Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

«Этих пижонов мы сегодня обыграем». 20 лет финалу Нагано-98

Сегодня исполняется ровно 20 лет финалу лучшего для России хоккейного турнира на Олимпиадах. О том, как показывали матч по телевидению, почему Билялетдинов ждал анекдоты от Третьяка, что бы изменил главный тренер той сборной перед финалом сейчас и другие байки – в материале спортивной редакции «БИЗНЕС Online».

ПЕРВЫЙ КАНАЛ ПОКАЗЫВАЛ ФИНАЛ В ЗАПИСИ


Это было воскресное утро. В большинстве семей по всей стране работали телевизоры, люди смотрели ОРТ, как тогда назывался ныне Первый канал. Показывали хоккей. В дверь вдруг раздался звонок – пришёл Пашка с четвёртого подъезда, с клюшкой в руках. На удивление мамы, открывшей ему дверь, он отреагировал убийственной фразой, которая и спустя 20 лет звенит в ушах: «А чё там смотреть, наши продули 0:1». У 12-летнего пацана, выглянувшего из-за маминой спины из глаз брызнули слёзы. Папа, хмурившийся у телевизора всё понял в момент: «Проиграли?». Подросток убежал в свою комнату. 

Можно набрать несколько тысяч похожих историй из февраля 1998. Горевала вся страна. 

22 февраля 1998 года главное телевидение страны показывало олимпийский финал по хоккею в записи. Он завершился несколькими часами ранее, и те, у кого было кабельное ТВ, смотрели прямой эфир. Остальные – в записи. И все помнят главный момент тех Игр.

Шла середина третьего периода. Вбрасывание в зоне сборной России. Павел Патера переиграл на точке Алексея Яшина, Либор Прохазка отбросил шайбу на защитника. Петр Свобода обработал её, потом замахнулся и бросил так, что лишил огромную страну золотых медалей. Медалей, которые Россия заслуживала как никогда – со времен распада СССР до нынешних.


«НИКОГДА НЕ ДУМАЛ, ЧТО БУРЕ БУДЕТ ТАКИМ ВЕЛИКОЛЕПНЫМ КАПИТАНОМ»

Команду Владимира Юрзинова тогда в прессе называли не иначе как «Сборная братьев». Не столько потому, что там играли братья Буре и братья Мироновы, сколько потому, что команда была такой – сплочённой, дружной.

– У меня были хорошие помощники, – вспоминает Юрзинов-старший. – Это ребята, которые работали со мной в «Динамо» – Воробьёв, Билялетдинов, тренер вратарей Третьяк. Генеральным менеджером был Касатонов. Ещё меня привлекал Юрий Ляпкин. У нас была очень хорошая и опытная тренерская команда. Мы в сборной работали и разговаривали по пятёркам: я – с одной, Петя [ Воробьёв ] – с другой, Билялетдинов – с третьей, Касатонов – с четвёртой и так далее. В этой сборной была обстановка доверия. Суметь сплотиться в той ситуации это было самое главное. 

Павел Буре в матче с Финляндией (7:4) / Фото: Mark Sandten, Getty Images


Главный тренер той команды был для своих подопечных как отец. Даже с Павлом Буре – суперзвездой конца 90-х – он  нашёл общий язык, хотя до Игр казалось, что ничего с этой затеей не выйдет.

– Я никогда не думал, что Паша будет таким великолепным капитаном, – поясняет Юрзинов. – Для меня это было настолько неожиданно… Я был потрясён тем, каким он на самом деле оказался человеком.

– На Олимпиаде в Нагано у нас была дружная команда, – добавляет Павел. – Все были в одной лодке и хотели сделать всё возможное для того, чтобы хорошо выступить. 

– Я очень благодарен своим помощникам в Нагано, которые были очень преданы и работали квалифицированно, – продолжает Юрзинов. – Владик Третьяк жил с туристами, а не в олимпийской деревне. И Билялетдинов всё время ждал с открытым ртом, что сейчас придёт Владик и расскажет новые анекдоты, которые ему туристы поведали. Но на самом деле мы все этого ждали. 

«Не говорите мне о нём, иначе будут сниться кошмары». 20 лет суперпокеру Павла Буре на Олимпиаде

ЮРЗИНОВ МОГ НЕ ПОЕХАТЬ В НАГАНО

Сборная России в Нагано-98 / Фото: Brian Bahr, Getty Images


Чтобы собрать такую команду, федерации хоккея России пришлось пройти через многие трудности. Играть за сборную тогда казалось делом неблагодарным – в случае поражений игроков поливали грязью и пресса, и болельщики. Проходить через это хоккеистам не хотелось, хотя кто-то отказывался из-за других соображений.

Вячеслав Фетисов, Игорь Ларионов, Александр Могильный, Владимир Малахов, Николай Хабибулин, Сергей Зубов, Вячеслав Козлов – список тех звёзд, кто мог бы усилить ту команду, но не усилили. До сих пор в кулуарах ходят рассказы о том, как от Александра Стеблина и Юрзинова убегали игроки после матчей НХЛ – через чёрный ход, глубоко пряча голову в капюшон. По началу отказывался и сам Юрзинов, но его убедили.

– Я работал в то время Финляндии, – рассказывает тренер. – Мне позвонил Стеблин, как руководитель федерации и говорит: «Давай, приезжай». Я отказался. А потом уже мой друг Володя Ефремов: «Там же твои ребята. Там сложная ситуация. Давай…»

– Отказалась целая россыпь звёзд...

– Давайте откровенно, я не всех из них приглашал. Я приглашал своих молодых, кого знал, динамовских ребят. Там еще были травмы у Ковалёва, Юшкевича. Эту ситуацию вообще лучше не вспоминать. 

– Но Хабибулина приглашали? 

– Да. Ко мне подошли и сказали: «Он с вами не хочет общаться», а Хабибулин убежал, через другой выход выскочил. Это было время, когда от сборной некоторые бежали как от чумы. Страшное время.

– Фёдоров не хотел ехать. Почему согласился?

– Серёжа попал на Олимпийские игры случайно. Я его изначально приглашал в сборную, говорил ему: «Сереженька, давай, мой дорогой». Я его хорошо знал, мы с ним находились в хороших отношениях… Отвечает: «Владимир Владимирович, я тут сейчас бастую. Не поеду». Через три-четыре недели получает травму Лёша Ковалёв. Почти сразу раздаётся звонок от Фёдорова: «Владимир Владимирович, я готов приехать». Я бы взял своего Игоря Королёва. Но когда мы посовещались, остановились на Фёдорове. Он блестяще влился и сыграл на Олимпиаде.

Серебряные призёры Нагано-1998. Где они сейчас?

Сергей Фёдоров / Фото: Doug Pensinger, Getty Images


«МЕНЯ РУГАЛИ: «ТЫ НЕ ПАТРИОТ»

– После сезона в НХЛ я часто был, как выжатый лимон, – объясняет один из «отказников» Владимир Малахов. – И когда меня приглашали играть за сборную, то я думал, что ехать отбывать номер на чемпионате мира в таком состоянии, неправильно. Лучше было просто отказаться. Меня ругали: «Ты не патриот». И всё в таком духе. Но смысл приезжать на ватных ногах и отбывать номер? Несколько раз мне доставалось за то, что я отказывался приезжать в сборную. Но я не хотел понижать уровень своей игры, не видел в этом смысла. 

Малахов тогда объяснял причину отказа от поездки в Нагано плохими отношениями с федерацией.

– У меня остались очень тяжелые воспоминания об обстановке вокруг сборной на Кубке мира, после которого меня сделали одним из козлов отпущения за произошедшую неудачу. В прессе я тогда был назван предводителем недовольных, забывшим о хоккее и о чести Родины. А всё потому, что я, привыкший за несколько лет в Америке к энхаэловским нормам взаимоотношений, в лицо говорил людям из федерации, какие вещи они с нами делают. Мне этого не простили.

– Вы именно по этой причине не приезжали в сборную шесть лет подряд? 

– Нет, там были свои причины. Я перестал ездить в сборную в 1995 году. До этого я только один раз отказывался от вызова из-за сильной усталости. 

«ПОЛУФИНАЛ С ФИНЛЯНДИЕЙ ОКАЗАЛСЯ СЛОЖНЕЕ ФИНАЛА»

Михаил Шталенков / Фото: Al Bello, Getty Images


В отсутствие Хабибуллина основным вратарём стал Михаил Шталенков. На Игры в Нагано он приехал в качестве вратаря «Анахайма» и статусе олимпийского чемпиона Альбервилля-92.

– Для вас стало неожиданностью то, что вы оказались основным вратарём на турнире? 

– Не стало. Мы же тогда прилетели из НХЛ: и я, и Андрей Трефилов. Наверное, каждый из нас надеялся, что будет играть. Но, думаю, у меня в тот момент было небольшое преимущество перед Андреем. Мы не были первыми номерами в своих командах, но, насколько я помню, к тому моменту у меня было больше игровой практики. 

– Какой матч на турнире был сложнее – полуфинальный с финнами или финал с чехами?

– Полуфинальный матч для меня было чисто психологически сложнее играть. В финале уже терять нечего, мы в решающей встрече, уже не можем вылететь. Вдобавок Финляндия для нашей команды была сложным соперником во все времена. Да и в том матче могло не случиться пять шайб Буре, произойти всё что угодно. 

– Почему после голевой феерии с Финляндией наша команда не смогла забить чехам в финале? 

– Отчасти из-за игры Гашека. При этом, я бы не сказал, что в том матче мы создали десять голевых моментов и их не реализовали. Такого не было. Игра просто получилась очень осторожной, но чехи часто на турнире действовали в таком ключе, много играли на контратаках, ждали ошибок. А нам не удалось преодолеть их оборону. Может быть, силёнок у нашей команды не хватило. Не помню, чтобы мы имели какое-то превосходство. Но я ни разу не пересматривал матчи Олимпиады. Мне достаточно иногда смотреть отрывки с тех игр по телевидению. 

КАК БУРЕ ГАШЕКУ ЗАБИЛ

Капитан той сборной Павел Буре забросил девять шайб в шести играх, установив снайперский рекорд Олимпиад. Павел «Русская Ракета» Буре – одна из самых ярких звёзд того поколения – в 1998 был на пике своей карьеры, а матч против сборной Финляндии в полуфинале оказался хрестоматийным. Пять шайб при победе со счётом 7:4 – эталон снайперского искусства.

– Тогда были непростые времена, в том числе и в стране, – рассказывает Буре. – В федерации были разногласия. Зато те ребята, которые приехали на Игры, по-настоящему хотели там находиться. Та сборная была одна из лучших команд, за которые я когда-либо играл. 

– На том турнире вы забросили девять шайб, но так и не забили Гашеку...

– Зато у меня брат забил, когда мы их обыграли 2:1. Так что Буре ему забил. 

– В день полуфинала у Паши пошла игра, и, конечно, финны надломились, – вспоминает Алексей Яшин. – Буре здорово сыграл, конечно, не стоит забывать о команде. Но то, что он их реализовал, говорит о том, что он – величайший мастер. Он реализовал все моменты в матче, что доказывает его величие. Очень рад, что мне с ним удалось поиграть в одной команде.

– Павел не забил Гашеку? – переспрашивает Шталенков. – У нас не было столько возможностей в финале по сравнению с тем, сколько нам предоставили финны. Чехи более надёжно играли с нами. Если у Буре было бы в финале хотя бы 2 - 3 голевых момента, то, уверен, что хотя бы один из них он смог бы использовать.

«НА ПРОТЯЖЕНИИ ДЕСЯТИ ЛЕТ НЕ ХОТЕЛОСЬ СМОТРЕТЬ ТОТ МАТЧ С ЧЕХАМИ»

Сборная России после финала с Чехией (0:1) / Фото: Mark Sandten, Getty Images


Финал с чехами – один из ключевых матчей и самых запоминающихся в истории с участием сборной России. К сожалению для миллионов россиян, Доминик Гашек почти в одиночку переиграл тогда сильнейшую российскую команду современности.

– Я зря тогда собрал сборную в олимпийской деревне перед матчем с Чехией, – рассказывает Юрзинов. – Я вышел на тренировку, а Иван Глинка появился с кофе, мы поприветствовали друг друга, а потом я спросил: «Иван, а где команда то?». Отвечает: «Да, сейчас выйдет». И я смотрю выходят: Ягр в шортах и в коньках, потом ещё парочка хоккеистов, кто в чём. То есть, чешская команда вышла на раскатку по желанию. Подумал: «Ну, вот этих пижонов мы сегодня обыграем». Не удалось. 

– Нам чуть-чуть не хватило, но даже спустя 20 лет я горжусь этой медалью, – говорит Алексей Морозов. – Это моя единственная олимпийская награда, хоть и серебряная. Было очень приятно в той команде играть, я был самым молодым игроком в сборной, и в первый раз поработал с Владимиром Владимировичем Юрзиновым.

– Финальный матч хоть раз пересматривали?

– У меня была нарезка интересных моментов с Олимпиады, я её смотрел. А полностью ни одного матча не видел после Игр. Потом где-то на протяжении десяти лет не хотелось смотреть этот матч с чехами, ещё оставался осадок от поражения. 

Петр Свобода (слева) и Павел Патера / Фото: Al Bello, Getty Images


– Бросок Свободы вам не снится?
– спрашиваем у Шталенкова.

– Не снится. Хоть и, конечно, мы все хотели только золота. Немножко обидно, что матч завершился с футбольным счётом, что не получилось Гашека размочить. А Свободе где-то повезло, шайба прошла сквозь несколько ног, по касательной задела конёк Коваленко и изменила направление, пролетев у меня над ухом. 

– Считаете его своей ошибкой? 

– Я не считаю его своей ошибкой. Бросок Свободы изначально ничего из себя не представлял, а в итоге шайба попала в не очень удачное место, уже было трудно среагировать. А игра могла закончиться в основное время 0:0, и это тоже было бы неудивительно. У нас был хороший шанс выиграть Олимпиаду. Всё было в наших руках. 

– Когда речь заходит о Нагано, какая ассоциация всплывает у вас первой? – вопрос Юрзинову-старшему.

– В памяти всплывает статья после Нагано, когда я был еле живой и много отдал этой Олимпиаде. Я уже не мог работать, тут же проиграл в Финляндии. Там была статья одного журналиста в «Московском комсомольце»: «Такая была команда, а вот тренер был не того уровня». Побыл бы он в моей ситуации…

Олимпийские игры. Финал
Россия – Чехия – 0:1 (0:0, 0:0, 0:1)
22 февраля. Нагано. Big Hat. 10 010 зрителей.
0:1 Свобода (Патера, Прохазка, 48:08).
Вратари: Шталенков – Гашек

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть