Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Футбол. РФПЛ свернуть
  • Амкар - Динамо
    — : —
    17:30
Хоккей. КХЛ 2017/18 свернуть
  • Куньлунь - Локомотив
    — : —
    14:30
  • Автомобилист - Динамо Р
    — : —
    17:00
  • Трактор - Спартак
    — : —
    17:00
  • Металлург Мг - Торпедо
    — : —
    17:00
  • Лада - Северсталь
    — : —
    18:00
  • Нефтехимик - Сочи
    — : —
    19:00
  • Динамо Мн - Авангард
    — : —
    19:30
  • Йокерит - Адмирал
    — : —
    19:30
Хоккей. ВХЛ 2017/18 свернуть
  • Молот-Прикамье - Торос
    — : —
    17:00
Хоккей. НХЛ свернуть
  • Бостон - Питтсбург
    — : —
    21:00
Футбол

Виталий Калешин: «В 2013-м все в «Рубине» чувствовали, что Бердыев скоро уйдёт»

Бывший защитник «Рубина» Виталий Калешин в конце прошлого сезона объявил о завершении профессиональной карьеры. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал о первых месяцах без футбола, признался в любви к Казани и рассказал, как пошёл на травму ради того, чтобы остаться в «Рубине».

Виталий Калешин / Фото: архив БИЗНЕС Online


«ЛЕТОМ ЗВАЛИ В «РОСТОВ», «ТОСНО» И «АРСЕНАЛ»

– Виталий, прошло почти полгода с момента, как вы объявили об уходе из футбола. Не тянет обратно?

– Я сейчас занимаюсь семьёй, тремя сыновьями. Навёрстываю упущенное во время карьеры. Поддерживаю форму, играя с ребёнком, занимаюсь фитнесом. Поступил вот на тренерские курсы в Высшую школу тренеров на категорию А. Ещё не решил точно для себя, пригодится ли. Прямо сейчас не готов работать тренером.

– Вы ещё недавно заявляли, что тренерство – это категорически не ваше. Что подвигло пойти на обучение?

– Желание возникло из-за собравшейся группы. Она получилась экспериментальной. В ней действующих футболистов процентов 70. И 30 тех, кто завершил карьеру. Среди действующих братья Березуцкие, братья Комбаровы, Владимир Габулов. Плюс ещё сразу было предложение отучиться на категорию А. Это меня подхлестнуло. Если бы предложили долгий тернистый путь через все категории, я бы не решился.

– Когда стало известно, что «Краснодар» принял решение не продлевать с вами контракт, вы сказали, что получали предложение от трёх клубов премьер-лиги, но не стали их называть. Сейчас уже можете это сделать?

– Мне лично не звонили, но агент, который представлял мои интересы - Олег Артёмов - называл мне «Тосно», «Арсенал» и «Ростов». Сейчас уже не думаю, что есть смысл это скрывать.

– Вы тогда сказали, что вас не устраивали амбиции этих команд. Вы считали, что «Ростов» при новом тренерском штабе не будет той силой, что в прошлом сезоне?

– Я привык за 10 лет играть в тех командах, которые боролись только за самые высокие места. После ухода Курбана Бердыева с целым костяком в «Рубин», в «Ростове» остались только Калачёв, Бухаров и Гацкан из основных. Высоких результатов я бы не добился ни в Ростове, ни в Туле, ни в Тосно, а поиграть годик в своё удовольствие и ради этого уехать из семьи – потому что с собой я бы уже не стал увозить троих детей – я был просто не готов. Если бы поступило предложение от команды первой шестёрки, я бы принял решение. Но я адекватный человек. В 37 лет на это трудно рассчитывать. Ну и, конечно, предложи «Краснодар» продлить контракт, я бы согласился.

– За какое время до официального заявления «Краснодара» по вам и Ванерсону, вы поняли, что тот сезон станет последним?

– Конечно, понимание надвигающихся изменений было. Месяца за два до конца сезона я уже и супруге, и всем друзьям сказал, что через два месяца всё, завершаю карьеру. Это было очевидно, что со мной не хотят продлевать контракт. Как правило, всегда идёт какой-то диалог с руководством ближе к концу контракта, а здесь его вообще не было. Тогда я стал понимать, что это мой последний профессиональный сезон.

– Брат Евгений, возглавляющий «Кубань», не звал к себе? Город менять не нужно было бы...

– Нет, конечно. Я бы и не пошёл. Для меня это неправильно, к тому же в первой лиге как-то уже наигрался. 

– Не считаете, что исчерпали себя в спорте?

– Нет. В своём последнем сезоне я вошёл в список 33 лучших футболистов страны, закончил основным игроком основного состава «Краснодара». По статистике был одним из лучших. Конечно, в 37-летнем возрасте тяжелее рядом с 23 - 25 летними ребятами. Со своими травмами сыграл под 60 процентов всех матчей. Если бы не они сыграл бы ещё больше. Я себя чувствовал замечательно. Если бы всё бросил, то сейчас бы играл в команде РФПЛ. Был бы там, скорее всего, основным игроком. Просто не было желания уезжать из Краснодара.

– Как удалось сохранить это «замечательное» состояние? На момент завершения карьеры вам было 36 лет...

– Кроме генетической предрасположенности, а у меня и дед, и отец играли в футбол, мне кажется, важную роль сыграли хорошие тренеры. Футбол – это не только беготня и физические нагрузки. Это ещё и тактическое мышление. Понятно, что под конец уже уступал в скорости молодым ребятам. Но за счёт выбора позиции играл более уверенно. На самом деле трудно назвать точную причину этого. Березуцкие же играют в 35, Тихонов доиграл до 40, Аджинджал тот же.

Примеры есть. И опять же, чувствую, что это не предел. Одна ситуация, если бы я заканчивал на скамейке, и тогда да, уже конец. Но по последнему сезону так не скажешь. Из «Краснодара» почему-то только я попал в «Список 33-х» и Федя Смолов. На мой взгляд, в моём случае были определённые стечения обстоятельств, которые и подвигли к завершению.

– Вы уже пару раз упомянули братьев Березуцких. Из них, по-вашему, могли бы получится тренеры?

– Я считаю, что все, кто у нас на курсе, имеют свой шанс. Другой вопрос, как они им воспользуются. Каждый год выпускаются десятки тренеров. Выходят именитые люди, и может даже не у всех появится возможность начать тренерскую карьеру. В нашей группе, как я сказал, много известных ребят. И группа весёлая!

– Желание чем-то занять себя есть?

– Сейчас понимаю, что невозможно всё время сидеть дома и деградировать. Надо чем-то заниматься. Найти какое-то увлечение очень важно. Общаюсь со знакомыми, друзьями, сам что-то читаю. Но не в футболе. Ищу больше другое. Например, что-то открыть. Может, какой-нибудь бизнес. Какую-то вещь, заниматься которой мне бы нравилось и в которой я был бы заинтересован. Но какая именно – я пока сам для себя не открыл.

«ЕДИНСТВЕННОЕ, ЧТО ПОСТОЯННО НАПОМИНАЕТ О ПОБЕДЕ НАД «БАРСЕЛОНОЙ» – ФОТОГРАФИЯ В РАМКЕ»

Виталий Калешин и Лионель Месси / Фото: Jasper Juinen, Gettyimages


– Недавно исполнилось восемь лет со дня победы «Рубина» над «Барселоной». Хотя бы раз пересматривали ту игру?

– Ни разу не смотрел. Какие-то фрагменты, может, случайно и видел, но вот чтобы целенаправленно весь матч от и до – такого не было.

– Почему этой победе уделяется так много внимания? Были победы «Локомотива» над «Интером» и «Реалом». «Рубин» побеждал тот же «Интер», и действующего победителя Лиги чемпионов – «Челси». Но каждый год вспоминают вашу игру с «Барсой»...

– Действительно, многие наши команды обыгрывали великие клубы. Я даже не знаю, почему так. Может быть, всё было в совокупности. Там был и есть Месси – лучший футболист мира. С ним уже выделяют отдельную часть «Барселоны». Ещё сыграл факт, что мы не из столицы. Московские клубы всегда на слуху. «Спартак» обыгрывал «Реал», «Локомотив» тоже. «Рубин» объективно не был тогда таким клубом, чьё название могло кого-то напрячь. Только по прошествии двух-трех лет «Рубин» стал по-настоящему топовым клубом России. Первое чемпионство в 2008 году для всех было неожиданным. Следующий сезон, конечно, подтвердил, что «Рубин» – сильная команда с очень грамотным специалистом. И когда команда из Татарстана, периферии, побеждает такой клуб, то добавляется резонанс такой победе. Ну и «Барселона» тогда выиграла вообще всё. Порядка пяти-шести лет, кажется, не проигрывала в еврокубках у себя дома, а тут нарисовались мы.

– С годами уже реже о ней думаете?

– Сам не вспоминаю. Больше друзья не дают забыть. В любой компании когда сидишь, такой вопрос рано или поздно задаётся. Какие молодцы, какого это вообще. В таком духе. Напоминают постоянно, но сам не копаюсь. Единственное, что постоянно напоминает – фотографии в рамке. Супруга нашла какие-то кадры в интернете и вставила в рамку. Но ни разу не было, чтобы я, лёжа на диване, разглядывал какие-то моменты и перечитывал интервью тех лет.

– Вы тогда играли на одном фланге против Дани Алвеса. Кого бы ещё из соперников выделили по ходу карьеры?

– Много против кого из ярких футболистов пришлось поиграть. С тем же Азаром, когда мы с «Челси» играли, было трудно. Дани Алвес просто выполнял огромный объём работы. Я играл левого полузащитника, но было задание отпускаться, потому что он играл очень высоко. При том, что мы играли в четыре защитника, а не как сейчас играет «Рубин» впятером. Поэтому больше реагировал по нему. Ну и, конечно, когда была возможность обострять, я старался помогать впереди.

Вообще, так получилось, что я не должен был принимать участия в той игре. Как сейчас помню, дня за три до матча я только восстановился, а до этого пропустил недели три. Было очевидно, по крайней мере, мне, что нужно ещё время, чтобы набрать нужную форму. И только в день игры на предыгровой тренировке Курбан Бекиевич сказал, что я в старте. Да, у него всегда были три-четыре позиции, которые трудно было предугадать, кто именно выйдет. И вот за несколько часов до матча меня вызвали и рассказали о моих тактических функциях на игру.

7 декабря 2010 года. «Рубин» перед матчем группового этапа Лиги чемпионов против «Барселоны» / Фото: David Ramos, Gettyimages


– «Камп Ноу» не вскружил голову?

– Нет. Поначалу только, когда слышишь гимн Лиги чемпионов, видишь десятки тысяч болельщиков, в подтрибунном помещении стоишь напротив чемпионов мира и Европы, главных звёзд футбола, волнение, конечно, присутствует. А со стартовым свистком всё уходит. Но спали в ту ночь мы хорошо!

– Зато сразу после игры, как известно, в раздевалке настоящей атмосферы праздника не было...

– Кстати, да. Мы зашли, как после любой победы похлопали и просто молча сидели. А Курбан Бекиевич почему-то задержался и не сразу оказался в раздевалке. И вот он заходит, видит какие мы обычные сидим и выдаёт: «Вы что сидите так тихо? Каждый день «Барселону» обыгрываете?». После этого завелись и поорали. А так опустошение было нереальное. Эмоции ушли и никаких мыслей вроде: «Это же великая победа!» – как-то не было сразу.

«ЗОЛОТОЙ МАТЧ С «ЗЕНИТОМ» ПРИНЁС БОЛЬШЕ ЭМОЦИЙ, ЧЕМ ПОБЕДА НАД «БАРСОЙ»

Фото: Epsilon, Gettyimages


– Через несколько недель после той игры вы впервые стали чемпионом России. Насколько похожи для вас между собой победа над «Барселоной» и золотой матч с «Зенитом»?

– Там были другие эмоции. И нас, и «Зенит» устраивала ничья. Ещё у нас было полное преимущество по игре. Параллельно играл «Спартак», и минут за пять я, бегая вдоль трибун, начинаю понимать, что там складывается матч так, как нас устраивает. Это было за тур до конца. И если что, мы бы всё решали в Краснодаре против «Кубани».

Я помню, как раз минут за пять до конца подбегаю к Шаронову и говорю: «Мы чемпионы!»  «Да не может быть».  «Да я тебе говорю!»

Ну вот это как-то чувствовалось. По болельщикам, по скамейке запасных, по всему. Ну и, конечно, когда прозвучал финальный свисток, эмоции были нереальные. Это трудная победа. Мы шли к ней год, 30 туров от игры к игре . Всю эту длинную дистанцию ты ждёшь и идёшь к этой цели. И когда ты к ней приходишь, ты понимаешь, что ты сделал вместе с командой.

С «Барселоной» было чуть по-другому. Отдельный короткий турнир из шести матчей, где каждый матч, как финал. Возможно, не было таких эмоций от усталости. Я, наверное, никогда не уставал так, как тогда. Вообще все четыре игры против «Барселоны» были очень сильные во всех смыслах. В целом больше эмоций было однозначно с «Зенитом».

Самое обидное, что РФС не привёз нам кубок на эту игру. При том, что только мы могли стать чемпионами в этом туре. Конечно, это было некрасиво. Болельщики, кто был на той игре, не увидели полного праздника. Когда решается, кто будет чемпионом из столичных клубов, они этот кубок по МКАДу катают туда-обратно и ждут, куда его привезти: то ли в Раменское, то ли в «Лужники». Поэтому это немного подпортило фантастический вечер. Потом они привезли этот кубок в Краснодар. А у нас туда не поехало полкоманды, потому что через несколько дней у нас должна была быть последняя игра в Лиге чемпионов с «Интером». Курбан Бекиевич решил не всех ребят на игру с «Кубанью» привозить. И кому вручать кубок? Полкоманды нет. Настоящее чествование было после «Кубани» в «Корстоне».

– Вы как-то назвали Бранислава Ивановича примером на позиции крайнего защитника. Из россиян за всё время вашей карьеры кого выделите?

– Для меня лучший крайний защитник страны – это Анюков. Сейчас уже Саша мало играет и возраст даёт о себе знать, но во время своего пика, я считаю, это был лучший защитник за всю историю российского футбола. По крайней мере, из того, что я видел и против кого играл. И тактически грамотный, и физически одаренный, и технически оснащён достаточно хорошо для игрока его позиции. Ещё, что самое важное, он большую часть играл стабильно. Лет семь-восемь отыграл от звонка и в «Зените», и в сборной. Для меня, однозначно, он номер один.

«В ТОЛЬЯТТИ В 19 ЛЕТ НОГА В БУТСУ НЕ ЗАЛЕЗАЛА, А ТРЕНЕРЫ ГОВОРИЛИ: «НАДО ИГРАТЬ»

Виталий Калешин / Фото: официальный сайт «Краснодара»


– Когда вы переходили в «Рубин», травмы всегда проходили мимо. Но уже с первых сезонов в Казани вы начали пропускать матчи неделями. Это совпадение?

– Отчасти я был сам виноват. Помню, как мы играли в Кубке России с «Сибирью». Я почувствовал дискомфорт в задней мышце бедра и заменился по ходу игры. А я же попал в «Рубин» в аренду от «Москвы». Конечно, когда я попал туда, мне захотелось остаться и закрепиться, чтобы клуб переподписал со мной полноценный контракт. И буквально через дня четыре у нас была игра в Раменском с «Сатурном». Ещё помню, как Курбан Бекиевич спрашивал у меня: «Виталик, ты готов на 100 процентов? Может, лучше отдохнуть и восстановиться до конца?». Я сказал, что у меня все нормально, и я готов. Хотя всё равно где-то что-то ощущалось ненормальное. И при этом Бекиич до последнего у меня спрашивал, не был уверен в готовности. Но я настоял, он меня поставил, и я на 40-й минуте дёрнул. Дёрнул очень «хорошо», в нехорошем месте, где идёт переход с сухожилием. Частично даже был небольшой отрыв. И вот с этого покатилось. Месяца полтора восстанавливался, но бесследно это не прошло. Постоянно что-то потом выскакивало на этой ноге.

Сам, в общем, виноват. Нужно было переждать, но я очень хотел остаться в этой команде. Думаю, если бы у меня тогда был полноценный контракт, я бы прислушался к Бердыева. Это бы мой первый надрыв в карьере. Переждал бы игру-две и, возможно, такого бы не случилось. Мышечных травм до этого вообще не было.

– Получается, у Бердыева не выходят игроки, у которых есть риск усугубить травму?

– Никогда в жизни не выпустит футболиста, даже если у того лёгкий дискомфорт. Если доктор или футболист скажут, что не 100-процентная готовность, то это даже не обсуждается. У него же было нестрашно признаться, что чувствуешь себя неидеально, потому что впоследствии на тебе это не отразится. Никогда не заставлял играть на уколах.

– Обратные примеры встречались в вашей карьере?

– Конечно. Сам проходил, когда лет в 19 - 20 играл в тольяттинской «Ладе». Я в бутсу не влазил, а тренеры говорят: «Надо играть». Бинтом жёстко перематываешь голеностоп в холодной воде, затягиваешь его, как гипс. Потом уже разбежишься, кровь разгоняется и вроде нормально себя ощущаешь. Но после игры всё равно состояние возвращается к ужасному. Тогда это казалось нормальным. Это сейчас всё правильно, когда каждый шаг футболиста вымеряется. А раньше была старая школа, знаний и технологий у медицинского штаба было меньше. Прошли через это, все живы-здоровы.

«В ДЕНЬ, КОГДА Я ДОЛЖЕН БЫЛ ДАТЬ ОТВЕТ «КРАСНОДАРУ», БЕРДЫЕВ ПОЗВОНИЛ В 6 УТРА И ПРОСИЛ НЕ СОГЛАШАТЬСЯ»

Курбан Бердыев / Фото: архив БИЗНЕС Online


– Что больше всего отличает Бердыев от других специалистов в тренировочном процессе?

– Он жутко требовательный. Может и пошутить за минуту до начала занятия, но как только свисток о начале тренировки, это всё. Сразу все настроены на его рабочую волну. Если видит, что кто-то начинает сачковать, может остановить занятие и напихать, несмотря на имя. Начиная с Семака и заканчивая молодыми ребятами из дубля. Поэтому и есть результат. На тренировках выкладывались по полной и это всё переносилось на игры.

– В 2013 году вы ушли из команды и потом объясняли это ощущением скорого ухода Бердыева. В итоге всё так и оказалось. Что конкретно вы чувствовали?

– Начали доходить всякие слухи. По нему было видно, что он раздражён. Все в клубе понимали, что что-то должно произойти. Не то, чтобы его уволят. Он и сам уходил. При нас бывало, что он с кем-то из руководства разговаривал на очень высоких тонах. Сложно дать точное объяснение, но чувствовалось, что если не последний сезон, то максимум ещё половина следующего. Так долго не могло продолжаться.

– Фактор Бердыева стал ключевым в вашем уходе?

– Нельзя сказать, что я железно решил для себя уходить. Но у меня заканчивался контракт, подвижек в сторону нового не было. В это время мне поступило предложение от «Краснодара». Это было дней за 20 до конца чемпионата. Я первым делом пришёл к Бекиичу. Говорю, так и так. Мне 33 года, поступило предложение от перспективного клуба из родного города. Он спрашивает меня, когда я должен дать ответ. Говорю, что у меня 10 дней. Бердыев просит пока ничего не подписывать и обещает всё решить. До последнего меня спрашивал. Даже в последний день звонит мне в 6 утра и просит не давать положительного ответа. А тут нужно понимать, что он уже не имел такого веса, как раньше. Если до этого он говорил, что мне нужен такой футболист – и он его получал, то к тому моменту ситуация поменялась. Теперь же ему нужно было доказывать важность своих решений.

В общем, после сезона мы с ним встретились. И у меня ещё была такая ситуация, что согласно контракту я мог уйти в отпуск и захватывал ещё первый сбор. До середины июля я оставался игроком «Рубина». И Бердыев мне говорит, что там он всё решит и что я ему нужен. Ну я ему отвечаю: «А если не сможете? Если я сейчас не дам ответа, «Краснодар» возьмёт другого футболиста на моё место. И что дальше?». И тогда только он уже согласился, что трудно будет дать какие-то гарантии, и я ушёл. Мы расстались очень хорошо и пожали друг другу руки. Он поблагодарил меня за проделанную работу, я его за то, что дал возможность выиграть всё, что только возможно выиграть в России. И в Краснодаре потом пересекались, и в других местах, когда получалось такая возможность. У нас с ним сохранились хорошие и добрые отношения.

«ЧЕРЕЗ ДВА СЕЗОНА «РУБИН» СТАНЕТ ДРУГОЙ КОМАНДОЙ»


– «Рубин» без него перестал быть тем самым «Рубином», за который вы выступали?

– Время показало, что да. Это же читалось. Вместе с ним стали и уходить остальные футболисты. Остались только Кузьмин, Карадениз и Рыжиков. Натхо, Ерёменко ушли. Команды просто не стало. А те футболисты, которые приходили... Не в обиду им, но они не были такого же уровня, как те, с кем связаны главные победы. Такого футболиста, как Ерёменко, не было. Я считаю, что и сейчас нет. Натхо, Нобоа, Семак, но Кристиан с Серёгой раньше ещё ушли. Все вытекало к тому, что «Рубин» будет радоваться пятому месту. Нам, когда становились третьими, было обидно, что второе упустили. Порадовались, но было это всё равно с досадой после двух чемпионств. Казалось бы, два чемпионства, победы в Суперкубке, потом Кубок. Фиг с ним с третьим местом, тоже хорошо, но всё равно расценивалось с долей разочарования. В том «Рубине» было так.

– Продолжаете следить за командой сейчас?

– Если честно, то всё это время следил только за Кузьминым, Караденизом, Рыжиковым. Из-за того, что хорошо общаемся, вместе учимся на одну категорию. Так чтобы всей душой за «Рубин», потому что там играл? Нет. Для меня это уже другой «Рубин». Сейчас, конечно, интерес у меня возрастает, потому что Бекиич снова принял команду. Надеюсь, что он сможет вернуть «Рубин» на былые высоты. До него следил чисто за ребятами. Поздравлял с победами, если забьёт кто-то или Рыжик пенальти отобьёт. То есть, только за счёт этих ребят я следил за этой командой.

– Почему у Бердыева пока всё идёт тяжело в «Рубине»?

– Я думаю, тут вопрос времени. Плюс некоторые футболисты ушли. Жонатаса вынуждены были продать, а это квалифицированный футболист. Да, вернулся Навас, но у него долго были проблемы с отцом. Быстро ничего не делается. Он же работает с лета. Мой прогноз, что через два сезона будет другая команда. Год на все передряги, плюс проблемы с финансовым фэйр-плей нужно окончательно уладить, потому что, как я понимаю, клуб не может подписывать дорогих футболистов, иначе у будущем возникнут проблемы вплоть до дисквалификации в еврокубках. Остаётся всё это перетерпеть, и Казань перестанет радоваться пятому месту «Рубина». Другие команды должны ему радоваться, но не «Рубин».

– Вы уже не раз упомянули о тёплых отношениях с Рыжиковым и Кузьминым. Как часто связываетесь?

– Больше на вотсап сидим. Серёжа приезжает в отпуск к общим друзьям в Краснодар. Каждый год видимся пару дней. С Олегом больше списываемся. Не могу сказать, что созваниваемся еженедельно, но всегда на связи. Постоянная переписка, поздравления с днём рождения и другими праздниками. Это всегда есть. Ещё с Сашей Ореховым общаемся, но он краснодарский. С Семаком Серёгой иногда. Когда у него победы или тоже праздники, обязательно пишу. А так всё.

– Как Рыжиков переносит потерю места в старте?

– Переживает сильно. Человек столько лет играл, вообще не пропуская матчей. Я думаю, что Серёжа просто так не сдастся. Посмотрим, что дальше будет. Это нормально, спорт он такой. Пока складывается так, что он не основной вратарь. Он большой трудяга, и я не думаю, что всё так очевидно, как сейчас может показаться.

«КРАСНОДАР» – ГЛАВНАЯ КОМАНДА В ГОРОДЕ, НЕСМОТРЯ НА ИСТОРИЮ «КУБАНИ»

Виталий Калешин и Дарко Бодул / Фото: Epsilon, Gettyimages


– «Краснодар» часто критикуется в этом сезоне, но команда всё равно идёт в тройке. Верите, что Игорь Шалимов – тот специалист, который сможет вывести команду ещё на более высокий уровень?

– Я не могу сказать точно, сможет ли он, например, довести клуб до «серебра», которого пока в истории клуба не было. Хороший специалист, команда на данный момент идёт в тройке. Хотя объективно по составу это команда четвертого-пятого места. Клуб не сильнее «Спартака», «Зенита» и «Локомотива», по бюджету им уступает. «Краснодар» на своём месте, и если так будет продолжаться, это будет хороший результат. К тому же до сих пор не удалось найти равноценной замены некоторым игрокам. Например, ушёл Одил Ахметов, и вместо него нет такого же сильного игрока. Те футболисты, которые пришли на место Артура Енджейчика, не сильнее его. Роман Широков – та же история. В позапрошлом сезоне у «Краснодара» был самый сильный состав. Сейчас он слабее, но всё равно держится наверху.

– Не удивило назначение Широкова на пост спортивного директора «Динамо»?

– Нет. Мы с ним, кстати, тоже хорошо общаемся. Постоянно созваниваемся, переписываемся. Он у нас очень неординарный футболист и личность. Рома очень умный парень. Мне кажется, он будет дальше продвигаться как футбольный менеджер. Возможно, со временем будет занимать ведущие посты в РФС. У него всё для этого есть. Он выстроит всё, что угодно.

– Как вообще относитесь к «Краснодару», как к явлению? С одной стороны сплошные плюсы, а с другой получается вытеснение вашей родной «Кубани». Многие болельщики, например, «уходят» из «Кубани» в «Краснодар».

– Я уверен, что не я один, прошедший всю школу «Кубани», отыгрывавший пять лет за главную команду, потерял от вылета клуба в ФНЛ. Весь российский футбол потерял от этого. Дерби в Краснодаре ставили в прямом эфире по федеральным каналам – это же о чём-то говорит. Под 30 тысяч зрителей, вся страна смотрит. И ведь матчи-то всегда были – 3:2, 3:2, 2:1. Это не вина «Краснодара», что вторая команда стала отодвигать «Кубань». Сергей Николаевич Галицкий говорил неоднократно, и мы, футболисты, в команде были рады, что есть такая команда. Мне небезразлична судьба «Кубани», хотя я за ней снова начал следить только тогда, когда её брат возглавил. Как чего-то добиваться, если у команды нет хозяина? До сих я не понимаю, кто там главный. Кто платит, как долги по шесть месяцев держатся, почему заявка закрыта. Нужен такой человек вроде того же Галицкого, Гинера. Непонятно, что может изменить ситуацию. Нет света в тоннеле. Закономерность такова, что без денег в профессиональном спорте делать нечего.

– Отвечая на этот вопрос, вы назвали «Краснодар» второй командой. Сейчас её уже можно назвать первым клубом города?

– Я думаю, да. А как по-другому? Всё определяется по результатам. Если акцентировать внимание только на историю, то «Краснодар» всегда будет вторым. «Кубань» какого года основания? 1928 года. 90 лет в следующем году будет. А «Краснодару» всего девять. По результатам на данный момент «Краснодар» – главная команда у нас.

Виталий Калешин и президент «Краснодара» Сергей Галицкий / Фото: официальный сайт «Краснодара»


– Поэтому старшего сына отдали в академию «Краснодара»?

– Во-первых, для меня очень удобно месторасположение. Рядом с нашим домом манеж «Краснодара». И ДЮСШ достаточно серьезно работает и там хорошие условия. Нас всё устраивает. Для ребёнка я там вижу больше плюсов, чем минусов. Сын в «Рубине» до этого занимался. И сейчас уже четыре года занимается в «Краснодаре». Хорошая школа.

– Сильнее, чем у «Рубина»?

– Если честно, не знаю толком школу «Рубина». Сын ходил буквально полгода до моего отъезда. У меня времени следить за ним не было. Вроде бы только один раз был на его тренировке. Не могу поэтому точно оценить. Сейчас уже в 10 лет понятнее.

– Видите в нём потенциал?

– Вроде данные неплохие. Хорошие гены? Может быть, но не только в них дело. Чуть-чуть в трудолюбии нам нужно прибавить. Тогда, думаю, шансы возрастут, чтобы стать футболистом.

– Верите, что Галицкий реально построит команду, в которой будет 11 своих воспитанников в старте?

– Мне слабо верится. Примеров мало. За всю историю были-то «Барселона», «Аякс». Сразу на ум больше никто не приходит. Это очень тяжело. Тут можно поставить вопрос по-другому. Если вы хотите просто играть своими воспитанниками, это можно сделать уже на следующий сезон. Но это уже другие задачи. «Краснодар» сейчас уже не тот клуб, который рад 5 - 6 месту. Они хотят выше быть. Ну и правильно. Для этого всё создано. Допустим, выпустят только своих футболистов, все поаплодируют. А дальше? Команда в лучшем случае будет 12 - 13-й. Дай Бог, чтобы не вылетела. Кому от этого будет легче?

Калешин в составе «Москвы» против Анатолия Тимощука / Фото: Epsilon, Gettyimages


– У вас был шанс уехать в Европу?

– Нет, не было. Чтобы уехать в нормальную футбольную страну, нужно быть игроком сборной. Мы не берём сейчас Молдавию, где я начинал свою футбольную карьеру. Никто не смотрит на игры чемпионата, даже еврокубки не так важны. В сборной есть понимание, что этот футболист входит в круг лучших игроков страны, какая бы страна ни была. И там он играет против лучших футболистов другой страны. Здесь видится класс футболиста. Может ли он действовать против других классных футболистов. Бомбардиром легче уехать. А когда ты защитник, то просто хорошо играть во внутреннем чемпионате – недостаточно.

– Были знакомые, которые имея предложение от иностранных клубов, всё равно приняли решение остаться в России?

– Такого не было. Да и мало кто об этом рассказывает. Как говорится, трансфер любит тишину. Если бы мне поступило предложение, я бы рассказал только близким друзьям. Конечно, когда знают больше одного, это уже не тайна, но с партнёрами в раздевалке никто такое не обсуждает.

– То есть, все слухи о возможном уходе Фёдора Смолова в команде не обсуждались?

– Нет, всё было больше в шуточной форме. Могли максимум посмеяться, когда видели где-то очередную новость. А так, чтобы он сказал, что вот мне сейчас позвонили, и мы думаем-решаем, что делать... Такого не было.

– Наверняка давление ощущалось даже командными подколами. Ему не мешало?

– Да всем это мешает. Все живые, часть внимания однозначно это забирало у него. Но это не только у Феди. У каждого футболиста подобные разговоры скажутся на его работе.

«ВЫХОД СБОРНОЙ ИЗ ГРУППЫ НА ЧМ БУДЕТ УСПЕХОМ. Я РЕАЛИСТ»

Алексей Миранчук, Хавьер Маскерано и Фёдор Смолов /  Фото: БИЗНЕС Online


– По всему Краснодару развешаны плакаты к чемпионату мира. Не обидно всё время видеть их, зная, что самих матчей турнира в городе не будет?

– Все ужасно расстроены. В клубе мы часто задавали вопросы, и нам объясняли, что по правилам ФИФА больше двух объектов не может быть в одном регионе. Сочи уже были готовы, Ростов как близлежащий город получил право. И Ростов-на-Дону всегда выделялся больше, чем Краснодар. Не знаю, с чем это связано. Год назад говорили, что если какой-то город не успеет, то Краснодар может получить право, увеличив количество мест на 5 - 6 тысяч, чтобы арена подходила под стандарт. Если всё же возникнут проблемы, то Краснодар, я думаю, будет самым предпочтительным вариантом.

– Какие у вас ожидания от сборной на чемпионате мира?

– Хотелось бы, чтобы вышла из группы. Но я реалист, и понимаю, что дальше будет очень трудно. Всё зависит от жеребьёвки. Для меня выход из группы уже будет успехом.

– А невыход – провал?

– Я болельщик и патриот страны. Это будет большим расстройством. Катастрофой будет только ноль очков. А в ситуации, когда при прочих равных не будет хватать одного-два гола, то это другой момент. Если при хорошей игре не выйдем, я не расстроюсь. Нужно реально смотреть на вещи.

– В прошлом году ходили разговоры, что Курбан Бердыев мог возглавить сборную. У него бы получилось?

– Очень трудно ответить. Бекиичу было бы трудно. Это же совершенно другая работа. Приезжают на короткий срок совершенно разные игроки. У одних такая подготовка, у вторых совершенно другая. У Феди Смолова, например, недельный цикл. У всех всё индивидуально. А здесь нужно всех привести в одинаковую форму, чтобы они были готовы выполнять все требования. Это очень тяжёлый труд. «Краснодар» вот вылетел из еврокубков, а «Зенит» и ЦСКА не вылетели. И как готовить игроков, у которых сейчас по-разному складывается рабочий ритм.

«ВСЕГДА ГОВОРИЛ, ЧТО КАЗАНЬ – НЕФУТБОЛЬНЫЙ ГОРОД»

Калешин в составе «Краснодара» против Марко Девича на «Казань Арене»  / Фото: архив БИЗНЕС Online


– За годы, проведённые в «Рубине», успели сформировать какое-то отношение к Казани?

– Однозначно это третий город по уровню жизни в стране после Москвы и Питера. Если бы не родился в Краснодаре, я бы с удовольствием переехал в Казань. Был бы ещё там климат чуть поближе к нашему, то вообще супер. Мне очень нравится Казань. Супруга в восторге от этого города. Постоянно упрашивает поехать к кому-нибудь в гости. К тому же Рыжикову, с Кузьминым пообщаться. Кстати, в мае планируем поехать, когда в Казань приедет «Цирк дю Солей». Так что мы за Казанью следим! Хороший город, но для южных людей, конечно, чуть суровый климат. С октября по апрель машина стояла в гараже и пользовался только служебной. А по внешнему виду всё отлично. Очень круто, я в восторге от Казани.

– Почему в Казани так плохо ходят на футбол? Вы играли на «Казань Арене» против в «Рубина» в составе «Краснодара» и на том матче в 2016 году было 6877 зрителей. Ни в одно сравнение с «Краснодаром».

– Я всегда говорил, что Казань – не футбольный город, а хоккейный. Очень тяжело конкурировать, когда все виды спорта номер один. «Ак Барс» всегда в тройке, в годы чемпионств «Рубина» они тоже дважды подряд становились чемпионами. Волейбольный «Зенит» вообще всех в Европе обыгрывает, баскетбольный УНИКС тоже сильный. Даже если человек – болельщик «Рубина», он не пойдёт в декабре в -15 на стадион. Он спокойно игру посмотрит в баре с друзьями. Шикарный стадион, но даже в тёплую погоду нет людей. В моём понимании хоккей в Казани важнее. Мы сколько ни ходили на «Ак Барс» – всегда аншлаг. Мне кажется, если бы арена вмещала 15 - 20 тысяч, то всё равно был бы биток. Нужно признать, что «Ак Барс» – номер один в Казани. Я сам, если честно, хоккей люблю смотреть больше, чем футбол. Вообще, так получилось, что на сборах почти все футболисты больше играют в хоккей на приставках, а хоккеисты в футбол.

Вот на баскетбол я так и не сходил. Причём жил в одном доме с капитаном того УНИКСа Петей Самойленко. Он уже как только ни пытался меня привезти хотя бы на одну игру. «Виталь, я уж задубел, хожу всё на вас, а ты бы хоть разок приехал к нам. Я тебя и привезу и увезу обратно». Но вот как-то я не смог доехать до «Баскет-холла».

– Вы же ещё год провели в Москве. Не ваш город?

– Вообще не мой. Может, это в совокупности. Тот сезон в «Москве» я считаю неудачным для себя. Я тогда его очень слабо провёл. Да и вся команда играла не лучшим образом. Тем более на фоне предыдущего сезона, когда «Москва» до самого конца за чемпионство боролась. Причём так получилось, что у них сильный спад случился в том сезоне, когда мы с «Кубанью» у них 4:0 выиграли. Потом они всё растеряли и в итоге стали четвёртыми. После той игры мне позвонил Слуцкий и позвал к себе. Я тогда очень обрадовался, потому что «Кубань» в очередной раз вылетела. Я ещё помню, как жене сказал, что если поступит хорошее предложение, мы уходим. За пять лет устал от неразберихи, которая была связана не только с этими переходами то вверх, то обратно в первую лигу. Всегда были какие-то задержки, другие трудные моменты. Редко когда удавалось быть в состоянии стабильности. А в «Москве» после последнего тура Слуцкого увольняют. Но мы всё равно решили поехать в столицу. 

– Есть что-то, о чём вы жалеете в своей карьере?

– Я жалею только о том матче с «Сатурном» за «Рубин». Если бы не было этой травмы, в дальнейшим бы обходился без них. Возможно, получил бы вызов в сборную. Хотя бы в расширенном списке. В плане достижений в России, я доволен вообще всем. За два сезона сыграл много матчей в Лиге чемпионов. А все мои болячки во взрослой карьере однозначно вытекали из той травмы, полученной в Раменском. В Европе это бы назвали непрофессионализмом. И я считаю, что так и есть, потому что ты подводишь тренера, команду. Мы ведь тогда выиграли 5:1, а я к 40-й минуте дёрнул, ещё доигрывал пять минут. Нельзя выходить неготовым, а я думал, что проскочу. Но не проскочил. А в целом всё было отлично. Грех жаловаться.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online» 
Виталий КАЛЕШИН 
Амплуа: защитник 
Дата рождения: 3 октября 1980 года 
Место рождения: Краснодар 
Карьера: «Кубань-д» (Краснодар) – 1997; «Рома» (Молдавия) – 1997/98; «Лада» (Тольятти) – 1999 - 2002; «Кубань» (Краснодар) – 2003 - 2007; «Москва» – 2008/09; «Рубин» (Казань) – 2009 - 2013; «Краснодар» – 2013 - 2017. 
Достижения в клубах: чемпион России (2009), бронзовый призёр чемпионата России (2010, 2014/15), обладатель Кубка России (2011/12), обладатель Суперкубка России (2010, 2012).
Личные достижения: лучший футболист Краснодарского края (2006, 2007), в списке 33-х лучших футболистов чемпионата России под №3 (2014/15, 2016/17).

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть