялось несколько тренировочных сборов. 22 мая заезжаем в Армению. На Кавказе у нас планируется трехэтапная подготовка – это будет Цахкадзор, Кисловодск и Сочи. В Цахкадзоре мы будем повышать общую физическую подготовку. Жить будем на базе, расположенной на высоте 1500 метров над уровнем моря. Бегаем, поднимаясь на высоту до 3000 метров. Потом неделю дадим отдохнуть, и потом снова собираемся в Кисловодске.

– Как оцениваете уровень нынешней сборной?

– Команду у нас молодая, на сегодняшний день из всей сборной только два человека прошли полный олимпийский цикл – это Миша Алоян и Андрей Замковой. Остальные – молодежь, хотя и она уже участвовала и в чемпионате Европы и в чемпионате мира. Надеемся на лучшее, хотя если брать в расчет 2008 или 2012 годы, то нынешняя команда, конечно, слабее. Не говоря уже про 2004 год, когда выступали Саша Поветкин, Женя Макаренко, Олег Саитов. Эти ребята, на мой взгляд, были и сильнее и целеустремленнее.

«В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ КАЧЕСТВО СУДЕЙСТВА ОСТАВЛЯЛО ЖЕЛАТЬ ЛУЧШЕГО»

– На кого рассчитываете?

– На Алексея Егорова, на тех же Замкового, Алояна. Но прогнозы – дело неблагодарное. Надеешься на одного, а лучшего результата вдруг добивается другой. Посмотрим еще, что будет с судейством в Рио, потому что в последние годы, откровенно говоря, качество судейства оставляло желать лучшего. Мы должны выходить в ринг и быть на голову сильнее соперника, чтобы уже никаких инцидентов не было.

– То есть, вы хотите сказать, что мы не фаворитами едем на Олимпиаду?

– Мы сильная команда, но многие наши соперники, думаю, не знают, в каком мы находимся сейчас состоянии. В мою бытность спортсменом, когда я был сильный, я говорил, что я слаб, а когда я был слаб – всегда говорил, что я силен, как никогда. Так и в сборной. Полагаю, что мы все-таки одни из фаворитов на Олимпиаде и, безусловно, будем одними из тех, кто будет претендовать на олимпийское «золото».

– Наряду с кубинцами и американцами?

– Наряду с кубинцами, с казахами. Сейчас бокс в целом в мире значительно вырос. Я вам скажу, что и англичане сильные и ирландцы хорошие, и мексиканцы, и американцы, не говоря уже о казахах, узбеках и украинцах. В каждой стране в каждой весовой категории есть по два-три очень сильных боксёра. У нас вроде бы и сильная команда, но всё будет ясно уже после жеребьевки – кто на кого попадет. Потому что у кого-то самые сильные боксеры в легких весах, у кого-то в средних, а у кого-то – в тяжелых.

«МЕДАЛЬНЫЙ ПЛАН ФОРМИРУЕТ ФЕДЕРАЦИЯ»

– А какой результат для сборной вы бы назвали удовлетворительным?

– Думаю, нам надо взять хотя бы одно «золото».


Фото: Михаил Пан

А сейчас, как в былые времена, есть план по медалям? Виталий Леонтьевич спускает планы?

– Такое действительно было, сейчас планы тоже есть, но федерация сама их формирует. Мы сами планируем сколько «золота», сколько «серебра» и сколько «бронзы» должны завоевать на тех или иных соревнованиях. Единственное, мы свои планы отдаем наверх, в министерство спорта. Мы всё мониторим, всё просматриваем и, исходя из реальной ситуации, делаем свои прогнозы. Раньше были случаи, когда например, мы завоевывали две золотые награды на Олимпиаде, и на следующую Олимпиаду ехали уже с задачей завоевать три «золота». И не дай Бог, завоевать два! Это уже считалось неудачным выступлением! Поэтому сейчас всегда смотрим на результаты предыдущей Олимпиады.

– И сколько золотых медалей у нас было на Олимпиаде в Лондоне?

– Одна. И три «бронзы». И девочки взяли «серебро» и «бронзу».

Как проходит отбор в сборную страны?

– Через чемпионат России. Он проводится ежегодно. Если ты вошел в восьмерку сильнейших, ты уже в резерве сборной, а если дошел до полуфинала, то ты уже являешься членом сборной России.

- Конкуренция высокая?

– Да, очень высокая. Очень сильные есть представители и с Урала и с Сибири и с Кавказа. Ребята сейчас идут в бокс, наблюдается хорошая динамика.

– А в Татарстане есть перспективные парни, самородки, из которых со временем могли бы вырасти свои Лебзяки, Цзю, Саитовы, Хаматовы?

– В Татарстане есть хорошие ребята. Используя нашу терминологию, мог бы сказать, что у вас «с мужиками» пока проблема, а по юношам, по юниорам в республике очень хорошая команда, ребята перспективные. Уверен, что пройдет год-два, и они будут уже в составе национальной сборной. Но все-таки юноши и юниоры – это один вопрос, но хотелось бы, чтобы и «в мужиках» в сборной присутствовал один или несколько спортсменов и из Татарстана.

«ТЯЖЕЙ У НАС НЕ ХВАТАЕТ»

Из разговора с челнинскими специалистами бокса стало ясно, что большой проблемой является период, когда спортсмен из юниорского возраста переходит во взрослый спорт. Здесь многие перспективные боксеры, собственно, или заканчивают свою карьеру или уезжают в другие регионы.

– Есть такое. Раньше были такие экспериментальные сборные, куда включали боксеров в возрасте 19 - 22 года. Я считаю, что они нужны, потому что не все юниоры, которые переходят в «мужики», там задерживаются. Их вышибают, и бывает даже, что они просто бросают после этого спорт. Они недостаточно окрепшими попали в сборные. Если взять меня, например, или Костю Цзю, или Диму Елисеева – нас на самом деле немного таких, кто в свое время из юниоров сразу же влился в национальную сборную страны и сумел там закрепиться. Все-таки мужики – есть мужики, а юниоры, я считаю, всё равно нужно пару-тройку лет дать в сборной, как говорится, пообтесаться. Чтобы стать более мужиком что ли.

– А как эту проблему решить?

– Это уже задача личного тренера. Он должен аккуратно вести такого боксера, особенно, если он тяжеловес. Тяжей у нас не хватает, на самом деле, и они «расцветают» где-то только к 25 - 27 годам. Можно ведь поставить боксера на вольный бой с чемпионом, и он его нокаутирует. Для чего это? Поэтому молодому боксеру надо очень аккуратно выбирать партнеров. Если юниор попал в сборную, его бои нужно согласовывать с главным тренером. Это всё обсуждается в ходе тренировочного процесса.

Ложа почетных гостей
Фото: Михаил Пан

– Учитывая вашу сегодняшнюю должность, можно предположить, что вы много ездите по стране, сказали, что в Челны вы прилетели из Хабаровска. Много ли в стране боксерских клубов аналогичных спортклубу имени Айрата Хаматова, организовавшего большой спортивный праздник?

– Их немного на самом деле, но они есть. Есть даже клуб Лебзяка.

– В Магадане?

– Нет, не в Магадане, в Саратове. Есть клуб Лебзяка в Кирове, есть клубы имени Юрия Александрова – нашего чемпиона мира. Думаю, их всего пять-шесть по стране. Если клубы открываются и называются именами великих чемпионов – это очень хорошо, я считаю.

– Клубы, которые названы вашим именем вы лично курируете?

– Я их курирую, но во внутреннюю кухню не лезу. Меня радует, что в каждом их них занимаются от 300 до 500 детей. Понятно, что пока еще нет таких «мужских» результатов, а юноши и юниоры хорошо идут. Не все станут чемпионами, самое главное – чтобы они стали нормальными людьми и настоящими защитниками нашего Отечества. Я побывал сегодня в вашем клубе единоборств. Надо, конечно, отдать должно тем меценатам, которые его сделали, оборудовали. Поверьте, такого уровня залов в стране немного. Мне сказали, что и мэр Набережных Челнов поддерживает бокс. Я очень рад этому. У вас в Татарстане действительно много хороших ребят, но чемпион мира всего один – Айрат Хаматов. И он у вас как путеводная звезда. На него ребята должны равняться и становиться такими, как он. Уверен, что клуб его имени обязательно будет развиваться. Дети смотрят на Айрата Касимовича и идут в бокс. Нисколько не сомневаюсь, что даже после сегодняшней матчевой встречи между сборными России и Германии, которая, кстати, идет в зачет кубка Европы, дети просто толпой пойдут записываться с секцию бокса.

– Как и вы в свое время сделали, посмотрев Олимпиаду-1980?

– Да, именно так.

– В составе сборной страны на турнир приехали два представителя Башкортостана – Артур Субханкулов и Иван Абрамов. Татарстан с Башкортостаном всегда конкурируют, о каком бы виде спорта не шла речь. В Башкортостане бокс развит сильнее?

– У нас в Челны на самом деле приехала «сборная солянка». Есть и первые номера сборной, есть и вторые, третьи, есть и ребята, которые стоят в резерве. Башкиры действительно в последние годы прибавили, некоторые из них попали в национальную сборную. Есть Дороничев, Субханкулов, Абрамов. Конечно, хотелось бы, чтобы были и бойцы из Татарстана.

– А наших Антона Зайцева и Эдуарда Авджана вы рассматриваете как ближайший резерв?

– Рассматриваем, всеё будет зависеть от того как они выступят на чемпионате России, он состоится в ноябре этого года.

– Насколько известно, к Олимпиаде будут введены новые правила – отменят шлемы. Тем самым любительский бокс будет приближен к профессиональному. Вы за или против этого нововведения? И вернет ли это любительскому боксу зрелищности?

– Шлемы отменили еще два года назад, но не на Олимпийских играх. Но буквально полтора месяца назад международная федерация приняла решение, что на и Олимпиаде мы будем выступать без шлемов. Если хотите узнать мое мнение, то я лично против шлемов. Для тренировочного процесса, я естественно, настаиваю, что применять шлемы необходимо, но когда ты выходишь в ринг на официальных соревнованиях, то все-таки без шлемов лучше. Зрители должны видеть лицо боксера - это немаловажный фактор. Есть и другой момент, многие боксеры ушли из спорта, когда ввели эти маски, потому не смогли привыкнуть. Плюс ко всему шлем сужает боксеру угол обзор, видимость ухудшается.

– Но ведь речь идет о здоровье боксера?!

– Согласен, но мы все-таки не шахматами занимаемся, а серьезным видом спорта. Боксер, идя в ринг, заведомо знает, что может получить травму. Но это его работа, он за нее получает деньги. Если не хочет этим заниматься, пусть идет и занимается чем-нибудь другим.

– А какое место сейчас, по вашему мнению, занимает любительский бокс в иерархии единоборств? Чувствуется ли к нему еще интерес, помимо Олимпиад? Складывается ощущение, что не особо. Профессиональный бокс отодвинул любителей на второй план, а различные ММА, и прочие бои без правил вообще затерли любительский бокс на задворки. Вы согласны с этим мнением или можете оспорить?

– Бокс, на мой субъективный взгляд, не обделен. Да, много ребят уходит в кикбоксинг, в ММА, в другие бои. Многих я хотел бы забрать оттуда к себе в бокс, но многие ломятся от бокса, как черт от ладана.


Фото: Михаил Пан

– Почему?

– Потому что им там легче. Я им сам говорю, там же руки ломают, ноги ломают или задушат тебя удушающим приемом. Они говорят – всё равно там легче, по сравнению с боксом. Хорошие ребята там есть, но что делать. Бокс в России сегодня на достойном уровне, я считаю. Идет очень много детей заниматься нашим спортом. Конечно, хочется чтобы шло еще больше. Потому что это, как сито – сто человек пришло, а пять-шесть осталось. Это всегда так бывает.

«СЕЙЧАС У СПОРТСМЕНОВ МОТИВАЦИЯ ВЫСОКАЯ, НО У НАС, ВСЕ-ТАКИ, БЫЛА ВЫШЕ»

Почему Татарстан перестал принимать большие боксерские турниры? Последний чемпионат СССР проводился в 1991 году.

– Да, я сам участвовал в том чемпионате, занял второе место и ушел затем в категорию 75 кг. Я думаю, что это связано, прежде всего, с финансами. И Татарстан не один такой. У нас есть много регионов, где в свое время проводили хорошие турниры, а потом они закрылись. Международных турниров в России сегодня действительно очень мало, два-три не больше – в Хабаровске, в Дагестане... Бокс, вроде бы и не такой затратный вид спорта, но всё равно, чтобы приехать из другого региона, всё оплатить – питание, проживание, аренду – всё это выливается, в итоге, в копеечку. И только сейчас мы начинаем немного шевелиться. А в нулевые годы еще была разруха, все занимались тем, что набивали свои карманы. Всем было не до спорта, но слава Богу, ситуация уже изменилась и государство сейчас выделяет огромные деньги на спорт и на бокс, в частности. Те, кто становится олимпийским чемпионом, чемпионом мира получают очень хорошие деньги. У них хорошие зарплаты, поэтому есть к чему стремиться. Если бы у меня была возможность и здоровье боксировать сейчас, то с удовольствием бы это делал.

– То есть, сейчас мотивация у спортсменов выше, чем была у вас?

– Сейчас у спортсменов мотивация высокая, но у нас, все-таки, была выше, я считаю. Потому что мы выходили и бились за честь и достоинство страны. Сейчас все-таки ребята хотят денег. Я понимаю, но ты хоть что-то сделай сначала, потрудись и потом ты получишь все это. Но молодежь сейчас такая, что хочет легкими путями завоевать себе первое место. Я считаю, что так не получится. Надо пахать, пахать и пахать.

– Когда чемпионом мира стал наш Айрат Хаматов, у нас и залов-то боксерских толком не было. Сейчас есть спорткомплексы – в Казани целый центр бокса, в Челнах отличный зал появился, а чемпионов нет. Обывателя ведь не интересует боксер-чемпион ПФО или чемпион страны, нам нужен чемпион мира! Чего сегодня не хватает – тренеров, методистов, может быть политической воли?

– Политическая воля есть, все знают – какой у нас спортивный президент страны. Есть губернаторы, мэры, которые положительно относятся к спорту, физкультуре и помогают всемерно. Но кадров, которые, как известно, решают всё, тренеров хороших у нас действительно не хватает.

Николай Валуев
Фото: Михаил Пан

– А привлечь кубинских? Они, я думаю, с удовольствием бы приехали к нам...

– Я считаю, что наша советская школа бокса все-таки сильна. Даже после стольких лет, когда бокс никому не был нужен, скелет советской школы бокса, он остался, и его ни в коем случае нельзя рушить. Мы должны только добавлять. Если человек всю жизнь прожил в бараке и ему дали денег, чтобы он построил себе большой дом, он построит огромный барак. Если тренер научился чему-то, он, естественно всё, что знает сам, передаст своему ученику, но этот мальчик расти не будет. Тренер, как и его ученик должен постоянно повышать свою квалификацию.

Изначально планировалось, что в автоград приедут итальянцы, но они неожиданно отказались. Как быстро удалось договориться со сборной Германией о приезде в Челны?

– У нас есть подписанные договора о проведении совместных турниров и совместных тренировках и со сборными Италии и со сборной Германии, со многими сборными. Мы к ним ездим, они – к нам. А помимо договоров, у нас просто очень хорошие со всеми человеческие отношения. И то, что удалось быстро переиграть ситуацию – заслуга исполнительного директор федерации бокса России Евгения Судакова.

«СЧИТАЮ, ЧТО ВАДА НАХОДИТСЯ ПОД ВЛИЯНИЕМ АМЕРИКАНЦЕВ»

– Не могу не спросить про допинговые скандалы. Вчера появилось сообщение, что положительная проба на мельдоний была взята у Александра Поветкина и что 15 наших призеров Олимпиады в Сочи тоже заподозрили в употреблении допинга. Что об этом думаете – это заговор против России или действительно борьба с допингом?

– Я считаю, что это действительно можно назвать заговором. Чем опасен допинг? Допустим, человек совершает какую-то физическую работу без допинга, когда у него кончаются силы, он теряет сознание. Внутри его организма остается энергия, которая не дает ему умереть. Допинг выхлестывает эту энергию, поэтому атлет его употребляющий может, к примеру, добежать до финиша и умереть. Этим он и опасен. Милдронат сам по себе не является допингом, он лишь поддерживает сердечную мышцу, чтобы она держалась в тонусе. Я считаю, что это все идет из Соединенных Штатов. Они посмотрели, что практически все страны бывшего СССР и некоторые европейские страны плотно сидят на этом препарате, и своим волевым решением запретили его.

– То есть вы считаете, что ВАДА находится под прямым влиянием американцев?

– Конечно.

– Хотелось бы, чтобы вы сравнили бокс своего времени и бокс сегодняшний – в чем разница?

– Сегодняшний бокс стал быстрее, динамика изменилась. Если сравнивать времена, когда бился я, то на самом деле он не так далеко ушел вперед или можно сказать, что мы не так давно ушли из бокса, но если сравнивать с 30 - 40 годами прошлого века, то, конечно же, бокс изменился очень сильно.


Фото: Михаил Пан


– Каков, по-вашему, оптимальный возраст для боксера любителя для перехода в профессионалы? Когда он в любительском боксе уже всего добился?

– Одно дело, когда он добился всего в 23 года. И другое, когда в 32, как я. Я провел 327 боев, проиграв из них, по-моему, 15. Я к своим 32 наелся уже бокса по самое не хочу, поэтому и не пошел в профессионалы. И когда говорят, что спортсмен не знает чем себя занять после окончания своей спортивной карьеры... Лично я всегда знал, что буду тренером.

– Как вы относитесь к российскому гражданству Роя Джонса?

– Многие в нашей стране знают кто такой Рой Джонс – это великий боксер. Дети, наше подрастающее поколение видело его бои. И его российское гражданство обернется маленькими плюсиками в копилку российского бокса, и, безусловно, пойдет на пользу. Он ведь встречается с детьми, открывает спортивные школы, и ребята после встреч с этим великим спортсменом идут в бокс – это хорошо. А то, что он до сих пор боксирует, то я считаю, что ему пора, конечно, уже заканчивать. Он уже другой человек и ему нужно по-другому себя вести. Но тут, видимо, вопрос денег. Не знаю, сколько ему платят за бой, но, как в таких случаях говорят, смотря какая сумма стоит на кону, может быть и сам бы на ринг вышел (смеется).

– Знающие вас люди говорят о том, что вы помимо обладания так называемым «Большим шлемом», являетесь еще и чемпионом по анекдотам. Может быть, расскажете какой-нибудь?

– На самом деле, все думают, что боксеры не очень далекие люди. Но боксом, хочу я вам сказать занимались и Эрнест Хэмингуэй, и Платон, и Артур Конан Дойль, и Гиппократ. На эту тему есть такой анекдот: «Корреспондент спрашивает у боксера: «А для чего вам голова?» Тот отвечает: «Для адекватного восприятия окружающей действительности». Корреспондент от этих слов обалдел и переспрашивает: «Чего?» – «Да ем я в нее, ем».

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть