Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Почему канадские националисты не любят «Монреаль»

Спортивная редакция «БИЗНЕС Online» рассказывает о том, почему квебекские националисты не любят «Канадиенс» и сравнивают политику клуба с «Барселоной».

Фото: Richard Wolowicz, gettyimages.com


1942 ГОД. МОРИС РИШАР

«Что сделал Кларенс Кэмпбелл, когда Жан Беливо был травмирован сначала Биллом Мосиенко, а затем и Джеком Эвансом из «Рейнджерс»? Ни наказания, ни штрафа! Наказал ли он Горди Хоу из «Детройта» за то, что он чуть было не лишил Доллара Сен Лорана глаза? Нет! Странно, что только Дик Ирвин и я имеем мужество рисковать своими карьерами, защищая наши права от этого диктатора…», – Морис Ришар в своей авторской колонке в газете Samedi-Dimance.

Морис Ришар подарил франкоговорящим канадцам надежду на «светлое будущее». Отныне их услышат, и отныне появился тот, чье мнение будет точно услышано. Ришар был самым популярным человеком провинции, газеты писали о нем чаще, чем о главе правительства страны. О нем распевались песни, шла молва, что «когда он забивает гол – Америка кричит, а когда он кричит, то его слышат даже глухие».

До появления  Ришара в 1942 году «Монреаль Канадиенс» никогда не были гордостью региона. 90% игроков команды говорили по-английски, а главный тренер клуба вообще не понимал французского языка. Ришар был очень скромным, интровертом, но он превращался в «машину для убийства» на льду. Он первым забросил 50 шайб в 50 играх сезона. Он был лучшим игроком мира, возможно, что одним из лучших в истории.

Но его ярость на льду была воплощением голоса всех франкоговорящих канадцев в стране. Быть франкофоном в Канаде в середине прошлого века было крайне сложно, что уж говорить, если заработная плата квебекцев была ниже, нежели у чернокожего населения США. Через Мориса местные жители осознавали свою идентичность, что они могут «давить» англоговорящее население. В те годы соперничество с «Торонто Мэйпл Лифс» переходило все рамки безумия: Торонто представлял собою мегаполис англоязычного бизнеса, в котором работали «маленькие рабочие Квебека» за несколько центов, лишь бы прокормить свои семьи.

Национальная идентичность квебекцев возрождается, хоть и этим было крайне недовольно правительство Канады.

1955 ГОД. БУНТ

«Неудивительно, что Хоу, Линдсей и Ребел среди самых результативных игроков лиги, хотя я и считаю Хоу и Линдсея отличными игроками. Пусть лучше Кэмпбелл следит за другими происшествиями в лиге, а не создает себе популярность за счет отличного парня Берни Жеффриона, только потому, что он французский канадец. Это мое мнение и я наверняка буду наказан, ну и пусть. Я уйду из хоккея и думаю, что еще несколько игроков «Канадиенс», разделяющих мое мнение, сделают то же!» Морис Ришар.

Одна из главных дат в истории жителей провинции Квебек – 13 марта 1955 года. В Бостоне местные «Брюинз» принимали «Монреаль». Именно с этого дня матчи между двумя командами перестали восприниматься, как просто традиционное соперничество. Отныне и по сей день болельщики обоих клубов – это самые непримиримые «враги» во всем североамериканском спорте.

Защитник американцев Хэл Эйко ударил Ришара клюшкой в голову и свистка не последовало. Обезумевший от такой несправедливости канадец нанес несколько ударов по голове Эйко, попутно, вскрикивая весь богатый словарный запас французской матерщины. Помощник главного судьи пытался остановить Мориса, но его уже было не удержать, и представитель НХЛ получил мощный удар кулаком лицо. В дело пыталась вмешаться бостонская полиция, но «Брюинз» сделали всё возможное, чтобы Ришара не арестовали.

После двухдневного обсуждения глава НХЛ Кларенс Кэмпбелл объявил о дисквалификации Ришара до конца сезона, включая матчи плей-офф. Англоязычные канадцы с радостью восприняли эту новость, ведь теперь никто до следующей осени не критиковал бы их. Во франкоговорящей части Канады это решение расценили как попытку американского и англоговорящего населения заткнуть местное население, проявление несправедливости и унижения.

Через четыре дня после дисквалификации «Монреаль» принимал дома «Детройт», и президент НХЛ решил посетить этот матч. Жители Квебека знали об этом и заранее подготовились к его приезду. Ему написали несколько писем с угрозами расправы, большинство которых было на французском языке, а на самом матче его ложу забросали гнилыми овощами и яйцами. Сначала президент НХЛ Кэмпбелл получил звонкую пощечину. Затем сидевший неподалеку Джимми Орландо -бывший тафгай - обрадовано врезал обидчику, вспомнив молодость.

Затем кто-то кидает слезоточивую гранату в президента. И вспыхивают беспорядки. Всё, что можно было найти под рукою, бросают в Кэмпбелла. Матч остановлен, «Монреалю» засчитают техническое поражение. Арену эвакуируют, полицейские окружают выходящих болельщиков и массово всех арестовывают. Но на подмогу к фанатам подбегают простые прохожие на улице и обезумевшая многотысячная толпа начала свой исторический бунт, который и по сей день остается одной из самых противоречивых страниц в истории Канады.

Демонстранты сжигают автомобили и газетные киоски на своем пути, выбиваются все окна, которые они могут выбить. Больше всего не повезло магазинам с английской вывеской. Они были полностью уничтожены и ограблены. В городе моментально вспыхнули массовые драки между франкоговорящими демонстрантами и англоговорящими жителями. К утру в больницах города было 37 человек, многие были в крайне тяжелом состоянии. Монреалю был нанесен урон на сотни тысяч долларов.

1954 й-год. Вратарь «Монреаля» Жак Плант


Беспорядки прекратились только под утро после того, как на местном радио выступил Морис Ришар. Он призвал к прекращению бунта и попросил болельщиков проявлять свою ярость исключительно на трибунах и во время матчей Кубка Стэнли. Он не хотел кровопролития, он говорил, что франкоговорящие жители Квебека достойны сражаться за свое «будущее» только мирными путями. Если и нужна революция, то пусть она будет тихой.

И именно 17 марта 1955 многие историки считают, что начала зарождаться «Тихая революция». Она всколыхнет всю провинцию только через пять лет, но подъем местного самосознания начался именно в те далекие годы, 60 лет назад. Народ Квебека пробудился после вековой спячки. Хоккей разрешил квебекцам воплощать свою нацию, и это было чуть ли не единственным способом освободиться от позиции в качестве «граждан второго сорта».

«Монреаль» во главе с  Ришаром выиграл пять Кубков Стэнли подряд в период между 1956 и 1960 годами. Клуб и сейчас остается самой титулованной франшизой в НХЛ с 24 победами в плей-офф.

1995 ГОД. НЕЗАВИСИМОСТЬ «ЛЯГУШЕК»

«Я просто не чувствовал, что «Квебек» горит желанием побеждать. Если бы меня задрафтовал «Монреаль», да вы шутите? Уже через минуту я бы мчался по 401 шоссе»,  Эрик Линдрос.

Нынешний Квебек мало чем напоминает себя 20-летней давности. Правительство Филиппа Куйара оказалось либеральным, и теперь все меньше претензий со стороны сепаратистов. «Тихая революция» длиною в несколько десятилетий изменила самосознание квебекцев. Тогда франкоканадцы встали на защиту своего родного языка и культуры от англоязычного большинства. Отныне же они считают себя не представителями «третьего сорта», а потомками достойных мигрантов из Франции. Они отныне горды собою, несмотря на несколько поражений на референдумах о независимости.

Первый референдум прошел в 1980 году, но в то время немногие верили в его успешность. Мнение англоговорящих канадцев сильно изменилось за двадцать постришаровских лет. В итоге, 59,56% жителей провинции проголосовали за то, чтобы остаться в составе Канады. Но даже это поражение резко изменило жизнь всех канадцев в Квебеке. Еще за несколько лет до голосования множество англоговорящих канадцев в панике покинули провинцию и переехали в Онтарио. И это продолжалось и после «провального референдума», так как поражение сепаратистов лишь подстегнуло продолжить дальнейшую деанглификацию Квебека. Что, в конечном счете, привело ко второму референдуму.

1992 ГОД. БУНТ ЛИНДРОСА

Отправной точкой к новому порыву квебекского самосознания некоторые считают драфт-1991 года в НХЛ. Тогда под первым номером был выбран Эрик Линдрос. Ни вражда с целой провинцией, ни давление со стороны самого премьер-министра не сломили Эрика и не заставили его надеть джерси с флер-де-лисом (лилия на флаге Квебека). Через год простоя он все-таки вынудил «Квебек» обменять его и совершить трейд века: шесть игроков, два драфт-пика и 15 млн со стороны «Филадельфии».

Многие жители Квебека посчитали это очередным оскорблением со стороны англо-канадцев. Линдрос заявлял, что не желает играть в Квебеке не только из-за отсутствия достойных партнеров, но и из-за финансовых обстоятельств. Он был твердо уверен в том, что выступление в любом городе восточной Канады за пределами Монреаля – это удар по собственной репутации и отсутствие рекламных контрактов вне хоккея. Тем более, что в Квебеке ему предстояло выучить французский язык, в то время как «Монреаль» уже давно англофицировался.    

Сепаратисты Квебека в очередной раз проиграли бой за независимость. Результаты оспариваются до сих пор, ведь сторонники единой Канады победили всего лишь на полпроцента. 1995 год также можно считать и отправной точкой к презрению со стороны квебекских националистов в сторону «Монреаля». Руководство команды отстаивало мнение о единой Канаде, крайне негативно отзывая о сепаратистах. Хотя исторически, клуб-то никогда и не был франкоговорящим.

1909 ГОД. «MONTREAL ENGLISH-CANADIENS» 

«Когда Бьорн Борг начал побеждать, мы увидели, что в мире появилось несколько гениальных шведских теннисистов. В Монреале, в Квебеке, нет своих кумиров, поэтому молодые люди потеряли надежду носить джерси с символами провинции. Никто не взмахнет флер-де-лисом, если «Монреаль» выиграет Кубок Стэнли!» – историк Эммануэль Лапьер.

Даже в самом названии, «Канадиенс», нет никакого намека на провинцию Квебек. Первое руководство команды ставило перед клубом задачу прямо противоположную той, что сейчас «витает» среди поклонников хоккея. Команда родилась и ее целью было максимально использовать разногласия между англофонами и франкофонами для «набивания своих карманов».

Мнение о том, что «Монреаль» – команда, которая создавалась как символ квебекцев, лживо. Наоборот, политика клуба всегда была направлена на англофикацию франкоговорящего населения. Поэтому, начиная с 1995, руководству команды особо и не нужны франкофоны. Клуб не хочет беспокоиться о «сепаратистах - придурках».

Популярность «Монреаля» среди квебекцев росла исключительно из-за правила НХЛ тех годов. По нему каждому клубу оригинальной шестерки разрешалось подписывать хоккеистов с той территории, за которой они были официально прикреплены. «Канадиенс» достался Квебек, «Торонто» же Онтарио. Это правило было отменено лишь в 70-х годах прошлого века, и именно тогда и изменилась политика команды.

Ведь половина жителей Квебека – это франкофоны. Рано или поздно, но там появляются талантливейшие хоккеисты, тот же Ришар. Таким образом, 40 лет назад квебекцы могли пополнить уже любую команду лиги, тем самым «самосознание Монреаля» резко пошло вниз. А после появление «Квебек Нордикс» многие стали болеть за них, так как они-то никогда не представляли собою типичный американский бизнес.

Джо Сакик в составе «Квебек Нордикс» / Фото: Rick Stewart, gettyimages.com


Клубу не нужны были франкоговорящие хоккеисты. «Монреаль» уже давно перестал быть символом Квебека, и, как следствие, начался конфликт между представителями местной прессы и клубом.

Многие ведущие франкофоны, такие как Винсан Лекавалье, боялись играть в Монреале, так как на них обрушивалось огромное внимание и давление со стороны местной интеллигенции. Поэтому на многие пресс-конференции в клуб приходят европейские хоккеисты. С них спрос среди населения в разы ниже, нежели среди франкоговорящих спортсменов. Если хоккеист говоришь по-французски и играешь за «Монреаль», то он моментально становится иконой в городе. Если же нет, то…

Вот кому среди франкоговорящих жителей Квебека не плевать на Пи Кея Суббана, например? Между прочим, канадские историки подтверждают, что начиная с 1970 года количество квебекцев в канадских командах начало стремительно снижаться, чуть ли не в два раза. Такую статистику приводит бывший игрок НХЛ Боб Сиройс в своей книге Le Quebec mis en echec: la discrevers envers les Quebecois dans le LNH. Он утверждает, что единственным средством правовой защиты от предполагаемой систематической дискриминации было бы предоставление франкоязычным игрокам большей видимости в собственных лигах и командах. Но, после переезда «Нордикс» в Денвер, из Квебека в НХЛ остался лишь один англоговорящий «Монреаль».

2017. НИ СЛОВА ПО-ФРАНЦУЗСКИ

«С французским языком у меня никак. В Монреале можно прожить и без него. Но если ты будешь его знать, то это будет только плюсом», – Андрей Марков в интервью «БИЗНЕС Online».

Сегодня «Монреаль» перестал быть отражением народа. Чем дальше от города, тем реже можно найти поклонников команды. Звезды клуба больше не носят такие фамилии, как Ришар, Лафлер, Трамле. Отныне это Кэри Прайс, Ши Уэбер, Макс Пачиоретти. Из 22 игроков в команде лишь единицы понимают французскую речь.

Безусловно, в лиге с годовым оборотом в 3,7 млрд долларов глобализация игроков имеет смысл. Но, учитывая историю клуба, учитывая то, что игроки команды некогда были символом чуть ли не целой нации, она наносит огромный урон «по статусу команды». В Европе, например, в «Атлетик Бильбао» играют только баски, независимо от цвета кожи и места рождения. Большинство игроков «Барселоны» – иностранцы, но при этом клуб олицетворяют Каталонию.

Официальная позиция, что «Монреаль» поддерживает франкоговорящее население – ложна. «Квебекской лягушке» руководство команды предпочтет шведа, россиянина или же американца. На арене играет американская музыка. Чувствуется, что цель клуба – это канадифицировать франкофона в Квебеке, ни много ни мало. Язык и религия никак не объединяют эти два культурных пласта страны. Единственный опиум для народа – это хоккей.


Отныне «Канадиенс» – обычная франшиза в НХЛ, хоть и с десятками кубков. Из 31 команды 8 в своем составе имеют франкофонов больше, чем «Монреаль». Хоккей – это бизнес, и теперь нет хоккеистов, сражающихся за идею и за уважение, как это делал Морис Ришар в 50-е годы. В Bell Center всё делается так, чтобы общественность наслаждалась шоу, побеждает ли команда или нет.

Буканье в адрес комиссионера НХЛ, Гэри Бэттмена, нельзя сравнить с тем, что было раньше. Люди недовольны им, его политикой, но никто не скажет ему в лицо свое мнение. Ведь именно из-за него в городе Квебек нет профессиональной хоккейной команды. Есть ощущение у местных жителей, что англо-канадец Бэттмен просто не хочет второй клуб из провинции. Ведь там местное население невозможно превратить в «американцев». И после событий в Каталонии вряд ли в ближайшее время «Нордикс» возродятся.

20**. «НОРДИКС» – БОЛЬШЕ ЧЕМ КЛУБ?

Фото: Jim McIsaac, gettyimages.com


Появление «Квебек Нордикс» в Канаде будет уже третьей волной подъема национализма на востоке страны. Сепаратисты и националисты нещадно критикуют «Монреаль», в то же время оглядываются на Каталонию, и их стремление выйти из состава Испании. Референдум 1 октября смотрели и ожидали многие жители Квебека.

Независимая Каталония жила лишь восемь секунд. Сколько же будет жить условный независимый Квебек в таком мирном регионе, как Канада? Да и у сепаратистов нет ориентира, нет той организации, которая представляет волю народа. В Барселоне такая есть, поэтому мир и слышал звуки выстрелов резиновых пуль в начале октября. Клуба в городе Квебек не будет, пока местное население настроено на проявление своей национальной идентичности. Сейчас это опасный прецедент.

Если «Квебек» станет для населения «больше, чем клубом», то третьего референдума уже будет не избежать. Учитывая тенденции двух предыдущих, вполне возможно, что в Северной Америке на одно государство станет больше. И тогда уж точно кто-то взмахнет флер-де-лисом даже в уже англо-канадском Монреале.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
  • Анонимно
    Анонимно 0

    Бред... автор совсем не знает тему... в Квебеке уже были референдумы и каждый раз побеждали сторонники единой канады. И вряд ли ещё будут ещё референдумы, т к большинство сейчас хотят жить в едином государстве. Появление в Квебек сити нордикс произойдёт в течении 5 лет и это связано с любовью к хоккею в городе и что хоккей это бизнес.

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Классно) Как у них там спорт перемешан с политикой. Страсти такие. Вот что значит жить хоккеем. Я сам свободолюбивый человек и мне очень нравится, когда другие борются за свободу

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Довольно занимательная информация, хотя статья затянута. К концу читать обо всех этих недовольствах и дрязгах с националистическим характером надоедает...

Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть