Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Ринат Шафигуллин: «Ак Барс» должен играть в КХЛ, а «Нефтяник» – быть топ-клубом ВХЛ»

«Мы живём здесь, эту воду пьём и этим воздухом дышим. И люди, живущие вокруг, нам не безразличны, это не пустые слова», – подчеркивает президент «Нефтяника» Ринат Шафигуллин. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал, хватило ли ему одного года, чтобы вникнуть в хоккейные дела, почему «Нефтяник» должен быть топ-клубом, и когда в Альметьевске появится новая ледовая арена. 

Ринат Шафигуллин / Фото: пресс-служба «Татнефти»


«ЦЫПЛЯТ ПО ОСЕНИ СЧИТАЮТ… ВЕРНЕЕ ПО ВЕСНЕ»

– Мэр Казани Ильсур Метшин в своё время рассказывал, что футбольным клубом руководить сложнее, чем целым городом. Вам как нефтянику за этот год удалось вникнуть в хоккейные дела?

– Хоккей я всегда любил, смотрел с детства, знал всех хоккеистов в чемпионатах страны, выписывал «Советский спорт», вырезал фотографии и приклеивал в альбом. В Альметьевске я застал ещё старый дворец, где играли под открытым небом, и зрители наблюдали за игрой стоя, а на трибунах звенели бутылками. Люди смотрели хоккей даже на крышах домов. Потом немного отошёл, но за «Ак Барс» продолжал болеть, по возможности ездил в Казань на матчи.

Менеджер не обязательно должен быть профессиональным спортсменом. Я сам нефтедобытчик, учился этой профессии, в свое время Шафагат Фахразович Тахаутдинов, возглавлявший тогда компанию «Татнефть», направил меня развивать бурение. Вообще, я тогда мало разбирался в этом деле, очень переживал, справлюсь ли. И после того, как досконально изучил сложное буровое дело, смог постичь все его нюансы, я понял, что мне уже вообще ничего не страшно – можно справиться с чем угодно, было бы желание.

– Как вы непосредственно возглавили «Нефтяник»?

– Активно посещать игры «Нефтяника» я стал после того, как генеральный директор нашей компании Наиль Ульфатович Маганов возглавил федерацию хоккея республики. Тогда «Нефтяник» выиграл Братину. Сын у меня учится в Питере: я когда там бываю, иногда хожу на СКА – там это не просто хоккей, а шоу. Как-то раз попал на матч с ЦСКА, приехал, посмотрел, и у меня появились идеи, которыми я поделился с Наилем Ульфатовичем и спросил, можно ли это воплотить у нас? Он дал добро. Я собрал ребят на мозговой штурм. Все сидели и молча слушали, не проявляя активности. Тогда я слукавил, сказав, что мне Наиль Ульфатович поручил заниматься хоккеем в Альметьевске. Ребята тут же воодушевились, заинтересовались – вот что значит авторитет шефа. И в конце прошлого сезона началось воплощение идей в практику. Тем самым мы преодолели укоренившуюся привычку ничего не менять.

К примеру, когда мы решили поставить аэротоннель в виде быка, мне ответили: «Вы знаете, они всегда выходили с лавки, это уже традиция». Самое интересное, что в тот сезон «Нефтяник» играл не очень удачно. Вот и подумалось: поменяем традицию - выигрывать начнут.

– Вы говорили, что клубом управлять не страшно. Это действительно так? 

– У нас здесь другая ситуация, у нас за спиной «Татнефть». Я прежде всего работник «Татнефти». В этом плане Наиль Ульфатович поддерживает нас очень, чётко ставит задачи. Соответственно и спрашивает.

– В бурении все понятно, например: вы выполняете вполне определённые конкретные действия, научно обоснованные и с определённой долей риска, получается гарантированный результат. А тут столько всего сделали, весь год шли, потянул ногу Хакимов – и всё, проиграли полуфинал. 

– Отчасти согласен. Когда мы только начинали, только пришёл новый тренер Гизатуллин, мы проваливали первые матчи. На предсезонном турнире на День нефтяника проиграли все игры. Я зашёл к ребятам в раздевалку, они стоят, глаза потухшие – говорят, отыграли нормально только один период в трёх матчах. На что я ответил: «Мужики, цыплят по осени считают…вернее, по весне». Мы в вас верим, доверяем, делайте свою работу. К концу сезона Гизатуллин выстроил игру настолько, что мы вытаскивали матчи за секунды до поражения. Правда, в последней игре и сами за семь секунд до конца проиграли. Но я думаю, что для первого сезона - это нормально.

«ПОСЛЕ ПОБЕДЫ ЗАШЁЛ В РАЗДЕВАЛКУ: «НУ, МУЖИКИ, КАК В КИНО!»

– В полуфинале «Нефтяник» уступил СКА-Неве, а в финале Кубка Петрова играли два клуба из Санкт-Петербурга. Насколько реально конкурировать с питерскими командами? 

– Вполне реально. В первой игре мы давили, но наш основной вратарь Рафаэль Хакимов потянул ногу, второму вратарю тут же забили два гола. Вторую игру Хакимов опять не играл, мы проиграли 2:3, а с 0 - 2 серию тяжело вытаскивать.

– А административного давления не заметили? Мы же понимаем, что Питеру помогают везде: и в ВХЛ, и в КХЛ...

– Не знаю, кто кому помогает. Четко знаю одно: надо быть на голову выше, идти к поставленной цели.

Фото: БИЗНЕС Online


 Как бы оценили выступление команды в сезоне?

– Результат хороший. Перед сезоном мы поменяли тренерский состав, у Ильнура Гизатуллина совершенно другой подход к делу - тренировкам, атмосфера в команде. . Настроения в коллективе оптимистичные, мы создали ощущение общности и единой семьи.

– Сейчас в КХЛ обсуждают вопрос сотрудничества клубов сразу с двумя командами ВХЛ. Нижнекамск тоже хочет отправлять свою молодёжь в «Нефтяник»?

– Это нормально. Мы в хороших отношениях с директором «Нефтехимика» Раилом Якуповым: в прошлом сезоне взяли у них Дениса Ляпустина – он отыграл весь год , и на следующий сезон есть с ним договорённость. Взяли в команду Данила Воеводина – в Перми его практически не было видно, у нас парень раскрылся. Тот же самый Ленар Мансуров стал звездой плей-офф.

– Как ваши функции разделены с Рафиком Якубовым? Из-за его переезда в Казань он не стал меньше уделять внимания «Нефтянику»?

– Внимания меньше не стало, он просто реже стал бывать здесь. Отношения у нас прекрасные, рабочие. В селекции я не участвую вообще, этим занимается Рафик Хабибуллович вместе с тренерами. Моя задача – создать условия ребятам.

– Сколько раз за сезон вы заходили в раздевалку?

– После каждой игры и после поражений в том числе. Правда, каюсь, когда только стал президентом клуба, первое время вообще не заходил - не знал ребят, не знал, кому что сказать. Рафик Хабибуллович как-то пригласил: «Пошли!». Пришли, поблагодарили за игру. С этого началось общение. Вообще, мы не давим на игроков, не ставим барьеров, прислушиваемся к идеям. Вот недавно в клуб пришёл новый директор Мансур Усманов – молодой, амбициозный парень, у него много хороших задумок. Когда вышел фильм «Движение вверх», он предложил сходить на него всей командой. Мы позвали тренеров и хоккеистов, обслуживающий персонал, всех - с жёнами. Собрались, взяли попкорн, с удовольствием посмотрели картину. На следующий день играем с «Торпедо» – проигрываем 0:3 к седьмой минуте первого периода, В перерыве собрались и вышли играть с совершенно другим настроем - забили красивые шайбы так, что соперник дрогнул. Я после игры в раздевалку зашёл: «Ну, мужики, как в кино!».

Или другой момент. В ходе очередного ремонта хотели обновить лестницы , но зашли к заливщикам льда, спросили у ребят, что сейчас важнее? Они ответили - кухня, душевая, сушилка. Мы выбросили старую мебель – всё отремонтировали. То же самое с комнатой уборщиц – тоже всё обновили. Считаю, что сначала людям надо создать условия, тогда они по-другому начинают работать. Я эту школу в бурении прошел.

Фото: БИЗНЕС Online.


 То есть, это такой современный подход, при котором хоккей – праздник для всех?

– Для меня хоккей – всегда праздник. Даже грустно, честно говоря, что этот хоккейный год закончился. В сезоне не все игры получились зрелищными, некоторые игры мы натужно выигрывали. Тренеры тоже с этим согласны. Все понимают, болельщиков привлекает много шайб, красивая игра – тогда будет другая атмосфера, будет настоящий праздник 

– Изменилась ли как-то в Альметьевске аудитория болельщиков за последние несколько лет?

– Изменился зрительский состав. Если раньше на игру больше ходили взрослые мужчины, то теперь чаще посещают дети, женщины, молодёжь. Несколько лет назад трибуны были чёрного цвета, теперь всё веселее. У нас стало больше атрибутики, мы начали продавать шапки, шарфы. Почему это раньше не делалось? Говорят, в высшей лиге никто этим не занимается. И что? А в высшей лиге у кого-нибудь есть самолёт? Ориентиром должна быть КХЛ, а, может, и НХЛ. Надо двигаться вперёд. Есть желание больше зарабатывать на атрибутике: сейчас мы планируем открыть новые точки в центре города, реконструируем свой магазин.

«НОВЫЙ ДВОРЕЦ АЛЬМЕТЬЕВСКУ НУЖЕН, НО СНАЧАЛА РЕШИЛИ ОТДАТЬ ЕГО ШКОЛЕ»

– А как реагирует публика на все ваши активности?

– Читаю в социальных сетях – отзывы нормальные. Ходить на матчи стали больше, но в этом плане мы ещё не дорабатываем. Хотя многое делается с точки зрения организации шоу, не поднимаем цену билетов несколько лет (самый дорогой стоит 200 рублей), всё равно большую часть билетов распространяем через профсоюз. Теперь у нас перед глазами опыт Нижнекамска, думаю, что на следующий год мы пойдём этим же путём и откажемся от бесплатных билетов. Да, мы провалимся вначале, но другого пути нет. Истинный болельщик всё равно будет ходить. К нам ещё особо не едут из других регионов, например, могли бы приезжать из Лениногорска. У них раньше была своя команда «Нефтяник», с которой мы бились в дерби.

– А возможно так работать, чтобы в Лениногорске почувствовали «Нефтяник» своим?

– Думаю, возможно, просто этим тоже нужно заниматься. Мы уже привозили на матчи ребят из лениногорских школ. Думаем проводить там показательные матчи.

Фото: БИЗНЕС Online.


 Многие клубы не готовы тратиться на маркетинг, считая, что это уже вторично...

– Мы с этим не согласны. В плане маркетинга мы многое делаем: проводим различные шоу, запускаем программу лояльности с банком «Девон-кредит» – будем делать карты болельщиков с фотографиями.

– Кстати, при вас в клубе прошел ребрендинг, теперь у «Нефтяника» новый символ – бык. Почему именно это животное? 

– Эта история была еще до меня. Во-первых, это один из символов фондовой биржи. Быки очень смелые и рисковые. То, как они яростно задирают стоимость акций, сравнивают с тем, как бык поднимает на рога свою жертву и подбрасывает её. В новом символе команды есть харизма, сила, напор, стремление побеждать, а также упорство, трудолюбие, нацеленность, устремлённость. И когда мы сделали новый логотип, форму, цвета красно-чёрные – это так заиграло. Отлично смотрится.

 А как появилась идея брендировать свой самолёт?

– Я часто летаю, видел самолёты баскетбольного ЦСКА, «Зенита». Позвонил директору «ЮВТ Аэро», говорю, мы же собирались один из самолётов красить. Он говорит - нет проблем , разработали эскиз и сделали.

 Удивительно, почему у «Ак Барса» такого нет?

– Могу объяснить. Для такой большой команды КХЛ самолёт CRJ – маленький, вмещает всего 70 человек. У нас меньше багажа, чем у «Ак Барса», при этом мы затаскиваем сумки в салон самолета на первые ряды. «Ак Барс» не летает на таком маленьком самолете, потому что не уместится в нем. 

Фото: пресс-служба «Татнефти»


 Дворец в Альметьевске уже не отвечает современным требованиям. Есть ли планы на новое строительство?

– Дворец, конечно, не отвечает. Строить надо новый, и строить будем. Когда мы выиграли Братину, думали об этом серьёзно. Но когда стали активно развивать ДЮСШ через академию хоккея, решили, что в первую очередь надо отдать новый дворец детям.

Причём, мы обсуждали концепцию прежде всего с Наилем Ульфатовичем с участием главы Альметьевска Айрата Ринатовича и пришли к мнению, что новый дворец тоже должен быть не чисто хоккейным, а многофункциональным. Существующий трудно задействовать под что-то ещё, кроме хоккея: одна трибуна, сверху плохо видно. Но тут ещё есть критерий посещаемости: мы можем построить дворец на три-пять тысяч, но пока мы и на старом 1800 не можем собрать. Вопрос о строительстве ледового дворца для нашей команды надо ставить, когда уже не будем вмещать всех желающих в «Юбилейном».

– Расскажите о новом проекте подробнее?

– Комплекс будет состоять из нескольких объектов. По соседству 50-метровый бассейн. Ледовый дворец с двумя катками. Ещё будут гостиница и интернат. Мы сможем размещать в ней одновременно три команды. На втором этаже дворца будет сделана современная бросковая зона. Прорабатываем удобную логистику: гостиница и питание – всё на одной площадке. Причём, это новый ипотечный район, здесь всё только развивается, новый стадион смогут использовать все жители. В этом году дворец будет достроен и начнёт работу.

«ЛЮДИ, КОТОРЫЕ ЖИВУТ В АЛЬМЕТЬЕВСКЕ, НАМ НЕ БЕЗРАЗЛИЧНЫ»

 Каким вы видите клуб через два года?

– Мы и сегодня один из топ-клубов высшей лиги. Должны ставить перед собой самые серьёзные задачи. Работа с клубом ведется таким образом, чтобы была выстроена чёткая вертикаль между школой, молодёжной командой «Спутник» и «Нефтяником». В планах выстроить настоящую хоккейную индустрию. Клуб должен стать одним из центров настоящей культурной и спортивной жизни. Город должен в хорошем смысле «болеть» хоккеем. Также надеюсь, что года через два у нас будет новый дворец.

Фото: БИЗНЕС Online.


–  Для чего «Татнефть» развивает «Нефтяник», вкладывает деньги в школу и академию, что компании даёт хоккей?

– Смотрите: у нас головной офис здесь, в Альметьевске. Мы живём здесь, эту воду пьём и этим воздухом дышим И люди, живущие вокруг, нам небезразличны. Это не пустые слова. Можно иметь офис в Москве, а здесь только платить зарплату. Но наша задача – создать в Альметьевске такие условия, чтобы молодёжь оставалась здесь, чтобы город был привлекательным. Если взять Соединённые Штаты, то там не так много городов-миллионников. Есть небольшие города до трёхсот тысяч, зелёные, уютные, в них создана вся инфраструктура. Сейчас мы стремимся сделать нефтяной институт центром инновационного образования, для него будет строиться кампус: будут спортивные залы, велодорожки. Мы формируем комфортную среду обитания, реализуя проекты «Паблик-арт», «Культурная среда города», «Уличные театры». Формируем здоровый образ жизни с помощью зеленого фитнеса и развития конного спорта. Конечно, мы заботимся и о старшем поколении. Для ветеранов и пенсионеров нефтяного региона открываем центры долголетия, оснащенные специальными тренажерами.

Город должен быть таким, чтобы жить в нём было удобно, и интересно.

Досуг – это один момент. Второй – воспитание подрастающего поколения. Цель в том, чтобы ребята закаляли характер, были патриотами своего края. Понятно, что не все станут великими спортсменами, только небольшое количество ребят пойдет в спорте дальше. Но самое главное – целеустремлённость, отношение к делу, командность – это Ценности «Татнефти».

Сегодня мы начиная с питания, медицинского обследования, планируем индивидуальный подход к тренировкам детей. Кроме спорта занимаемся их интеллектуальным развитием. У нас ребята, которые живут в интернате, кроме прочего, изучают английский язык, занимаются вышиванием для развития мелкой моторики и многим другим.

– Нет ли у «Нефтяника» амбиций перейти в КХЛ?

– В системе должен быть один элитный клуб - это «Ак Барс». Та вертикаль, которая выстраивается Академией, предусматривает топовый клуб Высшей лиги. Поэтому мы должны развиваться именно в этом сегменте.

«НАШИ КОМАНДЫ, КОТОРЫЕ ЗАНИМАЮТ ПРИЗОВЫЕ МЕСТА, БУДУТ ЕЗДИТЬ НА ТУРНИРЫ ЗА ГРАНИЦУ»

– Как вы оцениваете создание Академии хоккея «Ак Барс»?

– Создание Академии – хорошая идея. Теперь у школ есть единая методология: «Ак Барс» и «Нефтяник» в одной системе. Раньше из нашей школы дети уезжали в Казань, у родителей была такая мечта. Сейчас мы практически в одинаковых условиях, и дети перестали уезжать. Напротив, возвращаются .

Благодаря Академии мы смогли серьёзно поднять заработную плату тренерам. Сейчас к нам просятся на работу, а мы выбираем. Кроме зарплаты, имеем возможность давать квартиры. Правда, пока служебные, и не всем.

– А по какому принципу получают квартиры?

– Стимул должен быть обязательно, а жилье – очень хорошая мотивация стимул. У нас замечательный директор ДЮСШ – Владислав Бабанов. Он представляет кандидатов за определённые заслуги, ну а мы уже коллегиально рассматриваем и принимаем решения..

– Ваша школа уже выходит по Татарстану на второе место, уже переигрываете «Нефтехимик»?

– В прошлом году мы впервые заняли общее первое место в Поволжье по всем возрастам. Обошли Казань, Самару, Нижний Новгород и Пензу. В этом году мы вторые, первая – Казань. В течение года проводим множество турниров среди любительских команд. Также впервые сделали впервые общее открытие любительского сезона, на которое приехали 172 команды. Все они участвуют в турнирах, и наш клуб этим занимается.

– Сколько своих воспитанников играют в главной команде «Нефтяника»?

– На сегодняшний день четверо: Владислав Арбузов, Умед Гильманов, Ленар Мансуров и Руслан Шайхуллов. У нас в своё время ребята уходили в Казань, сейчас такого оттока, скорее всего, не будет. «Спутник» в МХЛ играет пока слабо, и на сегодняшний день взять оттуда в первую команду, честно говоря, некого. Но с другой стороны, подрастают игроки ЮХЛ 2003, 2004 и 2005 года. Они уже в Российских чемпионатах играют, пройдёт время, и они подойдут к первой команде.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть