Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Самый легендарный игрок в истории «Вашингтона» до Овечкина

Он выводил «столичных» в финал, когда этого никто не ждал.

«Моя скорость – моё главное преимущество. Моя работа – забивать голы», – под таким слоганом прошла вся карьера Петера Бондры. Главного игрока в истории «Вашингтона» до появления Александра Овечкина.

Почему именно Бондра? Да, за «Кэпиталз» играли настоящие легенды вроде Скотта Стивенса, Адама Оутса, Фила Хаусли или Яромира Ягра, но у них лучшие годы карьеры прошли в других командах. Бондра же почти всю карьеру посвятил «Вашингтону», из которого был обменян только в 36 лет. Он наверняка бы остался в столице США до конца карьеры, но выиграть Кубок Стэнли тоже хотелось – это была единственная логика обмена в «Оттаву». Выиграть не получилось, но от игры за «Атланту» и «Чикаго» (по сезону в обеих командах) Бондра пользу извлёк – в свой последний год в карьере он забросил 500-ю шайбу в НХЛ.

Петер Бондра / Фото: Jamie Squire, Gettyimages. com


Бондра свёл с ума НХЛ своей скоростью и катанием ещё до того, как в лиге появился Павел Буре – «Вашингтон» задрафтовал словака в 1990-м в восьмом раунде и сразу же привёз в США. «Я прочитал в газете, что на наш матч с «Витковице» приедет кто-то известный из НХЛ, чтобы просмотреть Рихарда Шмеглика. Я завелся и выдал матч всей своей жизни – два гола и две передачи», – рассказывал Бондра. Ему повезло, что тогда в команде был ещё один представитель Чехословакии: Михал Пивонка стал ментором Петера не только в быту, но и на льду – большую часть голов он забил именно с передач соотечественника.

Но Бондра не был игроком, зависящим от партнёров – он всегда мог сам убежать от защитников на своей нереальной скорости и разобраться с вратарём. Это умение и сделало его главным игроком «Вашингтона»: даже когда клуб был аутсайдером, все знали, что за Бондрой нужно следить особенно. При этом словак был очень недооценён – он сыграл на Матче звёзд лишь пять раз, хотя игрока такого уровня можно было приглашать хоть каждый год.

Знаковый для «Вашингтона» сезон 1997/98 Бондра начал с забастовки, требуя улучшенного контракта. Но косплеить Алексея Яшина не вышло – словаку запретили проходить с командой предсезонную подготовку и к началу сезона он был готов выступать за команду на прежних условиях. Впрочем, начал Петер сезон так, что уже в январе генеральный менеджер клуба Джордж Макфи сам позвонил агенту игрока и предложил четырёхлетний контракт на тех условиях, что хотел Бондра.


«Впервые за всю карьеру в НХЛ я почувствовал, что Вашингтон – хоккейный город», – вспоминает Петер тот момент, когда «Кэпиталс» вышли в финал. Бондра был невероятно хорош и постоянно забивал Доминику Гашеку, но в финале «Детройт» был намного сильнее. Больше такого шанса на победу у Бондры и его «Вашингтона» не было.

«Вашингтон» уже выходил в финал Кубка Стэнли. Это было 20 лет назад

Когда «Вашингтон» драфтовал Овечкина, и тот феерил в первый же сезон (106 очков), было понятно, что рекорд Бондры устоит только в том случае, если россиянина куда-нибудь обменяет или в НХЛ будет локаут лет на пять. Но в здравом уме ни то, ни другое представить невозможно, поэтому когда Овечкин превзошёл рекорд Бондры по очкам за «Кэпиталс», словак был только рад: «Я следил за ним с его первого сезона в НХЛ, наблюдать за его игрой – одно удовольствие, так что это был только вопрос времени, когда он побьет мой рекорд. Теперь хочу спуститься в раздевалку и лично пожать ему руку и поздравить его».

Но один рекорд Бондры Овечкину побить не суждено, даже если он будет играть столько же, сколько и Ягр – по голам, забитым в меньшинстве. Король меньшинства – так называли Бондру в Вашингтоне, ведь он забросил аж 32 шайбы, когда команда имела на одного игрока меньше. Овечкин же забил в меньшинстве всего четырежды за карьеру. «Чтобы побить этот рекорд, надо хотя бы выходить на лёд в меньшинстве», – справедливо замечает сам Бондра. Но его цифры всё равно впечатляют: в сезоне 1994/95 он отличился в меньшинстве шесть раз, для сравнения – в нынешнем сезоне по этому показателю лучшим стал форвард «Флориды» Александр Барков, забросивший пять шайб.

«Надеюсь, что когда-нибудь мои дети смогут помочь «Вашингтону» забрать Кубок Стэнли», – заявил Бондра после обмена в «Оттаву». Но его сыновья не стали великими хоккеистами: 25-летний Давид играет в словацком чемпионате и в этом году впервые сыграл за сборную страны на чемпионате мира, а 21-летний Николас выступает во втором дивизионе студенческого хоккея в США. Впрочем, в «Кэпиталз» сейчас и без помощи Бондры собралась команда, которая может исправить ошибки своих предшественников двадцатилетней давности.

Сам Петер регулярно приезжает на «Кэпитал Уан Арену» – в прошлом году его назначили директором клуба по работе с ветеранами. Он постоянно болеет за команду на трибуне, а после второго выхода в финал в истории клуба не мог сдержать эмоций: «Не могу поверить, что прошло 20 лет». И верит, что на этот раз парням, которые уже играют без орла на груди, удастся осуществить для города то, что не смогли он и его партнёры 20 лет назад: «Кэпз» заслужил это, и особенно фаны. Они терпели много разочарований год за годом. Они заждались. Пусть я и не играю, но чувствую себя частью команды».

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть