Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен

«Группу Этери Тутберидзе можно считать одним из составов сборной России»

С прошлого года в Поволжской академии спорта открылось отделение фигурного катания и 12 студенток в 2021 году могут стать первыми выпускницами вуза, профильно работающими в этом виде спорта. Преподаватель академии Ксения Иванова в интервью «БИЗНЕС Online» поделилась ожиданиями от предстоящего чемпионата мира, рассказала о желании вырастить чемпионку в провинции и поразмышляла над тем, что нужно татарстанскому фигурному катанию, чтобы догнать и обогнать Москву и Питер.

 «СЕЙЧАС ДЕСЯТИЛЕТНИЕ ДЕТИШКИ ГОТОВЫ ПРЫГАТЬ ТРОЙНЫЕ ПРЫЖКИ»

– Ксения Семеновна, только что завершился юниорский чемпионат мира, вызвавший больший интерес, по сравнению со стартами прошлых лет. Какие ощущения он оставил у вас? 

– Круто, наши огромные молодцы. Выиграли все четыре золотые медали, завоевали девять наград в целом, установили историческое достижение стараниями Александры Трусовой, исполнившей два четверных прыжка в произвольной программе, чего не было даже у некоторых мужчин, занимавших места в итоговой десятке олимпийского турнира. Выступили наши в Софии просто здорово!   

– Чего нам ожидать от стартующего взрослого чемпионата мира?

– То, что наши девушки вне конкуренции, это факт. Мы общались на одном из занятий со студентками нашего отделения и пришли к единому выводу, что можно везти на соревнования любую из десятки сильнейших чемпионата России, и они финишируют в призёрах чемпионата мира. Также хорошо выглядят наши парники, включая воспитанницу казанской школы фигурного катания Евгению Тарасову, выступающую вместе с Владимиром Морозовым.       

Владимир Морозов и Евгения Тарасова


– Вспомнив Тарасову, вы затронули тему местных воспитанников. Насколько мы сейчас конкурентоспособны на уровне остальной России?

– Я считаю, что у нас сейчас сильный уровень. Правда, это касается исключительно детского фигурного катания. Наши детишки конкурентны на первенстве России (зона Поволжья и Урала), попадая в число призёров зональных соревнований. Недавно мы общались с судьями одного из таких стартов, и они отметили, что победители первенства Татарстана готовы выигрывать  «Урал-Поволжье». У нас хватает спортсменов, которые уже сейчас стабильно исполняют тройные прыжки, правда, тут возникает вопрос: это однозначно хорошо? 

– Почему?

– Порой ранняя специализация, которая есть у нас и в фигурном катании, и в обоих видах гимнастики – спортивной и художественной – приводит к тому, что эти виды спорта становятся все более травматичными. Для сравнения: совсем еще недавно фигуристы в 10 лет прыгали двойной аксель и один тройной, и это было отличным уровнем подготовки. Сейчас десятилетние детишки исполняют все прыжки в три оборота. Если кто-то не может это исполнить, то на финале первенства России по младшему возрасту, а это именно 10 лет, тебе ничего не светит. И подчас получается, что в России детишки в 10-12 лет всё прыгают, потом растут, на них делаются ставки, как на перспективных, а уже в 14 лет они уходят из спорта из-за травм. Потом в фигурном катании практически все лучшие детишки уезжают в школы двух сильнейших центров России: Москву и Санкт-Петербург.

«УВЫ, СЕЙЧАС В КАЗАНИ НЕТ НИ ПАРНОГО КАТАНИЯ, НИ ТАНЦЕВ»

– Это же извечная проблема, еще со времен СССР...

– В принципе, да, только в прежние годы отъезд происходил позднее, в 15-17 лет, когда человек уже приближался к совершеннолетию. Сказывались трудности с проживанием, в том числе. Сейчас уезжают, едва перешагнув за 10-летний возраст. К примеру, после успешного выступления на Олимпиаде в Сочи в группу к ее тренеру Этери Тутберидзе съезжаются все, по сути, эту группу можно назвать юниорской сборной России. Отсюда и результат, хорошие тренеры, во главе с Сергеем Дудаковым и Даниилом Глейхенгаузом, проверенные методики для быстрого спортивного роста, огромная конкуренция. Это подстегивает внутреннюю мотивацию, поскольку, если кто-то не захочет работать, то его просто выгонят, желающих тренироваться там огромная очередь. Это не так, как у нас в регионах, когда число перспективных ограничено, оттого по отношению к ним складываются совсем другие отношения.

– Но всё сказанное по отношению к группе Тутберидзе, касается, прежде всего, девочек...

– Там и группа мальчиков растет, дай Бог каждому. Только что мой ученик туда уехал - Максимильян Ермолин, есть еще несколько совсем юных мальчиков, выполняющих тройные прыжки на соревнованиях, которые перешли от других тренеров, я имею в виду только пополнение последнего времени. Повторюсь, это не просто группа «Самбо 70» под руководством Тутберидзе, это прообраз юниорской сборной среди одиночников. Будь у кого-то по России подобная конкуренция среди тренирующейся группы, то можно было бы претендовать и на достижение результатов, которые сейчас показывают воспитанники Этери Георгиевны. Помимо Ермолина, сейчас в Питер, в группу к знаменитому профессору фигурного катания Алексея Мишина, уехал наш Глеб Лутфуллин. В остальном у нас есть все условия для совершенствования: лёд, детишки, которые хотят заниматься…

– У нас происходит постоянный отток лучших воспитанников?

– Смотря какие дисциплины фигурного катания брать. Допустим, парное катание, наиболее яркими примерами в котором выступают Тарасова и юниор Илья Спиридонов. У нас недавно уезжали на просмотр Артём Бутаев и Илья Иванов, которые сейчас вернулись. Тут вопросов не должно возникать, увы, пока в Казани нет парного катания. Поэтому, если тренер видит у своего ученика перспективы роста именно в парном катании, то он сам заинтересован передать его туда, где эта дисциплина уже развита. Я сама мечтала всю жизнь о карьере парницы, но, увы, не могла реализовать свою месту, живя в Казани. Поэтому нынешним воспитанникам ищут варианты в парном, это логично. Тем более, что отсюда уезжают с умением выполнять тройные прыжки. 

– А почему у нас нет парного катания?

– По нескольким причинам. Одна из них - нет тренеров. Последним, кто занимался этой дисциплиной, был Вячеслав Николаевич Павлов, ушедший на заслуженный отдых.

В принципе, если размышлять об отсутствии и парного катания и танцев в Казани, то, возможно, повлияло и большое количество хоккейных школ, на нашу долю остается совсем уж немного мальчиков. Потом сами условия тренировок таковы, что на льду нельзя находиться большому количеству пар, чтобы они друг другу не мешали. В отношении одиночников нет таких серьезных ограничений. Поэтому во время, когда в Казани совсем уже не было льда, закрыли и парное катание, и танцы, чем, невольно, поспособствовали созданию синхронного катания. Сейчас же у девочек есть выход в продолжении карьеры, если она не сложилась в одиночном катании, в переходе в синхронное.

Ксения Иванова и Анфиса Рябова


– Но времена меняются. Раньше был один дворец спорта в Казани, плюс «Юбилейный» в Альметьевске, потом прибавились Лениногорск и Нижнекамск. Сейчас по всей республике более 40 ледовых дворцов. Льда настолько много, что можно и шорт-трек, и кёрлинг развивать, помимо фигурного катания. А у нас только хоккей, во всех его проявлениях: профессиональный, детский, любительский, ветеранский…

– Скажу про фигурное катание, в котором попросту не хватает специалистов. Наш вид спорта, мы же обсудили это, исторически развивался в крупных городах, Москва, Питер, Казань. Теперь представьте, как уроженцы этих городов поедут в районы Татарстана? Я знаю только единицы. Дамира Пичугина уже два десятка лет работает в Альметьевске, да с недавнего времени Анна Романова трудится в Богатых Сабах, вернувшись в Татарстан из Саранска. И только у Романовой, насколько я знаю, условия для работы такие, что просто грех жаловаться. А касательно остальных регионов, кто может предложить условия для уроженцев больших городов, которые бы решили проблемы жилья, заработной платы? Вот и получается, что легче, по завершению карьеры, остаться в родном городе, или уехать в группы многочисленных шоу, я сама так сделала, закончив кататься.

«НЕОБХОДИМО РАЗРАБОТАТЬ ПРОГРАММУ ПО ПОДДЕРЖКЕ МОЛОДЫХ СПЕЦИАЛИСТОВ» 

– Что же делать? Для кого тогда готовятся, в том числе, ваши студенты, будущие тренеры?

– Может быть, надо создать некую республиканскую программу по поддержке молодых специалистов, о наличии подобных я читала в некоторых других видах спорта, например, в хоккее, лыжном спорте. Недавно мы общались с коллегами из Нижнего Новгорода, и там рассказали о действии программы молодых специалистов, согласно которой ее участники уезжали в районы области, получали там достойные зарплаты, служебное жилье, которое, по истечении десяти лет непрерывной работы, переходило в личную собственность. Чувствуете стимул? Потом, если углубляться в нюансы, надо помнить, что для полноценного существования группы по фигурному катанию, нужна целая тренерская бригада, включая хореографа, помощников тренера по скольжению, по ОФП, «удочник», другими словами, человек, который ставит прыжки на лонже. В процессе подготовки высококвалифицированного фигуриста работает бригада из пяти-шести человек. Кто в регионе решится на приглашение нескольких специалистов?

Один тренер по фигурному катанию в районе способен только отвечать за массовость, не выдавая «на гора» никакого результата, поскольку добиться его невозможно. В то же время, допустим, в хоккее два тренера способны обеспечивать массовость занятий, тренируя сразу несколько групп. Поэтому и у нас многие ДЮСШ работают на массовость, а это не уровень детско-юношеской специализированной школы, это уровень обычной секции, где не задумываются о том, чтобы добиться какого-то серьезного спортивного результата. И получается, что достижением высокого спортивного результата сейчас обеспокоены только в казанской РСДЮСШОР - единственной на весь Татарстан. И тут мы возвращаемся к тому, что у нас нет достаточного уровня конкуренции, как в группах Тутберидзе, Мишина, и так далее, куда, в частности, уезжают и самые перспективные наши детишки.

Потом есть нюанс в том, что в районе возможно появление одаренных фигуристов, но их родители не готовы отпускать таковых в Казань, а сами ехать за ними не могут. Известно же, что у юных спортсменов, переехавших в другой город, всегда есть пригляд из членов семьи, или, на худой конец, интернат. А у нас нет подобного интерната в Казани, что касается училища олимпийского резерва, то в него принимают в таком возрасте, в каком в фигурном катании уже считаются «ветеранами».  

– Провинциалы не могут выбиться в лидеры, не переехав в одну из двух столиц?

– Мне самой интересен ответ на этот вопрос. Понятно, что в регионах могут зажигать звездочки, как Юлия Липницкая в Екатеринбурге, Алина Загитова в Ижевске, Елизавета Туктамышева в Глазове, Евгения Тарасова в Казани, звезд парного катания, которое практикуют в Перми супруги Тюковы. Но можно ли выбиться в лидеры, не переезжая, допустим, из Казани, что мне крайне интересно, как уроженке этого города. Пока я уверена, что можно выиграть первенство среди детей младшего возраста, тренируясь и живя в Казани, как сделали это мы с Анфисой Рябовой. Два года назад она стала чемпионкой России до 10 лет. Но потом встаёт вопрос о конкуренции в группе, который мы уже несколько раз затрагивали. Потому что на каждой тренировке необходимо преодолевать себя, а не просто кататься, зная, что ты все равно сильнее окружающих. Тогда, хочешь - не хочешь, происходит естественное снижение требований к себе. В Москве есть конкуренция. Та же Александра Трусова сейчас первой в мире исполнила четверной прыжок. А год назад Анфиса обгоняла ее по итогам произвольной программы. Но за год ситуация изменилась, в том числе и за счет того, что у Трусовой сильный характер, который позволяет ей конкурировать и со сверстницами в группе Тутберидзе, и с ровесницами по всей России. Она выходит на лёд не кататься, а побеждать. Тем не менее, продолжая работать с Анфисой, я надеюсь, что это мое мнение ошибочное, и мы сможем продолжать выигрывать соревнования, даже не покидая Казань.

– А четверной прыжок – это прямая дорога к победе? Трусова исполнила его чисто, но в итоге уступила на тех соревнованиях другой юной россиянке.

– В этом вопросе я пока сама до конца не разобралась, чтобы быть внутренне уверенной на все сто. Стала же чемпионкой Алина Загитова, со сложнейшей программой, но без четверных. Возможно, необходимо чисто катать программу, сделав ее максимально сложной, и тогда можно будет обходиться и без четверных. У мужчин же такая же ситуация, когда самая сложная программа у Нэйтана Чена, а он был на Олимпиаде только пятым. Тем более, что сейчас нельзя гарантировать, что изучение четверных в столь раннем возрасте не приведет к повышению травмоопасности.

«ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ – ВИД СПОРТА, КОТОРЫЙ СЛЕДУЕТ ОТНЕСТИ К ЭЛИТНЫМ»

– На ваш взгляд, такое нашествие юных воспитанниц группы Тутберидзе, которые исполняют самые сложные программы, в будущем полностью изменит сложившийся расклад сил в российском фигурном катании, где сейчас солируют Алина Загитова и Евгения Медведева? 

– Если бы я знала ответ… Возможно, к ним подтянется Алёна Косторная, которая уже была третьей на взрослом чемпионате России. Или же скакнут вверх все юниорки, которых мы с вами перечислили. Проблема в том, что в России сейчас нет женского катания, потому, что даже Евгения Медведева по своему возрасту имеет полное право принимать участие в чемпионате мира среди юниорок. 

– Фигурное катание – дорогой вид спорта?

– По моему мнению – да. Самое дорогое это профессиональные коньки, которые стоят порядка 50-60 тысяч рублей. Ноги у детишек растут быстро, поэтому на каждый год требуется новая пара. Плюс затраты на костюм, там по 12-15 тысяч рублей, плюс заточка коньков, это уже по мелочи. Кто-то из родителей выходит из положения тем, что сами шьют костюмы. Но, в целом, надо понимать, что фигурное катание – это вид спорта, который стоит относить к элитным.

– Мы общаемся после учебного занятия со студентами академии спорта. Сколько их у вас?

– На отделении пока учатся 12 человек, это первый наш набор. Отмечу, что организовать его нам помогали все, и федерация фигурного катания Татарстана, и федерация фигурного катания России, на сайте которой мы разместили объявление об открытии отделения. Сейчас у нас уже сформирован список потенциальных абитуриентов на следующий год, в том числе, и из ближайших регионов Поволжья, поскольку до этой поры у нас только два спортивных вуза готовили тренеров по фигурному катанию. По мере возможности, постараемся вырасти из отделения фигурного катания до статуса кафедры.

Признаюсь, у нас не просто превалирует голая теория, мы в значительной степени дополняем её практикой. Некоторые наши студенты уже пытаются работать тренерами, набираясь необходимого опыта. Помимо этого, студенты активно задействованы на проведении различных соревнований, одно из которых я хочу анонсировать через ваше издание. Это первенство России среди детей старшего возраста, которое пройдет в Казани со второго по пятое апреля. Наши подопечные помогали в проведении четвертого этапа Кубка России, который проходил в рамках традиционного турнира памяти нашего тренера Геннадия Сергеевича Тарасова.

Даниил Глейхенгауз и Сергей Дудаков, Трусова и Косторная, Алексей Ерохов на юниорском ЧМ


«ПЕРВЫЙ ВЫПУСК СПЕЦИАЛИСТОВ ЗАПЛАНИРОВАН НА 2021 ГОД»

– Помимо этого, некоторые фигуристки академии являются действующими спортсменками...

– Да, пятеро из них Дарья Бусыгина, Яна Жаркова, Диляра Зарипова, Алия Хамитова и Рената Хузина входят в состав команды «Татарстан» по синхронному катанию, вице-чемпиона России последних лет, постоянного участника чемпионатов мира. Замечу, что по программе обучения мы на первом курсе изучаем премудрости одиночного катания, далее будем последовательно изучать парное катание, синхронное и танцы. В 2021 году запланирован первый выпуск, к этому времени хотелось бы определиться со спортшколами, где наши выпускницы были бы востребованы. Но, возвращаясь уже к сказанному мною, хотелось бы иметь информацию не только о том, где ждут наших выпускниц, но и какие условия для работы и жизни им готовы предложить.

– Вы же, помимо преподавания в Академии спорта, являетесь практикующим тренером...

– Да, помимо того, я еще и мама троих детей. Два высших образования, включая профильное, в нашей же академии. Сейчас необходимо получить ученую степень. Сама не знаю, как удается находить время на все (смеется). Но, конечно, возникает вопрос об увеличении преподавательского штата на нашем отделении, поскольку я, как практикующий тренер, вынуждена отлучаться на тренировки со своими учениками и ездить с ними на соревнования.

Мы в академии должны и можем готовить не только будущих тренеров, но и хореографов, и судей, представителей всех профессий, необходимых для полноценного развития фигурного катания в регионе. Замечу, что есть учебные заведения, где вступительные занятия для фигуристов проводятся на… полу. Льда для приема подобных экзаменов просто не было. В этом плане у нас просто прекрасные условия для занятий и тренировочного процесса. У нас есть ледовый дворец спорта «Зилант». Условия для проживания в деревне Универсиады просто шикарные. Есть своя научная лаборатория, исследования которой можно пользоваться, что очень важно и студентам, и действующим тренерам. Плюс: все это новое, современное.

Отмечу руководство академии, с одной стороны амбициозное, с другой – понимающее специфику нашего вида спорта, того, что мы только находимся на пути становления. К примеру, когда я завела речь о проведении курсов повышения квалификации, как тренерских, так и судейских, со мной сразу начался диалог: когда это сделать, как, кого пригласить для ведения курсов? 

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть