Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Футбол

«Расположение у Кремля – заявка на статус главного сооружения города». Отрывок из книги о стадионах Казани

Издательство «Смена» выпускает книгу Дмитрия Козлова «Пространство спорта. Стадионы советской Казани». «БИЗНЕС Online» публикует отрывки о социо-культурном назначении спортивных арен и роли Центрального стадиона в пространстве города.

Фото: БИЗНЕС Online


ЧТО ТАКОЕ СТАДИОН?

Стадион – открытое небу и отгороженное от внешнего мира пространство, где перепутаны местами интерьер и экстерьер, где зрители располагаются на крыше, а исполнители – ниже уровня земли, где собираются члены одной общины или соседствующих, соперничающих друг с другом. Стадион – место массовых собраний для наблюдения за состязаниями с характерно высоким уровнем физической и эмоциональной энергии участников (как спортсменов, так и зрителей).

На протяжении всего долгого развития спорта реальные боевые и/или культовые действия – наиболее популярными из которых были жертвоприношение, территориальный конфликт, поединок, передел доли, охота – заменились на символические. Этот тип ритуала можно обозначить как конфликт. <…>

Возрождение спорта как активной публичной практики связано с буржуазными революциями. В Британии, Франции, Германии последовательно спорт появлялся в публичной сфере как следствие демократизации и рационализации общества. Не менее важным является наблюдение, что возрождение спорта привело и к возрождению зрелищной архитектуры античности. Это был последний этап освоения древнего наследия, начавшегося еще в XV столетии. Спортивная архитектура стала символом обращения современного общества к целому комплексу ценностей, заключенному в греко-римской культуре. Каждое произведение этого жанра – отсылка к греческой атлетике, к римским фестивалям и триумфам. <…>

Современный стадион складывается из множества элементов, но все они связаны с землей – от газона, словно из райского (английского) сада, через насыпные трибуны, обсадку деревьями, образующими священную рощу, до заглубления поля – все это приемы, придающие стадиону чувство хтонического. Гигантские стадионы в СССР и США, как и в Германии, были вырыты в земле. Такой тип постройки имел экономическое обоснование – удешевление; также обеспечивался «баланс нулевых работ», когда поднятый с поля материал становился трибунами. Но этот прием не мог не иметь символического значения. В ХХ веке земля, ее недра становятся основным материалом для промышленности: нефть, уголь, газ, вода – эти новые энергоносители облекаются культурой в символические состояния.

Индустриализация вмешивается в природу, изменяет ландшафт, покорение природы становится лейтмотивом и в североамериканской, и в советской культуре. Но эти отношения лишь на словах являются покоряющими, только результат позволяет говорить о том, что человек мог быть сильнее земли. Процесс же, тяжелый труд, требует особых отношений человека с природой, с материей. Земля как будто требует жертвы; умилостивить ее можно приношением своей физической энергии, получая взамен энергию природную. Покорение природы – своего рода результат договора обмена энергиями. Пахарь или стахановец-шахтер отдает физическую энергию, получая взамен энергию земли. Беломорско-Балтийский канал возникает как коллективная жертва уже многих тысяч людей. Стадион в этом смысле становится площадкой для архаического «культа приношения физической энергии».

СТАДИОН «ЦЕНТРАЛЬНЫЙ»

Постройка этого стадиона пришлась на хрущевскую оттепель – время, когда возможным стал пересмотр некоторых имперских идей. Так, само возникновение Республиканского стадиона (проектное название) в Татарстане, который боролся за суверенитет на протяжении долгого времени, – номинальный признак небольшой победы. Республиканские стадионы были в Киеве, Ереване, Кишинёве и Баку, что свидетельствует о допустимом для Москвы сепаратизме. Не каждая советская республика удостаивалась такого статусного объекта. Республиканский стадион Коми в Сыктывкаре, построенный в 1971 году, – явное исключение. И Казани не удалось провозгласить Республиканский стадион, статус остался лишь на бумаге. Региональные амбиции удовлетворялись названием «Центральный», и таких объектов по стране можно насчитать пару десятков, и все они были построены в 1960–1970‑х годах. Брежневская реакция на оттепель, вероятно, привела к такой форме централизации, произведенной в ответ на республиканские настроения.

Расположение возле Кремля – заявка на статус главного сооружения в городе. В ХХ веке стадионы пришли на смену соборам как новая языческая религия и часто строились в важных общественных местах. Так, например, в Туле стадион в 30‑х годах действовал прямо в Кремле. В средневековой Европе на месте римских цирков и амфитеатров образовывались рыночные площади. В XIX – XX веках, наоборот, стадионы возникали на месте рынков, кладбищ, подчеркивая ритуальную значимость и преемственность. Так и в Казани стадион был построен на старой Ярмарочной площади (ныне площадь Тысячелетия).

«Центральный» помещен на стрелку при слиянии двух рек – Волги и Казанки. Такое расположение, обеспечивающее максимальное окружение водой, всегда было для стадионов признаком выгодного использования окружающего пространства. Вода дополняла ландшафт, создавая лучший обзор для зрителей внутри и для восприятия объекта снаружи, а также делала возможным задействование водных видов спорта.

Проект Республиканского стадиона (арх. П. А. Саначин, Г. И. Солдатов при участии А. А. Спориуса) включал в себя кроме большой арены на 24 тысячи зрителей два тренировочных поля, поле для массовых действий, корты и ряд дополнительных площадок. Получался комплекс, сравнимый с лучшими спортивными решениями в Европе, хотя и в СССР в это время возникает тенденция к децентрализации главной арены и созданию развитых спортивных парков. <…>

Стадион, спроектированный в 1960 году, представлял собой интересный гибрид конструктивных решений рубежа эпох. Контур трибун создавался из земляной насыпи, а с западной стороны на кромку как будто накладывалась железобетонная конструкция С-образных трибун с открытым подтрибунным пространством и врезанным в нее административным зданием. Реализованное в действительности, такое сооружение могло наталкивать на мысль о том, что не хватило финансирования на полный контур из бетона, но, представленная в проекте, идея заставляет осмыслить ее исходя из других соображений. Символическая программа такого наслаивающегося или двухсоставного стадиона, кажется, может восприниматься, с одной стороны, как мост между архаизирующими формами сталинской эпохи и последующей хрущевской модернизацией. С другой стороны, здесь обнаруживается явная географическая символика в том плане, что земляной склон восточной части вступает в диалог со склонами кремлевского холма и старого города вообще, а бетонная западная часть обращена к строительным перспективам Кировской дамбы.

Возведение казанского стадиона и реализация в нем буквальной метафоры отрыва от земли (земляных трибун) к новым технологиям (бетонной конструкции) может теперь считаться наглядным примером архитектуры хрущевского модернизма.

В конце 70‑х стадион был реконструирован, и вместо земляной насыпи возник бетонный контур с подтрибунными помещениями тренировочных залов, раздевалок, душевых, кафе, увеличилась вместительность. Такая форма является функционально обоснованной и удовлетворяющей нормам и требованиям, но, с другой стороны, в плане архитектуры не представляет собой ничего интересного. Проектное решение архитекторов имело «говорящие» формы – можно было видеть одновременно прошлое и будущее; позже они исчезли. Хотя интересно, что в процессе реконструкции было сохранено деление контура трибун на две части. Западная С-образная была накрыта козырьком, восточная осталась без него.

Территория вокруг Центрального стадиона была окружена забором, вход осуществлялся через парадные пропилеи. Образовывалась ось – от пропилеи по короткой стороне стадиона с диспетчерской к Кировской дамбе. Пропилеи (арх. А. А. Спориус) состояли из пилонов-пластин трапециевидной формы, расширяющихся кверху и перекрытых кровельной плитой. Такие динамические формы – веяние искусства оттепели, своеобразная реинкарнация авангардных приемов. Пилоны – клинья, вбитые в землю, как в плакате Лисицкого «Клином красным бей белых» или как флаги, развевающиеся на ветру и славящие жизнь трудового народа.

Сейчас «Центральный» потерял свое значение, некогда оживленное место на подоле Кремля пустует, активен там только автомобильный трафик. Возможно, после очередной готовящейся реконструкции будут учтены условия для лучшего взаимодействия всех зон рекреации и активного отдыха, как-то, например: связи с набережными и организация пешеходного движения, локация парковок и пр., что позволит вывести стадион из изоляции. <…>

Большие стадионы, в отличие «рабочих лошадок», – дорогое украшение в городском интерьере: используют нечасто, но содержать необходимо для подтверждения статуса его владельца. «Центральный» стадион Казани – муниципальная собственность, в этом как будто и радость, и беда градоуправителей. Появившись как национальная амбиция, теперь он стал скорее тяжелым бременем, так как занимает центральное место, но не исполняет центральной функции. Она перешла к новой арене Казани, и, кажется, та с успехом справляется с задачами презентации спорта в Татарстане. Очевиден ряд общих черт у этих объектов. «Центральный» расположен на краю старого города, «Казань-Арена» – на краю нового. Оба они ниже существующей застройки, оба тянутся к берегу реки Казанки. Это не позволяет им быть настоящей «короной города», хотя у «Арены» образ горы бросается в глаза, и в сочетании с обширным свободным пространством вокруг создается притягивающий эффект.

Презентация книги пройдёт в ЦСК «Смена» 2 ноября в 19:30.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть