Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Футбол

«Отправил Тарханова на трибуны, а вместе с ним ушел Романцев». Байки бывшего футбольного арбитра

Судьи одни из самых «закрытых» участников футбольного действа. Только по завершении карьеры они позволяют себе вспомнить о былом, поведав замечательные истории. «БИЗНЕС Online» пообщался с Валерием Поканиновым, который рассказал нам, как «разлучал» Олега Романцева и Александра Тарханова на тренерской скамье, как сдержался, чтобы не удалить Леонида Слуцкого, и как был свидетелем двойного хет-трика Александра Бухарова.

«ИНЖИР КУШАЙ, ИКРА КУШАЙ, ПЕНАЛ ДАВАЙ!»

Валерий Поканинов – человек для Татарстана новый. Своим появлением в Казани он обязан тому, что в Поволжской академии спорта и туризма на базе учебно-спортивного комплекса «Буревестник» был создан региональный центр тестирования Всероссийского физкультурно-спортивного комплекса «Готов к труду и обороне». Ответственным за внедрение ГТО в республике как раз и стал кандидат педагогических наук, доцент кафедры теории и методики физической культуры и спорта Поканинов. В прошлом он работал футбольным судьёй, а потом трудился в футбольных школах академии Коноплёва и тольяттинской «Лады».

– Валерий Борисович, как вы пришли в спорт?

– Я вышел из многодетной калмыцкой семьи. У наших родителей было шестеро детей, и мы жили в деревне, в которой было, максимум, сто домов. Учился я изначально в общеобразовательном интернате в местном совхозе, и там начал заниматься спортом. Потом поступил в институт физкультуры, аспирантуру. Этим самым я хочу сказать о социальной значимости спорта, как сейчас, так и тогда, в далёкие советские времена.

Одновременно начал пробовать себя в судейской профессии. Начал совершенно случайно. Пришел на игру чемпионата Калмыкии, а там не было помощника главного арбитра. Меня попросили отработать на линии, взял флаг, и отсудил так, что запомнился судейской коллегии. Пусть, у меня не было опыта судейской работы, зато помогал опыт действующего футболиста. Это сейчас «придумывают» судейские школы. Да еще и набирают в такие школы по объявлению. В мои годы было одним из позорных выражений – «понабрали по объявлению». Человеку 16 лет, он еще не имеет никакого авторитета, жизненного и футбольного опыта, элементарно не умеет управлять коллективом, беседовать с людьми, а его начинают учить судейским азам, и ставить на обслуживание матчей. Зачем это?

Возвращаясь к своей карьере. Я немного поработал судьей на линии, и тут же получил назначение главным судьей на матч в Дербенте. Приехал я туда, прибежал администратор, и сразу обозначил то, что требуется – «Вай-вай-вай. Инжир кушай, икру кушай, шашлык кушай, но пенал давай, вай-вай-вай (смеется). «Пенал», то есть 11-метровый, я не дал, но, в целом, неплохо отработал, и так пошла моя карьера.

Валерий Поканинов
Фото: Ирина Ерохина
– Вы не были сторонником давать «пенал»?

– Знаете, один из пенальти я назначил, даже будучи боковым арбитром. Мы договорились с главным судьей того матча Андреем Будогосским, что я, работая на линии, буду ему, по возможности, подсказывать, пользуясь определенными знаками. К примеру, о назначении пенальти я должен был сигнализировать, взяв флаг в руки.

«КАК Я СТАЛ НАЦИОНАЛЬНЫМ ДОСТОЯНИЕМ КАЛМЫКИИ»

– Вот откуда возникло выражение «флаг в руки»?

– Не исключено. То был матч в первом дивизионе, играли в Астрахани «Волгарь» и тульский «Арсенал», напичканный бразильцами. А руководил тогда туляками знаменитый Евгений Кучеревский. Вот в одном из моментов туляки нарушили правила в своей штрафной, и Будогосский, не успевавший к эпизоду, назначил пенальти после моего сигнала. Там было развитие эпизода в том, что украинский легионер «Арсенала» Игорь Корниец обозвал меня, «Узкоглазый, ты глаза разуй», о чем я также сигнализировал и его удалили. Кучеревский, расстроенный, зашел потом в судейскую, чтобы узнать причины удаления, и Будогосский сказал: «Корниец оскорбил национальное достояние Калмыкии». (Смеется).

И это правильно, я считаю. Мы не давали себя в обиду, потому, что человеческое достоинство нельзя оскорблять. А сейчас что творится. «Краснодар» забивает «Рубину» с 3-метрового офсайда, «Анжи» забивает «Мордовии» с 5-метрового офсайда, футболисты «поливают» арбитров, и они это «проглатывают». Почему? Может, потому, что чувствуют свою вину? Как недавно образно, но правильно сказал Анатолий Бышовец: «У каждого века есть свое средневековье». Вот сейчас в нашем судействе творится «средневековье».

– Вы работали в зоне Юг в те годы, когда там начинал тренерскую карьеру Леонид Слуцкий. Случаем, не вы удалили его с тренерской скамейки?

– Нет, хотя шанс был. Его «Олимпия» из Волгограда играла матч в Саратове против «Салюта», не путать с «Соколом», это чемпионат второй лиги. Я работал на том матче, за «Олимпию» играли Роман Адамов, Денис Колодин, а также их нераскрывшиеся звездочки Алексей Жданов, Андрей Рябых. Саратовцы в итоге выиграли 3:2. Слуцкий вёл себя импульсивно, и начальник волгоградского клуба Константин Дронов, вальяжно сидевший на трибуне, сказал мне: «Да удали ты его, нахрен!» Но я не послушался (смеется).

Леонид Слуцкий (слева) в молодости
slutskiy.ru

– Как, кстати, завершился матч «Волгаря» и «Арсенала»?

– Астрахань победила. Гол забил Александр Кротов, чей сын недавно выступал в «Спартаке», а сейчас защищает цвета пермского «Амкара».

«КАК ЧЕРНОЕ МОРЕ БЫЛО НА РЕМОНТЕ»

– Интересная история. Есть у вас в памяти еще подобные?

– Так сразу и не вспомнишь. Хотя… Валентин Липатов рассказывал байку о том, как молодой судья получил назначение в город, где он ранее играл. Вернулся расстроенным, потому, что, помимо того, что его «послали на мыло», еще и причислили к сексуальным меньшинствам. Липатов ему и сказал: «А я предупреждал тебя, чтобы не судил там, где тебя хорошо знают» (смеется). Или Александр Хохряков, который умудрился войти в число ведущих советских судей, представляя такой нефутбольный регион как Марий Эл, «травил», как съездил в Одессу, на матч местного СКА. Ему пообещали перед матчем рыбу за «положительный» для хозяев исход матча. А после первого тайма хозяева уступали – 0:2, и Хохряков говорит: «Смотрю, а моя рыба из раздевалки уплывает на глазах» (смеется). В итоге хозяева проиграли, а Хохрякову отказали в презенте, сказав: «Извините, сегодня Черное море на ремонте». Еще случай. Приехали на игру в южный регион, нас встретили, ну, естественно, «посидели». И уже слегка «хорошенький» главный судья из Москвы говорит мне: «Вот я разгадываю кроссворд. Ответь мне на вопрос: «Враг судьи из пяти букв». Я думаю, ну, игрок, наверное, больше терминов из пяти букв просто нет. Он говорит: «Неправильно. Это ничья. Потому, что за на неё никто не платит».

Такие байки можно до вечера травить, а что касается развития моей карьеры, то, со временем, я переехал по педагогической работе в Тольятти, и, соответственно, начал обслуживать матчи другого - Поволжского региона. Там тоже были уже свои истории. К примеру, в Нижегородской области есть такой город Урень, в котором была команда «Энергетик». А там прямо на стадионе жили два огромных бурых медведя – Гришка и Машка. И вот местные представители сразу предупреждали судейскую бригаду, что в случае плохого судейства они нас познакомят с Гришкой и Машкой.

– Побаивались, что исполнят обещание?

– Знаете, иногда люди страшнее. К примеру, я помню, как работал на полуфинале Кубка России 2003 года, когда играли тольяттинская «Лада» и московский «Спартак». Вот там главного арбитра так отбуцкали в перерыве матча, что страшно было смотреть. С одной стороны, были причины – он отменил два чистых гола местной команды, поэтому даже особо не возмущался. Кстати, это был, на данное время, последний трофей «Спартака», который тогда вышел в финал, где обыграл «Ростов». Олег Романцев мне тогда запомнился…

– Чем?

– Олег Иванович приехал в Тольятти, а по соседству там работал Александр Тарханов, возглавлявший самарские «Крылышки». А они же друзья детства, ровесники, уроженцы Красноярска. Само собой встретились до игры, чтобы вспомнить былое. В результате, в день игры, оба в темных очках, сидели на скамейке запасных «Спартака». А я же резервный, это моя зона ответственности. Подхожу, говорю: «Александр Федорович, вы не имеете права находиться на скамейке «Спартака». Олег Иванович мне – «А почему?» – «Потому, что он не вписан в официальный протокол». Романцев – «Да?! А давайте мы его впишем». Я говорю, чтоне положено - Тарханов работает в другой команде. Тогда Романцев говорит: «Ну, раз так, то и я здесь сидеть не буду». Они встали, и ушли с Тархановым на трибуну. Чудили, одним словом.

Выиграй тогда «Лада», может, и по-другому сложилась бы судьба автозаводского клуба. А в итоге завод от него отвернулся, и команду пришлось потом создавать заново, но уже за счет муниципального бюджета.

«ЖЕНЩИНЫ В ФУТБОЛЕ МАТЕРЯТСЯ ГОРАЗДО БОЛЬШЕ»

Потом еще помню, «Рубин-2» судил, который играл с Дзержинском, и обыграл его 9:0. В этом матче сразу шесть голов забил Александр Бухаров. Талант его был виден невооруженным глазом. Работал я инспектором на матчах женского футбола.

– Кто больше материться на поле?

– По опыту моей работы – женщины, это однозначно. Они просто на мате разговаривают. Причем, я заметил, что женщины в футболе очень прилично закладывают за воротник. Сейчас у мужчин такого не встретишь, потому, что они понимают, что это профессия, где есть конкуренция, надо следить за своим здоровьем. Кстати, был сезон, который мы отработали практически бесплатно.

– Почему?

– А тогда руководителем судейского корпуса был Сергей Хусаинов. И он держал наши командировочные в каком-то банке, который лопнул, и заработанные нами денежки тю-тю. Целый сезон ездили за свой счет, рассчитывая, что нам компенсируют затраты, но этого так и не произошло. С этим, отчасти, было связано то, что я со временем ушел из судейской профессии. Потому, что предложили перейти на работу в футбольную академию Коноплёва. Причем, это был масштабный проект. Я пришел на собеседование с Коноплёвым, он спросил: «Сколько ты получаешь в вузе, как заведующий кафедрой?». Я говорю «10 тысяч рублей». – «У меня будешь 50 тысяч получать. Что это у тебя за машина, «шестерка»? Я тебе дарю «десятку».

Поработал я в академии, а потом перешел в школу «Лады», 12 лет проработав там спортивным директором. Это пришлось на время, когда завод отказался от социальной составляющей, в том числе и от спорта. В итоге, к нам в управление перешел старый стадион, который проще было взорвать и построить новый, чем реконструировать. Тем не менее, мы выстроили работу, за счет внебюджетного финансирования. Получая от города на проведение всех соревнований 314 тысяч рублей, мы зарабатывали в год 25 миллионов рублей. Сдавали в аренду гостиницу, восстановительный центр, крытый лед, всё, что было можно.

Мы практически постоянно командой наших выпускников играли на финалах первенства России. В частности, команда 1997 года рождения едва не лишила казанский «Рубин» будущего чемпионства. Тогда на полуфинальной стадии «Рубин» только в конце сравнял счет, выйдя в финал, где они и стали чемпионами, а их игроки сейчас составляют костяк дубля казанского «Рубина». Я эту историю прекрасно помню, поскольку в команде «Лада» 1997 года играл мой сын Антон, и наш воспитанник Иван Хабаров, которые сейчас также переехали в Казань, учатся в Поволжской академии, и играют за футбольную команду нашего вуза.

– Это всё хорошо, но футбольная школа существует для того, чтобы готовить футболистов. В советские времена Тольятти дали футболу Евгения Харлачева и Александра Белозерова, Алексея Бахарева и Алексея Верещака. И это только навскидку. Кого подготовили в годы вашей работы?

– Около сорока человек играет сейчас в профессиональных командах. Плодами нашей работы была подготовка, к примеру, Павла Соломатина, ныне игрока московского «Динамо». Недавно «Зенит» объявил о покупке Максима Палиенко, который был у них в аренде, а принадлежал самарским «Крыльям Советов». В целом, в составах команд премьер-лиги находятся 14 воспитанников нашей школы, которые выросли в годы моей работы. Тот же Соломатин мог закончить с футболом, тогда я его лично отвез в московский «Спартак», к Сергею Чикишеву, который в конце минувшего сезона стал и.о. главного тренера московского «Динамо». Палиенко мы тоже воспитывали, а потом отдавали в «Спартак». Кстати, продолжая тему красно-белых, нынешний спартаковец Илья Кутепов, также прошел через Тольятти, только через академию Коноплёва, куда его пригласили из школы бразильского футбола.

С мячом Максим Палиенко
kc-camapa.ru

«В ШКОЛЕ ГАЛИЦКОГО Я ВИЖУ «ФОРМУ», А «СОДЕРЖАНИЯ» ПОКА НЕ ВИЖУ»

– Откуда, простите?

– Школа бразильского футбола, которая существовала в Геленджике. Там начинал Кутепов, потом переехал в академию Коноплева, откуда, его отправили в «Спартак». На мой взгляд, это лучшая футбольная школа России.

– А «Краснодар»?

– Знаете, есть такое философское понятие «форма-содержание». У Сергея Галицкого есть «форма», а вот «содержания» я пока не вижу. Всем футбольным процессом академии «Краснодара» руководит некий серб Александр Марьянович, который навязывает нам чуждую футбольную философию. Зачем? Я уже сталкивался с подобным в академии Коноплёва, где футболом рулили голландцы, у которых были миллионы под руками, зарплаты тренеров в 80 тысяч рублей, и возможность пригласить в академию практически любого талантливого российского пацана. А у нас в «Ладе» было 314 тысяч рублей на всё про всё, местные ребята и тренеры, которые работали с ними за 30 тысяч рублей. И я не скажу, что академия Коноплёва выглядела намного лучше нас. Вот я назвал Соломатина, Палиенко, вспомню еще Станислава Крицюка, который до 14 лет воспитывался в стенах нашей школы. Роман Савенков и Дмитрий Рыжов, чемпионы Европы среди юниоров 1989 года рождения, тоже начинали свой путь в футбол у нас.

– Ту команду, которая ровно десять лет назад стала чемпионом Европы, ставили и ставят в пример, как людей, не оправдавших надежды в массовом порядке. Поскольку из той чемпионской команды в футболе-то осталось всего пара человек. Почему, в конкретном случае, не заиграли ваши воспитанники?

– Савенков тогда стал чемпионом, не сыграв ни одного матча в финале, поскольку основным голкипером был известный сейчас Евгений Помазан. Савенков поиграл за команду нашей школы, потом уехал на Украину, но так и не заиграл там. А Рыжов от нас перешел в академию Коноплёва, оттуда перебрался в ЦСКА в звездном статусе, откуда поехал по арендам, и нынешний сезон завершал в составе армавирского «Торпедо» у Валерия Карпина. Раскрыться ему, в полной мере, помешали две серьезные травмы. В челнинском «КАМАЗе», кстати, сейчас играли сразу трое наших воспитанников – Сергей Волосян, Максим Павлов, Павел Сафронов, в «Нефтехимике» – Владимир Ярославцев. С Сафроновым была связана интересная история. Он начинал в «Ладе», а потом я его отправил в «Машук» из Пятигорска, в котором работает начальником команды мой старший брат. Сафронов за сезон забил 21 гол и стал лучшим бомбардиром зоны Юг. После чего в Пятигорск приехал некий деятель из Тольятти, посчитавший, что имеет права на футболиста Сафронова, и выкрал (!) его из распоряжения команды. Повез его в «Аланию». Закончилось тем, что футболиста вернули, а этого деятеля на неделю задержали, и учили уму-разуму, после чего он еле ноги унёс.

Дмитрий Рыжов (в белой футболке)
Фото: afc-torpedo.ru


«РАЗНЫЕ ТРЕНЕРЫ ПРОСИЛИ У АГРОНОМА РАЗНЫЕ ПОЛЯ»

– Вы воспитанник калмыцкого футбола, но про него мы практически не поговорили, хотя в начале «нулевых» в республике была очень интересная и самобытная команда – «Уралан» из Элисты.

– А я же с ней практически не пересекался. Там работал мой старший брат, о котором я уже говорил. Причем, его приход в футбол был достаточно случайным. Он окончил аспирантуру Тимирязевской академии, стал дипломированным агрономом, кандидатом наук. И вот с выходом «Уралана» в высшую лигу, ныне премьер-лигу, футбольному клубу понадобились хорошие поля. Любого спросите – скажут, что в Элисте в те годы были лучшие поля по премьер-лиге. Но со своими особенностями.

– То есть?

– Каждый наставник относился к полям, согласно своему тренерскому кредо. К примеру, Павел Яковенко требовал поле максимального размера, короткую траву. Он был приверженцем быстрого футбола, у него играли футболисты очень хорошо готовые физически, которые в равных матчах частенько «укатывали» противника в концовке матчей. А потом пришел другой наставник - Сергей Павлов с иными требованиями – поле максимально заузить, траву на поле сделать максимально высокой, тем самым, замедлив футбол.

– Как известно, Яковенко работал в первом дивизионе, где «Уралан» с его возможностями, был фаворитом, оттого он и делал ставку на атакующий футбол. А Павлову пришлось работать в Элисте в премьер-лиге, и он уже решал другие задачи – остаться в лиге. Для чего перестраивал игру команды под оборонительные варианты.

– Возможно, возможно. Там еще был интересный момент, когда один из тренеров Сергей Павлов начал на пресс-конференциях оправдывать поражения команды особенностями поля. Тогда брат завёл журнал, куда просил представителей тренерского штаба вписывать замечания – какой газон им требуется. Делал, как просили, и, тем самым, лишил одного из оправданий (смеется). Единственным, кто не вмешивался в работу агронома, был серб Борис Буняк, которому вообще без разницы было – какое поле на стадионе.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть