Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Кирилл Кореньков: «У вратаря, который играет красиво, нет будущего»

Бывший тренер вратарей «Салавата Юлаева» и СКА Кирилл Кореньков провёл трёхдневный сбор в Казани по приглашению «Академии хоккея «Ак Барс». Работая с воспитанниками местных ДЮСШ, специалист делился опытом с тренерами вратарей из детских команд Татарстана. В интервью «БИЗНЕС Online» Кореньков рассказал, на чём нужно делать акцент в воспитании молодых вратарей, вспомнил работу под руководством легендарного Николая Пучкова и отметил современные тенденции игры в воротах.

Кирилл Кореньков / Фото: Ирина Ерохина


«ПУЧКОВ ЗАСТАВЛЯЛ НАС ТАНЦЕВАТЬ «КАЗАЧКА» НА НЕВСКОМ ПРОСПЕКТЕ»

– Когда вы были ребёнком, что в первую очередь развивали в вас тренеры?

– В моё время важную роль играл двор, дети приходили в хоккей позже, чем сейчас – лет в 11-12. Теперь дети начинают тренироваться в хоккейной школе с шести-семи лет. А мне в 5-6 лет бабушка голы забивала, потому что я хотел играть в воротах, потом с ребятами во дворе был, а затем уже со старшими возрастами играл в турнире «Золотая шайба», дорос до детской команды СКА. Меня два года туда не брали, потому что плохо катался, но я старался, работал над собой и попал в команду.

 Когда нужно проводить первый отбор детей?

– Я считаю, что до 13-14 лет дети должны заниматься хоккеем и любым видом спорта, кроме гимнастики, плавания и других видов, в которых в 15 лет уже можно стать олимпийским чемпионом. В игровых видах спорта нужно держать ребёнка как можно дольше, потому что это элементарно вопрос его физического развития. Чем больше ребёнок будет в спорте, тем лучше для здоровья.

 Как оценить способности ребёнка и понять, склонен ли он к хоккею или другому виду спорта?

– Сейчас говорят, что это можно по генам определить, но я с трудом в это верю. Могут быть критерии в отборе: ребёнок может быть быстрее ровесников, более координированным, ловким, но в детстве все качества взаимозаменяемые. Можно воспитывать ребёнка в одном русле, а в итоге он проявится в совершенно другом виде спорта и станет не хоккеистом, а теннисистом, например.

– Над какими компонентами при работе с вратарями следует обращать внимание?

– Уже доказано научно, что реакция практически не развивается, это данный природой талант, поэтому нет никакого смысла над ней работать. Вратарь должен быть очень сконцентрированным, внимательным, целеустремлённым. Вратарь должен быть очень умным парнем, хорошо учиться в школе, потому что умственное развитие здорово влияет на качество игры. Плюс нужно давать время – на моей памяти было много ребят, на которых никто не ставил, но они выросли в неплохих хоккеистов.

 Например?

– Андрей Гаврилов. Никто не знал, что он может очень хорошо играть, потому что он долго находился в молодёжных командах, за спиной других ребят. Из тех, кто играл в сборных по 1987 году рождения, немногие состоялись в профессиональном хоккее. Есть факт долгого развития: если парень растёт немного заторможенно, это не значит, что он не станет профессиональным хоккеистом.

– Как вы попали к Николаю Пучкову?

– Когда Николай Георгиевич стал государственным тренером СССР, он приходил в нашу школу и занимался с вратарями 1966, 1967, 1968 года рождения: Евгением Белошейкиным, Валерием Немцевым и мной. Два года он работал с нами по три-четыре раза в неделю на маленьком катке на Фонтанке. Как человек, конечно, он мне очень нравился: умный, вдумчивый, правдивый. Он постоянно моделировал нестандартные ситуации для нас, иногда принимал решения, которые иногда повергали нас в шоковое состояние, постоянно нас удивлял.

Расскажите.

– Все, кто раньше играл в хоккей, старались заниматься и другими видами спорта – футболом, теннисом, волейболом, баскетболом. Мы однажды проводили тренировку на футбольном поле, Пучкову было уже 70 лет, он в какой-то момент разозлился, встал в ворота и говорит: «Ребят, ну кто ж так играет? Бейте!» Прыгнул и поймал мяч, который я бы сам не достал. Вызывали врача потом, правда.

А что за нестандартные ситуации?

– Было у него и такое задание – станцевать «Казачка» на Невском проспекте. Суть в том, что вратарь постоянно должен думать, как будет играть, отрабатывать любой эпизод в голове. Вот идёшь по улице, видишь, что листочек падает – старайся его поймать, будь всегда вратарём. Ещё за физической нагрузкой всегда следил. На Спартакиаде народов СССР мы жили в гостинице на 15-м этаже, так Николай Геннадьевич ловил меня внизу у лифта и заставлял подниматься пешком.

 Что делало его таким особенным?

– Его игру я практически не видел, только кадры каких-то хроник. Но если это был первый вратарь, которому поставили памятник при жизни, то я думаю, что это был один из самых достойнейших людей в нашем хоккее. Пучков поглощал любую информацию, любил разговаривать с людьми, впитывал знания, как губка и был всесторонне развит, начиная от культуры и искусства, заканчивая хоккеем.

 Он приводил вам кого-то в пример?

– У меня не было кумира, но мы росли вместе с Белошейкиным, который был на два года меня старше. В основном я смотрел на него, это был ориентир.

 Если бы вы были сейчас молодым вратарём, кто бы был вашим примером?

– Две противоположности, которые играют в разной манере, но очень здорово – Кэри Прайс и Джонатан Куик. Сейчас появился ещё один интересный вратарь – Мэтт Мюррей. В НХЛ уровень вратарей очень высокий.

«ВРАТАРЬ ДОЛЖЕН УМЕТЬ ПОДСТАВЛЯТЬСЯ ПОД ШАЙБУ»

Фото: Ирина Ерохина


 Возможно ли поставить на поток воспитание вратарей высокого класса?

– Это комплексная проблема в образовательном плане, нужно определиться, что мы хотим. Необходим контингент людей, которые будут заинтересованы в этом и будут работать в одном направлении. У нас элементарно во многих хоккейных школах любого уровня не введена должность «тренер вратарей». Значит, нужно организоваться самим, поставить планку и идти к общей цели. Мы и так уже отстаём, это очевидно, потому что много легионеров-вратарей в КХЛ и не так много российских вратарей в НХЛ. Забивать «дырки» за счёт объёма занимающихся – это неправильно, выхлоп в конечном продукте получается маленький.

 За счёт изнурительных тренировок можно стать вратарём высокого класса или необходим талант?

– Чтобы стать гениальным вратарём, однозначно нужен талант, человеку среднего уровня этого тяжело добиться. То, что дано, уже не поменяешь, если ты родился с этим даром, его можно только погубить. Есть хорошая фраза: «Талант – это дар, который нужно каждый день отрабатывать». Поэтому трудолюбие необходимо.

– Можно ли по ребёнку в 12-13 лет определить, есть ли у него талант?

– Это очень тяжело. Можно сказать, что это неплохой вратарь на данный момент, но даже сказать, что из него получится игрок определённого амплуа, невозможно. Потому что есть ребята позднего развития, есть много случаев, когда ребёнок прогрессирует очень быстро, а потом останавливается в своём росте. Следует учитывать и пубертатный период – в половозрелом состоянии ребёнок уже по-другому работает, всё воспринимает как взрослый парень. Люди, которые в юном возрасте на втором плане, легко могут стать лидерами в будущем.

– Какая школа вратарей сейчас сильнейшая в мире?

– Скандинавская и канадская. Там всё делается очень умно и своевременно, все новинки приходят оттуда. Было время прорыва именно шведской и финской школы вратарей, появилась игра в стиле «баттерфляй». Постепенно он стал устаревать, ему на смену пришла игра в «гибриде», потому что все поняли, что полевые научились много бросать верхом, и эти шайбы тоже нужно забирать. Уровень хоккеистов растёт, экипировка меняется, сама игра тоже.

– Как должно распределяться игровое время в детской команде между вратарями?

– Я сторонник того, чтобы все вратари развивались одинаково. Можно наступить на самолюбие более успешного или просто разделить количество игр между воспитанниками, чтобы тот, что посильнее, и играл с более сильными соперниками. У нас по-прежнему всё сваливается к результату, хотя в определенное время требуются какие-то показатели, цифры никто не отменяет. Но я лично считаю, что и вратари, и полевые игроки должны получать одинаковое игровое время.

 Возможно, недостаточная практика на детском уровне и мешает появлению звёзд?

– Если нет общей образовательной программы, ничего не поможет. Самоучки появляются гораздо реже, чем люди, которых профессионально подготовили в нужной среде. 

 Можете описать свою вратарскую философию? Чего вы ждёте от игроков?

– Сейчас вратарь должен уметь подставляться под шайбу, играть корпусом, потому что человеческой реакции сейчас просто не хватает. Не стоит на месте развитие формы, клюшек, качества льда. Я знаю, что молодые вратари смотрят хайлайты матчей НХЛ, видят суперсэйвы Сергея Бобровского или Андрея Василевского, а потом пытаются их повторить в играх и тренировках. Это не очень хорошо, потому что у профессионалов это единичный случай за 10 игр, и применяется в критических, безысходных ситуациях, а основная их работа – останавливать шайбу спокойно. Сейчас играть эффектно невозможно, поэтому вратарь, который стремится играть красиво, не имеет будущего. И ещё многое зависит от того, насколько вратарь тактически готов так же, как и полевые хоккеисты. Нужно понимать систему игры команды на пятаке, в углах. Плюс вратарь должен быть морально сильным, иначе играть очень тяжело, даже если физически ты готов на 200 процентов.

 Как вы считаете, каких игроков должна воспитывать Академия?

– В первую очередь, нужно растить самостоятельных вратарей, которые будут заниматься самоподготовкой. Когда тренер работает с игроком, он должен видеть от него отдачу и прогресс. Но конкретного рецепта быть не может, вратарь – сугубо индивидуальная позиция, просто нужно готовить профессионалов и в тренировочном, и в бытовом плане.

«СКРИВЕНС УЖЕ ВОСЕМЬ ГОЛЕВЫХ ПЕРЕДАЧ В СВОИ ВОРОТА СДЕЛАЛ»

Бен Скривенс / Фото: Светлана Садыкова


 У Сергея Гимаева была любимая присказка: «Вратарь одного броска». И он так часто говорил про Никласа Сведберга. Насколько справедлива такая формулировка?

– Я и раньше считал, и сейчас уверен, что Сведберг был одним из сильнейших вратарей в КХЛ. Может быть, какая-то психологическая травма у него по ходу сезона случилась, но мы не будем это обсуждать. Я лично не считаю Сведберга вратарём одного броска. Если вратарь будет в тренировочном процессе в бросковой, технико-тактической части доигрывать шайбу до конца и держать её под контролем, то он сможет успевать на любое добивание. В большинстве случаев ты всё равно прогнозируешь сторону отскока.

 Не пожалели, что выбрали Сведберга в качестве основного вратаря «Салавата» в своё время?

– Нет, не пожалел, что сейчас оправдывается выбором Скривенса. Все кричали, что это супервратарь, что будет тащить команду в одиночку, а в итоге что видим? Он восемь голевых передач сделал в свои ворота. Одинаковых вратарей быть не может, индивидуальная составляющая – очень большой фактор. Но в плей-офф Сведберг был одним из лучших, серию с «Ак Барсом» отыграл более чем достойно. Даже не могу вспомнить гол, за который ему можно было предъявить какие-то претензии.

Поначалу в «Салавате» не было взаимопонимания между вратарём и защитниками, пришло несколько новых ребят. Нам часто забивали при выходах два в одного, потому что с новичками не могли разобраться, кто отвечает за дальнего нападающего. Так же было и при игре в меньшинстве, но со временем удалось исправить ошибки. Мы объяснили защитникам, что их первая задача – остановить шайбу, не дать ей пролететь дальше. А если уж она пролетела, то это задача вратаря или другого защитника. Прошла шайба тебе за спину – переключайся на того, кого видишь, а не отбирай её у вратаря.

 У Сведберга ведь тоже были ошибки, связанные с игрой клюшкой, тоже передачи отдавал.

– Большая проблема в том, что многие игроки в наших командах не готовы к тому, чтобы вратарь играл клюшкой. Элементарная ситуация: голкипер выходит за ворота останавливать шайбу, а защитник бежит с нападающим соперника к тебе, хотя должен ехать в противоположную сторону. Когда удалось перестроить игроков обороны, проблем уже не возникало.

 Не легче ли запретить вратарям выходить из ворот?

– Много команд играют через вброс шайбы в зону, и если их соперник будет постоянно успевать к шайбе первым, возникнут серьёзные проблемы. Нужно выходить и останавливать шайбу. Но при этом вратарь должен быть уверен на сто процентов, что он будет делать дальше, когда шайбы окажется в крюке, иначе риск слишком большой. Некоторые вратари выходят, а потом уже поднимают голову и думают, что делать.

 Можно ли сравнить игру Скривенса и Сведберга?

– Совершенно разноплановые вратари. Никлас – очень профессиональный хоккеист, с более цельным походом. Скривенс – немного другого склада, он немножко взбалмошный, бесшабашный что ли, рубаха-парень, везде он должен быть первым. Не могу дать ему полную оценку, потому что я не в команде, но первое впечатление именно такое.

 В этом году в «Салават» пришёл Андрей Кареев, который проиграл все девять матчей в сезоне. В чём его проблема?

– Понимаете, Кареев играл в «Кузне», которая не ставила перед собой никаких турнирных задач. Он там ловил 50 бросков из 53 и, конечно, его там восхваляли. Но когда выходишь в команде, которая борется за медали, когда каждая игра давит на тебя, это совершенно другая ситуация в психологическом плане. Ему нужен определённый толчок, стимул, можно попробовать поставить его на игру, в которой «Салават» победит с вероятностью сто процентов. А выпускать его на сильных соперников сейчас смысла нет, будет ещё одно поражение.

 На ваш взгляд, Кареев переоценён или ему пока рано играть в таком клубе?

– В таком возрасте он должен спокойно играть в КХЛ. Но получилось так, он оказался не готов к такой психологической нагрузке, к стрессу большого клуба. В такой обстановке после поражений начинается давление и в СМИ, и среди болельщиков, это всё растёт как снежный ком. И сейчас, когда Кареев выходит, заметно, что он не уверен в себе на 200 процентов.

 Вас не удивило, что его в сборную вызвали?

– Честно говоря, очень удивило. Потому что есть и более достойные кандидаты, человек пять-семь.

 Например?

– Тот же самый Гарипов, с младшим братом которого я работал здесь, в Академии. Он играет стабильно, на определённом уровне, он основной вратарь своей команды с хорошей статистикой. Можно назвать ещё пару вратарей такого же возраста.

«НА ОЛИМПИАДУ Я БЫ ПОСТАВИЛ СОРОКИНА»

Илья Сорокин / Фото: Айрат Сайфутдинов


 Говорят, что вратарь – это полкоманды. Ничего не изменилось в настоящее время? Прайс и Лундквист в этом сезоне показывают, как вратари зависимы от игры своих команд.

– Я считаю, что значение роли вратаря наоборот увеличилось во много раз. Обычно вратаря берут под команду: если команда играет в атакующем стиле, то вратарь должен быть одного плана, и ожидания должны быть другими. У Петра Воробьёва и Геннадия Цыгурова в Тольятти вратари всегда были лучшими, не пропускали почти, но ведь от этого проигрывает хоккей, теряется зрелищность. Играть при счёте 1:0 с пустыми трибунами никакого смысла нет. Может быть, хоккей и упростился в плане принятия решений, но есть много игроков, которые вызывают восхищение, которые могут сделать результат.

– Когда команда каждый матч гарантированно забрасывает по три-четыре шайбы, вратарю эмоционально проще.

– Согласен, можно привести пример того же «Торонто», которое забивает по семь-восемь голов. Вратарь, как звено в команде, должен строить сам свою игру на фоне коллектива, потому что от его выступления тоже зависит результат. И если вратарь играет хорошо, команда начинает играть уверенно.

 Кто сильнейший российский вратарь прямо сейчас?

– Сейчас выделяется Игорь Шестёркин, но с таким гандикапом, как в СКА, можешь быть уверен в результате команды и играть спокойно.

 У Петербурга и в ВХЛ сейчас есть два вратаря, пропускающих меньше шайбы за игру.

– Да, но там обратная ситуация. В «Динамо» и «СКА-Неве» прежде всего система игры в обороне такая, что вратари не пропускают. Последний раз, когда я посетил матч «СКА-Нева» – «Динамо», счёт был 0:0 всю игру, а потом пробили по 12 буллитов. По первым трём минутам можно было сказать, что можно приходить к концу овертайма.

 Сорокин или Шестёркин будет основным вратарём в сборной на Олимпиаде?

– Не знаю.

– А вы бы кого поставили?

– Я работал с Шестёркиным, но поставил бы Сорокина, у него побольше опыта. 

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть