Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен

Рената Хузина: «Обидно за Медведеву, ее прокат на Олимпиаде был эмоциональнее»

Студентка Поволжской академии спорта Рената Хузина – самая титулованная фигуристка-синхронница Татарстана. В составе канадской команды Nexxice она стала чемпионкой мира, а в этом году она вошла в шестерку сильнейших на чемпионате мира в составе команды «Татарстан».

«НАПИСАЛА В ДЕТСКОМ ДНЕВНИКЕ, ЧТО ХОЧУ СТАТЬ ЧЕМПИОНКОЙ МИРА»

– Рената, вы самая титулованная спортсменка в команде. Но парадокс синхронных видов спорта: не нужны сильные или слабые спортсмены, чтобы не было рассинхрона в выступлениях. Поэтому первый вопрос – как вас приняли в «Татарстане» после нескольких лет отсутствия?

– Я же уезжала отсюда после нескольких лет выступлений и осталась со всеми в хороших отношениях. Мы вместе начинали долгий путь на международной арене, поначалу занимали места вне десятки сильнейших, потом, с годами, попали в десятку, и лучшим результатом, которого я достигла вместе с командой, стало восьмое место на мировом чемпионате.

Если резюмировать, то этот отъезд в Канаду пошел на пользу всем. Я стала чемпионкой мира, выполнив детскую мечту, о которой писала еще в своём детском дневнике. «Татарстан» в прошлом году без меня в составе занял наивысшее в своей истории шестое место на чемпионате мира – результат, который мы повторили в нынешнем году. Что касается самого отъезда в Канаду, то я выбрала команду, которая много лет была в топе по итогам чемпионатов мира. Потом меня привлекал стиль катания канадской команды. Если внимательно изучать стиль команд в Европе, то можно найти много схожих моментов. У Канады свой неповторимый стиль. Мне нравились программы, которые ставили их хореографы, и я решила попробовать свои силы в этой команде. Это была основная цель. Помимо этого, я поехала учиться, получая первое высшее образование, обучаясь в Канаде на факультете журналистики. Меня мама очень поддерживала в этом желании поехать на учебу.

Рената Хузина (вторая справа в нижнем ряду) в чемпионском составе Nexxice / Фото: Instagram.com


– Какой у вас был уровень английского языка?

– Я готовилась, сдала все необходимые экзамены, и этого уровня хватило. Помимо этого, в синхронном катании есть сильные команды в Финляндии и Швеции, что, конечно же, было бы поближе, чем Канада, но в эти команды не берут иностранцев. В Финляндии очень сильная школа синхронного катания, мы связывались с ними по поводу попадания в команду, но там ответили категорическим отказом.

– Хотя, казалось бы, Финляндию сложно назвать страной с развитым классическим фигурным катанием. За всю историю чемпионатов мира у них была только одна «бронза» у одиночниц, настолько не развито там женское одиночное катание...

– Тем не менее, много юниорских команд, широкий выбор фигуристок в сборную страны. Также, как и в Швеции, где тоже нет сильного фигурного катания, но зато хорошо развито синхронное. Мне кажется, они даже в одиночном катании не тренируются, как у нас, где в синхронное катание переходят всё-таки девушки с опытом выступления среди девочек или девушек. Примерно также обстоит дело и в Канаде, где синхронницы проходят через одиночное катание, но замечу, что за границей синхронное катание может развиваться с самого молодого возраста. Там очень много детских, юношеских команд, в то время, ка в России не более трех разделений по возрастам при формировании команд. Дети, юниорки, и взрослые команды с уровнем не ниже мастеров спорта.

У меня был еще вариант с американской командой, но она базируется там, где рядом не было университета, и я не могла совмещать спорт с учебой. А в Канаде всё совпало, более того, там интернациональная команда, помимо меня были девушки из Австралии, Японии. В дальнейшем к нам присоединилась Мадина Асророва из Казани, которая также вернулась, после двух лет проживания в Канаде. Когда мы решили возвращаться, поинтересовались, возьмут ли нас снова в состав «Татарстана», на что наш тренер Эльмира Мазитова ответила: «С радостью». Сейчас у нас стабилизировался состав. Ушли буквально один-два человека, которых мы заменили, хотя обычно взрослый состав теряет по четыре-пять фигуристок. И мы со старта сезона набрали хорошую форму, сплоченно работали, и дошли до чемпионата мира, где уверенно финишировали в шестёрке лучших. Могло бы быть и лучше, но по какой-то причине судьи не очень высоко оценили нашу короткую программу. По собственным ощущениям мы были довольны короткой программой, никто не заметил ошибок своих или рядом катающихся партнёрш, но получилось так как получилось… Причем, никто нам особо не объяснял из судейского корпуса, по какой причине поставили нам такие оценки.

СБОРНАЯ ТАТАРСТАНА НА ТРЕТЬ СОСТОИТ ИЗ ФИГУРИСТОК АКАДЕМИИ СПОРТА

– Насколько я знаю, ваша команда практически полностью состоит из студентов. И на треть это студентки Поволжской академии спорта...

– Да, это так. Трое в этом году поступили на бакалавриат. Помимо меня, это Яна Жаркова и Алия Хамитова. Диляра Зарипова заканчивает третий курс, а Дарья Бусыгина учится на четвертом курсе. Все учатся на разных факультетах, поскольку отделение фигурного катания, где преподают тренеры, в том числе, Ксения Иванова, было образовано только в прошлом году. В целом, у нас в основном составе команды 15 девушек и один юноша. Остальные также студенты казанских вузов.

– Что наводит на мысль о том, что ваша команда может стартовать на домашней Универсиаде-2019 в Красноярске. И попробовать улучшить результат 10-летней давности, когда «Татарстан» финишировал на третьем месте.

– Было бы очень важно и почетно выступить на домашней Универсиаде. Но, по слухам, это право будет отдано питерской команде «Парадиз». Это сильнейшая в России команда по синхронному катанию, ранее дважды побеждавшая на чемпионате мира. Там тоже основная масса спортсменок – студентки в университете имени Лесгафта. Хотя отбор будет проходить по итогам чемпионата России, но, пока в приоритете, насколько я знаю, именно «Парадиз».

Команда «Татарстан» победила на турнире в Милане/ Фото: fsrussia.ru


– Если говорить о «Парадиз», то эту команду можно назвать профессиональной. С зарплатами, премиями, чего практически лишены фигуристки «Татарстана».

– Да, мы получаем по 3250 рублей в месяц, поэтому наших фигуристок смело можно называть энтузиастами. Правда, мы не несем затраты по аренде льда для тренировок, костюмам, поездкам, а их приходится менять по несколько на сезон. Это российские старты и два международных выезда – чемпионат мира и международный турнир в итальянском Милане.

– Милан – столица мировой моды. Что может быть приятнее для девушек..

– Не поверите, но нас уже поездки туда не радуют, поскольку Милан успел приесться за последние годы. Но, возвращаясь к финансовой стороне дела, замечу, что в Канаде вообще не платили ни цента за выступления в команде Nexxice, которая является прообразом сборной страны. Все затраты ложились на самих спортсменок, либо на их родителей, при том, что цены там раз в пять выше. 

– Вы в Канаде жили в Торонто?

– Да, хотя мы тренировались не в самом Торонто, а на катке в близлежащем городке, который находился в 20 минутах езды. Практику по журналистике проходила в местной газете «Торонто Стар». Замечу, что на хоккей там я практически не ходила, даже на легендарные «Мейпл Лифс», побывав там раза три.

«ПИСАЛА В КАНАДСКОЙ ПРЕССЕ ОБ «АК БАРСЕ» И «РУБИНЕ»

– Судя по этому, вас не заморачивали на тему написания статей о хоккее?

– Нет, я специализировалась на других спортивных темах, в частности, на фигурном катании. Среди наиболее сложных тем была политика, в которой я совсем не разбираюсь, тем не менее, мне давали задания на эти темы.

– А современные канадцы разбираются в геополитике?

– Я столкнулась практически со всеми стереотипами, которые привычны для иностранцев, когда они говорят о России. «Морозы, медведи на улицах, балалайка, водка». Я старалась развеять эти предубеждения, писала о Казани, о нашей команде «Татарстан», делала материалы об «Ак Барсе», «Рубине», в частности, там было интервью с папой. Снимала документальный фильм, когда родители мне помогали, присылая видео о Казани. Со временем, я стала отходить от написания статей, поскольку мне стала больше нравиться работа, связанная с разработкой дизайна интернет-журналов, вёрсткой.

– С чем связан ваш интерес к тренерской работе, которой вы сейчас обучаетесь в академии спорта?

– Всё-таки, я уже посвятила спорту более десяти лет, знаю его хорошо, папа – футболист и тренер, мама занималась футболом. Сама, кстати, в детстве интересовалась футболом, но папа категорически был против моих занятий, подшучивая, что он маму увел из этого спорта. А футбол мне очень нравился, в своем детстве, большую часть которого я провела в Перми, где папа играл за местный «Амкар», я не пропускала ни одной игры пермяков.

Иными словами, спорт – это моё, и как только я узнала, что есть возможность получить дополнительное образование, за два года став дипломированным тренером, то сразу же подала документы в Поволжскую академию. К счастью, там с пониманием относятся к тому, что у нас еще продолжается спортивная карьера. Первую часть года я добросовестно помещала все занятия, поскольку время позволяло совмещать их с вечерними тренировками. Но во втором семестре о посещениях занятий пришлось позабыть, поскольку у нас друг за другом пошли старты, начиная с чемпионата России, заканчивая чемпионом мира. Выручает практика дистанционного обучения, когда в любую свободную минуту я захожу на сайт академии, выполняю задания, которые вывешивают на сайте преподаватели.

– Детство вы провели в Перми, где хорошо развита школа парного катания семейного тренерского дуэта Тюковых. Вы там встали на лёд?

– Нет, в фигурное катание меня отдали в шесть лет, когда папа вернулся в Казань играть за «Рубин». Может, это было немного поздновато, поскольку в одиночное катание приводят уже четырёхлетних малышек. Я дошла до второго взрослого разряда по одиночницам, но, конечно, это не сравнить с успехами нашей звезды Евгении Тарасовой, которая старше меня на два года, или Ильи Спиридонова, который, наоборот, моложе на два года. Мы тренировались с ними в группе у одного тренера Татьяны Александровой.

– Не хотели, подобно названным вами спортсменам, перейти в парное катание?

– Нет, меня как-то с детства интересовало синхронное, хотя, признаюсь, у нас по детям даже такая страшилка существовала: «Вот не пойдёт у тебя в одиночницах, отдадим в синхрон». Но лично меня никто туда не «скидывал», поскольку оно мне просто нравилось, и в 11 лет я пришла в команду юниорок.

Тренеры команды «Татарстан»: Эльмира Мазитова (слева) и Наиля Шанталинская (вторая справа) с ученицами / Фото: www.business-gazeta.ru/blog


«ПО СКОЛЬЖЕНИЮ ДЛЯ МЕНЯ НОМЕР ОДИН – ПАТРИК ЧАН»

– Ваш 1996 год рождения – это возраст, с которого началась современная история подъема женского фигурного катания в России. Поскольку ваши ровесницы – это олимпийская чемпионка Аделина Сотникова, чемпионка мира Елизавета Туктамышева...

– Да, это так, но я практически не пересекалась с ними по соревнованиям. Мы же могли соревноваться только в первенстве России по младшему, среднему возрастам, но я туда не отбиралась. И когда я переходила в синхронное катание, через годы Сотникова с Туктамышевой становились сильнейшими на чемпионате России среди взрослых.

– Когда одиночница переходит в парное катание, у неё уже есть серьезный багаж, куда входят прыжки, дорожки шагов, вращения. Что из одиночного катания вам пригодилось в синхронном?

– Можно так сказать, что в синхронном катании девочки опускаются на уровень ниже, поскольку ощутимо падает сложность. Хотя вращения у нас также нужны, но на первое место выходит техника скольжения. Тем не менее, на момент перехода в синхрон мне пришлось пережить огромную конкуренцию при попадании в состав команды. И в запасе пришлось посидеть, и скатываться с партнёрами. Несмотря на то, что нас на льду 16 человек, всё равно, грубо говоря, мы скатываемся с двумя, теми, кто находится справа и слева. Они, соответственно, ориентируются на своих соседей, так и достигается общая синхронность катания.

– Обучаясь тренерскому ремеслу, вы планируете работать в синхронном или одиночном катании?

– Загадывать рано, но я склоняюсь к синхронному катанию, где хотела бы работать со своей командой. Но, несмотря на это, я внимательно смотрю на международные соревнования в классическом фигурном катании, в том числе Пхёнчхан, когда приходилось просыпаться в четыре утра, чтобы смотреть олимпийские старты. Вспоминая ушедший сезон, замечу, что мне несколько обидно за Евгению Медведеву, поскольку на Олимпиаде я болела за неё. Она и взрослее, опытнее Алины Загитовой, и программа Жени, особенно произвольная, представлялась мне более эмоционально насыщенной, чем у Алины. С другой стороны, Загитова – просто молодец, когда она выполнила всю «технику», и финишировала на первом месте.

Очень болели за нашу Женю Тарасову, причем, её прокат произвольной программы мы смотрели всей командой, поскольку находились в аэропорту. Это лидер татарстанского фигурного катания, олимпийские успехи которой позволили, как я слышала, получить в Казани новый центр фигурного катания. Это здорово, с моей точки зрения, как начинающего тренера, получить свой центр, который будет полностью отдан под наш вид спорта, да еще если появится возможность проводить здесь тренерские семинары, с участием той же Нины Мозер - руководительницы сильнейшей группы парного катания в России.

– А кто вам запомнился, помимо россиян?

– В этом сезоне очень понравился Миша Ге из Узбекистана. Он сейчас пробует свои силы в хореографии, помимо катания, работая над постановкой программ у других фигуристов. Ранее я его особо не замечала, а сейчас он раскрылся по новому, его катание мне запомнилось, встав наряду с Патриком Чаном, которому я уже давно симпатизирую. Да, Юдзуру Ханю или Хавьер Фернандес, и представители нового поколения, благодаря прыжкам, отодвигают Чана всё дальше от пьедестала, но он остаётся для меня номер один по шкале личных симпатий. Нравится, как держит себя на льду Каролина Костнер, как она чувствует свои программы, проникает в музыку. Для меня это зачастую важнее, чем выход на лёд для механического выполнения прыжковых элементов.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть