Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Андрей Марков: «Приехал в «Ак Барс» играть в хоккей и получать от этого удовольствие»

«Сказал агенту, что хочу снова поработать с Билялетдиновым», – рассказывает Андрей Марков, один из лучших российских защитников в новейшей истории. Игрок намеренно ехал в Казань к тренеру, который помог ему стать большим хоккеистом. Строгий и сухой спортсмен в интервью «БИЗНЕС Online» говорит о выборе между школой и хоккеем в далёком 1996 году, сравнивает Монреаль и Москву, а также рассуждает о том, как его изменили травмы.




«НЕ ДУМАЮ, ЧТО МОГУТ ВОЗНИКНУТЬ КАКИЕ-ТО ПРОБЛЕМЫ»

Андрей, правда, что вы сами позвонили Зинэтуле Билялетдинову и сказали, что хотите играть в России только в «Ак Барсе»?

– Нет, я не звонил ему сам. Но не буду скрывать – сказал агенту, что хочу снова поработать с Билялетдиновым. Рад, что всё так сложилось. Перед отъездом в Северную Америку я проработал с ним два года (с 1998 по 2000 год Марков играл за московском «Динамо», в котором работал Билялетдинов,ред.). Я знаю, какой он тренер и как подходит к делу – мне знакомы его требования. Поэтому с нетерпением жду начала совместной работы.

Вы понимаете, что Билялетдинов 2000-х и Билялетдинов сейчас – это два разных человека?

– Все люди меняются. Я тоже не исключение. С годами опыт только растет, а Билялетдинов такой тренер, который каждый год ставит перед собой большие задачи. Я знаю, что он будет к ним идти вне зависимости ни от чего.

Билялетдинов не привык подстраивать свою систему под игроков. Сможете вписаться в его хоккей?

– Я не думаю, что могут быть какие-то проблемы. Я приехал сюда играть в хоккей и получать от этого удовольствие. Я осознаю и понимаю, что хоккей – это командный вид спорта, где от одного игрока мало что зависит. И знаю, что Билялетдинов придерживается командного стиля игры.




В чем секрет успеха Билялетдинова? Всё-таки, он побеждал в чемпионате ещё в начале нулевых, но остаётся востребованным до сих пор...

– Отношение к делу. Профессионализм. Дисциплина. У него до сих пор горят глаза к работе. У него есть цель, и он идёт к ней.

Не потерял ли он хватку после Олимпиады в Сочи?

– Я думаю, что на эту тему надо разговаривать лично с ним. Олимпиада в Сочи для всех далась очень нелегко. Сейчас хоккей на таком уровне, что любая команда может выиграть чемпионат мира или еще какие-то турниры. У Канады сейчас настолько много игроков высокого уровня, что они могут параллельно собрать несколько сборных. Если они в последнее время всё выигрывают, то у них есть чему поучиться.

На Кубке мира были шансы против них?

– Я считаю, на каждом турнире есть шансы. Просто нужно найти правильный подход и идти к этой цели. Не всегда это получается. Поверьте, каждый руководитель, каждый тренер, каждый игрок – все отдались по полной. Все расстраиваются плохому результату, когда есть хороший результат – радуются тоже все.

Возвращаясь в Россию, вы понимали, что здесь реалии таковы, что фактически идет борьба за вторые места? У СКА и ЦСКА неограниченные возможности и солидный административный ресурс, который крайне сложно преодолеть...

– В хоккей играет команда. Чем более сплоченный коллектив, тем лучше ребята выполняют тренерские указания, тем больше шансов на победу. Победить может каждый.

Вы следили за финалом Кубка Гагарина?

– Трансляции не смотрел. Читал что-то в прессе. Поэтому мне тяжело судить со стороны.

Казань чем-нибудь похожа на Монреаль?

– Это такой же хоккейный город, где люди любят хоккей. Я чуть-чуть ознакомился с городом. Вижу, что спорт здесь очень популярен. Футбол, баскетбол, волейбол, есть теннисная академия. Правда, пока ещё нигде толком не был. Решаю вопрос с жильем, сейчас живу в гостинице, но ищу квартиру или дом.

Клуб как-то помогает в этом вопросе?

– Да, мне дали риэлтора, который помогает. Здесь я пока один. Семья присоединится чуть позже. Я не поехал на турнир в Нижний Новгород, всё-таки акклиматизация и нужно было пройти медосмотр, да и на турнире очень плотный график был, за три дня команда сыграла три матча… Я готовился на базе, работал с тренером и катался с молодежной командой.

«Я ДО СИХ ПОР ПОЛУЧАЮ УДОВОЛЬСТВИЕ ОТ ХОККЕЯ»




У вас был сложнейший период в карьере и жизни: с 2010-го по 2012-й год вы сыграли всего 20 матчей из-за травмы и рецидива, почти два года без хоккея. Как это время вас изменило?

– Не спорю, был сложный период. Вся эта история дала мне пищу для размышлений. Я изменил своё отношение к тому, как готовиться и чего ждать. По-человечески эта ситуация сделала меня сильнее. Много людей, которые помогали мне пройти через все эти травмы. Это нелегко не только физически, но и просто морально. Я рад, что я всё это прошел и даже не хочу сейчас смотреть назад. Хочу смотреть вперед.

Сейчас вы понимаете почему это произошло? Сколько процентов здесь случая и сколько закономерности?

– Я не знаю. Возможно, в этом есть и доля моей вины. После первой травмы я поспешил выйти на лед. Сейчас как-то не хочется всё это анализировать. Всё это уже в прошлом. Почему так случилось? Наверное, так должно было произойти.

Как вы нашли в себе силы, чтобы вернуться обратно?

– Вся наша жизнь – игра. Помню, когда только начинал в шесть лет играть, уже подумал, что посвящу хоккею всю жизнь. Это очень большая часть моей жизни. Я до сих пор получаю удовольствие от хоккея, поэтому я сейчас здесь. В то время у меня преобладали позитивные эмоции. Я старался себя настраивать на позитив и старался верить в то, что я могу вернуться и продолжать играть.

Как себя не запустить в такой период?

– Каждый человек ставит перед собой какую-то цель. Он к ней идет осознанно. В то же время надо придерживаться какого-то графика, особенно если ты спортсмен. Тренировочного, восстановительного, питания – всё это должно идти в одном целом.

Не возникало чувства вины перед командой?

– Я же не упал просто так на улице. Это спорт. Бывают разные травмы.

Как клуб помогал в этой ситуации?

– Я считаю, что мне повезло с клубом. В «Монреале» настолько профессиональная команда, что они меня поддержали. Мы совместно прошли этот путь: строили какие-то планы на восстановление, проводили первые тренировки. Поэтому у меня нет ни малейшей претензии к клубу. Могу только сказать «спасибо».

Сильно поменялась программа подготовки к сезону с учётом подобного опыта?

– Наверное, поменялась. После сезона стараюсь не брать большую паузу. Стараюсь просто начинать потихоньку тренироваться – играть в теннис, бегать, кататься на велосипеде. Есть много разных занятий, с помощью которых можно поддержать физическую форму. Конечно, я стараюсь придерживаться и летнего плана. Он не очень отличается, просто есть какие-то коррективы.

«СОВЕТЫ БИЛЯЛЕТДИНОВА МНЕ ОЧЕНЬ ПОМОГЛИ В СЕВЕРНОЙ АМЕРИКЕ»

Сезон 2002/03.
Андрей Марков (№79) и
Александр Могильный
Фото: Dave Sandford
/ gettyimages.com


В КХЛ - очень рваный сезон, много перерывов, нет единого ритма чемпионата. Не будет ли для вас этот момент дополнительной сложностью?

– В командах в России стараются следить за физической формой. Это не то, что в Америке, где всех распускают и ты сам по себе - там полностью уповают на твой профессионализм. Поэтому я думаю, что у тренерского штаба есть план на время пауз в лиге, у них уже накоплен опыт за годы работы.

При вашем опыте в спорте вам лично вообще нужен ли тренер по физподготовке?

– Конечно, нужен человек, который тебе где-то подскажет и поможет. С другой стороны, тренироваться с командой и тренироваться одному – это две разные вещи. Даже в зале. С командой ты смотришь на партнеров, ориентируешься на кого-то, смотришь кто как делает упражнения.

Сейчас многие ребята, особенно молодые, будут смотреть, сколько и как всё делает Марков. Готовы к этому?

– Я бы не хотел становиться таким человеком. Нам нужно быть командой, единым целым.

Кто-то всегда идёт впереди...

– Вы сейчас забегаете вперед. Я всегда открытый человек для общения. Если нужен совет, нужна помощь – пожалуйста. Но я не тот человек, который будет подходить и говорить: «Ты должен делать так». Если есть необходимость – подходи спрашивай. К тому же сейчас много молодых игроков, у которых я сам могу чему-то научиться.

Чему можно научиться у молодежи?

– Всегда есть чему. Всегда найдется человек, у которого можно что-то подсмотреть.

У кого вы что-то подсматривали в последний раз?

– Не могу вам назвать определенного игрока. Если вернуться назад, в «Динамо», Билялетдинов объяснял множество деталей. Например, как нужно разворачиваться к шайбе и много чего ещё. Его советы мне очень помогли в Северной Америке.


«Я ДУМАЛ, ЧТО В АМЕРИКЕ КАКОЙ-ТО ДРУГОЙ МИР»

Вам приходилось играть в хоккей в стране, которая только что развалилась на мелкие части и была на пороге ещё большего краха. Что было самым сложным в тот период?

– Когда я начинал в воскресенском «Химике», очень радовался, что попал в команду. Помню, как 31 августа ко мне подошел тренер и сказал, что 1 сентября в 11 часов надо прийти на тренировку с командой мастеров. Я ответил, что мне нужно в школу. Он предложил выбрать, что для меня важнее. На следующее утро я думал о том, куда пойти – в школу или на тренировку. Помню, что сначала собрался в школу, потом передумал и поехал на тренировку. Буквально две недели я тренировался с командой. Уроки были пропущены. Позже я просто перевелся в вечернюю школу. Даже, наверное, не понимал в то время, что происходило. Я, мальчишка, тренировался с взрослыми и опытными игроками. Это было где-то в 1996 году. Потом я влился в эту жизнь. Попал в юниорскую сборную, молодежную сборную. Позже попал в «Динамо», и всё закрутилось. Не могу припомнить ничего плохо, что происходило в ту пору в том же Воскресенске.

У вас не было времени на улицу?

– В тот момент было много тренировок. С утра до вечера. Поэтому свободного времени было мало. Особенно когда ты молодой – надо тренироваться ещё больше.

 Никто не обращался к вам, молодому пацану, с предложением: «Давай ты нам будешь часть денег от зарплаты отдавать, будешь спокойно жить»?

– Я слышал такие истории, но это, судя по всему, было до меня.

В каждой команде есть мастера, которые помогают молодым. Кто для вас был таким наставником?

– Когда играл в «Химике», то меня поставили в пару с Владимиром Толоконниковым. Мы играли в первой паре, и он мне помогал в игровом плане. Поэтому мне было с ним легко.Потом я перешёл в «Динамо» и Зинэтула Хайдярович собрал пятерку, с которой мы играли вместе и в сборной, и в «Динамо». Было легко играть и там, и там, потому что были постоянно вместе. Когда я уехал в Монреаль, там уже были российские игроки, который помогали и в бытовом плане, и в игровом, что-то объясняли.

Кто больше всех помогал?

– Олег Петров, например. Дайнюс Зубрус, Сергей Жолток. В этом плане мне повезло, что в команде были российские игроки и прошло всё именно так гладко.

Москва-2000 и Монреаль-2000. Насколько это был разный мир?

– Я думал, что там какой-то другой мир, но ничего там сверхъестественного нет. Даже больше скажу – если взять Москву, я считаю это один из лучших городов мира. Каждый человек адаптируется к тем условиям, которые есть. Большую часть времени я проводил в Монреале. Первые 3 - 4 года приезжал на все лето в Москву и Воскресенск – там спокойнее. В Москве - бешеный ритм жизни. Но я бы не сказал, что в Монреале есть что-то сверхъестественное, чем можно удивить. Нам давали свободное время, когда мы принадлежали сами себе. Что хочешь – то и делаешь. На базе не закрывали.

«В МОНРЕАЛЕ НУЖНО БЫТЬ ГОТОВЫМ К ДАВЛЕНИЮ ПРЕССЫ»

Марков в сезоне 2003/04
Фото: Charles Laberge
/ gettyimages.com


Насколько хоккеисту тяжело жить в Монреале? Болельщики везде узнавали?

– Монреаль – хоккейный город. Куда ты не пойдешь – везде узнают. Особенно сейчас, когда активно появились социальные сети, интернет – всё развито. Рестораны, магазины – к тебе подойдут сфотографироваться, попросят расписаться. Но я бы не сказал, что болельщики прыгали на меня или ещё что-то. Только не очень приятно, когда тебя снимают со спины.

Такое количество внимания не утомляет?

– Знаете, нужно получать от этого удовольствие, потому что в один прекрасный момент всего этого не будет.

Насколько сильное давление в Канаде со стороны прессы?

– Это есть. Опять же много примеров, когда игроки переходили в «Монреаль» и у них не получалось. Все уже знают про прессу в Монреале. Когда игрок туда едет, он должен быть готов морально к этому. Если ты не готов, тебе будет тяжело. Весь сезон провести на одном уровне невозможно, бывают не только взлёты, но и спады. В такие моменты, конечно, нужно терпеть.

Вот вы с таким огромным опытом, но всё равно на Кубке мира у вас случился конфликт с журналистом Алексеем Шевченко. Он в свойственной ему манере пошутил, а вы не смогли сдержаться. Почему так вышло?

– Я помню этот момент, но не хочу его обсуждать. Отношусь к этому нормально, это работа прессы.

Вам теперь придется теперь постоянно контактировать с Шевченко...

– Я же не обязан этого делать... Я нормально отношусь к прессе. Понимаю, что есть негатив, есть позитив и про всё это нужно журналистам писать.

Какую оценку вы сами себе поставите за выступление на сентябрьском Кубке мира?

– Для меня турнир вышел неудачным. Почему? Не знаю. Бывает такое, что сегодня получилось, а завтра не получится.

Насколько сильно Канада поменялась за 16 лет, что вы были там?

– Все страны меняются. Если взять Монреаль, то налог остался прежний, а дороги стали хуже.

А Россия? Страна движется в правильном направлении?

– Надеюсь, Россия меняется в лучшую сторону. Я не думаю, что во главе страны стоят люди, которые желают жителям плохого.

2016 год.
Полуфинал Кубка мира
Россия – Канада
Фото: Bruce Bennett 
/ gettyimages.com


«...ЕСЛИ ОНИ ОБСУЖДАЛИ АМЕРИКУ, ТО ГОВОРИЛИ ПРО ТРАМПА И ПУТИНА»

Канада выбрала довольно жесткую позицию по отношению к России и политике Владимира Путина. Это сказывалось на вас в последние годы?

– Я стараюсь за политикой особо не следить. Я знаю, что в том же Монреале есть русское комьюнити, где очень много выходцев из той же Украины. Они переехали много лет назад, сейчас смотрят на всю эту ситуацию и не понимают, как так может быть.

К вам отношение не поменялось?

– Нет. Как общался, так и общаюсь. Какого-то презрения и проблем не было.

Заметен ли конфликт Запада с Россией в канадской прессе?

– Это нужно читать газеты. Я их не читаю. Когда с утра заезжаешь на заправку и идёшь оплачивать, там лежит стопка разных газет. А вчера, например, прошла игра. Смотришь на первую страницу. Там фотографии с хоккейного матча. Если всё это читать, во всё это вникать, принимать всё близко к сердцу – это может разрушить любого человека. А хоккея в газетах в Монреале, как вы понимаете, очень много.

Обсуждают ли Путина в монреальских газетах?

– Летом я провёл время во Флориде. В спортивном зале висели телевизоры и там показывали политические новости. Что меня удивило, если они обсуждали Америку, то говорили про Трампа и Путина. А в Монреале у меня дома было русское телевидение. Дети смотрели мультфильмы, я смотрел какие-то сериалы, фильмы.

Возможно в Квебеке прожить без знания французского языка? Как у вас, кстати, с ним?

– С французским – никак. В Монреале можно прожить и без него. Но если ты будешь его знать, то это будет только плюсом.

Когда вы были наиболее близки к тому, чтобы уйти из «Монреаля»?

– Перед прошлым контрактом, который был рассчитан на три года, я думал, что меня поменяют. Потому что у нас были переговоры до дня обменов. И мы никак не могли прийти к соглашению. Даже генеральный менеджер спросил о пункте в контракте, где были прописаны 15 команд, куда меня нельзя менять. И перед вот этим днем генеральный менеджер попросил внести ещё одну команду, которая не была в списке.

Возможно, это был ход с его стороны, мол, если ты сейчас не подпишешь, то мы тебя поменяем. Я как-то не обратил на это внимание. Потому что, если тебя хотят поменять, то в любом случае сделают это или просто передадут как-то иначе. В тот момент я сказал: «Хорошо, если хотите, то я внесу эту команду». В итоге меня не поменяли, и я снова подписал контракт.


Фото: Minas Panagiotakis 
/ gettyimages.com


Тот контракт неоднозначно восприняли болельщики. Помните, какие разговоры ходили в Канаде?

– Я нормально отношусь к этому. СМИ, порою, не зная ситуации на 100 процентов, начинают гадать. Те начинают писать, эти начинают писать... Я считаю это нормально, опять же работа прессы.

Давайте чтобы никто другой не гадал: почему не смогли договориться с «Монреалем» в этот раз?

– Как такового разговора с «Монреалем» не получилось. Мне прислали контракт сказали: «Ты либо подписываешь, либо не подписываешь». То, что прислали, меня не устроило.

А что больше всего вас не устроило: сумма или срок?

– С их стороны о сроке не было даже и речи. Я хотел контракт на два года, но они говорили только про один год, и мы не пришли к соглашению.

А почему один год только предлагали? Думали, что вы не справитесь?

– А я не знаю. Это опять же надо спрашивать у руководства. Я не обижен ни на кого. Я взрослый человек и понимаю, что это бизнес и у них есть какой-то план, своё видение клуба в будущем. У меня, как игрока, есть свой план и свои цели. Тут нечего обижаться друг на друга. «Монреаль» всегда относился ко мне хорошо.

В 2010 году вы получили канадский паспорт. Почему так поздно?

– Потому что это занимает время. Сначала я не задумывался об этом. Потом мне предложили – вся процедура заняла достаточно большой срок. Лет пять вроде.

После карьеры планируете остаться в России?

– Я еще не планирую заканчивать. А по поводу будущего решать не одному мне. У меня есть семья: мы сядем и решим, где будет лучше для детей. 

Досье «БИЗНЕС Online»
Андрей МАРКОВ
Дата рождения: 20 декабря 1978 года
Место рождения: Воскресенск
Карьера игрока: «Химик» (Воскресенск) – 1995 - 1998; «Динамо» (Москва) – 1998 - 2000; «Квебек» (НХЛ) – 2000/01; «Монреаль» (НХЛ) – 2001 - 2004, 2002 - 2012; «Динамо» (Москва) – 2004/05; «Витязь» (Подольск) – 2012/13; «Монреаль» (НХЛ) – 2013 - 2017.
Достижения: чемпион России (2000, 2005), чемпион мира (2008), бронзовый призёр чемпионата мира (2005, 2007), серебряный призер молодежного чемпионата мира (1998), бронзовый призер молодежного чемпионата мира (1997).
Личные достижения: обладатель «Золотой клюшки» (2000), обладатель «Золотого шлема» (2000, 2005), участник Матча звёзд НХЛ (2008, 2009), лучший защитник чемпионата мира (2007).

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть