Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Агент Панарина: «Кейн больше потерял от ухода Артемия в «Коламбус»

Агент Артемия Панарина и Александра Радулова, один из создателей агентства Winners Александр Черных рассказал о партнёрстве с Юрием Николаевым, загвоздках с контрактом Даниса Зарипова, дал оценку работе профсоюза КХЛ, а также поделился мнением об игре Владимира Ткачёва на старте сезона.

                         «У НИКОЛАЕВА ЕСТЬ ЧЕМУ ПОУЧИТЬСЯ»

Александр Черных и Юрий Николаев
Фото: из личного архива Александра Черных


– Как вы попали в агентский бизнес?

– Очень просто.  Сам очень много занимался спортом, в том числе хоккеем. По школе играл 6 - 7 лет. И ввиду того, что большое количество знакомых у меня было в хоккее, приходилось решать какие-то организационные вопросы, когда у кого-то возникали просьбы. Но тогда я этим занимался не для того, чтобы получить прибыль – в юном возрасте ещё не знал, что это бизнес и может приносить ещё какой-то доход. Поэтому всё выполнял безвозмездно. А потом занялся разного рода деятельностью, но всегда тяготел именно к спорту. В итоге получилось, что я обратил внимание на такую профессию, как «агент».

– В какой компании сначала работали?

– Сначала я работал один. Насколько я помню, лицензию я получил лет 7 - 8 назад. К тому моменту я знал и Сергея Исакова - родоначальника в этом движении, и Юрия Николаева.  И так вышло, что у меня с Юрой очень много общих близких знакомых, одинаковое видение агентского бизнеса и где-то взглядов на жизнь. Кроме того, Николаев раньше жил недалеко от меня. Мы с ним начали совместно работать. 

– Можно ли сказать, что во многом благодаря Исакову и Николаеву вы стали агентом?

– Нет, нельзя. У меня самого просто возникло желание стать агентом. Я сначала работал один, без кого-либо. И неплохо работал. Но продуктивность повысилась, когда я стал сотрудничать с Юрой. Есть чему поучиться у этого человека. Впрочем, как и у Сергея Васильевича. Мне с Николаевым комфортно, и я нисколько не жалею, что мы работаем сообща.

– Чем вам нравится Николаев?

– Первое – он человек очень образованный, у которого большой круг интересов и широкий кругозор. Николаев как собеседник очень интересный. Что касается агентской деятельности, то он поработал с великими хоккеистами, обладает большим опытом. А многие вопросы с человеком, у которого есть уже наработанный алгоритм действий, решаются проще. Стоит сказать, что в агентство, которое мы создали, входят не только Николаев и Черных, но и другие люди, которые любят хоккей. Они работают по 24 часа в сутки, и им интересно не только извлекать прибыль, но и приносить пользу самому спорту. Вот, к слову, о профсоюзе. Я знаю Андрея Коваленко. Он – хороший парень, отличный в прошлом хоккеист. Но я не вижу у профсоюза КХЛ каких-то сильных рычагов. На данный момент они ушли немного в другую сторону.

– То есть профсоюз у нас не работает?

– Я бы так не сказал. Но считаю, что нашему профсоюзу нужно немного по-другому работать. Один из моментов, который мы предлагали, – страховать зарплату игрока и расширить спектр юридических услуг с помощью европейской юридической службы, при этом взнос для игроков остался бы прежним. Вот развалился клуб, пусть страховая просто выплатит хоккеисту деньги. Я не считаю, что профсоюз, получая деньги, должен вкладывать их в какой-то пенсионный фонд. Игрок сам может куда хочешь их вложить. Это не основная задача профсоюза вложить куда-то деньги хоккеиста. Это же не какой-то финансовый сектор, чтобы этим вопросом заниматься. Профсоюз должен отстаивать интересы хоккеистов, согласно регламенту и тому подобное.  

– Обращаете ли вы внимание на то, как работает профсоюз НХЛ? 

– Конечно. Хочется, чтобы между профсоюзами двух лиг не было такого диссонанса. Самое главное – я и наше агентство считаем профсоюз нужной организацией. Вопрос в другом. Нам не нравится, как на сегодняшний день работает профсоюз. Недавно было интервью, в котором утверждалось, что агенты подговаривают игроков не вступать в профсоюз. Но я не заинтересован в выходе хоккеистов из профсоюза или наоборот – при любом раскладе я в деньгах не приобретаю и не теряю. Независимо от этого я буду делать свою работу, а наши игроки всё равно обращаться к нам. Президент ассоциации хоккейных агентов КХЛ Сергей Паремузов дал интервью о профсоюзе – этот ведь отклик на слова Коваленко. Я считаю, что Перемузов полностью прав. 

– Когда вы поняли, что агентская деятельность – ваша?

– Когда я узнал об этой работе больше и понял, что мой склад ума подходит под это. Импонирует, что здесь ты движешься не только из пункта A в пункт B – есть ещё какая-то многозадачность. Я могу одновременно складывать эти пазлы и работать с большим потоком информации. Понял, что сделал правильный выбор, и постепенно стал отказываться от другой деятельности, которая приносила прибыль. Но только постепенно. У любого начинающего агента должен быть сторонний доход, потому что поначалу бывают проблемы с финансами. Тем более, что мы с Николаевым часто помогаем хоккеистам: покупаем им билеты на самолёт или ещё что-то подобное. А сколько у нас самих перелётов и переездов... Агентская деятельность – затратная.  Если кому-то кажется, что это легко, то могу сказать, что это совсем не так. Есть люди, которые к нам приходили с хорошим образованием, работали полгода, а потом говорили: «Я ухожу». Это большая ответственность, с которой может справиться не каждый. Что касается Николаева, то что-то я наверняка позаимствовал у него. Но я никогда его не копировал.

– От каких принципов вы никогда не отходите?

– Никогда нельзя врать игроку, важно быть честным с ним на сто процентов. Для меня это главный принцип. Ещё важно, чтобы все игроки были трудоустроены и находились на контрактах в клубах. Также нужно извлекать прибыль, чтобы брать определённые расходы на себя и не говорить игроку: «Мы тебя устроим. Но берём деньги вперёд». Многие коллеги в результате деньги берут и никуда не устраивают. Или отправляют туда, где не ждут. Есть агенты, которые действительно помогают. Но брать деньги наперёд –  не наша стратегия.

«ЗАРИПОВУ НУЖНЫ ТАКИЕ ПАРТНЁРЫ, КАК КОВАРЖ И МОЗЯКИН»

Александр Черных и Данис Зарипов
Фото: из личного архива Александра Черных



– Как оцениваете шансы Даниса Зарипова попасть в НХЛ?

– Шансы у такого игрока, как Зарипов, есть всегда. Если бы переговоры начались раньше, было бы проще. Но всё произошло немного позже, чем нужно. Практически перед стартом нового сезона. Но, надеюсь, ситуация разрешится в его пользу. Наши партнёры в Северной Америке ведут переговоры. Конечно, нет такого, что все звонят и говорят, что готовы прямо сейчас подписать контракт. Но некоторые клубы проявляют интерес к Данису по сей день.

– Кто ваши партнёры в НХЛ? СAA? 

– С CAA у нас есть взаимоотношения, мы с этой компанией сотрудничаем. Но с ней у нас нет какого-то эксклюзива. Может быть, в дальнейшем договоримся. Есть и другие партнеры.

– А по Зарипову сейчас ведёт переговоры ваше агентство?

– Нет. Сейчас этим занимается один из наших партнёров в Северной Америке. 

– Какие клубы НХЛ по стилю больше всего подходят Зарипову? 

– В любом случае здесь надо говорить не только о клубах, но и о партнёрах. Данис должен играть в первых двух звеньях.  Мы помним, как в своё время Панарин уехал из СКА в «Чикаго». В звене с Шипачёвым и Дадоновым пробовались многие, но складывалось как-то не очень. Взяли Гусева, видите, как всё замечательно получилось. То же самое с Зариповым. Он ушёл из «Магнитки», и где у них сейчас большинство? Хотя, казалось, всё должно быть нормально, ведь Коварж и Мозякин остались. Поэтому о моём видении относительно Зарипова говорить ещё рано. Я вижу, что ему нужны в первую очередь играющие люди: приблизительно такие же партнёры, как Мозякин и Коварж. Но найдут ли они такую химию на льду в клубе НХЛ я не знаю.

«ПАНАРИН УЗНАЛ ОБ ОБМЕНЕ НА АЛТАЕ»

– Были ли шокированы обменом Панарина в «Коламбус»?

– Не знаю внутренней ситуации, так как этим занимается другой человек. Но был, скажем так, немножко удивлён такому развитию событий.

– Вы узнали об этом из новостей?

– Да. После этого с Темой созвонились. Он отдыхал в это время на Алтае. Он любит это место: там прекрасная природа и очень хорошо можно отдохнуть от всего . Тёма сам узнал об обмене из СМИ, хотя у него даже особого доступа к интернету не было.

– Как себя Панарин ощущает в «Коламбусе»? 

– У него всё хорошо. Он немного познакомился с командой и городом. Будет привыкать.

– Он игрок первых двух звеньев? 

– Думаю, что да. В клубе это понимают и видят. Его, в принципе, и брали на эти позиции.    

– Есть ли у вас опасения, что Панарин может не заиграть в «Коламбусе» без такого партнёра, как Патрик Кейн?

– Я думаю, что Кейн потерял от ухода Панарина больше, чем Артемий.

– На последнем чемпионате многих поразило, насколько блестяще Панарин справлялся с ролью диспетчера...

– Он просто хоккеист, который очень хорошо видит поляну и может как забить, так и отдать отличную передачу. Он может выступать и в роли диспетчера, и в роли игрока, который может реализовать момент, завершить передачу. 

– Как вообще получилось, что вы стали агентом Панарина?

– Я знал много ребят в Чехове. И как-то больше начинал с хоккеистов, которые играли в этом городе, в том числе и в молодежной команде. Мы с ним познакомились и начали совместно работать, когда он ещё выступал в молодёжке и начал привлекаться в КХЛ.

– А как у вас происходит выбор клиентов? На что в первую очередь обращаете внимание? 

– На игру. Мне интересен хоккеист, который в дальнейшем будет играть на высоком уровне. Я не альтруист и реально понимаю, что должен получать какую-то прибыль для работы агентом. Ведь есть большие затраты, о которых я говорил. А прибыль могут приносить игроки, у которых есть соответствующие контракты либо в КХЛ, либо в НХЛ. Ты смотришь на игрока, и у тебя есть внутреннее понимание, что он может в дальнейшем заиграть. Так он становится твоим клиентом, и ты начинаешь с ним работать. 

Рубен Бегунц, Артемий Панарин и Александр Черных
Фото: из личного архива Александра Черных


– Когда вы в первый раз увидели Панарина, понимали ли, что он будущая звезда НХЛ?  

– Такого не было.  Я не прихожу на стадион и не пишу себе в блокнот: «Вот этот заиграет в КХЛ, а это парень в НХЛ». У всех разные жизненные ситуации возникают. Если бы я заранее знал, что он заиграет в НХЛ, то мог бы, наверное, стать самым высокооплачиваемым российским агентом. Но было видно, что Тёма отличается от многих своих сверстников. Я видел, что он может добиться определённых высот.

Его игра подкупала уже тогда. Мне нравилось, как он с шайбой работает, как обыгрывает, как забивает. Панарин в недавнем своём интервью в «Коламбусе» сказал: «Постараюсь, чтобы моя игра не только приносила результат, но и нравилась зрителям». В нём это присутствует. Ведь можно просто забить гол, а можно забросить шайбу на девять баллов или отдать пас через две клюшки. Панарин как раз тот хоккеист, который может отдать передачу через две клюшки. Это же красиво.

Но мы в то время не думали, уедет ли он в НХЛ или нет. Он мог же, например, прийти ко мне и сказать: «Я не хочу в НХЛ». Есть игроки, который принимают и такое решение. Или не могут адаптироваться к условиям в Северной Америке.

– Летали ли вы к Панарину в Америку?

– Нет. У меня планировалась поездка, но, к сожалению, не получилось. Были моменты, которые не позволяли этого сделать: у меня была операция, да и визу не было возможности сразу сделать.

– Есть ли у вас желание вступить в CAA? 

– Нет. А в чём смысл? В Северную Америку я и так могу приехать. 

– Ушакову, например, нравится как работает Джей Пи Бэрри.

– А мне очень нравится как мы с Николаевым работаем. Поэтому для меня Джей Пи Бэрри не пример, к сожалению, или счастью. Считаю, что другие агенты должны работать, как мы с Николаевым. Это моё видение. Если с Джей Пи работают звёзды НХЛ, то, значит, он и СAA делают всё правильно. Но чтобы ехать и брать пример… На мой взгляд, тяжело стать агентом, копируя просто кого-либо. Мне многие звонят и спрашивают: «А где учат агентской деятельности?». Во-первых, думаю, этому нигде не учат. А, во-вторых, что-то внутри должно быть у человека: коммуникабельность, также необходимо быть психологом, разбираться во многих вопросах. 

– Уметь дружить?

– Не знаю. У меня не со всеми клиентами дружеские отношения, такого и не может быть. Но у нас нет из-за этого деления по игрокам, мы уделяем всем внимание.

– А с Панариным у вас дружеские отношения?

– Да. 

– А кто ведёт дела Панарина в Америке? 

– На сегодняшний момент Мильштейн. До этого был Томас Линн. 

– А почему Панарин перешёл к Мильштейну? 

– Первое – Мильштейн знает русский язык, а Панарин до конца английский ещё не выучил. Второе – он более коммуникабельный, нежели был предыдущий агент. У Линна, кроме Виктора Тихонова, ни одного игрока не было. Он сделал выбор в его пользу, исходя из принципа: «Чем меньше игроков, тем больше внимания». Потом в дальнейшем Артемий, наверное, понял, что ему необходимо нечто другое.

– Какой процент от сделок берёт агентство Winners? 

– Стандартные пять процентов, но, может, мы что-нибудь изменим в дальнейшем. Я знаю, что в России берут как пять, так и семь - десять процентов – чёткой регламентации по тому, сколько должен брать агент, нет.  Это касается и КХЛ, и НХЛ. У нас в лиге рекомендовано брать пять процентов. Можно и больше. Могу сказать, что с ребят до 20 лет, выступающих в МХЛ и ВХЛ, наше агентство денег вообще не берёт. Мы работаем в этом отношении на перспективу.

– Кто был вашим первый клиентом? 

– Даже не помню точно. Если я не ошибаюсь, то Роман Таталин - праворукий защитник 92-го года. Но первыми моими клиентами однозначно были ребята из «Витязя». Тот же Артемий Панарин, Игорь Сапрыкин.

         «ДАЙ БОГ, ЧТОБЫ «ВИТЯЗЬ» ОСТАЛСЯ В КХЛ»

– Правда ли, что Сапрыкин рвётся в НХЛ?

– Никуда он не рвётся. Мы даже на эту тему пока не разговаривали. У него пока действующий контракт с «Витязем», который заканчивается, но мы эту тему не обсуждали. Представьте, как будет тяжело хоккеисту, если он весь сезон будет думать об НХЛ. Мы пока просто хотим провести хороший сезон. Дай Бог, чтобы «Витязь» остался в КХЛ на следующий год.

Вы видите, что лига на сегодняшний день принимает определённые решения по сокращению состава участников. Надеюсь, что «Витязь» под них не попадёт. Также не хочется, чтобы другие команды КХЛ исключили из лиги по итогам этого сезона. Но агенты на это точно никак повлиять не могут. Но какие ещё клубы сейчас есть в Подмосковье? Только «Витязь». «Атланта» уже не стало. Подольский клуб отдувается за всю Московскую область, очень хочется, чтобы команда в любом случае продолжала играть в КХЛ.

В Подольске хорошие условия, замечательная организация, сильный и грамотный менеджмент. Головков – прекрасный руководитель. Игрокам там всё нравится. Посмотрите, как команда сыграла в прошлом году, и в этом сезоне показывает определённый результат. И подбор легионеров в том сезоне был шикарный. Валера Белов – хороший тренер. Поэтому у Сапрыкина нет задачи уехать или не уехать в НХЛ. Он хочет стать первым вратарём в Подольске. Хотя сейчас я не могу сказать, что кто-то из них –  Мишка Бирюков или Сапрыкин однозначные основные вратари. Они оба сильные голкиперы.

–  В Winners из агентов состоите вы, Николаев и Ситников. Кто ещё?

– Там список большой. Есть люди, которые прошли лицензирование, в том числе наша помощница Аня Егорова. Но есть и нелицензированные агенты, которые выполняют у нас роль скаутов по МХЛ, ВХЛ, КХЛ и так далее.

– Сколько таких скаутов?

– Не считал. Но минимум человек десять у нас работает.

– Какие у них обязанности?

– Смотреть игроков. Мы работаем со скаутами не только в Москве, но и в других городах.

– В Казани есть ваши скауты?

– Да.

– Как распределяются обязанности между агентами в вашей компании?

– Есть агенты, ведущие дела определённого количества игроков, которых они изначально сами увидели. Мы же ведём дела остальных наших игроков или хоккеистов, с которыми они не справляются по определённым причинам.

– А с Николаевым у вас идёт постоянная подстраховка?

– Происходит следующим образом. Например, клиент звонит мне. Если я не отвечаю, он наберёт Николаеву. Или наоборот. У нас с ним полная взаимозаменяемость. 

– Какие были самые сложные переговоры в вашей агентской практике? 

– Переговоры по Зарипову с «Ак Барсом» были долгими. Не сказать, что они были суперсложными, но нелёгкими. Но чтобы мы какие-то серьёзные сложности испытывали при переговорах, я такого не помню. 

– А в чём была загвоздка при переговорах с «Ак Барсом»? 

– Например, нужно было понимание по финансам. Плюс казанский клуб тогда подбирал состав и старался сделать так, чтобы все связки работали. Перед подписанием контракта нужно было определиться, какие хоккеисты будут играть в связке с Данисом. 

– Стал ли для вас допинговый скандал с участием Зарипова шоком? 

– При нашей работе уже никакая ситуация не может вызвать шок, мы уже почти ко всему готовы. Но удивились, потому что с одной стороны «допинг», а с другой «Зарипов». Это смешно. У него что, скорости стало больше? Он времени стал больше проводить на площадке? Он продолжал играть так, как играл на протяжении всей карьеры. С какой целью допинг нужен Зарипову? Данис вообще не любит какие-то таблетки употреблять, тем более специально. Понятно, что он не мог использовать допинг. Мы в нём уверены на 300 процентов. Ему это не нужно. Надеемся, что его дисквалификацию уберут. 

– У вас из клиентов НХЛ – Панарин и Радулов. Вы получаете от них доход?

– Получаем. У нас есть стандартные партнёрские отношения с теми людьми, которые занимаются их делами в Северной Америке. Плюс у нас сейчас есть в Северной Америке молодые игроки Валеев, Фазлеев, Зборовский и другие.

– Получается, что американские агенты вам с контрактов направляют определённую сумму?

– Да. Либо сам хоккеист отправляет на нашу компанию.

Пытались ли у вас переманивать клиентов? 

– Бывали случаи. Это стандартная ситуация. Они были, есть и будут, в том числе и с нашими клиентами. Мне звонят порой хоккеисты и говорят: «Мне звонит постоянно определённый агент». Если человек не понимает отказа хоккеиста, то я уже звоню. Говорю: «Ребят, да отстаньте уже от парня, дайте ему спокойно играть. Он же вам сказал, что у него есть агент». Но некоторые люди из агентского бизнеса невменяемые

– А Панарина пытались переманить?

– Не знаю. От него информации не было. Но в любом случае если ты сделал игроку контракт, то с этого соглашения он платит тебе агентское вознаграждение. А игрока на контракте редко забирают, так как ты всё равно получишь агентское вознаграждение от хоккеиста по регламенту. А с Панариным у нас в работе всё хорошо складывалось.

– Пытался ли кто-то поступить плохо по отношению к вашим клиентам?

– Панарин года четыре назад был на сборах в Новогорске. У него вроде тогда была микротравма, и на лёд он не вышел. Какой-то человек подошёл к нему и начал задавать вопросы, даже не представившись, что он журналист и представляет какую-то редакцию. Панарин мне рассказывал, что ему было интересно посмотреть за тем, что происходит на площадке, и он иногда что-то отвечал невпопад, даже не вслушиваясь в вопрос. А этот человек потом взял это и опубликовал. Я нашел его и сказал: «Если ты хочешь дальше продолжить карьеру, чего-то достичь, такого делать нельзя». Это непрофессионально.

«РАДУЛОВ ЧАЩЕ ОБЩАЕТСЯ С НИКОЛАЕВЫМ, ЧЕМ СО МНОЙ»

Александр Радулов
Фото: gettyimages.com



– Радулов подписал пятилетний контракт с «Далласом» на общую сумму 31,25 миллиона долларов. Были ли споры по срокам и сумме контракта? Участвовали ли в переговорах?


– Мы просто обсуждали этот вопрос. Саша чаще общается с Николаевым, чем со мной. Если кто-то ведёт сделку, то старается это делать один, чтобы не было постоянных нюансов. По этому контракту Юра просто общался с Сашей и давал ему рекомендации, что соглашение должно быть долголетним.

 – Сам Радулов признавался, что хотел получить восьмилетний контракт…

– Он получил хороший контракт. Если Саша подписал это соглашение, значит, эти условия принял.

– Какие варианты были у Радулова в НХЛ, кроме «Далласа»? 

– «Монреаль» также был заинтересован в том, чтобы сохранить хоккеиста у себя. Конечно, были и другие клубы в списке. Но там разговоры при переговорах с клубами шли в основном не о сумме контракта, а о сроках. Кто хотел, тот и получил Радулова.

– Что думаете о шансах Радулова в «Далласе»? 

– Самое главное, чтобы не было травм. Всё остальное у Саши будет на сто процентов. Он высочайшего уровня игрок. На него приятно смотреть, и тому подтверждение то количество зрителей, которые приходили на его матчи.

– Рассматривали ли с Радуловым предложения из КХЛ? 

–  Если бы из НХЛ предложений не было, мы бы их тогда рассматривали. Но у нас были варианты. 

– А Олимпиада в данном случае – не мотиватор?

–  Перед подписанием контракта с «Далласом» мы не знали, что в этом вопросе уже поставлена точка. Вы же помните, сколько это ещё обсуждалось. На момент заключения соглашения с клубом у нас ещё была надежда, что игроков НХЛ отпустят на Олимпиаду-2018. Хотя мы уже понимали, что могут не отпустить.         

          «ТКАЧЁВ – ХОРОШИЙ ПРЕТЕНДЕНТ НА ОЛИМПИАДУ»

– К каким игрокам вашей компании из КХЛ особый интерес сейчас проявляют в НХЛ?

– По Ожиганову нам постоянно звонят, по Ткачёву. В основном возникает интерес к тем, кто играет на высоком уровне и у кого заканчиваются контракты. Что касается Ожиганова, то по нему говорить приезжали в Россию люди из разных клубов НХЛ.

– Есть большая вероятность, что по окончании контракта он покинет ЦСКА и переедет в Северную Америку? 

– Пока нет никакой вероятности. Мы поговорим с ЦСКА, они нам предложат какие-то условия, которые будут для Игоря комфортны. Например, гарантия на попадание в состав. И тогда он примет решение.

– А сам Ожиганов хочет в НХЛ?

– Это как раз его слова. Надо будет всё взвесить. Если думать постоянно об НХЛ, то и в КХЛ может ничего не получиться. Сейчас есть контракт, и по нему надо работать. А дальше уже принимать решение.

Как вам игра Ткачёва в «Ак Барсе» на старте сезона? 

– Пока он играет не максимуме своих возможностей, хоть недавно и дубль сделал. Мы видим, что в последних матчах Ткачёв набрал уже много очков. Значит, Зинэтула Билялетдинов разобрался с этой ситуацией. Думаю, что Ткачёв продолжит набирать обороты и дойдёт до оптимальной формы. Мне кажется, что от Республики Татарстан Ткачёв – хороший претендент на поездку на Олимпиаду. Кто ещё поедет? Непонятно. А он по возрасту и остальным параметрам подходит сборной.

– Созрел ли ещё один клиент вашего агентства Тимур Билялов стать первым вратарём в казанском клубе?  

– Он уже давно созрел, ещё в том году. Можете посмотреть на игру Вани Бочарова. Он сейчас хорошо играет в «Динамо». А Билялов уже всё доказал, когда привёл команду к чемпионству в ВХЛ. Надеюсь, что он станет первым вратарём в «Ак Барсе». У него все предпосылки для этого есть.  Но, в любом случае, желаю Гарипову быть без травм. Пусть всё решается в конкуренции.

– Есть хоккеист Александр Черных – ваш полный тёзка. Играл за воскресенский «Химик» и выигрывал Олимпиаду в Калгари. Вас с ним часто путают? 

– Постоянно. Я всё очень хочу с ним познакомиться и уже поговорил с руководителям воскресенского «Химика». Как соберусь туда, обязательно увижусь с тёзкой. Мне раньше звонили постоянно и путали. Спрашивали: «Да как мы путаем? Ты же играл в хоккей?». Отвечал: «Играл, но совсем на другом уровне». Была даже забавная ситуация с бывшим спортивным директором хоккейного «Динамо» Алексеем Панфиловым. Я ему позвонил по определённому вопросу: «Здравствуйте, это Черных Александр». Ответил: «О, Сашка, у меня есть твоя карточка. Подпиши». На следующий день встретились, он спрашивает: «Ты мне вчера звонил?». Ответил, что да, а он хотел, чтобы я ему карточку подписал. Дальше я ему рассказал, что я полный тёзка с олимпийским чемпионом Александром Черных. Но я никогда его именем не назывался, не прикрывался и всегда говорил, что мы – тёзки, но не родственники.

Все главные хоккейные новости в инстаграме «Хоккей БО»
Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть