Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Станислав Галиев: «Знаю, что Овечкин общается с Путиным. А я в политике ничего не понимаю»

Нападающий «Ак Барса» Станислав Галиев в интервью «БИЗНЕС Online» рассказал, почему не живёт на базе клуба, какую роль в его карьере сыграл Александр Овечкин и что было главной проблемой в начале сезона.

Станислав Галиев / Фото: Михаил Бормин


«С ЖЕНОЙ ЛЮБИМ СХОДИТЬ В РЕСТОРАН ТАТАРСКОЙ КУХНИ»

– Станислав, в начале сезона вы не могли забить, но не ходили грустным, не переставали улыбаться, не отказывались от общения с журналистами – в России это редкость. Сказалось то, что вы приехали из Северной Америки?

– Нельзя унывать, нужно всегда оставаться на позитиве, сохранять хорошее настроение. Если будешь унывать – будет только хуже. Продолжал общаться с журналистами, потому что это тоже часть моей работы, уважение к вам и болельщикам, которые хотят получать информацию.

 В НХЛ игра – праздник для болельщиков...

– В Казани для нас тоже каждая игра – праздник. Практически полная арена собирается.

 Что удивило в Казани?

– Пока сложно ответить. В целом, ничего не удивило. Другая площадка, но в остальном игра та же.

– Роб Клинкхаммер говорил, что ему было непривычно то, как здесь приветствуют друг друга.

– В Америке нет рукопожатий. Для них это в диковинку.

 В АХЛ на игры ходит по 10 тысяч зрителей. Каково видеть пустые трибуны в некоторых городах КХЛ?

– В АХЛ тоже бывают пустые стадионы. Люди не всегда могут себе позволить поход на хоккей, а кроме того есть города, где спорт может быть не на первом месте. Для нас это на втором плане. Главное – показывать свою игру и выигрывать.

– Насколько отвыкли от жизни в России?

– Честно говоря, не отвыкал. Многие спрашивали: «Как ты будешь там, после стольких лет в Северной Америке?». Акклиматизация в России занимает всего пару дней. Всё своё, родное.

 Почему в Казани вы снимаете квартиру, а не живёте на базе?

– У нас собака, а на базе с животными нельзя – такие правила. Кто-то говорил, что надо оставить её с родителями в Москве, но мы везде берём её с собой - как ребёнок наш.

 Вы родились и выросли в Москве. Как ощущаете себя в Казани?

– Москва мегаполис, но, приехав в Казань, я очень сильно удивился. Очень красивый город, большой. Был удивлён, когда жена сказала, что ей понравилось. Для нас самое главное, что у вас вкусная еда – мы с женой очень любим сходить в ресторан татарской кухни. И родители уже приезжали, им тоже всё понравилось.

«НИКОГДА НЕ ИЗБЕГАЮ СИЛОВОЙ БОРЬБЫ»

 Эксперт «БИЗНЕС Online» Мика Норонен на старте сезона говорил: «Галиеву нужно расслабиться, на него давит новый клуб, новый контракт». Действительно было так?

– Да, была какая-то неуверенность, пришлось адаптироваться к новой системе игры. У нашего звена не получалось забить, на нас тоже было давление. Поговорили, поняли, что надо получать удовольствие от игры. Говорили на обедах или обсуждали какие-то моменты на ужинах – мы часто общаемся.

 Как вы анализируете свою игру?

– Просматриваю нарезки своих смен, которые нам присылают после каждого матча, потом тренеры подсказывают, что нужно изменить в игре.

 То, что оказались в запасе на пару матчей, помогло осознать ошибки?

– Да, это помогло – я посмотрел сверху игру и понял, что я должен изменить, чтобы стать полезным. Понял, как действует схема. Разбирать ошибки и делать анализ намного проще, когда смотришь со стороны.

 Некоторые специалисты отмечают, что вы не очень любите силовую борьбу...

– Я никогда не избегаю силовой борьбы, меня АХЛ многому научила.

 Появление Клинкхаммера помогло вашей тройке в этом плане?

– Он нам помогает под воротами, закрывает вратаря. Мы очень рады с ним играть, втроём постоянно с ним общаемся. Это очень умный, опытный игрок, где-то подсказывает нам.

 Он не может забить 21 матч...

– Ну, мы уже ждём, когда это случится. В психологическом плане ему будет намного легче.

«В ХЕРШИ ЕСТЬ ЗАПАХ ШОКОЛАДА, НО Я БЫ НЕ СКАЗАЛ, ЧТО ОН ПРИЯТНЫЙ»

Фото: Bruce Bennett / gettyimages.com


– Сезон 2015/16 вы полностью провели в «Вашингтоне», но при этом играли мало и в фарм-клуб вас тоже не отправляли...

– Это был шаг назад, потому что играл мало. Но в то же время это был и шаг вперёд, потому что я тренировался с такими мастерами. Но всегда хочется играть, приобретённый в играх опыт помогает в дальнейшем.

– Тренеры разговаривали индивидуально, объясняли, почему остаетесь в запасе?

– Нет, конечно, там такого не бывает. У нас была очень сильная команда, мы выиграли регулярный чемпионат и было всего две-три травмы за год – тяжело пробиться в состав.

– Сейчас состав «Вашингтона» стал слабее и игроки, которые с вами играли в АХЛ, – в главной команде. Не обидно?

– Я бы не сказал, что состав ослаб. Появилась пара молодых ребят, но когда они наберутся опыта, будут на первых ролях. Хочется пожелать удачи клубу и нашим ребятам Жене Кузнецову, Диме Орлову, Саше Овечкину.

 В НХЛ всегда есть определённый ритуал, когда в команде появляется новичок...

– Я знал, что ребята что-то сделают. Сказали: «Иди на разминку один». Начал отказываться, говорят: «У тебя нет шанса». Ну, пришлось выходить, кататься одному перед трибунами (улыбается). 

 В некоторых клубах бывают и совсем жёсткие шутки...

– У нас всё было нормально, весело, постоянно смеялись, некоторые американцы даже научились на русском разговаривать. Там каждый день приходишь на тренировку, как на праздник, особенно когда команда выиграла.

 В НХЛ больше бросков, более силовой стиль игры, вы же стараетесь играть комбинационно. Насколько тяжело было?

– Там площадка меньше, меньше времени для принятия решений. Плюс тренеры в НХЛ очень много времени уделяют тактике при игре в обороне. Простора нет и бывает, что нужно просто не потерять шайбу, забросить её в зону, пытаться сохранить.

 В Херши есть знаменитая шоколадная фабрика. Запах шоколада в городе чувствуется?

– По утрам чувствовался, но я бы не сказал, что это приятный запах (смеётся).

 После этого уже, наверное, не хочется есть шоколад?

– Нет, я любитель шоколада, меня это не останавливало. Шоколад в принципе одинаковый – что в США, что в России.

 В Херши не было скучно? Маленький город, всего 15 тысяч жителей...

– Я бы не сказал, что это серый город. У нас была отличная молодая команда, общались семьями, с командой. Иногда с женой пересматриваем фотографии тех времён и скучаем по нашей компании.

 Насколько тяжело было уезжать в Северную Америку и адаптироваться там?

– Самое трудное – выучить язык. Очень тяжело, когда не понимаешь, что говорят вокруг. Когда подучил язык, стало легче. В Херши со мной играл Дима Орлов, мы жили вместе, нам было комфортно.

 Некоторые критикуют Шипачёва, который поехал за океан совсем не зная языка...

– Многие ребята не знают языка, учат по ходу. Кому-то это не нужно, я не вправе осуждать Шипачёва, потому что то, что случилось с ним, произошло не только из-за незнания языка. Конечно, ему было тяжело, ни одного русского в команде – новая культура, яркий город.

«ЗНАЮ, ЧТО ОВЕЧКИН ОБЩАЕТСЯ С ПУТИНЫМ»

Фото: Сергей Елагин


 Вы вернулись в Россию только в этом году. Что останавливало раньше?

– Наверное, то, что «Вашингтон» был заинтересован во мне, дал мне односторонний контракт на два года. Если бы его не было, то приехал бы раньше.

 Если бы вам снова дали двусторонний контракт, поехали бы обратно?

– Нет, после прошлого сезона я понял, что пора что-то менять.

 Когда начались переговоры с российскими клубами?

– По приезду в Россию, конец мая – начало июня. До этого я был не вправе вести переговоры.

 Права на вас принадлежали «Динамо», но были слухи об интересе «Салавата Юлаева»...

– Конкретного разговора с ними не было. Знаю только, что мои права были у «Динамо».

 В какой-то момент вам вообще запретили тренироваться с каким-либо клубом...

– Не знаю, может быть, это была ошибка. Катался со знакомыми ребятами в Москве – с Орловым, Толчинским, Марченко.

– Вы не попали в состав сборной России на Кубок Карьяла. Как восприняли это?

– Нормально. Есть над чем работать, никаких обид нет.

 Готовы к тому, что не поедете на Олимпиаду?

– Да, готов.

 Это было фактором для возвращения домой?

– Нет. Я знал, что из-за одного имени меня никто не возьмёт, мне надо доказывать своей игрой и приносить результат команде.

– Александр Овечкин – самый известный российский хоккеист. Какой он в жизни?

– Хороший, весёлый. Я познакомился с ним ещё в «Динамо». Когда я только приехал в «Вашингтон», он мне очень помогал – я тогда ещё не очень хорошо знал английский.

 Многие считают, что Овечкин – игрок одной точки, забивает из левого круга вбрасывания...

– Он забивает свои голы, делает свою работу – многие так не умеют бросать с этой точки, может быть, поэтому так его называют. Он очень предан своей команде и делает всё для побед.

 Недавно стало известно ,что он организовал движение Putin Team...

– Да, я толком не знаю, что это, но знаю, что они с президентом общаются.

 Готовы примкнуть?

– Нет, я в политику не влезаю, ничего в ней не понимаю.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Станислав ГАЛИЕВ
Амплуа:
нападающий
Дата рождения: 17 января 1992 года
Место рождения: Москва
Карьера: «Индиана» (главная юниорская лига США) – 2008/09; «Сент-Джон» (главная юниорская лига Квебека) – 2009 - 2012; «Рединг» (Лига Восточного побережья) – 2012 - 2014); «Херши» (АХЛ) – 2012 - 2017; «Вашингтон» (НХЛ) – 2014/15, 2015/16. С 2017 года в «Ак Барсе».
Достижения: обладатель Мемориального кубка (2010), победитель юниорской лиги Квебека (2011, 2012).
В НХЛ сыграл 26 матчей, набрал 4 (1+3) очка при показателе полезности +3.
В КХЛ сыграл 26 матчей, набрал 10 (4+6) очков при показателе полезности +11.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть