Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Синухе Валлинхеймо: «В Финляндии не очень довольны тем, как ведёт себя Россия в последние годы»

Финский вратарь Синухе Валлинхеймо выступал за московское «Динамо», университет Денвера, немецкий Оберхаузен и сборную своей страны, а по завершении карьеры стал политиком. В интервью «БИЗНЕС Online» член парламента и либерально-консервативной партии рассказал о своих драках на льду, вступлении Финляндии в НАТО и допинге в российском спорте.

«ЛИБЕРАЛЬНО-КОНСЕРВАТИВНАЯ ПАРТИЯ ВСЁ ВРЕМЯ ДЕРЖИТ БАЛАНС»

Синухе, обычно люди, пытающиеся попасть в политику, хотят что-то изменить. В чём была ваша цель?

– Да, все хотят перемен, но, если честно, так не бывает. Я довольно быстро понял, что поменять хоть что-то в одиночку невозможно, нужны люди вокруг, партнёры. Поэтому я стал членом большой команды в партии «Кокоомус». Со временем дела пошли хорошо, я всем понравился, теперь я вице-председатель всей партии в парламенте. Чтобы стать влиятельным, нужно сделать много маленьких шагов, можно сказать, сейчас я этого добился. Люди верят тому, что я говорю, хотя с 2011 года мои взгляды не сильно изменились.

Вы с самого начала шли в либерально-консервативную партию?

– Было много партий, которые хотели видеть меня в своих рядах, но мои родители всегда голосовали за коалицию. Нельзя сказать, что я был рождён для «Кокоомус», но их ценности всегда были мне близки, так что решением было простым.

Каким образом возможно сочетание либерализма и консерватизма в одной партии? Традиционно это противоположные стороны.

– Знаете, даже у нас в партии бывают споры по этому поводу. Отчасти поэтому две недели назад мы сменили лидера, потому что по мнению многих он был чересчур либеральным. Теперь партию возглавляет не министр финансов Алесандр Стубб, а министр внутренних дел Петтери Орпо. В общем, мы стараемся держать баланс между этими направлениями, сохраняя основу коалиции.

«ВСТУПЛЕНИЕ ФИНЛЯНДИИ В НАТО ЗАВИСИТ ОТ СИТУАЦИИ В РОССИИ»

В Финляндии только ваша партия выступает за присоединение страны к НАТО.

– Есть ещё шведская партия, просто мы такой позиции придерживаемся давно, еще с 2006 года. Для нас мало что изменилось, но мы стараемся больше всех. Если честно, я не уверен, случится ли это присоединение когда-нибудь вообще, если наша партия так и останется без поддержки, однако мы продолжим говорить об этом вслух. Сторонники появляются, но их не большинство.

Скажу так – многое зависит от действий России. События на Украине и в Крыму касаются и Финдяндии, потому что мы живём совсем рядом.

А что до событий на Украине двигало вас в сторону НАТО?

– Наша партия всегда была проевропейской, для нас это было частью сближения с ЕС.

Ваш премьер-министр Юха Сипиля не так давно допустил возможность вступления в НАТО.

– Вряд ли он на самом деле этого хочет, но его партия тоже рассматривает такой вариант. Мы все не очень довольны тем, как Россия ведёт себя в последние пару лет. Все эти конфликты создали проблему и нам.

Но вы же понимаете, что вступлением в НАТО вы противопоставите себя России?

– Конечно. У Финляндии всегда были очень хорошие отношения с Россией, просто мы заботимся и о себе. Почти в тысяче километров от нас идёт практически война, а это близко. При этом с Россией у нас общая граница на 1300 километров, поэтому мы очень волнуемся за независимость Финдяндии. Вступление в НАТО – это вариант на случай, если в вашей стране что-то случится. Никто никогда не знает, что может произойти в России.

То есть вы хотите сохранить отношения, но в случае чего присоединиться к НАТО.

– Это запасной вариант для ситуации, когда происходит что-то совсем радикальное.

Это правда, что Финляндия переживает негативные последствия российских санкций?

– Да, например, наши фермеры страдают из-за контрсанкций, потому что многие продукты в Россию теперь не пускают. С другой стороны, многие бизнес-связи всё ещё работают, есть общие компании, которые работают спокойно.

Но вы согласны с санкциями, даже если ваша экономика просела?

– Мы являемся частью европейского союза, поэтому не можем просто взять и отказаться от общего решения.

Европа для Финляндии важнее, чем Россия?

– Так я не скажу, но мы входим в состав ЕС и должны принимать его решения. При этом мы не хотим портить отношения с Россией.

Говорят, что события на Украине сильно повлияли на мнение финнов о вхождении в НАТО.

– Это очень сложный вопрос. Да, мнения изменились, сейчас у нас всё больше сторонников, но всё же более половины населения считает, что важнее сохранить дружбу с Россией. Я надеюсь, что все эти конфликты закончатся как можно скорее, но понятно, что в случае с Украиной нужно найти какое-то решение.

Недавно в Санкт-Петербурге установили мемориальную доску Густаву Маннергейму. Что финны думают по этому поводу?

– Я не знал об этом, первый раз слышу. Если в России захотели так сделать, это их право, и их идея. Конечно, для нас Маннергейм очень уважаемый человек, который провёл нас через вторую мировую войну, а потом стал президентом. А Россия свободна делать у себя то, что хочет.

«У «ЙОКЕРИТА» БЫВАЮТ ЗАДЕРЖКИ В ВЫПЛАТАХ»

– Пару недель назад вас переизбрали на новый срок управления профсоюзом хоккеистов Финляндии. В чём заключается ваша работа?

Это уже третий срок, в 2010-м я завершил карьеру, а осенью того же года меня избрали на эту должность. Орган коллегиальный, я лишь председатель, мы собираемся раз в каждые три месяца и изучаем дела игроков, следим за развитием событий в финской высшей лиге и первом дивизионе. Если у хоккеистов появляются проблемы с контрактами и выплатами, жизнью вне дворца, мы им помогаем. Например, когда тренеры заставляют выходить на лёд травмированного игрока, мы вмешиваемся, пытаемся работать на благо хоккеистов. Но это не настоящая работа для меня, настоящая – в парламенте.

А «Йокерит» входит в зону вашей юрисдикции?

– Да, там всё ещё есть около десяти игроков, входящих в финский профсоюз.

Там есть проблемы?

– Были некоторые задержки с выплатами, но не с зарплатами, а с пенсиями. В Финляндии есть правило, по которому клубы обязаны ежемесячно выплачивать пособия, которые потом идут в пенсионные отчисления, с ними бывают проблемы, они не всегда приходят в срок. Есть трудности с передвижением денег из Финляндии в Россию, получаются задержки. Время от времени мы напоминаем «Йокериту», что законом приписана обязанность работодателя делать эти отчисления.

После включения руководства «Йокерита» в санкционный список проблемы у клуба не возникли?

– Они кое-что перестроили в системе управления, по-моему, и на арене сменился управляющий. Но на самом деле всё нормально, зарплаты приходят вовремя, долгов и задержек нет, просто некоторые затруднения в пенсиях.

Как сейчас в Финляндии относятся к выступлению «Йокерита» в КХЛ? Изначально многие были против.

– Уход команды стал серьёзным событием для финской лиги, потому что «Йокерит» – это важный, знаменитый клуб. Сейчас можно даже найти плюсы, ведь другим командам пришлось брать на себя лидерство, так что пошло развитие. «Йокерит» всегда считался лучшим клубом в плане организации, видеть его в финской лиге было бы приятно, но они своё решение приняли.

В России к одному из владельцев команды Роману Ротенбергу относятся не очень хорошо. А в Финляндии?

– На самом деле его не так хорошо знают здесь, конечно, игроки в курсе, кто это, понимают, а вот широкой публике он не так известен. Конечно, когда новые владельцы увели «Йокерит» из финской лиги, люди были недовольны и Ротербергом, и директором клуба Харри Харкимо, но ничего серьёзного.

«В «ДИНАМО» ПРЕДЛОЖИЛИ ХОРОШИЕ ДЕНЬГИ»

В 2008-м году вы оказались в московском «Динамо», на тот момент вам было уже 36.

– Дело в деньгах, клуб предлагал очень хорошие условия. А я подумал, что это подходящий момент для нового приключения в жизни, до этого я успел сыграть в четырёх разных странах, Россия стала пятой. Мне всё очень понравилось в «Динамо», не было никаких проблем ни в жизни, ни в хоккее, клуб обо всём заботился.

Профиль Валлинхеймо на dynamo-history.ru

– Но вы там провели всего 11 матчей

– Второй вратарь Виталий Еремеев тогда играл очень хорошо, сначала мы делили матчи поровну, а потом уже он взял место основного. Думаю, руководство изначально подписывало меня для конкуренции Еремееву, чтобы кто-то его подтолкнул. Наверное, получилось, в итоге это помогло нам обоим.

А почему на следующий сезон вы в России не остались?

– Я довольно быстро договорился с родной командой из Ювяскюля, знал всё заранее, поэтому другие переговоры не вёл. На самом деле всё обернулось очень здорово, потому что в тот год мы выиграли чемпионат, а мне дали приз Яри Курри как самому ценному игроку плей-офф.

Наверное, в России я не успел привыкнуть к новому стилю игры, после стольких лет в Северной Америке было тяжело перестроиться. Даже в Германии хоккей был другим, вертикальным, в Финляндии он тоже такой. А в России уровень игроков другой, и они слишком быстро двигали шайбу перед моими воротами (улыбается). Может, в этом тоже причина моего не очень хорошего выступления.

Неужели в России вас ничто не беспокоило в бытовом плане?

– Нет-нет. Несмотря на то, что это была ещё суперлига, клубы уже начали менять подход к делу и пытались создать хорошие условия, КХЛ была уже близко. Может быть, в других клубах было не так, но к «Динамо» у меня нет никаких претензий.

«В РОССИИ НА ДОПИНГ НЕ ПРОВЕРЯЛИ»

Сейчас Россию жёстко наказывают за допинг, а руководители спорта называют всё это политикой.

– Я не думаю, что дело в политике. Российские спортсмены действительно слишком часто попадалась на допинге, миру это просто надоело. Я считаю, даже в лёгкой атлетике есть спортсмены, которые свободно могут ехать на Олимпиаду, потому что ничего не принимали. Но понятно, что России нужно уделять больше внимания антидопинговому процессу, делать его более открытым, со временем доверие вернётся.

Вас проверяли, когда вы играли в России?

– Нет, именно в России я тесты не сдавал, но как только вернулся домой, меня тут же проверили. Результаты были негативные. Вообще я довольно много тестов прошёл в Швеции, Германии, Финляндии, ни разу ничего не нашли.

Некоторые спортсмены рассказывают о таинственных инъекциях, которые применяют в КХЛ. Вы с таким сталкивались?

– Таинственные инъекции? Нет, ничего таинственного не было. Может быть потому, что в «Динамо» работал Валерий Конов, который ездил на Олимпиаду со сборной России. Я ему доверял и не испытывал никаких проблем.

И никогда не слышали ничего от коллег?

– Конечно, слухи постоянно ходят, но это скорее проблема русского языка. Иностранцы ведь не могут прочитать, что им выдают и прописывают, не понимают названия лекарств. Отсюда берутся подозрения.

«БОБ ХАРТЛИ ЗАСТАВЛЯЛ МЕНЯ ДРАТЬСЯ»

Вы покинули родную страну в 1993-м году, поступив в американский университет. Что изучали в США?

– В Денвере я получил степень бакалавра гуманитарных наук, специальностью была международная политика. При этом я параллельно учился в Финляндии на бакалавра управления бизнесом, а потом стал магистром спортивного менеджмента. Так что я много внимания уделил образованию во время игровой карьеры.

То есть вы заранее себя готовили к политике?

– Когда попал в Штаты, начал думать, что политика могла бы стать моей профессией после хоккейной карьеры. Но ждать пришлось долго, почти 20 лет прошло с тех пор.

Вы были в системе двух клубов НХЛ, но вызов в первую команду так и не получили.

– Честно говоря, я был уже староват для НХЛ. Меня не драфтовали, в профессиональный хоккей я пришёл в 24 года, уже после университета, и хотя периодически появлялись слухи о вызове в НХЛ, меня ни разу не подняли. Контракты я подписывал именно на уровне НХЛ, просто двусторонние.

Но у вас есть Кубок Колдера.

– Да, было неплохое время. Наверное, я просто не входил в планы менеджеров, оба года в АХЛ я был четвёртым вратарём в системе. Травм ни у кого не было, поэтому и шансы не появлялись. Успеха на этом уровне я не добился.

Зато однажды вы подрались.

– На самом деле не однажды, просто в интернете можно найти только одну. Наш главный тренер Боб Хартли, который в прошлом сезоне тренировал «Калгари», был жёстким парнем. Если мы уступали по ходу матча со счётом 0:3, 0:4, он подходил ко мне на скамейке и говорил: «Будь готов, мы начнём драку». Я выходил на замену, выключал основного вратаря соперника, потом меня меняли обратно на нашего разогретого голкипера. Такой был у Хартли план, дрался я много, в итоге даже и не вратарём был, а кем-то вроде тафгая.

«Я НЕ ОБЕЩАЛ НИЧЕГО, КРОМЕ СОКРАЩЕНИЯ БЮДЖЕТА»

Если не считать год в «Лукко», вы 10 лет подряд жили и играли в других странах, а сейчас работаете в парламенте. Это нормально?

– Вполне, лично я уехал в Штаты получать образование, потом задержался там. Съездил в Германию, Швецию, и это даже полезно, потому что там я смог своими глазами увидеть разные культуры и рынки.

То есть ваши избиратели не выражают недовольство по этому поводу?

– Нет, люди здесь наоборот считают, что это полезно. Теперь я могу говорить им, что жизнь есть и за пределами нашей страны, могу объяснить, как люди справляются с проблемами в других странах. По-моему, это богатый опыт, никаких проблем из-за этого не испытывал, вижу только преимущества. Иногда зарубежный опыт даже лучше воспринимается публикой, чем только финский.

Вы говорите, что закончили карьеру в 2010-м году, но статистика показывает ещё один матч в 2011-м во втором дивизионе.

– Ха, это даже не матч был, а просто реклама перед выборами (улыбается). Я играл за команду родного города в квалификационном матче за выход во второй дивизион. Уже даже не помню, сколько шайб пропустил, к тому моменту я не тренировался почти 8 месяцев, просто пришёл на арену и вышел на лёд. Хотя по-моему, мы тогда выиграли, потому что «КеуПа» всё же поднялась из третьего дивизиона. Но на самом деле это было просто шоу.

Когда вы решили пойти в политику?

– В 2008-м году я пошёл на муниципальные выборы в Ювяскюля и смог стать представителем города. В тот момент я ещё не закончил карьеру, но мне было интересно посмотреть, как работает избирательная система, политика изнутри. Вышло всё неплохо, дальше решил выдвигаться на парламентские выборы, которые состоялись в 2011-м. Сначала хотелось понять, что такое местная политика, оценить свои силы, а потом пошёл дальше, сейчас идёт второй срок.

И как вам удалось собрать голоса для победы?

– Меня все знали, в Ювяскюля так точно. И людям хотелось видеть яркую личность на посту их представителя, который бы в политике вёл себя так же, как прежней карьере. Но на самом деле такое невозможно, нужно быть контактным и много работать, налаживать отношения с представителями других партий. Мне пришлось измениться, теперь я не дерусь (смеётся).

А что вы обещали своим избирателям?

– На последних выборах я пообещал урезать бюджет и больше ничего. Наша экономика сейчас в плохой форме, нужно что-то делать, поэтому я ничего обнадёживающего не рассказывал.

Должно быть, вы хорошо агитировали, раз люди всё равно проголосовали.

– Все знают, что нужно принимать меры, чтобы постановить ситуацию. Люди готовы к сложным решениям. Хотя немногие политики могут вслух сказать, что обещают только сокращения расходов.

«ЗАРПЛАТА ДЕПУТАТА – 6,4 ТЫСЯЧ ЕВРО»


Фото: facebook.com/SWallinheimo
Как в Финдяндии реагируют на спортсменов в политике? В России их воспринимают с трудом.

– У нас то же самое, но мой случай отличается, потому что все знают, что я трижды дипломированный специалист. Я долго работал, посвятил политике много сил, и избиратели это видят. Они знают, что я в своей жизни не только в хоккей играл, и уважают это.

А сколько зарабатывают финские парламентарии?

– Я получаю 6400 евро в месяц. Конечно, это больше, чем средняя зарплата в стране, но меньше, чем средняя зарплата политика в Евросоюзе. Да, люди бывают недовольны и суммами, и количеством наших выходных, но так почти в каждой стране.

Вы единственный хоккеист-депутат?

– По-моему, да. Был ещё Калерво Куммола, он работал и в парламенте, и в федерации хоккея Финляндии, и в ИИХФ. Но на профессиональном уровне он не играл.

У вас есть планы идти в политике дальше? Кем вы видите себя через 10 лет?

– Ох, как далеко нужно смотреть (улыбается). На самом деле я ещё не решил, пойду ли на третий срок, что уж там про 10 лет. Посмотрим, как пойдёт, до конца этого срока ещё три года.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
  • Анонимно
    Анонимно 0

    от вступления в НАТО финнам лучше и безопаснее точно не будет, наоборот, в случае чего Искандеры первыми по ним зарядят...

  • Анонимно
    Анонимно 0

    6400 евро в месяц = 473 600 руб

    жаль не сказал это до вычета налогов или чистыми

    европолитики (общесоюзные) например мало того что получают хорошую зарплату так еще и налогов не платят типа для большЕй не зависимости

Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть