Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей. ВХЛ 2017/18 свернуть
  • Горняк - Челмет
  • Торос - Звезда
  • Нефтяник - Чэн Тоу
    — : —
    18:30
Хоккей. НХЛ свернуть
  • Филадельфия - Торонто
    — : —
    03:00
  • Вашингтон - Колорадо
    — : —
    03:00
  • Коламбус - Эдмонтон
    — : —
    03:00
  • Баффало - Оттава
    — : —
    03:00
  • Нью-Джерси - Лос-Анджелес
    — : —
    03:00
  • Сент-Луис - Тампа-Бэй
    — : —
    04:00
  • Миннесота - Калгари
    — : —
    04:00
  • Чикаго - Флорида
    — : —
    04:30
  • Вегас - Каролина
    — : —
    06:00
Футбол

«В жизни вы ещё милее, чем в сториз». Она будет вести церемонию жеребьёвки ЧМ

Сегодня стало известно, что Мария Командная совместно с Гари Линекером будут вести церемонию жеребьёвки чемпионата мира-2018 в России. По этому случаю «БИЗНЕС Online» решил вспомнить интервью Марии, опубликованное в начале августа этого года – после того, как она сотрудничала с американским FOX Sports на Кубке конфедераций.

Мария Командная. Фото: инстаграм журналистки

«Я НЕ ЛЮБЛЮ ПОЛИТИКУ, Я ЛЮБЛЮ СПОРТ»

– Мария, вы ожидали, что ваш переход с «Матча» на FOX вызовет такую бурную реакцию?

– Нет! Я уже говорила, что безумно благодарна всем, кто написал мне теплые слова в социальных сетях, позвонил и поздравил. Это придало мне силы. И в тот момент я в очередной раз поняла, что сделала всё правильно.

– Как относитесь к «Матч ТВ» сейчас?

– Как к бывшему работодателю, который подарил мне безумно интересные полтора года. Во время работы на «Матче» я вела примерно по пять часов прямого эфира в неделю на федеральном канале – это мегаопыт.

– Расскажите про расставание с «Матчем»?

– Я знала, что ухожу, еще в ноябре прошлого года. Тогда предложение от FOX стало более конкретным. Но Тина оказалась против совмещения, сказав, что мне надо будет выбирать. Свой выбор я сделала еще тогда, поэтому в конце мая тихонько написала заявление об уходе.

– После этого вы с Тиной Канделаки и Натальей Билан не общались?

– Нет, ни разу. Я написала заявление, отработала одну неделю, на время второй взяла отпуск. В это время я делала какие-то дела, наблюдала, как американцы показывают футбол, и читала книгу How to Speak Soccer, которую купила в Нью-Йорке.

– Вы говорите, что вас не интересует политика. Как вы реагировали, когда политика находила вас на «Матч ТВ»?

– Я не люблю политику, я люблю спорт. Но на «Матче» политика как-то обходила меня стороной – не знаю, может, я просто везучая. Я провела кучу эфиров о допинге и докладе Макларена и ни разу не сказала того, за что мне могло быть стыдно. Я искренне заняла позицию наших спортсменов и старалась всячески поддерживать их. Потому что всё происходящее прошлым летом, конечно, было похоже на травлю. Может, это слишком громкое слово, но всё же. Я не очень понимала решение, например, не допустить до Игр в Рио легкоатлета Сережу Шубенкова. Он много раз подчеркивал, что допинг-пробы за последние несколько лет он сдавал не в наших лабораториях. При этом огромное спасибо главе МОК Томасу Баху хотя бы за то, что было принято решение не отстранять нашу команду полностью. Но, опять же, то, как поступили с пловчихой Юлей Ефимовой – допустили, потом не допустили, потом все-таки допустили.... На мой взгляд, в этом было не очень много здравого смысла.

– На «Матч ТВ» была цензура?

– По крайней мере, я с ней не сталкивалась. Другое дело, что всегда существует такая штука, как внутренняя цензура. И вот её порог у каждого свой. И она, конечно, на «Матче» есть – просто потому что она есть везде. Вот только идет она не сверху, а изнутри.

– Вам никогда не было неловко за происходящее в эфирах «Матч ТВ»?

– Бывало, что мне писали знакомые с вопросом: «Что у вас там вообще происходит?!» Но если я не в эфире, то я не могу нести ответственность за то, что там происходит – я не генеральный продюсер канала, у меня другая должность, другие задачи. Я отвечала за свои сегменты эфира. И во время них мне не было стыдно, потому что я старалась честно и добросовестно делать свою работу.

– Зачем на «Матч ТВ» была программа «Ты можешь больше» – неприлично бодрая для российского телевидения?

– К бодрости этой программы у меня как раз не было претензий. Но её формат я бы всё-таки немного поменяла – а вот идею оставила. Она состояла в том, что успешные и спортивные люди приходят к нам на эфир и рассказывают, как спорт поменял их жизнь, сделал их лучше и здоровее. Измени сначала себя к лучшему, а потом и мир вокруг. И помни, что с нами ты можешь больше – это ведь слоган сайта о здоровом образе жизни The-Challenger.ru или просто «Челленджера», главным редактором которого я являюсь. В производстве программа была очень сложной: с понедельника по пятницу мы готовили три часа полноценного и эксклюзивного эфира. То есть масштаб был просто космический. Но всякой программе и всякому формату нужно дать немного времени, чтобы устаканиться – у нас этого времени, к сожалению, не было. Я была бы рада, если бы программа постепенно дрейфовала в сторону спорта (особенно любительского) и человеческих возможностей, а не в сторону лайфстайла и смузи. Но кренило её именно туда.

– Но ведь Россия для грустных!

– Это вы так считаете. Каждый человек сам решает, каким ему быть и как ему жить – и больше никто. Просто иногда это сложно признать – гораздо легче свалить ответственность на кого-то другого.

– Вы бы хотели жить в другой стране?

– Нет! Жить точно нет, работать – после первого проекта с FOX Sports, конечно. Уезжать по работе – это другое, это я могу понять. Но мне очень нравится Москва, я обожаю свой Красногорск. Мне бы очень хотелось, чтобы в России было больше таких городов, как Москва – где можно реализовать себя, где были бы деньги и куча возможностей.


«ПОСЛЕ ВТОРОГО ЭФИРА НА FOX SPORTS РЫДАЛА ПОЧТИ ВСЮ НОЧЬ»

– Ваше самое яркое впечатление от работы на Кубке конфедераций в команде FOX Sports?

– Их тьма, они проносятся перед глазами, невозможно выбрать что-то конкретное. Но я навсегда запомню свой первый прямой эфир на американском телевидении. Как я нервничала, как тряслись мои коленки, как всё – и это было удивительно – получилось! Самым сложным оказался второй эфир – мне казалось, что я запорола включение и много запиналась. Я очень переживала, помню, после того эфира пришла в номер гостиницы и рыдала почти всю ночь. Мне казалось, что я затеяла всё это зря, что на российском телевидении у меня всё складывалось так гладко, а я зачем-то решила изменить свою жизнь – и вот, теперь у меня не получается ничего. Это такой синдром второго года, но прожитый за один день, даже за одну ночь. Уже на следующий день – новый эфир, новый вызов. Всё прошло хорошо. Мне кажется, нужно было допустить те ошибки во время второго эфира – чтобы стать сильнее.

– Какой контракт вы подписали с FOX?

– Он действует с начала Кубка конфедераций и до конца чемпионата мира. На этот год, помимо работы, у меня большие планы. Прежде всего я хочу избавиться от акцента, повысить знание английского, вернуть испанский – я учила его в университете, но сейчас капитально забыла. 

– Как шел процесс переговоров с FOX Sports?

– Мне написали в конце прошлого лета. Сказали, что хотят познакомиться со мной. Мы виделись с продюсером Дэвидом Нилом несколько раз и в итоге поняли, что я подхожу FOX по формату. Я бы не сказала, что наши разговоры были похожи на собеседования. Скорее, мы просто говорили о жизни и спорте. Когда Дэвид впервые сказал мне, что я – часть семьи FOX, смутилась. Но во время Кубка конфедераций поняла, что это действительно так.

– Вам было легко работать с англоязычной командой?

– С одной стороны, очень. С другой стороны – поначалу возникали какие-то трудности и недопонимания. Но в итоге мы сработались и сдружились.

– Как много вы ругались матом на английском, общаясь с командой FOX Sports?

– Совсем мало – потому что ребята сразу начинали смеяться. Сами они, конечно, под моим руководством освоили парочку крепких русских ругательств – куда ж без этого.

– Технически работа на FOX Sports отличалась от работы на «Матч ТВ»?

– Конечно. Я настаиваю: главный человек на американском телевидении – это продюсер. На нашем телевидении, к сожалению, нет такой сильной продюсерской школы. Профессионалов можно пересчитать по пальцам. Мне сперва было сложно перестроиться: все-таки я привыкла сама отвечать за себя и свои действия в эфире. И продюсеры подчеркивали: они выбирают мои дубли, мы вместе решаем, о чем я буду говорить в прямом эфире. Ну и потом, доверять людям, которые выиграли десятки премий «Эмми», мне кажется вполне логичным. При этом я не могу сказать, что они в чем-то меня ограничивали. Наоборот, они были плечом, на которое я всегда могла опереться. Поддержку они оказывали колоссальную. И это еще одно отличие от российского телевидения. Тут в большей степени каждый сам за себя. Там – все делают общее дело и все прикладывают максимум усилий, чтобы продукт получился крутым.

– Что парней с FOX Sports удивляло в России больше всего?

– Красота местных девушек, вкусная еда и очень чистые улицы. Им безумно понравилась Казань – они остались в восторге от центра города и местной кухни. Они смеялись, что если случайно наступали мне на ногу, то я всегда наступала на их в ответ. Ещё, конечно, их удивляло то, как русские мужчины относятся к женщинам. Всегда открывают дверь, помогают снять верхнюю одежду. У них это не принято. Но, кажется, во время Кубка конфедераций я их немного перевоспитала – и они стали очень учтивы.


«У МЕНЯ НЕ ОСТАЛОСЬ НИ ОДНОГО СВИТШОТА KOMANDNAYA

– Почему вы отказались от съемок для журнала Maxim?

– Потому что не нашла ни одной причины для того, чтобы согласиться. Как говорит одна прекрасная американская телеведущая, try to impress the world by your brain not by your boobs (попытайтесь поразить мир своими мозгами, а не сиськами, с англ.). Кстати, Маша Орзул и Даша Левченко тоже отказались от этой съемки. 

– Что присылают и пишут в директ инстаграма человеку, у которого 31 тысяча подписчиков?

– Много всего разного. Подкатывают, понятное дело. Я нахожу это милым. Редко отвечаю на сообщения от незнакомых людей, но читать их стараюсь. Если кто-то пишет что-то от души, это всегда видно. На такие сообщения я отвечать как раз стараюсь. Ну и инстасториз – это мой любимый формат общения с аудиторией. На той неделе меня узнал парень в кафе, мы с ним разговорились. На прощание он сказал: «Мария, вы в жизни еще милее, чем в своих сториз!». Было приятно.

– Почему вы не монетизируете свой аккаунт и рекламируете только одну букмекерскую контору?

– Потому что я уважаю своих подписчиков. Потому что с букмекерской конторой «Леон» у меня контракт – мне с ней реально интересно сотрудничать. В ином случае его бы просто не было. Мне нравится давать прогнозы, из-за них я смотрю больше футбола. Рекламировать что-то, что мне не нравится, я не буду.

– Вас часто узнают на улице?

– Довольно часто, да. Как-то написали в твиттере: «То чувство, когда идешь по торговому центру, рассказываешь жене про Командную, а она проходит в пяти метрах от тебя». Думаю, моя узнаваемость связана с тем, что последние полтора года я почти каждый день была в телеке. Причем меня узнавали в самых неожиданных местах – в модном магазине в Нью-Йорке, в аэропорту Цюриха. Как-то ко мне подошел мужчина в ресторане в Милане – мы ужинали с подругой. Оказалось, он известный архитектор, видел меня ещё на «Дожде».

– Вы предполагали, что весь рунет запомнит вас за историю с протяжным криком «Гол»?

– Конечно! Я ведь сама спродюсировала эту историю. За несколько дней до репортажа попросила сфотографировать меня в студии «Все на Матч» так, будто я кричу – еще и вывести изображение на большой экран. Я чувствовала, что у этой фотографии есть все шансы стать мемом. Мне захотелось устроить из матча «Лацио» – «Верона» некий перформанс. Паша Занозин был в курсе – сейчас я понимаю, что мне нужно было предупредить ещё и Таша Саркисяна, который тогда руководил отделом спортивных трансляций. Но я знаю, что ему в итоге понравилось моё выступление. А с Пашей я просто договорилась, что буду кричать гол изо всех сил. Он поддержал мою идею. С другой стороны, никто из нас не ожидал, что в матче будет забито семь голов. Но своего я добилась: несколько дней спортивный интернет, кажется, не обсуждал ничего, кроме этого матча. Так что, с точки зрения продюсирования, я смогла занести эту историю себе в актив.

Фото: инстаграм Командной

– Почему вы так любите футбол?

– Есть мнение, что девушек в футболе интересуют исключительно внефутбольные истории – кто сколько получает и кто с кем встречается. Но это не так. Мне интересна прежде всего игра. Кто-то считает, что главные спортивные драмы случаются за пределами площадки. Мое же мнение в том, самые крутые спортивные драмы и эмоции – всегда на самих соревнованиях. И меня они абсолютно завораживают. Камбэк «Ливерпуля» в финале Лиги чемпионов-2005, первое российское «золото», добытое Никитой Крюковым на Олимпиаде в Ванкувере, победа наших гандболисток в Рио – что может быть круче?

– Вас много критиковали за свитшоты Komandnaya, которые стоили в районе 5 тысяч рублей. Почему так дорого?

– Потому что их отшивали из лучшей ткани лучшие профессионалы, которых я могла найти в Москве. Кто ругал меня? Диванные критики? Все те, кто покупал свитшоты, были довольны – ткань приятная, принт красивый, качество отменное. В продаже их было всего 100 штук – это не вещь из масс-маркета, которая может стоить дешевле. Разошлись они все – у меня не осталось ни одного экземпляра. Я даже немного жалею сейчас об этом – надо было оставить себе хотя бы парочку на память. 

– Сколько свитшотов из этой сотни купили ваши друзья или знакомые?

– Практически нисколько. Я специально напечатала дополнительные экземпляры – в подарок их получили те, кто снимался, если так можно выразиться, для лукбука. Я подарила свитшот Паше Занозину, Юре Черданцеву, Косте Геничу, Володе Стогниенко, Юре Дудю, Кириллу Благову. Их изображения висели на сайте. Заказы же размещали в основном незнакомые люди. Парочку заказов я развезла сама – парни, конечно, были очень счастливы.

– Сколько стоила вся эта затея?

– Я точно не могу сказать. Но это дорого. Например, разработать лекала стоило около 100 тысяч рублей. Ткань в закупке стоила довольно дорого, потом пошив, принты. Но для меня это была очень важная история. Мне очень хотелось, чтобы появился свитшот с изображением Владимира Никитича Маслаченко – очень важного человека в моей жизни, утрату которого я переживаю до сих пор. Всегда плачу – в день его рождения и в день его смерти. Каждый год.


– Вы бы хотели продолжить выпускать свитшоты с футбольными принтами?

– Да, но в сотрудничестве с кем-то, с каким-то брендом. Я не человек бизнеса, мне гораздо интереснее придумывать и воплощать идею, чем сводить дебет с кредитом.

– Вам предлагали стать лицом какого-то спортивного бренда?

– Ага, но я не согласилась. Мне нравится, что я могу носить всё что угодно – аdidas, Nike, Puma, Reebok. Например, бегать мне нравится в кроссовках аdidas с подошвой Ultra Boost – я вообще считаю, что это самые классные и удобные кроссовки на свете. По крайней мере, мне они подходят идеально. У меня их пар пять. Мой самый любимый спортивный костюм – от Puma. Этим летом по улицам я хожу в Nike Cortez – и очень жалею, что пока не купила себе кристально-белую пару этой модели. Её нет в России, но в Европе и Америке я её видела. Она просто идеальна в своей простоте. Кстати, книгу «Продавец обуви» основателя компании Nike Фила Найта я прочла примерно за две ночи – и очень рекомендую её всем.

– Сколько у вас пар кроссовок?

– В районе 20 - 25. Я стараюсь не складировать их, что-то дарю своим подругам. Недавно мне подарили новые кроссовки Puma, но пока я их ни разу не носила – они настолько красивые, так не хочется, чтобы они теряли свою новизну. Еще у меня есть совершенно новые аdidas из коллекции Parley for the Oceans – Stella Mccartney. Это кроссовки, сделанные из переработанного океанического пластика. У меня просто рука не поднимается их надеть. Это же практически коллекционная модель – в Россию завезли всего несколько десятков пар.

«ЛЕГКО МОГУ ВНЕПЛАНОВО ЗАЕХАТЬ В КАФЕ РАДИ БУРГЕРА И КАРТОШКИ ФРИ»

– Как дела у сайта The-Challenger.ru?

– Наша посещаемость около 800 тысяч человек в месяц, которые дают нам до 1,5 миллионов просмотров. У нас много спецпроектов, мы постоянно сотрудничаем с различными брендами. В прошлом году мы делали для одного спортивного бренда всю летнюю офлайн-активность для девушек. То есть, мы не просто онлайн-журнал, мы полноценное lifestyle- и wellness -агентство. Если кому-то нужно провести классное спортивное мероприятие, то этот кто-то просто приходит к нам, а мы уже реализуем проект на всех стадиях. Как в офлайне, так и в онлайне – причем не только в рамках нашей платформы, но и на платформе клиента.

– Все своими силами?

– Да, мы делаем проекты «под ключ». Команда сформировалась еще в том году...

– Каким вы изначально видели «Челленджер»?

– Ой, я особо никаким! Звучит, конечно, странно, но на первой встрече с инвесторами я заявила, что сайт про ЗОЖ особо никому не нужен. На второй встрече я сказала им примерно то же самое. Ну а на третьей они предложили мне стать главным редактором. Денег было на пару месяцев работы, но мы как-то cразу привлекли в себе большое внимание. Я старалась, кажется, использовать все существующие на тот момент каналы коммуникации.

Сайт довольно скоро начал зарабатывать сам. Нашим первым коммерческим проектом было сотрудничество с компанией Puma. Затем подтянулись другие рекламодатели, ну и пошло-поехало.


– Что вы предлагали людям, когда звали их стать частью вашей команды?

– Веселье! А еще – кучу работы. Вообще я ужасный руководитель. Потому что трудоголик. С людьми, которые относятся к работе просто как к работе, я не могу найти общий язык. Да я и особо не стараюсь. Мне нравится формировать команду из таких же одержимых людей, которые на связи 24 часа в сутки, которые пишут в рабочий чат в субботу и воскресенье. Когда я искала авторов, то попросила друзей из Высшей школы экономики и журфака МГУ опубликовать в их социальных сетях объявление о том, что я ищу молодых и борзых журналистов. В итоге мне написали человек 400. После тестового задания остались человек семь.

С ними мы запускали не только «Челленджер», но и программу «Ты можешь больше» на «Матч ТВ». Сейчас состав почти полностью обновился. У нас реально фантастическая команда. Помню, как в прошлом году к нам в редакцию просилась Полина. Она знает, мне не нравились ее тексты. Но она писала еще и еще, проявила какую-то космическую настырность. Ну и спустя полгода она стала шеф-редактором сайта, незаменимым человеком, которому я доверяю во всем. Она – моя гордость.

– Как много времени вы уделяли сайту, работая на «Матч ТВ»?

– Мне сложно сказать, я же почти всегда на связи. Возникает вопрос – мы его оперативно решаем. Неважно, сегодня понедельник, пятница или воскресенье. Я вообще люблю работать по выходным – на «Матче» никогда не отказывалась от субботних или воскресных эфиров. Дороги свободные, в телецентре мало народу, в целом обстановка более расслабленная.

– Если на «Челленджер» придет производитель виски и захочет прорекламировать свой турнир по FIFA17 – согласитесь?

– Думаю, да. Мы просто придумаем, как интегрировать рекламу этого турнира на сайт максимально адекватно. Но несколько раз такое было, что мы отказывали потенциальным рекламодателям. Как-то к нам обратились производители препарата, повышающего иммунитет. При этом у лекарства не было доказанной эффективности, а мы к этому относимся очень щепетильно. Репутация – наш главный капитал. В итоге мы отказались от сочного рекламного контракта на несколько миллионов рублей. И еще был один случай. Мы решили, что не будем рекламировать майонез. Причем я как-то лояльно отнеслась к этому предложению, но редакция встала в позу.


– Что делать с тем, что питаться правильно – как вы советуете на сайте – дорого?

– Да я бы так не сказала. Гречка – наш главный суперфуд – не такая уж дорогая. Пачка куриного филе стоит примерно столько же, сколько пачка сосисок. Здесь, как и везде, все зависит от желания. Ну и есть парочка лайфхаков, которые действительно работают. Я, например, не покупаю домой сладкое. Вот вообще, категорически. Плюс я ничего не жарю на масле – только запекаю в духовке. Сырники, котлеты, баклажаны, курицу, картошечку (куда же без нее) – всё только из духовки. В октябре прошлого года я перестала пить чай с сахаром. Я фанат чая, то есть, если я дома, я пью его все время, по чашке в час. Сперва без сахара было непривычно, невкусно. Но теперь я даже представить себе не могу, что кладу в чай хотя бы ложку сахара. Поверьте, его и так слишком много в нашей жизни. Без преувеличения: он везде.

– Готовы допустить ситуацию, в которой вы внепланово заказываете в кафе огромный бургер с порцией фри?

– Легко! Мне кажется, вы преувеличиваете мою фиксацию на здоровом образе жизни. Но одно я знаю точно: удовольствие от хорошей функциональной тренировки в миллион раз выше, чем от съеденного бургера.

Сколько дней в неделю вы хотели бы тренироваться?

– Семь. Я всегда говорю, что даже когда тренируюсь пять раз в неделю, то всё равно остаюсь самой неспортивной в своей семье. Факт! Мой папа и брат слишком высоко задрали планку. Я ещё и не фанат кардио. Бег для меня – скорее возможность послушать музыку и побыть наедине с собой. Вообще, когда человек говорит, что ему не нравится заниматься спортом, это значит, что он просто не нашел свой вид спорта или вид нагрузки, который бы ему подходил. Мне вот тяжело заниматься йогой. Ну, то есть, я просто не могу! Мне скучно, это не мое. А вот функциональный тренинг, все эти отжимания-приседания, делают меня счаcтливым человеком.

– Ваша любимая история с какого-то забега или марафона?

– Два года назад я бежала десятку в рамках «Московского марафона» – там всегда есть несколько дистанций на выбор. В стартовом коридоре меня узнал один парень и подошел познакомиться. Оказалось, он из бегового клуба Moskva River Runners. Решили бежать вместе – Рома то ли восстанавливался после болезни, то ли после травмы. Он спросил меня, за сколько я хочу пробежать десятку – ну я предложила выбежать из часа. Хотя года полтора не бегала вообще, тренировалась только в зале. В итоге под конец дистанции меня так накрыло, что я просто не могла бежать последний километр. Мне ужасно хотелось перейти на шаг, и в моей голове тогда происходил примерно такой диалог: «Нет, ну вот Рома сейчас посмотрит, что я даже десятку не могу добежать нормально, расскажет всем своим друзьям из бегового клуба. И больше никогда, никогда не откроет «Челленджер». Конечно, пришлось добежать. А с Ромой мы до сих пор приятельствуем.

– Вы употребляете алкоголь?

– У меня сложные отношения с алкоголем – я его не люблю. От одного бокала вина у меня на следующий день может так раскалываться голова, как будто я выпила целую бутылку. Вкус алкоголя мне тоже не нравится. До Кубка конфедераций я не пила полтора года. Но в какой-то момент пришла на ужин и сказала, что мы заказываем шампанское. Так на следующее утро появилось выражение to be champaigned by Maria Komandnaya.

– Вас раздражают люди с лишним весом?

– Конечно, нет! Как поют братья Галлахеры, истинное совершенство должно быть несовершенным. Самой красивой женщиной на планете Земля я считаю Эшли Грэм (американская plus-size модель, - авт. ). То, как человек выглядит, – это его личное дело и больше ничьё. Ну и вообще, внешняя красота – это что-то очень маленькое и неважное по сравнению с красотой внутренней.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть