Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Наиль Маганов: «Как и в хоккее, в добыче нефти всё тоже зависит от людей»

Сегодня в Казани пройдёт хоккейный чемпионский парад, а у стен Кремля состоится праздничный концерт. «Ак Барс» должен быть народным клубом, на который должны равняться остальные», – говорит президент клуба Наиль Маганов, которого КХЛ признала лучшим руководителем хоккейного клуба. В интервью «БИЗНЕС Online» генеральный директор «Татнефти» рассказал о том, как ковался сенсационный успех, какую ударную тройку хотел собрать клуб и о формуле «Не менее 50 процентов своих воспитанников».

Наиль Маганов / Фото: БИЗНЕС Online


«НА ВНУТРЕННИХ ПЛАНЕРКАХ СТАВИЛАСЬ ЗАДАЧА ПОБЕДЫ В КУБКЕ»

– Наиль Ульфатович, поздравляем вас с победой «Ак Барса» в Кубке Гагарина. Перед началом сезона только самые большие оптимисты могли спрогнозировать такой успех. У победы всегда множество факторов, но какой стал ключевым? Если говорить об общем вкладе в победу «Ак Барса» в минувшем сезоне, то какой процент в этом успехе тренеров, а какой – игроков и менеджеров?

– На мой взгляд, основная составляющая в том, что ребята работали единой командой. Оценивать долю процента каждого из участников процесса – будь это тренеры, игроки или менеджеры, мне кажется, невозможно. По каждой игре и серии, говоря вашим языком, могли быть разные соотношения. И они реально были разными. Невозможно быть беременным на 50 процентов – не может быть такого, что игроки играют, а тренеры не работают. Все трудились вместе.

 Можно сказать, что сработал и потенциал команды, накопленный за последние несколько лет?

– Безусловно, команда строилась несколько сезонов. Давайте поговорим о составных моментах: тренерский штаб был мотивирован на достижение высоких результатов, по-другому и быть не могло. Команда – опытные ветераны – какую они могли установить себе планку? Естественно, только самую высокую. Всё остальное, кроме победы – не их уровень. Молодежь, которая играла с большими и опытными мастерами, тоже не могла перед собой поставить другую цель. 

 То есть, в начале сезона команде ставилась задача завоевать Кубок Гагарина?

– И перед началом сезона, когда встречались с Рустамом Нургалиевичем [Миннихановым], и на внутренних планерках ставилась именно такая задача. Мы, как руководство, были вправе рассчитывать на такой результат, а игроки по своему уровню могли решать эту задачу.

 В этой ситуации мог появиться риск дополнительного давления на команду, который зачастую мешает...

– Риск, несомненно, есть. Но если в команде играют мастера, а тренерский штаб способен построить внутри коллектива здоровую атмосферу, тогда риска нет. В этом и заключается мастерство и тренеров, и игроков.

 Насколько сыграл тот факт, что команда десять лет не побеждала в Кубке Гагарина?

– В моём понимании не было такого: что вот, ребята, мы столько лет без побед, нужно обязательно победить в этот раз. Быть лучшими (а это в том числе и победа в Кубке Гагарина) – девиз нашей команды, а не локальная задача на один сезон, поэтому в «Ак Барсе» всегда стремятся только к высоким результатам. Другое дело, что это спорт, и не всегда всё может сложиться в нашу пользу. 

«ДЛЯ МЕНЯ ГЛАВНАЯ ЦЕЛЬ – ЧТОБЫ КАК МОЖНО БОЛЬШЕ ЛЮДЕЙ, ДЕТЕЙ В СТРАНЕ ЗАНИМАЛИСЬ СВОИМ ЗДОРОВЬЕМ»


 Вы долгое время были около команды, но пост ее президента занимаете только второй год. Насколько это разные вещи?

– По степени личной ответственности и вникания в дело, конечно, это разные вещи.

 Удалось ли вам окончательно погрузиться в хоккейные дела?

– До конца еще не вник, думаю, было бы невозможным погрузиться абсолютно во всё. Есть темы из числа критически важных, которые мне понятны, и по которым я могу обеспечить клубу максимальный результат.

 Какие темы?

– Мы сейчас активно обсуждаем тему спортивной медицины и подготовки кадров. В этих вопросах, мне кажется, мы сможем обеспечить результат.

 Ильсур Метшин говорил, что руководить клубом намного тяжелее, чем всем городом. А что скажете вы?

– В моей ситуации знания и навыков в основном производстве достаточно для того, чтобы правильно работать в спортивном клубе. Тут главное – работа в команде, открытость для новых знаний, технологичность и обязательно – чувство лидерства. Точно также у нас и в «Татнефти».

– Не было сложностей с тем, что – спорт особая сфера, где не работают, возможно, привычные вам методы. Во время добычи нефти, например, вы выполняете вполне определенные конкретные действия, научно обоснованные, и, с определенной долей риска, получаете предполагаемый результат. А в хоккее всё зависит от отдельных личностей: не пошла игра у вратаря или лидеров – и всё, проиграли.

– В добыче нефти всё тоже зависит от людей. Нефтяные ресурсы есть везде, но о чём бы мы ни говорили, всегда всё будет зависеть от людей. Есть неопределенности, которые невозможно устранить вычислениями и формулами. Есть смыслы, с которыми нам приходится работать. В базовых вещах я отличий не вижу. Все принципы применимы.

 То есть, в некоторой степени механистический подход в управлении спортивным клубом даёт результат?

– Не механистический, а профессиональный. Если максимально упростить и отложить детали: каждый на своём участке должен предельно качественно, в соответствии с нашими ценностями выполнять работу и быть профессионалом.

– Ещё одна сложность, которая зачастую встречается при управлении спортом. Каково принимать решения и нести ответственность, когда конечный результат не зависит только от ваших действий?

– Вопрос, что мы считаем за результат и какие цели перед собой ставим. Если мы говорим о спортивном результате, Кубок Гагарина – это здорово. Я и как болельщик «Ак Барса», и как менеджер, перед которым была поставлена такая задача, хотел это получить и как мог, помогал команде. Но, помимо этого, мы ставим перед собой много других целей.

– Какие?

– Для меня главная цель – чтобы как можно больше людей, детей в стране занимались своим здоровьем, в том числе через спорт. Если мы радуем болельщиков, то воспитываем патриотов клуба, это патриоты республики и нашей страны.

– Самое большое открытие для вас лично в чемпионском сезоне?

– С точки зрения команды, удивления нет. Есть понимание, что и во всяком деле могут быть проблемы, и понимание, что это всё всегда решаемо. С точки зрения зрителя и интереса к хоккею, есть осознание места спорта в нашей социальной жизни. Но это не удивление, к этому надо относиться спокойно. Как к некой задаче, которую необходимо решать, когда ты движешься к поставленной цели.

– Когда вы как президент подняли Кубок, появилось чувство, что это благодаря и вам?

– Точно не ассоциирую Кубок с собой, и точно этот успех произошёл не благодаря мне. Была радость за своих товарищей, которые по-настоящему выкладывались, чтобы достичь этих результатов, и было чувство удовлетворения, что смогли. И это товарищи не только те, кто были на поле, но и на трибуне, на скамейке запасных, в подсобных помещениях, на базе клуба, весь персонал – все, кто болел за «Ак Барс», все, кто помогал ему.

«СОСТАВ НА СЛЕДУЮЩИЙ СЕЗОН НА 99 ПРОЦЕНТОВ УКОМПЛЕКТОВАН»


– Что для вас значит победа «Ак Барса»?

– Достижение одной из целей на этот сезон, чувство исполненного долга. Мы же видели, в том числе и в СМИ, что люди хотят победы.

– Нет ли сейчас чувства, что теперь у вас есть карт-бланш и можно затеять в клубе революцию?

– Основные цели у нас остались прежними. Революций устраивать не будем, мы всё-таки идём системно. Мы считаем, что на основе наших ценностей, тех задач, что мы себе прописали, за счёт безупречного исполнения, мы придём к нашей цели и без потрясений.

– Какие цели остаются – брать Кубок каждый год любой ценой или выстроить рабочую систему на долгие годы вперёд?

– В данном случае в приоритете система. По навыкам тех игроков, что у нас есть, наших специалистов можно сказать, что им под силу достигать таких же высочайших спортивных результатов.

– Эта команда, которая выиграла Кубок Гагарина, может доминировать, как когда-то «Ак Барс» с Морозовым и молодым Зариповым?

– По составу игроков, я считаю, да. По тренерским навыкам и умению – тоже. По материальному оснащению – тоже да. Полагаю, и другие клубы на месте не стоят, но и мы будем развиваться.

– Нет ощущения, что команде не хватает суперзвёзд? По силам ли «Ак Барсу» заполучить такого игрока и нужно ли это?

– На данном этапе такой задачи не ставится. Менеджеры поработали, так что состав на следующий сезон на 99 процентов укомплектован, и они все у нас суперзвезды, кто то ярче, кто-то только разгорается. Если для достижения наших целей нам понадобится купить еще суперзвезду, то мы, несомненно, это сделаем.

– Оставить чемпионскую команду – это осознанное решение?

– Осознанное. Ребята доказали свою состоятельность, и если мы окажем им поддержку, они будут играть и дальше. Это не команда-однодневка, она может достигать ещё более высоких результатов.

– Вы гарантируете точечное усиление?

– Да, небольшое усиление требуется.

– Будут такие приобретения, чтобы все ахнули?

– Громких трансферов, наверное, не будет, они нам и не требуются. Нужно найти замену защитнику Атте Охтамаа, но всё будет зависеть от рынка. Тот состав, который есть на сегодня, он профессиональный, ребята амбициозные, у них есть огромное желание.

– Чувствуете, что успех «Ак Барса» стал особенным для всей лиги? Ведь до начала сезона все отдавали Кубок кому-то из армейских клубов.

– Мы читали все прогнозы, но у нас была собственная цель. Мы тоже хотели выиграть Кубок, мы знали, что мы можем его выиграть, и у нас получилось.

– Почувствовали, что вошли в элитарный клуб спортивных олигархов?

– Мы из него и не выходили (смеется). Это шутка. Нет у нас никаких олигархов. Есть клубы. Есть возможности и то, кто и как их использует. Но все это чистый спорт, соревнование. И результаты этого года это подтверждают. Ничего кроме ответственности, это не даёт. Когда ты на первом этапе отвечаешь за что-то не совсем знакомое, это только дополнительная ответственность.

– Бюджет «Ак Барса» за последние два года уменьшился или увеличился?

– Увеличился. Не только «Ак Барса», бюджет хоккея увеличился, а с ним автоматически вырос и бюджет нашей команды. В том числе из-за премий, потому что прошли дальше. Второе – он увеличился, потому что выросли сопутствующие издержки.

– То есть, победа стоит денег? Без них не бывает чудес?

– Это то, без чего сложно... 

– На каком месте в лиге «Ак Барс» по бюджету?

– В этом сезоне мы были в первой пятёрке. Не первые и не вторые, наверное, мы на четвёртой строчке.

«ЧТО ГОВОРИЛО ЗА ТО, ЧТО С БИЛЯЛЕТДИНОВЫМ НАДО РАССТАТЬСЯ?»


– Вопрос по кандидатуре Билялетдинова. Правда ли, что в клубе шли дискуссии о том, оставлять ли тренера? У вас не было сомнений, что с этим тренером мы идём дальше?

– Так, чтобы или-или вопрос не стоял. Потому что контракт, который мы заключали в прошлом году – это дело двухстороннее. Несомненно, когда мы выходим на разговоры о контракте, ты всегда предполагаешь, что вторая сторона может сказать, что не хочет продолжать сотрудничество, либо поставит какие-то условия, которые нас бы не устроили. Было обсуждение только по форме контракта. Мы хотели привязать бюджет на команду к результату, но в КХЛ есть строгие правила и типовые соглашения, потому нам не удалось реализовать задумку.

– То есть зарплата тренера зависела от результата? Он получил бы по итогам сезона больше, чем сейчас, если бы был подписан ваш вариант контракта – ведь команда достигла максимального результата?

– Нет. В рамках контракта у него были все инструменты, чтобы претендовать на самые высокие места. Не только финансы считаются мотивационной частью, это и спортивный азарт, и желание выиграть и чувство профессионального достоинства и амбиций, в самом хорошем смысле этого слова. Мы все знаем историю Билялетдинова-хоккеиста, Билялетдинова-тренера.

– При этом всё равно существует система премирования за успехи в Кубке...

– В том числе, но они профессионалы. Система премирования есть во всех клубах, это такое неписанное правило. Взять и отменить его? Не думали.

– А какие премии получили игроки и тренеры за победу в Кубке Гагарина?

– На мой взгляд это достойные деньги. Может, для других клубов не очень большие.

– Известно, что ЦСКА обещал премию в 60 млн рублей каждому за победу в финале.

– Не могу сказать про ЦСКА, у нас сумма значительно меньше той, что вы озвучили.

– А почему вы хотели оставить Зинэтулу Хайдяровича?

– А что-то говорило за то, что с Билялетдиновым надо расстаться в апреле 2017 года?

– 0 - 4 в серии от «Металлурга» многое говорило и показывало. Шансы у команды выглядели призрачными...

– Есть один вопрос. Второй – начинаем раскладывать эти 0 - 4. Незрелищность? Тоже понятно. Но существовало понимание, что не от одного тренера зависел результат и что Зинэтула Хайдярович в том сезоне сталкивался с немалыми трудностями. И при комплектовании команды, при его навыках и умении, у него не было партнёров, кто бы мог реализовать его идеи. Поэтому, когда мы для себя решили, что у нас есть возможность доукомплектовать команду, сделать её соответствующей квалификации главного тренера – почему нет?

– Какие выводы сделали для себя после первого года работы и неудачи в серии с «Металлургом» в Кубке Гагарина-2017, когда 0 - 4 выглядели безнадежно?

– Первое: серьезно решили усилить скамейку запасных, у нас, например, в прошлом году в серии с «Магниткой» пять человек травмировались – и некого было поставить. А в этом уже другая ситуация – у нас было кем заменить выпавших игроков. Второе: определенные выводы сделал для себя тренерский штаб – не знаю, благодаря чему. Может, они увидели дополнительные для себя маневры после того, как мы усилили состав.

– Состав, прежде всего, усилился качественно, а не просто количественно?

– У нас и в том году проблем с количеством не было, но там ребята приходили из ВХЛ, у которых меньше опыта и навыков. Мы хотели, чтобы наша команда прибавила не только в плане результатов, но была интересна и для зрителей. Появление таких игроков, как Андрей Марков и Данис Зарипов – это всегда ещё и дополнительный интерес для болельщиков.

«ХОТЕЛИ ПОСМОТРЕТЬ НА ТРОЙКУ ЗАРИПОВ-ТКАЧЁВ-РАДУЛОВ»


– Андрей Марков помог «Ак Барсу», в регулярном чемпионате набрал больше всех очков среди игроков в защите и, несмотря на опасения, почти не пропускал матчей по состоянию здоровья. Как проходили переговоры о его переходе в «Ак Барс»?

– У нас было два обсуждения: в первый раз я поднимал этот вопрос, по совету Даниса Зарипова – мне сказали, что он столько лет играет в «Монреале», способен ли он привыкнуть к нашим широким площадкам? Тренерский штаб серьезно обсуждал это. И когда во второй раз уже поступил звонок со стороны игрока, мы всё очень быстро согласовали.

 Второй знаковый трансфер – возвращение Даниса Зарипова. Все ли бы поддерживали идеи приглашения ветерана? Известно, что летом 2016 году Зарипов просился в «Ак Барс», но Билялетдинов ответил категорическим «нет».

– Я, к сожалению, не в курсе той истории, поэтому ничего не могу сказать. Но я знаю, что когда летом 2017 года формировался состав и просматривалась фамилия Зарипова, главный тренер о нём отзывался только положительно. Для меня это было важным. С самого начала никаких вопросов не было. Стояла задача посмотреть на ударную тройку Зарипов – Владимир Ткачёв и еще один очень известный игрок, который к нам не перешёл.

 Сейчас можно назвать эту фамилию?

– Александр Радулов. Мы видели именно такую тройку, но он решил остаться в НХЛ. С другой стороны к нам пришёл Станислав Галиев и стал лучшим снайпером Кубка Гагарина, так что всё было к лучшему.

 А по трансферу Зарипова были другие мнения? Или этот вопрос уже был решен?

– Нет, других мнений не было, это было общее решение. Когда идёт формирование команды, мнение главного тренера – одно из самых решающих, потому что именно ему работать с этим коллективом и общаться с игроками каждый день. Был лишь вопрос в том, что Данису нужно подобрать соответствующих его классу партнёров.

 Еще чей голос учитывается во время трансферов?

– Своё мнение могут высказать генеральный менеджер Рафик Якубов и директор клуба Шамил Хуснутдинов. Я, как президент, могу только принять всё это к сведению. Если вернуться к Зарипову, то там была единственная проблема – его дисквалификация.

 Но вы ведь могли сказать: «Извини, Данис, это твои проблемы».

– Почему? Это наша проблема – если он хотел играть за нас, зрители хотели его видеть, а тренерский штаб видел его в команде и положительно о нём отзывался. У «Татнефти» были инструменты, которые могли внести полную ясность по этому вопросу, почему мы не должны были этого делать?

 Когда началась вся эта ситуация, прогнозы были неутешительными: говорили, что есть только пять процентов на положительный исход. А лично вам какой процент называли?

– Все обстоятельства, которые были на тот момент, настраивали нас на то, что при грамотной работе юристов суд мог принять справедливое решение. По тем или иным причинам Данис не попал на обсуждение его проблемы, и он не имел возможности высказать все свои аргументы. Когда мы вместе с юристами рассмотрели все эти аргументы – они им показались достаточными. Юристы посчитали, что такую аргументацию суд обязательно рассмотрит.

 Данис – человек, который по каждому вопросу имеет свое мнение и может высказать его команде. В этом плане не было рисков, когда подписывали его?

– А он разве единственный, кто имеет собственное мнение? По-моему, все его имеют. У нас у всех цель была одна – мы хотели побеждать.

«В «НЕФТЯНИКЕ» Я ПРОШЁЛ ШКОЛУ МОЛОДОГО БОЙЦА»

– У вас был хороший опыт работы в альметьевском «Нефтянике». Можно было какие-то решения оттуда перенести на «Ак Барс»?

– Нет, по менеджерским приёмам они очень похожи. Насколько помог мне этот опыт? Точно начал отличать клюшку от шайбы (смеётся), зоны – овладел спортивной терминологией. В «Нефтянике» я прошёл школу молодого бойца. Ещё я убедился, что те навыки и умения, которые мы используем в производстве, вполне применимы и в спорте. Это та же самая индустрия. Во-вторых, появилось спокойствие и уверенность в своих знаниях.

– В Альметьевске не обижаются, что у вас стало меньше времени на клуб?

– В Альметьевске точно не один Маганов занимался клубом, а занималась команда. И Рафик Якубов до сих пор туда приезжает, и те мои коллеги, которые сегодня трудятся в клубе, ничуть не уступают, а в моём понимании, подняли планку гораздо выше, чем это было при мне. И этот процесс естественный для «Татнефти», мы с каждым днем должны становится лучше, чем были вчера.

– Нет желания перенести «Нефтяник» в КХЛ, чтобы город получил суперзрелище? 

– На самом деле, как для жителя Альметьевска, эта задача для меня очень интересная и амбициозная – это одна из таких задач, которые может поставить перед собой «Татнефть». Но надо изучить её достижимость и целесообразность.

 Тем более, вы сейчас строите большой ледовый комплекс...

– Мы планируем построить комплекс с двумя тренировочными полями для ДЮСШ, рядом с которым ещё будет 50-метровый бассейн. Объём инвестиций перевалил за миллиард рублей. Бассейн мы планируем сдать в сентябре, а ледовый комплекс к концу года.

– А есть планы по новому дворцу для «Нефтяника»?

– Нужно смотреть на целесообразность. Проект нового дворца должен быть коммерческим, в первую очередь, по заполняемости.

– Вашему городу ведь не хватает первоклассных зрелищ?

– В городе, смотрите, какая интересная история. Я как-то зашёл в художественную школу и, беседуя с преподавателями и директором, с удивлением узнал, что 600 детей в школу не попало. При этом сейчас в ней занимаются 900 ребят. То есть, им пришлось отказать детям, которые хотели заниматься искусством. Для меня это вызов. Наши будущие поколения должны вырасти полноценными гражданами – и в спортивном плане, и в интеллектуальным. У детей могут быть разные пристрастия и желания. Поэтому у нас много задач.

Сказать, что в Альметьевске не хватает зрелищ... Сейчас в городе строится концертный зал классической музыки с органом. Строится картинная галерея. Люди разные: кто-то хочет посмотреть хоккей, кому-то ближе плавание. А в новом 50-метровом бассейне мы будем развивать и синхронное плавание. Раньше у нас не хватало льда для фигурного катания, поэтому мы решили строить комплекс с двумя площадками, вместо одной.

– Возможно ли вам с «Нефтехимиком» сотрудничать в одной системе?

– Мы с удовольствием работали с «Нефтехимиком». У нас нет никаких барьеров в этом плане: ни внутренних, ни внешних. Всё дело только в желании «Нефтехимика». Пока у нас нет такой синергии, но мы всегда открыты для сотрудничества и постоянно декларируем это. Это реально в системе наших ценностей, мы понимаем, что вместе мы можем сделать больше и лучше.

«ВОСПИТАННИКОВ В КОМАНДЕ ДОЛЖНО БЫТЬ НЕ МЕНЕЕ 50 ПРОЦЕНТОВ»


– Если говорить про маркетинг, куда направлена стратегия «Ак Барса» и будет ли ребрендинг, смена логотипа?

– А в этом есть необходимость? Мы проводили опросы общественного мнения, они не показали, что болельщикам не нравится бренд «Ак Барса». Доделки, совершенствования – да, но менять символ «Ак Барса» — такого запроса от болельщиков нет.

– Удалось ли до конца решить задачу интереса к команде со стороны болельщиков?

– Мне кажется, частично – да. Приглашение Зарипова и Маркова, безусловно, помогли повышению интереса. Может быть, нам нужно немного оживить еще и маркетинговую работу.

– Стоит ли задача выхода «Ак Барса» на самоокупаемость?

– Естественно, было бы правильным, если бы клуб сам зарабатывал на свои нужды. Перед нами стоят такие цели, но пока на полное самообеспечение перейти невозможно. На мой взгляд, сейчас клуб в состоянии зарабатывать порядка 17 процентов от всего бюджета.

– Есть ли вообще рынок, на котором можно зарабатывать такие деньги?

– Цифры, которые я вам сейчас озвучил, они не взяты откуда-то с потолка. На сегодняшний день это вполне достижимые цифры, некоторые клубы в России эти деньги зарабатывают.

– Какие?

– Например, СКА.

– Работники «Татнефти» не ворчат, что компания столько денег тратит на «Ак Барс»?

– Мы тратим не свои деньги, а деньги акционеров. В нашей компании нет своих денег – есть деньги акционеров и заёмные у банков.

– Сегодня в Казани пройдёт большой праздник – чемпионский парад. Почему он состоится только спустя месяц после победы? В футболе, например, это происходит почти сразу – команда проезжает по городу на чемпионском автобусе уже на следующее утро после победы. Почему не сделать так и вам, чтобы весь город стоял на ушах?

– Казань и Альметьевск, да и вся республика стояли на ушах после победы «Ак Барса», за это спасибо нашим жителям. Что касается вашего вопроса, то в хоккее есть определенные традиции и приметы. Не положено ничего загадывать и готовить заранее. Во-вторых, почти сразу после нашей победы начался чемпионат мира, а мы бы хотели, чтобы на нашем праздники присутствовали все гости – в том числе, руководство КХЛ и ФХР. Всё в совокупности заставило нас провести праздник через месяц после победы.

– Что будет представлять собой торжество?

– Мы считаем, что это не только чествование нашей команды, но и праздник для всех болельщиков. У нас будет и чемпионский автобус, и гулянья на Ярмарочной площади. В моём понимании, праздник должен быть красивым и зрелищным, соответствующим статусу нашей победы.

– Каким вы видите «Ак Барс» через 3 - 5 лет?

– Таким же любимым болельщиками. Если на всех играх арена будет заполненной, то будет здорово. Что касается спортивной составляющей, то в клубе всегда будут играть высококлассные игроки, собственные воспитанники из Академии «Ак Барса». В нашей стратегии, которую мы приняли, своих воспитанников в команде должно быть не менее 50 процентов. Если коротко, то это должен быть любимый и народный клуб, на который должны равняться остальные и который служил бы примером для тысяч мальчишек.

Мы направлены на постоянное движение вперед, и мы понимаем, что очередная победа в Кубке Гагарина была уже вчера. А сегодня перед нами стоят те же большие задачи и для их выполнения нужно много трудиться, плюс немного спортивной удачи, и конечно, поддержка болельщиков «Ак Барса».

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Анонимно
    Анонимно 0

    Ну что Айратик, в очередной раз убедился что Зарипов не личный враг Билялтдинова, а его зять не диктует каких игроков брать? Упертая антибилялетдиновская шамиловщина! Тяжело наверное жить с постоянной злобой?

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Говорили же что ребрендинг будет?планировалось сменить логотип

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Насколько сыграл тот факт, что команда десять лет не побеждала в Кубке Гагарина?
    О каких 10 лет идет речь???

  • Анонимно
    Анонимно 0

    В общем очередные фантазии Шамилова и Ко о том, что Билялетдинова не хотели оставить после 0:4 и искали другого тренера (напоминаю позорный на всю жизнь вопрос от БО на пресс конференции ЗХБ, о том, что на его место вот-вот придет Буцаев! ), об обсуждении кандидатуры другого тренера (там и Квартальнов был, и Быкови, и Буцаев, котого только не было! О ужас!) Шамилов писал целый год, о этом пытал самого Билялетдинова (про год контракта еще пытал, а Маганов сказал, что этого не было и совсем другое обсуждали, хотели привязать его контракт к результату), сейчас Маганова пытал - все оказалось фейком! Это фиаско, братан! Очередное. Один провал был в том, что вы предположили переход Галиева в СЮ, будто Якубов остановил тренера Билялетдинова и сказал НЕТ. Об этом кстати ЗХБ подшучивал уже над самим Якубовым перед вами и перед всеми, получается вы еще и Якубова подставили, похлопывал ему по плечу, можно сказать принижал его из-за вас и Якубову было неловко сидеть рядом с ЗХБ.
    Еще один провал, что Зарипов пришел в Ак барс вопреки желанию Билялетдинова. Сколько об этом было написано! А Маганов вот говорит, что нет, что Билялетдинов отзывался о Зарипове только положительно. Об этом сказал и сам ЗХБ и сам Зарипов. А вы сколько голову морочили болельщиков! Слишком много провалов, ребята.

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Ребердинг будет, но скорее всего имелось в виду про барса

Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть