Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Футбол

Игорь Родькин: «Если кто-то ходил на свидания и дискотеки, то Дзагоев брал мяч и шёл на футбольное поле»

В интервью «БИЗНЕС Online» тренер академии «Рубина» Игорь Родькин рассказал о победе своих подопечных в первенстве России, об Алане Дзагоеве, Станиславе Крицюке и других воспитанниках, а также о проблемах детско-юношеского футбола в стране.

«ДАЙ ВОЛЮ МОСКОВСКИМ АКАДЕМИЯМ ИЛИ «ЗЕНИТУ», ОНИ МОМЕНТАЛЬНО РАЗБЕРУТ РЕБЯТ ИЗ «РУБИНА U-16»

Игроки академии «Рубина» 2000 г.р., ставшие чемпионами России ( Родькин – крайний справа)
Официальный сайт академии «Рубина»


– Игорь Николаевич, недавно футболисты из академии «Рубина» под вашим руководством победили в первенстве России среди игроков 2000 года рождения. Насколько значима эта победа?

– Она важна как для имиджа «Рубина», так и для того, чтобы убедиться в правильности того, что мы делаем в академии. В первую очередь, она важна для мальчишек. Для них это своего рода трамплин, мотивация, чтобы двигаться дальше. Престиж тоже никто не отменял. Не каждый год «Рубину» удаётся выиграть чемпионат.

Роман Шаронов, как и вы работающий в академии «Рубина», считает, что при подготовке молодых футболистов не стоит гнаться за титулами.

– Наша победа основана на том, что мы не ставим цель добиться результата, стать чемпионами, а хотим добиться этого через обучение, через прививание тех принципов, которые мы проповедуем. Все наши тренировки и игры подразумевают очень высокий темп, давление. Мы стремимся быть инициаторами в игре, доминировать во всех матчах. Ни в одной игре первенства России мы не отошли от своих принципов. Ребята не были в комфортных ситуациях , даже наоборот, им пришлось превозмогать усталость, утомление, но мы всё равно не отходили от своих принципов игры. С нашей командой достаточно тяжело играть. Мы не под кого не подстраиваемся.

Как так вышло, что вам удалось переиграть такие именитые команды как «Спартак» и «Локомотив», но при этом уступить «Текстильщику»?

– У нас по графику было две игры подряд, затем день отдыха, а потом ещё две игры, вторая из которых как раз была против «Текстильщика». Не сказать, что мы недооценили соперника, скорее нам не хватило силёнок, тогда как они до встречи с нами отдыхали два дня. В первом тайме было тяжело, но во втором мы владели инициативой, но пропустили две контратаки. Зато затем мы их разобрали: почему пропустили, кто не доработал и т. д.

Вашим подопечным сейчас по 15 - 16 лет, столько же было Ильзату Ахметову, когда он дебютировал за основную команду «Рубина». Есть ли ещё кто-нибудь, кто мог бы повторить его путь и насколько они готовы к тому, чтобы уже сейчас выступать на взрослом уровне?

– Каждый случай индивидуален. Я считаю, что ребятам нужно пройти все стадии сначала молодёжного футбола, а потом уже взрослого. Может быть, и не нужно форсировать события.

«Рубин U-16» силён только как команда, как это было, например, с юношеской сборной России под руководством Игоря Колыванова или в ней хватает индивидуально сильных и одарённых игроков?

– Скажу так: дай волю московским академиям или «Зениту», они с большой радостью моментально разберут ребят из «Рубина U-16». В 2014 году мы играли на турнире в Крымске и чуть ли не 12 наших футболистов были готовы разобрать агенты, селекционеры, но спасибо руководству, что нашли возможность сохранить всех. Среди них есть и звёздочки, индивидуальности, те, на ком основывается наша игра. Думаю, что ребят ждёт хорошее будущее.

Какими способами удаётся уговорить ребят остаться в Казани, а не променять её на Москву или Санкт-Петербург?

– Ниязу Ильдусовичу Акбарову (руководителю академии «Рубина»,авт.) удалось убедить руководство, что перспективных ребят стоит удерживать с помощью контрактов, которые они могут подписывать уже с 14 лет.

Как вы относитесь к деятельности агентов, которые всё чаще начинают сотрудничать с игроками с самых малых лет?

– Я не вижу, для чего они могут быть нужны ребятам в 15 - 17 лет. Когда они пройдут в молодёжный состав, будут ясны их перспективы, возможно им понадобится какая-то юридическая помощь, грамотный агент, который будет продвигать футболиста дальше, помогать с заключением контрактов. В юном же возрасте они находятся на полном обеспечении и не ясно, зачем что-либо подписывать, становится привязанными к каким-то людям. Их кормят, поят, одевают, на турниры возят. Я думаю, что с агентами стоит связываться только после выпуска из академии.

«НАДЕЕМСЯ, ЧТО ГРАСИЯ БУДЕТ АКЦЕНТИРОВАТЬ ВНИМАНИЕ НА ВОСПИТАННИКАХ КЛУБА»

Академия «Рубина»
Официальный сайт академии «Рубина»

Какое место занимает «Рубин» в иерархии российских академий?

– Хорошие академии у «Краснодара», «Спартака», «Динамо», ЦСКА, «Локомотива», «Зенита» и, наверное, мы тоже входим в число топовых, ведущих академий. Конечно, нам очень тяжело в плане комплектации, потому что мальчишки хотят в Москву, предпочитая «Рубину», допустим, «Спартак».

Главный показатель работы любой академии – количество собственных воспитанников в составе основной команды. А существуют какие-то промежуточные итоги?

– Взять, например, то, что на турнире, в котором участвуют топовые академии, в составе которых очень много сборников, мы смотримся достойно. Это можно расценивать как определённый показатель того, правильно или неправильно мы работаем. Наши ребята ездят и на сборы, и на турниры с юношеской сборной, думаю, что после победы в первенстве России, её тренерский штаб будет более пристально следить за нами.

Смена руководства в «Рубине», приход на пост главного тренера Хави Грасии, как-то сказался на работе академии?

– Очень надеемся, что на академию и на её выпускников будут обращать ещё больше внимания, надеемся, что Грасия будет акцентировать внимание на воспитанниках клуба.

В академии «Рубина» методистами уже давно работают два испанских специалиста. Что они смогли за это время привнести?

– В тренировочной работе мы в первую очередь ставим вопрос мышления. Кроме того, чтобы они на максимальных скоростях исполняли технические решения, мы хотим, чтобы они выбирали те варианты игры, которые, так скажем, более перспективны. Иначе говоря, мы делаем акцент на быстроту мышления. Естественно, мы затрагиваем вопросы и физических кондиций футболистов, и их технического оснащения. Всё идёт в совокупности. Если говорить об Эду, то он ещё и психолог. Он спрашивает у нас как футболисты реагируют на то, что мы говорим, способны ли они осмыслить сказанное. Во время игры подсказ должен быть не ради подсказа, а должен заставлять игроков анализировать свои действия. В этом плане мы несколько отличаемся от топовых академий.

«ДЗАГОЕВ СМОЖЕТ ЗАИГРАТЬ В ЛЮБОМ ТОПОВОМ КЛУБЕ»

Алан Дзагоев и Игорь Родькин
Instagram Игоря Родькина


Вы в своё время работали в одной из самых лучших футбольных школ России – академии им. Коноплёва. Её воспитанников достаточно не только в клубах премьер-лиги, но и в сборной России. За счёт чего удавалось добиваться подобного?

– Коноплёв собирал тренерский состав не по принципу выиграл или нет, а либо посылал кого-то, либо организовывал турниры и лично просматривал как ведёт себя тот или иной тренер, как играет его команда, после чего уже от него лично шло приглашение. В результате подобрался очень сильный тренерский состав. Мы постоянно друг у друга чему-то учились. Тренер получал команду определённого возраста и у него была мотивация, быть не хуже, чем предыдущий возраст. Но опять-таки получение результата любыми путями не стояло во главе угла. Всё шло через обучение. Большую роль играли поездки за границу. Семинары для тренеров, стажировки для игроков в иностранных клубах. Плюс ко всему была хорошо развита селекция, могли позволить привозить ребят из любых уголков страны от Владивостока до Калининграда, которые к нам охотно ехали. Ну и естественно, хорошие топовые турниры. Каждый год всей академией по 5 - 6 возрастов мы выезжали в Барселону, где встречались с такими командами как «Реал», «Манчестер Юнайтед» и т. д. И для ребят, и для тренеров это был огромнейший опыт. Опыт в плане понимания игры, тренировочной работы. В итоге за 5 - 7 лет академия им. Коноплёва превратилась в топовую.

Всему этому пришёл конец после того как закончились деньги?

– Когда умер Юрий Петрович Коноплёв, академию подхватил Абрамович, Капков - люди из национальной академии футбола. Они сразу обозначили, что готовы поддерживать нас пять лет, после чего собирались передать всё на баланс Самарской области. Но затем всё как-то резко и неожиданно прекратилось. Видимо, ждали какой-то другой отдачи. Но, тем не менее, если брать ребят 1990 года рождения, с которыми я работал, то сейчас на высоком уровне играют Алан Дзагоев, Александр Фильцов, Станислав Крицюк, Арсен Хубулов, Аслан Дудиев, Артём Делькин. Ещё я работал с ребятами 1993 года рождения, из них сейчас Илья Кутепов в «Спартаке» играет, Альберт Шарипов. Из ребят 1996 года – Джамал Ходжаниязов и Максим Кузьмин. Всех и не упомнишь.

Вы сами только что назвали столько игроков, чего уже добившихся в футболе, что же не устраивало спонсоров, какой отдачи хотели они?

– Нужно ждать, ведь ребята начинают играть в 21 - 22 года. Мы в своё время пошли на такой шаг, что создали две команды во второй лиге, чтобы заиграть как можно больше мальчишек. – «Академия» из Димитровграда и «Тольятти». На результат тогда никто не смотрел. Но надо было ждать до 21 - 22 лет, а всем хотелось, чтобы сразу в 17 - 18 лет после выпуска всех можно было продать в «Челси», «Реал» и т. д.

Во сколько лет к вам попал Алан Дзагоев?

– Он к нам приехал в 15 лет. Мы поехали смотреть финал Кубка России среди 14-летних мальчишек, который проходил в Ижевске. Мы как раз формировали команду из игроков 1990 года рождения, которой прежде в академии не было. В первой же игре, в которой я увидел Алана, он обратил внимание, что вратарь вышел далеко из ворот, и сразу же после розыгрыша мяча в центре поля, отравил его за шиворот голкиперу, хоть и попал в перекладину, но тем не менее. Это уже многое о его видении поля, понимании игры. Он был игровым лидером команды на поле. Мы до сих пор с ним общаемся, в последний раз виделись после игры последнего тура ЦСКА – «Рубин», в которой он, к сожалению, травму получил. Я его сильно не стал отвлекать, немного поговорили, обменялись поздравлениями, у него сын родился, у меня – внук. А уже на следующий день стало известно, что он травма не позволила ему сыграть на Евро.

Как человек, прекрасно знающий его возможности, как вы считаете, не хватило его сборной России?

– 100 процентов! Нужно было атаковать, забивать при неблагоприятно складывающихся условиях, но не хватало того человека, который связал бы действия обороны и атаки.

Последние несколько лет его сватают в Европу, но он всё ещё остаётся игроком ЦСКА. По силам ли ему будет заиграть за пределами России?

– Он сможет заиграть в любом топовом клубе. Для него это будет мотивацией, чтобы выйти на ещё более высокий уровень. Там, где есть более сильные исполнители, сам не захочешь выглядеть неважно, и хочешь – не хочешь, но будешь больше работать.

«КРИЦЮК, НАЧАВ ПОПАДАТЬ В СОСТАВ, НАРВАЛСЯ ВО ДВОРЕ НА КАКИХ-ТО ПАЦАНОВ, КОТОРЫЕ ЕГО ИЗБИЛИ»

Станислав Крицюк и Игорь Родькин
Instagram Игоря Родькина


После перехода в «Брагу» Станислава Крицюка, молодые игроки стали активно уезжать из России в Европу. Насколько себя оправдывает эта тенденция?

– Во-первых, там выстроенная система подготовки. Молодые футболисты, приезжая туда, не сразу попадают в команды высшей лиги. Там есть отдельные турниры для 18-летних, 19-летних, 20-летних игроков. Тот же Крицюк сначала попал в молодежную команду «Браги», где отыграл определенное количество игр. Потом уже, побывав ещё и в аренде, он стал основным вратарём «Браги», добившись всего своим трудом. Эта та выстроенная система соревнований, которой, к сожалению, в России пока нет. У нас либо недельный цикл с тренировочным процессом и одной игрой, либо семь игр за две недели. Все эти вещи сказываются на подготовке футболистов.

Нужно ли ехать в Европу? Если в клубе выстроена система подготовки, то нужно. Это большой опыт и большой шаг вперед. Пусть это будет даже и второй дивизион Хорватии или Португалии. Там своя футбольная культура, которая заметно отличается от нашей. К слову, в начале апреля мы были с ребятами в Краснодаре. Я пригласил Стаса, он к нам приехал, пообщался с командой, рассказал о своём жизненном пути. Например о том, что в «Академии» он был лишь третьим вратарем. Кроме него, в команде игроков 1990 года рождения был Александр Фильцов, который был заметно собраннее, крепче и выше, чем он. Так вот, история Стаса, я думаю, зацепила мальчишек. Его рассказ о том, что надо работать, трудиться и двигаться вперед, мне кажется, хорошо повлияла на ребят.

Вспоминается, как Стас, начав наконец-то попадать в состав, нарвался во дворе на каких-то пацанов, которые его избили. Я был сильно зол, потому что он только начал играть и вылетел на полтора месяца. Вылечившись, он доиграл первый круг, после чего его забрали в первую команду «Академии», выступавшую во второй лиге. К нам приезжали селекционеры из «Динамо» и «Зенита», он ездил на просмотр в «Анжи», «Сибирь», но везде говорили, что из него не выйдет вратаря топ-уровня. Потом уже он начал сотрудничать с тем агентством, что отправило его в «Брагу», где через неделю сказали, что он нужен и его оставляют. Вот вам наглядная разница между взглядом наших специалистов и и зарубежных. Есть ещё Иван Злобин 1997 года рождения, с которым я в своё время тоже работал. Я очень рад, что он подписал контракт с «Бенфикой», хотя в ЦСКА его «зарубили» по здоровью.

Вы одобряете возвращение Крицюка в Россию?

– Сам он считает, что сделал шаг вперёд. Когда мы с ним разговаривали, он сказал, что почувствовал ту силу, когда он может конкурировать. Ему важно было быть на виду у тренера сборной. Его цель – это место в основном составе на чемпионате мира в 2018 году. Будет ли он играть в «Краснодаре» или нет, зависит только от него, от его работы. Это его слова. В то же время он не отрицает, что готов уехать в другой хороший европейский клуб.

Вспоминаются ли вам ещё какие-то интересные случаи, связанные с Дзагоевым или Крицюком?

– Они оба трудоголики, которых было невозможно выгнать с поля. Даже когда заканчивалась тренировка, они находили время и оставались на поле. Если кто-то ходил на свидания и дискотеки, то Алан брал мяч и шёл на футбольное поле, где проводил всё время с утра до вечера. Его и Арсена Хубулова невозможно было выгнать с поля. После изнуряющих тренировок, они умудрялись находить в себе силы для дополнительных занятий. Мы подсматривали за ними, наблюдали за тем, как они делали всё через мяч, все упражнения только с мячом.

Говоря о Стасе, он – скромный. Его никогда не было видно. Но у него такая внутренняя сила, мощное «я». В душу запало его терпение, терпение, терпение… Сначала тебя в одной игре не ставят в состав, потом даже на турнир не берут. Нужно не сломаться и всё равно идти к цели. Я всегда уважал их за это.

«МАХНУТЬ РУКОЙ И БРОСИТЬ ДЕТЯМ МЯЧ, СКАЗАВ, ЧТО МАЛО ПОЛУЧАЕТ, МОЖЕТ КАЖДЫЙ»

Генеральный директор «Рубина» Ильгиз Фахриев поздравляет подопечных Игоря Родькина с победой в первенстве России
Официальный сайт «Рубина»


Говорят, что в российском футболе одной из главных проблем является переход из юношеского футбола во взрослый. Что мешает молодым футболистам?

– Бывает так, что игроки до определённого возраста, вне зависимости от результатов игр, продолжают воспитываться на определённых игровых приниципах, но, при попадании в молодёжную команду им говорят, чтобы они забывали всё, чему их учили, потому что нужен результат, которого можно добиться, например, за счёт количества защитников, а не качественных действий обороны. В таких случаях, футболист нередко теряет такие ценные качества, как, например, умение брать ответственность на себя в трудных ситуациях, потому что она перекладывается на партнёра, который его страхует или ещё на кого-то. Когда мы говорим о переходе из юношеского во взрослый футбол, то нужно, чтобы это было шаг за шагом, как в Европе. Кто-то раскрывается в 18 лет, кто-то в 21. В России же очень рано делается вердикт, что тот или иной игрок не тянет. Взять пример того же Крицюка.

Что не так с системой подготовки футболистов в России?

– Каким путем добывается результат? Или через обучение, или через натаскивание ради того, чтобы просто добиться результата. Я думаю, что не надо так акцентировать внимание на первых, вторых местах. Это показатель, но не главный. Почему не обратить внимание на Европу? Как там занимаются футболистами? Я думаю, что мы уступаем в подготовке футболистов с точки зрения психологии. Не дав футболисту чего-то при тренировочной работе, тренер кричит: «Балбес! Что ты делаешь? Куда ты бежишь?». Но все эти вопросы в первую очередь тренер должен задать себе. Всё зависит от тренерского состава. Например, мы часто слышим оскорбления в сторону футболистов и тому подобное. В «Рубине» этого просто нет.

Говорят, что у детских тренеров зарплаты такие, что некоторые после тренировок чуть ли не таксуют?

– С одной стороны, это вопрос к государству, потому что в основном все детские школы – государственные. С другой стороны, тренер тоже должен реально понимать, что куда он пришёл работать. И если уж ты согласился на эту работу, то отдавайся ей на 100 , ироцентовне жалуйся на зарплату. Если что-то не устраивает – ищи другую работу. А то сначала соглашаются, начинают работать, а потом оказывается, что им мало платят. Но они же заранее знали куда шли? Зачем обманывать мальчишек? А если тренер ещё и любыми путями пытается заработать премиальные, то это и вовсе путь в некуда.

Когда человек получает адекватные деньги для жизни и обеспечения своей семьи, то конечно он в меньшей степени будет задумываться о том, где бы подработать и больше будет сконцентрирован на своей работе. Когда тренер работает со всей душой, то больше шансов дать какой-то результат, в том плане, что его воспитанники в дальнейшем заиграют в команде мастеров. Тогда заметят и тренера, пригласят в какой-то более именитый клуб. А махнуть рукой, бросить детям мяч, и сказать, что мало получает, может каждый. Но это путь в некуда.

Что нужно изменить в детском футболе, чтобы дела хотя бы немного наладились и начали появляться талантливые ребята?

– Во-первых, я думаю, что нужно решать вопрос квалификации тренерского состава. Речь о его любви к футболу, к детям, о самоотдаче. Во-вторых, нужно что-то делать с системой соревнований. 7 игр за 12 дней – это катастрофа. Мы выжимаем все ресурсы из детей. Нужно все сбалансировать: обучение, игра среди недели, обучение. Игра должна включать в себя и восстановление, и отработку некоторых игровых моментов. Тогда мы не потеряем в плане здоровья детей. А когда они играют седьмую игру, то что там происходит с детским организмом в 16 лет – никто не знает. Потом мы недосчитываемся пацанов в плане сердечной системы или опорно-двигательного аппарата. Откуда, по-вашему, эти травмы во взрослом футболе? Наверное, всё зарыто где-то здесь. Если с каждого возраста по 2 - 3 футболиста заиграют на топ-уровне, то представляете, какое мы получим усиление. Улучшится и квалификация футболистов, возрастет уровень чемпионата. Все будет подниматься. Но пока мы лишь где-то теряем пацанов.

«В ИЖЕВСКЕ МНОЙ ПУГАЮТ ТРЕНЕРОВ: НЕ СТАНЕШЬ ВТОРЫМ ИЛИ ТРЕТЬИМ, РОДЬКИНА ПОЗОВЁМ»

Игорь Родькин в бытность тренером академии им. Коноплёва
Instagram Игоря Родькина


Вы тренировали команду второй лиги, где, как говорят, везде ужасная инфраструктура , договорные матчи и еще прочее

– Для меня это больная, щепетильная тема. К нам, к 17 - 18-летним пацанам в Димитровград приезжали за «лёгкими» очками, а сталкивались с сопротивлением. В итоге на результаты начали влиять какие-то судейские моменты... Очень часто мы выигрывали или играли вничью, а в концовке матча нам ставили пенальти, штрафные… Нас просто обкладывали штрафными. Как это так, что «Академия» обыгрывает команду, которая идёт в верхней части турнирной таблицы и решает определенные задачи? Вот этим мне запомнилась вторая лига. Если вспомнить, сколько мы там потеряли очков… Но это вопрос ко мне, к тренеру. Значит надо было быть сильнее, значит надо было быть готовыми ко всему. Но тем не менее, из этой команды выходили ребята, которые сейчас играют на самом высоком уровне.

Могут ли 17 - 18 летние ребята играть против мужиков? Насколько для молодых это полезно?

– Отвечу кратко: могут и это полезно для них. Выпускники топовых академий должны играть против мужиков. Может это должна быть команда, например, разбавленная опытными игроками, которые могут в нужный момент повести за собой, которые могут держать удар. Только в таких играх, вне комфортных ситуаций, переходишь на другой уровень, где скорости другие, по другому ведутся единоборства, соответственно и решения принимаются по другом. Всё делается быстрее.

У вас была возможность возглавить команду второй лиги в Ижевске, но вы выбрали работу в детском футболе. Почему?

– Когда я был в «Академии» меня пригласили в Воронеж, в «Факел». Через три месяца президент меня спрашивает: «Вы второй тренер или нет?». То есть реально после всех проведённых сборов с командой возникает ситуация «Ты кто?». Я сказал ему, что я второй тренер. Он даже не знал как меня зовут, но при этом требовал результат. Конечно, ситуация была немножко абсурдная. Хотя через полгода мы выполнили поставленную задачу, после чего нас «попросили» уйти и пригласили других тренеров.

У каждого есть своя мечта. Мне хочется поработать со взрослыми командами, с профессиональными игроками, где уже выстроена какая-то система. Но в Ижевске мной, как кажется, даже пугают тренеров: «Не станешь вторым или третьим, Родькина местного позовём». И так уже не первый год, а продолжается на протяжении трёх-пяти лет. Периодически спрашивают готов ли я принять команду, я отвечаю, что готов, но потом тишина. Так и остаюсь тем, кем можно пугать других тренеров, эдаким мотиватором.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть