Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Эмиль Гарипов: «Даже после победы говорят: «Молодец, но всё равно что-то не то»

«Всю карьеру меня кто-то ругает», – признаётся голкипер «Ак Барса» Эмиль Гарипов, чья игра в этом плей-офф стала откровением и одним из ключей к победе казанцев в Кубке Гагарина. Теперь вратарем интересуются клубы НХЛ. Как он относится к критике прессы и болельщиков, кто из партнеров по «Ак Барсу» похож на Месси, а кому травмы помешали стать лучшим защитником лиги, и чем был хорош узбекский ресторан на пляже в Майами — об этом и не только Гарипов рассказал в интервью «БИЗНЕС Online».


«Я ВСЁ РАВНО НИКОГДА НИ В ЧЕМ НЕ УВЕРЕН В ЖИЗНИ. ЧЕСТНО»

– Эмиль, что чувствовали, когда прозвучала финальная сирена после пятого матча финала против ЦСКА?

– Начнем с того, что все кидают шлем на лед, а я не мог, у меня там имя Аллаха. Блин с ловушкой скинул, шлем поехал отвозить на скамейку. Эмоции непередаваемые, но сразу после — опустошение. Я на следующий день проснулся – вроде как будто и радостный, но, чувствую, что как будто пустота внутри. Единственная хорошая новость, что не надо идти на тренировку и сезон закончился.

– Как правило, после хоккейного плей-офф самые здоровые люди – это вратари. Они больше всех тянутся, плюс ко всему как такового силового контакта у них нет.

– Все равно у нас бывают микротравмы из-за усталости. У нашего тренера вратарей Ари Мойсанена не бывает подопечных, которые устают. Он мне весь сезон говорил: у тебя много сил. У меня первая усталость – это моральная.

– Какая мотивация заставляет дальше работать обладателя Кубка Гагарина?

– Выиграть кубок два раза подряд. Это же тоже хорошая мотивация. Ну, для этого надо еще остаться Казани. А еще надо же Данису Зарипову окончательно сделать так, чтобы его рекорд никто не побил (Данис Зарипов выиграл пять Кубков Гагарина, - ред.).

– Этот рекорд сложно побить уже сейчас...

– Почему? Такие люди есть и в «Ак Барсе». Ярослав Косов выиграл три кубка, а ему только 24 года. Вася Токранов – тоже три.

– В начале сезона с вами во вратарской бригаде «Ак Барса» был Тимур Билялов. Были готовы к роли железного первого номера?

– Я все равно никогда ни в чем не уверен в жизни. Честно. Может, травма была бы? Просто хотел показать свой хороший сезон. Спасибо всем, кто меня поддержал и помог добиться результата, отдельная благодарность Сергею Михайловичу [Абрамову], с которым мы работаем уже почти десять лет.

– Давление трибун и болельщиков в интернете не создавало дополнительных проблем?

– Нет. Хвала Всевышнему, я вообще в этом плане психологически устойчив. Мне без разницы. Вы видели, что всю карьеру меня кто-то ругает, как только не называют. Раньше все близко к сердце принимал, а теперь спокойно отношусь к этому. Мне же Ари [Мойсанен] говорит, что это очень большой талант – играть, когда такое большое давление на тебя. Мало кто знает, но на Петри Веханена точно также давили в Финляндии. Критиковали и ругали, а он все и всем доказал.

– Вы очень много читаете прессу. Зачем?

– Мне интересно. Я раньше раздражался, сейчас бывает смешно. Я просто видел, как ругают выдающихся спортсменов, например, Месси с Роналду. Я вообще никто с ними рядом, поэтому, если уж и они у кого-то плохие игроки...

– Самый смешной комментарий о себе, который читали в интернете?

– Сейчас уже не помню, вещи, которые когда-то были обидными, повторюсь, сейчас выглядят очень смешными. Даже после победы что-то говорят: «Молодец, ну что, всё равно что-то не то».

– Давление трибун вы выдержали. Давление прессы тоже. Кубок взяли. Есть смысл оставаться в Казани?

– Данис как-то же нашел эмоции для побед. Я получаю удовольствие от игры. Когда Зарипов еще был дисквалифицирован, я говорю: «Давай, абый, ты иншаллах, скоро вернешься. Мы выиграем кубок, и ты станешь единственным 5-кратным его обладателем». Когда мы выиграли, подъехал к нему и напомнил об этом разговоре.


«В КХЛ ХОЧУ ИГРАТЬ ТОЛЬКО В КАЗАНИ»

– Что вы думаете о своем будущем?

– А я пока жду предложения, потому что до 30 апреля все должно проясниться.

– А чего ждете, контрактного предложения от «Ак Барса»?

– Конечно. Это мой родной клуб и после всего, что он для меня сделал, я должен сначала рассмотреть предложение «Ак Барса», а уже потом все остальные. Так будет честно.

– Признаете, что у вас сложный характер, и он может помешать сделать карьеру в НХЛ, куда вы собираетесь?

– Есть такое, непростой человек. Думаю, мало вратарей, как я. Все вратари спокойные, одиночки. Вот, мой брат такой. А я не могу один оставаться, мне всегда хочется поболтать, пообщаться, и вспылить могу. Понимать со временем стал, чтобы быть лидером команды, быть первым вратарем, нужно более спокойно себя вести. Когда вратарь шебутной, команду это нервирует. В прошлом году начал задумываться на этот счет.

– Если необходимо общение, то в клубе НХЛ обязательно должен быть русский игрок?

– Татарина тоже можно (смеется)! Отлично будет поехать вместе с Альбертом Яруллиным в Америку, мы с ним лучшие друзья.

– Если Альберт не решится ехать, с кем поедете в США?

– С братом, думаю. Если про девушку намекаете... Если девушка нормальная, то это сильно помогает. Если нет, то только мешает. Сейчас спутницы нет, все-таки по исламу нельзя. Понятия даже такого нет, только жена. Могу только общаться, жить вместе – нет.


– Будете изучать команду, на сборы которой поедете в Америку? Кто на контракте из вратарей, кто из молодежи, какие шансы закрепиться?

– Конечно, буду. Это работа агента, но я и сам буду все уточнять, узнавать. С Ари Мойсаненом посоветуюсь. Он рынок отлично знает, смотрит все лиги.

– Что важнее в НХЛ — деньги или перспективы?

– В НХЛ — перспективы. Это не то, что деньги. Это односторонний контракт, чтобы тебя не отправляли в АХЛ. Я заметил, что там даже, если ты пять игр выиграешь, могут отправить в АХЛ, а мне важно быть именно в НХЛ.

– Важно ли, чтобы команда боролась за Кубок Стэнли?

– Само пребывание в НХЛ – это главное. Нужно ознакомиться с этой кухней, а там уже смотреть. Мне нравится этот стиль игры, когда находишься в постоянном напряжении.

– В голове есть мысли, что всегда есть вариант вернуться домой, и здесь в Казани с радостью примут?

– Я не знаю, не уверен в этом. Да, в целом в КХЛ всегда можно найти работу. Но не раз говорил, что в России приоритет для меня — это «Ак Барс», здесь мой дом. В КХЛ хочу играть только в Казани, не представляю себя в другом клубе. Спасибо тренерам, что дали мне шанс. Были моменты, что меня могли подвинуть...

– Когда, например?

– Когда мы вылетели от Уфы (Кубок Гагарина-2016, - ред.). Могли купить легионера, а меня отпустить, но нас со Станиславом Галимовым оставили. Все удачно сложилось.

«У МЕНЯ БЫЛИ НЕДОБРОЖЕЛАТЕЛИ – ВТОРЫЕ ВРАТАРИ»


– Какие отношения у вас со вторым вратарем команды Александром Шарыченковым?

– Хорошие. Мы еще в детстве жили друг у друга. Мы же оба 1991 года рождения. Когда между собой играли, он меня к себе забирал, а я его к себе. Раньше же по семьям брали. Вот так друг у друга жили в детстве. Потом он уехал в «Динамо», связь прервалась, а теперь вот мы в одной команде.

– А как же внутренняя конкуренция?

– Да у нас с ним отличные отношения, он очень хороший человек. Я уже долго в «Ак Барсе», понимал, что плей-офф я начну, в этом плане проблем не было. Но всякое может случиться, второй вратарь нужен хороший. А вообще, самое главное – нормальные, дружеские взаимоотношения. У меня были недоброжелатели – вторые вратари. Это тяжело, когда даже на тренировки приходишь, а вокруг напряжение.

– Сложно сохранять нормальные отношения, когда есть прямое соперничество?

– Ничего подобного, возможно. Можно учиться друг у друга, важнее всего командный результат, а не личная выгода. Вспомните, каким был Петри Веханен! Он — суперчеловек! Мы понимали, что он первый, я второй. Я же приходил и говорил ему, что ты лучший в лиге вратарь! Он мне в ответ: если подкачаешь ноги, то ты будешь лучшим в лиге. Он мне это говорил еще 7 лет назад. Я начал работать, это мотивировало. Стал больше внимания уделять физической работе, тренировкам в зале. У меня были раньше проблемы с физикой, слабый был. Сейчас гораздо лучше все, думаю, что в этом есть немалая заслуга совместных тренировок с Петри.

– Откуда взялись все небольшие уловки и такие хитрые штучки? Например, в серии с «Трактором», когда ударили клюшкой по шлему, вы упали, симулировали?

– Было неприятно. Падать, наверное, и не обязательно было. Зато две минуты дали, не горжусь таким поведением, но ведь это реально помогает, работает, и там было удаление, я его не «нарисовал». Почему я не должен пользоваться возможностями правил, почему они [соперники] хозяйничают во вратарской? Пусть не едут ко мне и все. Напрягает это, я не могу не реагировать. Как с «Салаватом», например, Умарка удалили, и у Уфы не было возможности для финального штурма.

– Судьи ничего не говорят на эту тему? Можно же авторитет заработать плохой, как у Лукоянова, удалять соперников перестанут...

– Так ведь это правило! Должны удалять. Аккуратно просто надо все рассчитать. Со СКА в Питере, например, играли. Мне бросают, Сергей Плотников на меня едет с игроком. У него дороги, кроме как на меня, нет, Атте Охтамаа его держит. Сергей меня задевает, я падаю, и мы в большинстве.

– Судейство было корректным в финале Кубка Гагарина?

– Очень корректное и грамотное, не скрою, что переживал на этот счет. Давно такого не было, чтобы после финала никто не возмущался, ведь так? Высокий уровень хоккея был в том числе благодаря судьям. Большое им спасибо, что результат добывали хоккеисты на льду, и арбитры не вмешивались в ход матчей. Думаю, что в КХЛ также оценили вклад судей в общую атмосферу финала.

– С Кириллом Петровым по ходу серии общались? Он забил две шайбы за ЦСКА, и вообще так получается, что довольно много забивает «Ак Барсу».

– Мы с ним друзья, вместе выросли, учились в одной школе. Дед его – мой первый тренер. Был бы очень рад его возвращению в «Ак Барс», думаю, что он и сам этого хочет. Все казанские ребята хотят за родную команду играть, спроси любого, в этом наша сила. На льду мы с Кириллом соперники, Заря [Зарипов] в прошлом году мне забивал, сейчас Петя [Петров]. Знают, видимо, хорошо меня на тренировках, плюсы и минусы все. Думаю, что еще хочется показать себя с лучшей стороны в играх против «Ак Барса», друзья и близкие ведь такие матчи смотрят с особым вниманием.

– В серии с ЦСКА вы поймали кураж, что чувствует вратарь, когда удается поймать почти все, что летит в ворота?

– Самое главное – быстро войти в игру. Готов начинать игру хоть с меньшинства, да, можно пропустить, но если выстоишь, то большое преимущество получаешь. В серии с ЦСКА мы много удалялись, но и соперника удаляли. Если выстоишь сам, значит, будет шанс забить. Не бывает такого, у первой команды шесть удалений, у другой одно.


– Какая серия была самая сложная в этом плей-офф?

– Психологически – с Хабаровском. На пятую игру тяжело выходили, понимали, что, если проиграем, то полетим обратно туда, неприятное чувство. Первая серия всегда самая тяжелая, да и проще играть с сильными командами — с «Магниткой», ЦСКА. Непросто было с «Трактором».

– Но «Ак Барс» выиграл у Челябинска в четырех матчах и почти не дал шансов сопернику, серия не выглядела тяжелой...

– По-вратарски было тяжело. У наших ворот игры почти не было, я благодарил игроков «Трактора», когда они мне бросали. Сложно концентрироваться, когда вся игра у тех ворот и еще сложно, когда вратарь команды-соперника начинает тащить, а ты мерзнешь, начинается вратарская дуэль. Одна шайба и виноватым в неудаче будешь ты. В некоторых играх с «Трактором» я просто стоял и потел от напряжения, весь хоккей был на другой стороне. Это сложно.

– Как удалось закрыть Мозякина в серии против «Магнитки»?

– Не буду скрывать, что мы готовились к тому, чтобы играть именно против Сергея Мозякина. Он просто едет на ворота, повернет одним плечом, потом другим, и все разъезжаются в стороны. Так это выглядит со стороны. Его бросок – что-то с чем-то. Делали все, чтобы его перекрыть. Особенно броски сходу. В прошлом году было сложнее, закрыли Мозякина — Зарипов вышел. В этом году уже Данис у нас был.

«ЗАРИПОВ ПРОСТО ХИТРЫЙ ТАТАРИН, ОН НЕОРДИНАРНЫЙ»


– А какова роль Зарипова сейчас в «Ак Барсе»?

– Он лидер, мотиватор. Большую роль сыграл для атмосферы в раздевалке, где-то разрядил обстановку, где-то молодым помог с уверенностью.

– А капитан Александр Свитов?

– Авторитет страшный, вся лига его боится. Да, не дерется он, но ведь может. Всегда поддерживает, подбадривает. Юморист классный, за команду горой.

– Что дало команде присутствие в раздевалке такого опытного и именитого хоккеиста как Андрей Марков?

- Вот честно, когда он сюда ехал, я думал, что приедет какой-то блатной, звезда НХЛ, а он оказался довольно простым человеком. У него учиться на самом деле надо.

– Чему, например?

– Вот, например, у нас сбор в 10 часов. Он приходит в 8. Идет в зал. Час работает в зале. Каждый день. Без разницы, когда игра. Я еще в прошлом году стал также раньше приходить и вижу, как это работает. Сейчас Яруллин начал также работать. Они с Марковым все делают вместе, то есть Андрей делает ребят вокруг себя лучше, показывает пример профессионализма. Когда мы с ним разговаривали, он сказал, что не может жить без хоккея и получает кайф от игры. Реально, на него смотришь, – он просто кайфует. Ты смотришь, как работает человек, и чего он достиг благодаря труду, ты тоже хочешь этому научиться.

– Что вратарь может подсмотреть такого у защитника, ведь совершенно разные хоккейные амплуа?

– На самом деле много чего. Работа на ноги и пресс особенно.

– А как Марков восстанавливается?

– Велосипед крутит.


– Велосипед сейчас, кажется, все крутят.

– Поверьте, не все. Многих надо заставлять. На самом деле, это не очень легкая работа. После игры, особенно если ты проиграл, ты знаешь, что тебе через день снова играть в плей-офф, и нет никакого желания идти на велик, но ты идешь. Потому что тебе надо играть следующую игру, а это реально помогает.

– Самый неприятный нападающий в КХЛ?

– Мозякин. Самый опасный. Ковальчук с сильным и точным броском, но он прогнозируем, а Мозякин бросает буквально отовсюду. Мы с ним хорошо общаемся, но играть против него очень сложно. Смеемся, списываемся, кто пройдет дальше по турниру. Как-то раз во время матча говорили с ним, он вышел один на один и бросил мне под ловушку, а я поймал. Обычно Мозякин бросает под блин, я ему и сказал на свою голову, что ожидал от него другого. Он все равно мне забил в том матче, швырнул в дальнюю девятку. Потом подъехал и говорит: «Ну что, а такое ты ожидал?» Выходит, что раздразнил. В ЦСКА могу выделить Кузьменко. Хороший парень, толковый, умный, резкий. Даже если видишь его бросок, не знаешь, куда бросит.

– У кого самый неприятный бросок в «Ак Барсе»?

– У Ткачева, наверное. У него реально самый неудобный бросок. Он бросает точно и на такой неудобный высоте, что тяжело реагировать. У Василия Токранова, он бросает быстро и точно, шайба неожиданно вылетает из-под игрока. Если бы у него не было травм, он был бы лучшим защитником КХЛ. За счет своей игры на синей линии.

– А у Зарипова?

– У него же не бросок главное, а хитрость. Зарипов просто хитрый татарин, он неординарный. Ты многого от него не ждешь. Но он как Месси. В матче «Барселоны» был один момент, когда Лео из-под троих отдал пас на Дембеле, а тот не побежал. А если бы побежал – вышел бы один в ноль. А комментатор говорит, что Дембеле еще не понимает, что такие пасы могут пройти. Когда он начнет верить в то, что Месси может сделать такой пас, – он будет бежать. Тоже самое с Зариповым. Многие не ждут от него паса, потому что думают, что не пройдет. А Мозякин ждал, поэтому и забивал столько с его передач. На мой взгляд, самое лучшее, что есть у Даниса, – это пас. Да, он забивает, умеет это делать. Но я отмечу его пасы, очень точные, и все в обострение.

– Быть может это все пришло с возрастом? Против него научились играть и нужно было что-то трансформировать...

– У него по идее такого сильного броска никогда не было. Сильного, как у того же Морозова. Он как-то хитро бросал, дергал вратарей. А Морозов со своей точки сколько забил? Я вообще не понимаю, как оттуда можно было пропускать. Вратари всегда были открыты. Их никто не закрывал. Но он всегда забивал, либо Заре отдавал.


«РАБОТАЯ, ТЫ СОЗДАЕШЬ ПРИЧИНУ, ЧТОБЫ БОГ БЫЛ МИЛОСТИВ К ТЕБЕ»

– Как проходит подготовка к матчу у полевых игроков всем известно, 90% команд выполняют почти одинаковые упражнения, а вот у вратарей всеиндивидуально. Как вы перед матчем готовитесь?

- Я один из немногих вратарей, кто занимается без теннисных мячей. Перед каждой игрой слушаю Коран, это первое. На арабском, правда, не понимаю, суры не заучиваю, но сам Коран сильно успокаивает. Первый раз попробовал в плей-офф, перед пятым матчем с Уфой два года назад. Игра была в Уфе, мы горели 3-1 в серии. Я очень сильно нервничал. Посоветовали послушать пару сур из Корана перед игрой. Мне стало гораздо легче, жаль, что не удалось вытащить серию.

Потом кручу велосипед минут пять, разминаю все части тела, потом встаю на фитнес бол и приседаю на нем. Это упражнение помогает сконцентрировать, сфокусировать зрение и развивает равновесие. Баланс – это самое главное для хоккейного вратаря, остальное – поддержание формы, просто стараешься держать мышцы горячими. Потом тянусь и иду на лед.

– Иржи Секач говорил, что сложно выходить с максимальной концентрацией и мотивацией на каждую игру, вратарю же в этом плане сложнее, если нападающий еще как-то может позволить себе слегка расслабиться, то у вратаря задача сложнее.

– Да, у вратаря нет другого выхода просто-напросто. Устаешь, но стараешься, как можешь. Тренеры дали тебе двадцать матчей в сезоне, значит, должен двадцать матчей хорошо отыграть, каждая ошибка фатальна. Даже в игре, в которой ты запасной, нельзя быть полностью расслабленным, все может быть – травма или игра у партнера не пошла, иногда тренер заменой вратаря просто хочет команду встряхнуть, поэтому ты всегда должен быть сконцентрирован. Я в этом сезоне 48 матчей отыграл в сезоне и это было нелегко. Важно, чтобы и второй вратарь хорошим был.

– Василий Кошечкин выигрывал кубки для «Магнитки», играя чуть ли не все матчи от звонка до звонка. Юха Метсола из «Амура» в этом году сыграл 56 матчей, да еще с перелетами из Хабаровска.

– Невероятно! Я, например, после трагедии с «Локомотивом» очень не люблю летать. Чувство безысходности, того, что никак не контролируешь ситуацию, ничего не можешь сделать. Понимаю, что на все воля Аллаха, стараюсь не думать, но все равно лишний раз не летаю...


– Часто спортсмены используют суеверия и религию как способ переложить ответственность с себя на что-то фатальное. Иногда это помогает, иногда мешает, верно?

– В исламе нет суеверий, в суеверия я не верю. А по факту ведь все так и есть, победа, поражение... Все от Всевышнего. Работая, ты создаешь причину, чтобы Бог был милостив к тебе. Добросовестно нужно делать свой труд. Понятное дело, что, если я буду набирать вес по сто килограммов, не буду тренироваться и буду сидеть, думая, что от меня ничего не зависит... Добросовестно работаешь и получаешь за это награду, вот и все. Труд в любом случае на первом месте, все в жизни приходит через работу.

– Упомянули проблемы с весом. Они есть?

– Начну быстро набирать, если не буду тренироваться. Тренер Ари Мойсанен сказал, что мне нужно похудеть где-то три года назад. Тогда я начал работать над телом. Мойсанен мне сразу сказал, что будет беда с коленями, если не похудею. 96 килограммов я весил при росте 188 см, в общем-то нормальный вес для обычного человека, но для меня это много! Скинул 12 килограммов за месяц.

Это звучит страшно, но я скидывал правильно. Во-первых, уехал готовиться на три недели в США, мне посоветовал тренера в Майами Алексей Морозов. Много новых упражнений посмотрел, узнал, как вратари в НХЛ тренируются. Работал только по ОФП. Во-вторых, не пил воду до и после еды и всегда ел в одно и то же время. Вставал в 9 утра, ел кашу, потом шел на двухчасовую тренировку. Около часа проводил на пляже и в обед ел мясо с овощами. В Майами прямо на берегу был узбекский ресторан! Шашлык они готовили отличный. На вечер – рыба и спаржа. Так лишние килограммы и ушли. Сейчас вешу 90, буду скидывать, как раз скоро Ураза, всегда скидываешь за этот период.

– А на форму Ураза не влияет? Тренироваться-то нужно.

– Две недели подержу, а потом буду готовиться к сезону. Я же не боец или боксер, не могу как Хабиб Нурмагомедов специально ставить себе бои, как мне удобно. У меня спорт командный, сезон фиксированный, нужно готовиться, потому есть причина не держать.

– В случае отъезда в НХЛ поститься уже не получится. В мае-июне в лиге еще плей-офф.

– Скоро и в КХЛ не получится, время же сдвигается. А на счет НХЛ, врать не буду, что хочу себя попробовать. Думаю, что каждый хочет. Помню, что всегда в детстве болел за Николая Хабибулина, за какую команду бы он не играл. За «Финикс», «Тампу», «Эдмонтон» или «Чикаго». Помню подростком был, позвоночник сломал, меня решили поддержать, привезли блокер с ловушкой Хабибуллин после чемпионского сезона «Тампы», как раз он перешел в «Ак Барса». Я был счастлив!

– А почему именно Хабибулин?

– Потому, что татарин, ну и тогда он был лучшим нашим вратарем в НХЛ.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Эмиль ГАРИПОВ
Дата рождения: 15 августа 1991 года
Место рождения: Казань
Карьера: «Барс» (Казань) – 2009 - 2013; «Нефтяник» (Альметьевск) – 2008 - 2011; «Ак Барс» – с 2011 года.
Достижения: обладатель Кубка Гагарина (2018), чемпион России (2018), серебряный призер чемпионата мира среди юниорских команд (2009), чемпион мира среди молодежных команд (2011), чемпион Универсиады (2009–2011), финалист Кубка Гагарина (2014), бронзовый призёр КХЛ (2017).

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть