Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Футбол

Как зарождался «Рубин». Четыре отставки за год и фельетон во всесоюзной газете

Александр Цыбин рассказывает об основании и тяжелом становлении казанского «Рубина». За 1958-й год в архиве накопилась пухлая папка, содержащая в большей степени не отчеты о происходящем на футбольном поле и успешной жизнедеятельности команды, а различные справки и протоколы, касающиеся неудовлетворительного положения дел внутри коллектива, скандалы, интриги. Едва родившись, команда чуть не прекратила существование.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. КАК БОЛЕЛЬЩИКИ ДОБИЛИСЬ ВКЛЮЧЕНИЯ КОМАНДЫ В ЧЕМПИОНАТ СТРАНЫ

Разговоры о включении команды из Казани в число участников первенства СССР по футболу начались сразу после того как местное «Динамо», представлявшее ранее город на всесоюзной арене, утратило статус команды мастеров (ныне бы сказали «профессиональный статус», –  авт.). Динамовцы были участниками самого первого первенства СССР 1936 года. В том же году выиграли осеннюю часть турнира в группе «В» (на тот момент третья по значимости лига), еще через год вышли в четвертьфинал Кубка СССР, где уступили московским одноклубникам. В 1948-м году казанское «Динамо» пробилось в финальный турнир лучших команд второй группы, где пыталось оспорить единственную путевку в высшую лигу, но в итоге лишь 5-е место из 6-ти команд. А сезон 1949 и вовсе стал последним для казанских бело-голубых.

Стадион Ленинского района (ныне – «Рубин») в Соцгороде перед началом одного из матчей


В это время в промышленной части Казани, в районе, который ныне называется «Авиастроительным», а тогда назывался «Ленинским», набирала силу другая городская команда. Она относилась к Казанскому авиационному заводу имени Горбунова, и первое время носила название «Крылья Советов», позднее стала именоваться по территориальному признаку – «Команда Ленинского района» или просто «Ленинский район». Команда довольно успешно выступала в первенстве РСФСР. Однако для включения в число участников первенства Союза необходимо было выполнить некоторые условия регламента турнира. Одним из главных препятствий было отсутствие в городе стадиона вместимостью как минимум 10 тыс зрителей. Стадион Ленинского района (ныне стадион «Рубин») вмещал всего пять, а расширить его не позволяла пожарная охрана, поскольку трибуны на тот момент были полностью деревянными.

В дело вмешались болельщики. В апреле 1957 года рабочие заводов п/я 747, 735 и 120 (первый и второй авиационный и моторостроительный заводы соответственно, – авт.) направили коллективное письмо напрямую в Совет Министров Татарской АССР на имя его председателя – Саида Мингазовича Шарафеева. В письме болельщики сетовали на слабую популяризацию футбола в городе, и в частности привели пример отношения в регионе к хоккею с шайбой, цитата: «Два года назад в Казани не имели понятия об этом виде спорта. Но по инициативе физкультурного актива завода п/я 747 была создана команда, включенная в класс «Б», и на сегодня хоккейных команд в городе более десятка, две из которых являются участниками первенства СССР…для того чтобы футбол в Татарии стал массовым, необходимо его популяризировать. Казанцы должны видеть игру лучших команд нашей страны, чтобы молодежь могла подтягиваться до их уровня. Это возможно лишь при участии наших футболистов в чемпионате СССР, хотя-бы по классу «Б». В письме также отмечалось, что соседние города Уфа, Киров, а также Саратов, Челябинск и другие уже добились права заявить свои футбольные команды в вервенство Союза, – «Почему же и на каком основании мы отстаем от них? Футболисты у нас есть. С успехом могла бы выступить команда Ленинского района» – писали казанцы.

Этим письмом болельщикам удалось сдвинуть бюрократический механизм с мертвой точки. Из правительства республики были отправлены распоряжения на места разобраться в ситуации. Руководство авиационного завода обязалось к началу сезона 1958 года довести вместимость стадиона до 10 - 12 тыс зрителей, более того к 1959 году планировалось возвести новый стадион вместимостью 23 тыс под предварительным названием «Казанские Лужники», позднее ставший Центральным стадионом. Гарантийные письма были отправлены в Москву в соответствующие инстанции, и вот, наконец, Казань получила место в классе «Б» чемпионата СССР..

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. СБОР В ОДЕССЕ И ПЕРВАЯ ТРЕНЕРСКАЯ ОТСТАВКА

Окончательное решение о включении Казани в число участников чемпионата СССР было принято в последних числах декабря 1957 года. Времени на подготовку оставалось немного, начались поиски старшего тренера команды, и они явно затянулись. В то время когда другие команды уже были укомплектованы и проводили первые зимние сборы, у казанской «Искры», как стали именовать команду, все еще отсутствовал рулевой. Старший тренер появился лишь во второй половине марта. Центральный совет ДСО «Труд», к которому относилась «Искра», направил в Казань Михаила Васильевича Михина. Москвич Михин ранее работал на административных должностях в профсоюзных командах, недавно окончил школу тренеров, и впервые получил подобную должность. Он прибыл в Казань 13 марта и успел провести с «Искрой» две тренировки, одну в зале и одну – на снегу, а 15 марта команда выехала на предсезонный сбор в Одессу. В распоряжении Михина были только казанские игроки, хотя и из лучших городских коллективов, но плохо ему знакомые. На тот момент в команде не было ни одного приезжего футболиста. За короткий срок тренеру предстояло оценить способности каждого игрока и сколотить из них боеспособный коллектив.

Конец марта 1958-го года. Казанская «Искра» во время сбора в Одессе. В правом нижнем углу крайний Григорий Руненков, рядом с ним Михаил Михин – первый старший тренер команды.


В Одессе казанцы поселились в гостинице «Интурист» и начали готовиться к календарным играм сезона, ежедневно проводя двухразовые тренировки. Занимались в местном парке и на стадионе Одесского университета. Вторым тренером в команде назначили Григория Григорьевича Руненкова – бывшего казанского футболиста, пользовавшегося большим уважением среди игроков. Под руководством Михина «Искра» успела провести одну контрольную игру против молодежной команды города Ужгорода и добилась крупной победы – 7:2 (по другим данным – 6:1).

Вскоре в Одессу прибыл Петр Тимофеевич Дементьев. Пека, как его прозвали в бытность игроком, получил большую известность по выступлениям за ленинградские «Зенит» и «Динамо», а также «Динамо» киевское и сборную СССР, в которую он попал в 19 лет. Дементьев был мастером дриблинга и хорошо чувствовал игру, за что влюбил в себя поклонников футбола по всей стране. Однако на тренерском поприще Петр Тимофеевич пока никаких достижений не имел.

Дементьева представили команде как нового старшего тренера. Михину, возглавлявшему «Искру» всего 17 дней, было предложено стать помощником, но он отказался, и через некоторое время покинул Одессу. Вместе с Дементьевым в «Искре» появились первые иногородние футболисты, три ленинградца, Юрий Богданов, Борис Герасимов и Рудольф Дементьев – сын тренера. В дальнейшем эти события повлияют на формирование коллектива и ход всего сезона.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ПРОВАЛЬНЫЙ СТАРТ, ГРУППИРОВКИ ВНУТРИ КОМАНДЫ И ВТОРАЯ ОТСТАВКА

Что же привело к такой быстрой смене тренера, и чем не устроил Михин? Главным инициатором приглашения Дементьева в «Искру» был тогдашний заместитель председателя горисполкома Казани Бадрутдин Мулюков. Он вместе с Анатолием Муравьевым - казанским функционером и тренером (Муравьев является также одним из основоположников хоккея с шайбой в Казани,авт.) выезжал в Ленинград для переговоров с Дементьевым. В горисполкоме Казани посчитали, что для команды, которая будет представлять город на всесоюзной арене, нужен специалист с именем. Почему выбор пал именно на Петра Дементьева история умалчивает. Причем переговоры, судя по всему, велись за спиной областного ДСО «Труд», к которому относилась команда, поскольку с Дементьевым договаривались в тот же момент, когда принималось решение о назначении Михина. К слову, в горисполкоме так сильно желали приезда Дементьева в Казань, что пошли на заметные уступки, значительно (в два раза) увеличили ставку старшего тренера, и разрешили привезти с собой вышеуказанных ленинградских игроков, ни один из которых ранее не играл в команде мастеров.

Слева направо: Илья Эвранов, Петр Дементьев и заместитель председателя горисполкома Казани Бадрутдин Мулюков – один из инициаторов приглашения ленинградцев в Казань.


После неожиданных изменений, начали сгущаться тучи, как вокруг «Искры», так и в самой команде. Во-первых, испортились отношения с центральным советом ДСО «Труд», ведь присланный им в Казань Михин, был отправлен в отставку фактически безосновательно, не проработав и месяца. Во-вторых, доморощенные игроки «Искры» выступили против Дементьева и приглашенных вместе с ним игроков из Ленинграда. В команде образовалось две группировки – «казанцы» и «ленинградцы», которые тренировались обособленно.

Обстановка в команде накалялась день ото дня, раздрай внутри коллектива повлиял на дебютный старт «Искры» в чемпионате страны. Первый матч состоялся в украинском Херсоне против местного «Спартака» 20 апреля 1958 года. К 5-й минуте игры казанцы неожиданно повели со счетом 2:0, отличились Игорь Игнатов (первый гол) и Камиль Шарипов. Однако хозяева поля, изначально недооценившие дебютантов первенства, быстро пришли в себя и к 30-й минуте смогли сравнять счет, а во втором тайме и вовсе склонили чашу весов в свою сторону – 4:2. В следующей игре, которая состоялась в Кировограде, казанцы и вовсе получили в ворота четыре безответных мяча. Также всухую был проигран матч в Одессе местным армейцам (0:2). Интересно, что шесть первых матчей сезона-58 «Искра» проводила на выезде. Из них победу удалось одержать только одну, в Воронеже с минимальным счетом 1:0, Все остальные матчи были проиграны и один закончился ничьей - 0:0 в 4-м туре в Николаеве.

20 мая в 7-м туре «Искра» наконец-то предстала перед своими болельщиками в Казани, на обновленном стадионе в Соцгороде. Несмотря на провальный старт, зрители заполнили трибуны, и были вознаграждены результативной игрой, а главное победой своей команды. «Искра» не оставила камня на камне от «Энергии» из Волжского. Итоговый счет матча 6:1 в пользу хозяев поля, а их нападающий Геннадий Березин, впервые в истории клуба, сделал покер, то есть забил 4 мяча в одной игре.

Но как оказалось, эта крупная победа была лишь небольшим проблеском в темном царстве, в котором находилась «Искра». Порядка внутри команды по-прежнему не было, следствием чего стало поражение уже в следующей домашней игре от «Трактора» из Сталинграда со счетом 0:4.

В конце мая состоялось общее собрание в Татоблсовпрофе. На нем игроки-казанцы, выступили против включения ленинградцев в игры, и настаивали на их исключение из команды, указывая на низкий уровень подготовки. В ответ на это Дементьев заявил, что отказывается работать тренером «Искры», в случае отчисления ленинградских игроков. На следующую календарную игру в Саратов специально выезжали товарищи Горбунов (республиканский комитет) и Богатов (ОК ВЛКСМ), которые по приезду сообщили, что ленинградцы действительно играли очень плохо. 12 июня областной совет ДСО «Труд» освободил от занимаемой должности Дементьева, и отчислил из команды двух ленинградских игроков, оставили только одного Юрия Богданова, чей уровень мастерства был выше других. Но и Богданов спустя месяц покинул команду.

  ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. СТАВКА НА КАЗАНСКИХ СПЕЦИАЛИСТОВ И СОВЕТСКИЙ ФИНАНСОВЫЙ ФЭЙР-ПЛЕЙ

После отставки Дементьева, старшим тренером «Искры» стал Илья Георгиевич Эвранов - опытный и уважаемый как игроками, так и спортивной общественностью города тренер – заведующий кафедрой физвоспитания Казанского авиационного института, мастер спорта СССР. В довоенные годы он учился в Ленинграде и выступал за местный «Зенит». С апреля Эвранов работал помощником Дементьева и был знаком с внутренней кухней команды. После назначения, Эвранов сделал ставку на доморощенных игроков, воспитанников казанского футбола. В «Искре» дебютировали Раим Багаутдинов, Анатолий Сурков, Алексей Берючевский и опытный Константин Мартьянов. С августа помощником Эвранова стал Александр Минов, тренер казанского ДСО «Динамо» – где была одна из самых сильных футбольных школ города.

Геннадий Березин – автор первого покера в истории «Рубина»


На приглашение игроков со стороны уже рассчитывать не приходилось. В команде после ухода ленинградцев, которым были выплачены подъемные и выходные пособия, сильно просел бюджет. Перед началом сезона составлялась смета доходов и расходов, которой команда должна была следовать в течение всего чемпионата, своего рода финансовый фэйр-плей того времени. Причем в регламенте первенства СССР было четко прописано, что команды, не обеспечивающие самоокупаемость расходов, подлежат исключению из турнира. В течении всего сезона команды были обязаны направлять сведения о своих доходах и расходах во Всесоюзный совет спортивных обществ. Можно допустить, что, существовали методы обхода этих правил, различные лазейки, но за дебютантами, в числе которых была «Искра», следили особенно.

Как же зарабатывали футбольные команды во времена социализма? Касса пополнялась просто, за счет поступлений от продажи билетов на матчи, причем речь шла не только о календарных играх первенства или кубка страны, но и о товарищеских матчах, в том числе во время подготовительных сборов. К примеру, в архиве сохранилось письмо из Ульяновска. Там черным по белому написано как местный «Спартак» предлагает казанской «Искре» провести товарищеские матчи, цитата: «Для пополнения вашей и нашей клубной кассы…если вы согласны, мы будем афишировать». Зрители в то время охотно ходили даже на матчи, носящие выставочный характер. По этой же причине от команды, для включения в первенство Союза, требовали увеличить вместимость стадиона.

Тем временем «Искра» продолжала выступать неудачно и потерпела летом несколько чувствительных поражений, одно из которых в Казани со счетом 0:6 от СКВО из Одессы и ныне входит в число клубных антирекордов. В середине сентября Эвранов попросил об отставке. В заявлении в качестве причины он указал невозможность совмещения двух должностей, старшего тренера «Искры» и заведующего кафедро физвоспитания КАИ, куда он вернулся с началом учебного года. В заявлении Эвранов также просил назначить старшим тренером  Минова, который набрался должного опыта, будучи его помощником.

ЧАСТЬ ПЯТАЯ. ФЕЛЬЕТОН В ГАЗЕТЕ «ПРАВДА» КАК АПОФЕОЗ СЕЗОНА

Незадолго до отставки Эвранова разгорелся очередной скандал, который стал апофеозом всего неудачного сезона «Искры». В газете «Правда» был опубликован фельетон, посвященный казанской команде, под названием «1:0 в пользу Бахуса». Прежде чем перейти к разбору фельетона, нелишним будет напомнить, чем во времена СССР являлась газета «Правда». Ежедневное печатное средство массовой информации Коммунистической партии Советского Союза и наиболее влиятельное печатное издание, фактически – главная газета в СССР – так ее ныне характеризует Википедия коротко и ясно. Стоит лишь добавить, тиражи у газеты были миллионные.

Казанская «Искра» после окончания очередного матча. Первым идет капитан команды Габдульнир Зиннуров, вторым вратарь – Ильяс Галимов.


3 августа 1958 года в газете публикуется фельетон, в котором автор С. Бахтияров описывает скверное положение дел в казанской «Искре», в которой совсем отсутствует дисциплина. В особенности досталось первому тренеру команды Михаилу Михину, который, как считает автор – разложил команду. Также автор встает на сторону Петра Дементьева, пытавшемуся наладить дисциплину в команде, отучить ее членов от пьянства, и отчислить нарушителей режима, тем самым настроив против себя недовольных игроков.

Фельетон во всесоюзной газете не мог остаться незамеченным, и послужил поводом для разбирательств в высоких инстанциях, спорткомитете и управлении футбола СССР. Уже в середине августа в «Искру» была направлена комиссия из Москвы с проверкой состояния дел внутри команды. По её результатам в Казань направили письмо за подписью  Валентина Гранаткина с заголовком «О состоянии учебно-тренировочной и воспитательной работы в футбольной команде «Искра» (Казань)». В свою очередь  Михин в ответ на фельетон обратился с письмом сразу в несколько организаций, где опроверг домыслы в свой адрес, и подробно рассказал о своем коротком пребывании на посту старшего тренера «Искры».

В результате проверки, факты нарушения режима и пьянства, приведенные в фельетоне, не подтвердились. При этом комиссия признала правильным освобождение от работы Петра Дементьева и ленинградских игроков. В отчете комиссии отмечалось, что большим злом для «Искры» стало меценатство отдельных руководящих работников города Казани и их вмешательство в дела команды. Очевидный намек на самовольное приглашение ленинградцев.

Сезон команда доигрывала с уже 4-м старшим тренером –  Миновым. Как уже упоминалось выше, перед назначением, он успел поработать помощником Эвранова. 33-летний тренер официально возглавил «Искру» 1 октября и успел провести с ней три заключительные игры чемпионата, в которых команда по разу выиграла, проиграла и сыграла вничью.

Все вышеуказанные события повлияли на итоговое место «Искры» – 14-е из 16-ти команд, и сильно отразились на имидже команды. Вопрос об исключении «Искры» из числа участников чемпионата СССР долгое время оставался открытым. Получив ряд предупреждений и рекомендаций, обязуясь исправить допущенные в ходе первого сезона ошибки, казанцы все-таки были допущены к сезону 1959 года.

Ну а главную ошибку дебютного сезона руководители клуба усвоили хорошо. Переговоры с новым старшим тренером стали вестись заранее, и в первых числах января 1959 года в Казань прибыл Николай Иванович Сентябрёв.

Все старшие тренеры «Искры» в сезоне 1958 года: Михин Михаил Васильевич (13-30 марта) Дементьев Пётр Тимофеевич (31 марта – 12 июня) Эвранов Илья Георгиевич (13 июня – 30 сентября) Минов Александр Петрович (с 1 октября до конца сезона).

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть