Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Футбол

«Черчесов? Мы знакомы, но водку я с ним не пил». Король польских фанатов – в России

Анджею Бобовски - 78 лет. Он присутствовал на всех чемпионатах Европы и мира, начиная с 1978 года. Турнир в России стал одиннадцатым в карьере болельщика и он увидел вживую уже 138 матчей мундиалей разных лет. Недаром его зовут королём польских болельщиков. Максим Иванов поговорил с Анджеем и узнал о его приключениях, отношении к России, общении с Пеле и знакомстве со Станиславом Черчесовым.

Фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


В Казань Анджей Бобовски приезжал на матч Польша – Колумбия. Первую половину дня он гулял по Казани и смотрел достопримечательности. После полудня в его культурную программу входило посещение фанфеста. Там легендарный поляк был нарасхват. Телевизионщики брали у него интервью, а проходящие болельщики, как польские, так и российские, не упускали возможности сфотографироваться. Из-за казанской жары Анджею даже пришлось снять свою накидку – духота давила на уже не самого молодого человека, для охраны которого даже специально выделили польских полицейских.

Бобовски оживился в прохладном и комфортном помещении, куда его пригласили для ланча. Анджея угостили традиционными татарскими блюдами – губадиёй и эчпочмаками. Губадию поляк ел медленно и вдумчиво, а вот над размерами треугольников подшутил. Тем не менее, выпечку после общения он попросил завернуть с собой.

«ЧТОБЫ ПРИЕХАТЬ В РОССИЮ, ПРИШЛОСЬ ПРОДАТЬ КОЛЛЕКЦИЮ ЗНАЧКОВ И ВЫМПЕЛОВ»

– Откуда взялось ваше прозвище или даже титул «короля польских фанатов»?

– Всё началось в 1974 году. Поляки тогда в первый раз после войны попали на чемпионат мира. Перед этим наша сборная играла очень слабо. А выехать в ФРГ тогда было очень сложно. В итоге знакомые, жена и соседи посоветовали лучше купить цветной телевизор, произведённый в СССР. В то время телевизор стоил 2100 злотых, а я в среднем зарабатывал 700 - 1000 злотых в месяц. Телевизор я купил и никуда в итоге не поехал. Тогда все приходили ко мне домой, чтобы смотреть кино. Я очень сильно нервничал, потому что они не давали смотреть мне матчи! Я был настолько нервный, что моя первая жена сказала: «Не переживай. Поедешь на следующий чемпионат мира». Она не знала, что он будет в Аргентине. Она работала в компании польских авиалиний и достала мне билет. В итоге я ехал туда на месяц, а остался на три. Там в первый раз журналист Богдан Томашевский назвал меня королём польских болельщиков. По правде говоря, я был единственным польским болельщиком, который выехал в Аргентину. С тех пор, когда меня видели журналисты, то говорили: «Король приехал». На том чемпионате в Аргентине у меня был специальный красно-белый костюм. Поэтому в аэропорту меня сразу узнавали. Там я познакомился с семьёй, с которой потом очень хорошо подружился. В итоге я остался у них жить на пару месяцев. На сегодняшний день у меня на счету 11 чемпионатов мира. Я видел вживую 138 матчей. Думаю, что это мировой рекорд среди болельщиков. В этом плане я очень похож на журналистов. Но они ходят по аккредитациям, и зарабатывают на своём деле. А я за него плачу. Я ездил в Корею в 2002 году и искал спонсора. В первый раз это была не какая-то польская корпорация, а белорус! Он играл в команде, в которой я был капитаном. 

– На большую часть матчей вы ездите за свои деньги? Вы говорили про спонсора...

– Вообще, это мои двадцатые международные соревнования. И только один раз у меня был спонсор. Причем это была не какая-то польская корпорация, а белорусский бизнесмен. Он выложил 60 000 злотых. А так я сам себя спонсирую. Мои дети всё время мне говорят, что папа приезжает голый, но весёлый.

– А чем вы занимаетесь в обычной жизни? Чем зарабатываете?

– Когда мне ещё не было 17, я работал на железной дороге. Также я работал шахтёром. Десять лет был футбольным судьёй. С 1970 года я состою в федерации футбола Польши. Уже 15 лет я на пенсии. Она у меня скромная. Я откладываю с неё деньги, чтобы куда-то выезжать. Чтобы приехать в Россию, мне пришлось продать всю мою коллекцию, собранную за 60 лет. В ней были различные значки, вымпелы, и конечно билеты на матчи. Мне было жаль, но пришлось. Мои сыновья всё равно этим не особо интересуются. Они бы раздали всё или отправили в кладовку. А так хоть какая-то польза.

– Вы действительно так этим живёте?

– Кажется, я уже обязан ездить. Если Бог даст здоровья, то я очень надеюсь доехать до Катара. Интересный факт, что когда я ездил в Германию, то посетил 25 матчей. А сейчас у меня только три билета на матчи с участием Польши. И всё. Думаю, что мне удастся еще купить билеты на матчи в Москве, может, и на финал.

– Приходилось ли идти еще на какие-то жертвы, чтобы поехать на ЧМ?

– Нет, таких проблем я ранее не испытывал. Меня часто спрашивают, сколько денег мне вообще стоили все эти чемпионаты. Я никогда на этом на зацикливался. Но они посчитали, что на каждый мундиаль я трачу, как на хорошую машину. Но то, что я увидел и ещё увижу, у меня уже никто не отберёт. Жизнь не такая уж и длинная. Оставлю детям свои воспоминания. Я стольких людей узнал. А так бы сидел в Варшаве. Жаль, что моя жена осталась в Москве. Не хватило денег, чтобы она приехала в Казань. Но так бывает, в жизни иногда есть проблемы.

Фото: Максим Иванов, БИЗНЕС Online


«У МЕНЯ БОЛЬШИЕ ПРЕТЕНЗИИ К ФИФА»

– Вас не пугала политическая обстановка перед поездкой в Россию?

– Политика – это проститутка. Лучше смотреть на неё издалека. Я общаюсь с людьми из самых разных стран. Самое главное – уважение и помощь людям. Если у тебя нет никаких обязательств, то ты ничего и не должен. Наверное, я бы и сам мог сделать нечто радикальное в политике, но это было бы не очень популярно. Я бы уволил многих послов. 70 послов и сенат. Зачем они нужны? Слишком много людей.

– Вы были в Москве при СССР. Как сейчас?

– Очень много времени прошло с тех пор, как я последний раз был в Москве. Мне говорили, что Fan ID – это как универсальный билет. Но в аэропорту Казани мне сказали, что вообще-то нет. В Австрии на Евро, когда я жил в одном месте, а надо было ехать в другое, я доезжал бесплатно. Не думал, что здесь будет подобное. Но ты просто доезжаешь да аэропорта, а дальше уже платишь. Я всегда думаю о том, как и куда доехать. За границей как-то всё по-другому. Я имею ввиду именно ночной транспорт в городах, где проходит чемпионат мира.

– Ваши общие ожидания от России подтвердились или опроверглись?

– Чтобы вы понимали. Нужно отличать ФИФА и Россию, как страну-организатора турнира. У меня большие претензии именно к ФИФА. Когда я ехал в Аргентину, у меня было с собой всего 450 долларов. И я был на стольких матчах. А сейчас за 200 долларов только три билета. Я даже писал в ФИФА, потому что меня посадили за ворота, на слишком высокое место, где ничего не было видно. И это не места первой категории, а третьей или четвёртой. В этом проблема. 

Я писал в ФИФА с просьбой предоставить какую-то скидку на билеты. Я отослал им два письма до востребования, чтобы потом мне пришло подтверждение, что они его получили. Но они ничего не ответили. А бывший президент ФИФА Зепп Блаттер мне отвечал. Когда я был в Германии и хотел зарезервировать 25 билетов, то писал письмо с похожей формулировкой. Они ответили, что 16 билетов уже подтверждены. Через 10 дней мне позвонили и сказали, что подтвердили мне оставшиеся билеты. Тогда была хоть какая-то помощь. А сейчас у меня всего три билета. И что с этим делать? Сейчас футбол больше для спонсоров. Обычному болельщику сложнее купить билет на матч.

«ПЕЛЕ ТАКОЙ: ХЭЙ, АМИГО!»

Фото: Максим Иванов, БИЗНЕС Online


– Сколько финалов вы в итоге посетили?

– Из 11 финалов, я был на семи.

– Вы были на таком огромном количестве ЧМ. Какой из них самый запоминающийся?

– Самый интересный был в Аргентине. Потому что он был первый. Я первый раз выехал за океан и был на семи матчах. Ещё и смог для своих друзей достать билеты на матч Польши и Аргентины. Билеты были очень дорогие. У перекупщиков они стоили по 100 долларов. Тогда Германия проиграла. И немцы, выезжая из страны, продавали свои билеты. Каким-то образом я умудрился достать восемь билетов.

В 1982 году в Польше было введено военное положение. Всего пять болельщиков тогда смогли достать паспорта, чтобы выехать. До Испании я тогда ехал неделю. По дороге я ночевал у разных людей. А еще тогда союзные СССР и Польша впервые сыграли между собой на чемпионатах мира. Это было в Барселоне.

В Бразилии у меня были все семь билетов на «Маракану». Еще в Польше я думал, как мне поехать так, чтобы увидеть игру самой Бразилии. В итоге я купил билет на стадион в Белу-Оризонти. И я попал именно на тот матч, который они проиграли Германии - 1:7.

Можно вспомнить Австралию, где я был на Олимпиаде. Я пригласил австралийца на чемпионат Европы. А он меня – на Олимпиаду. Я зарезервировал жильё у одного поляка. Оказалось, что много лет назад мы были с ним в одном детском доме!

– После распада Восточного блока выезжать стало гораздо проще?

– Например, в 1975 году я спокойно ездил и в Москву, и в Ереван, и в Баку. Никаких проблем. Я тогда получил приглашение от одного коллекционера из Баку, с которым мы долгое время общались. Как только в московском аэропорту таможенники увидели мое приглашение, то никаких проблем больше не было. Но это всё уже история. Хотя у нас тогда говорили, что можно выехать только в одну советскую республику. Но я за один визит побывал в трёх. И ничего. Мне тогда помогли фотографии из польской федерации, различные значки и вымпелы. Благодаря им я и путешествовал.

– А что еще интересного вы помните с чемпионатов мира? Вы же видели столько величайших игроков...

– Действительно – Беккенбауэр, Пеле, ди Стефано, Пушкаш, Роналдо. Когда я был во Франции, я стоял лицом к лицу с президентом Франции. И никто меня не оттаскивал. А теперь, когда футболист какой-нибудь приезжает, к нему не подпускают и на пушечный выстрел.

– Что для вас футбол? Это же, наверное, не просто 22 игрока бегающих по зелёному полю, а что-то большее...

– Моя жизнь складывается из футбола. «Легия» (Варшава), «Полония». Из матчей внутри страны, из международных матчей различных лиг. Это все 40 лет жизни. Когда я приезжал в Италию, у меня была аудиенция у Иоанна Павла II - Папы Римского. Я встречался с Пеле в 1996 году в Англии. С Бобби Чарльтоном.

На Евро-2000 у меня была встреча с Пеле. Сижу на трибуне в Амстердаме, разговариваю с двумя польскими тренерами. И они говорят мне: «Ой, посмотри, там сидит Пеле». Они доходят до Пеле, берут его, и ведут ко мне. А Пеле такой: «Хэй, амиго!» У меня есть фотография, где я здороваюсь с ним за руку.

«НЕВАЖНО, КЕМ БЫЛ ЧЕРЧЕСОВ»

Фото: Максим Иванов, БИЗНЕС Online


– Вы ездите только на матчи сборных? Или во время клубного сезона вас тоже можно увидеть на стадионах?

– Мне везде интересно и везде нравится. Я родился в Варшаве. Недалеко от стадиона «Полонии». Но вообще я болельщик варшавской «Легии». А эти клубы соперники.

– Кстати, «Легию» некоторое время тренировал Станислав Черчесов - нынешний тренер сборной России. Помните его?

– Да, он мой знакомый. Он помог подняться нашей команде.

– Вы знакомы?

– Может быть, и не такой знакомый, чтобы друг, но вообще-то он был тренером моей команды. Но водку я с ним не пил.

– Но вы общались?

– Он тренировал «Легию», а я болею за нее уже более 60 лет, с 1955 года. А спустя 10 лет я стал руководителем фан-клуба «Легии».

– Каким вам запомнился Черчесов? У нас, до прихода долгожданных побед, его очень не любили и много критиковали, в том числе за самодовольство и эгоцентризм.

– Для меня неважно, кем он был. Важно, что «Легия» при нём хорошо играла.

– Вы довольны нынешней сборной Польши? Раньше она выступала намного лучше.

– Первый раз я увидел сборную Польши в 1957 году. Мы тогда играли против сборной СССР, в воротах которой ещё играл Яшин. Мы тогда выиграли 2:1 и это было очень важно для становления команды и польского футбола. Тогда было много пропаганды, но я говорил, что политику нельзя мешать со спортом. 

По поводу игроков. Сейчас вообще всё меняется. Раньше у нас были игроки, но не было с стадионов. А теперь есть стадионы, но мало хороших футболистов. Когда молодому игроку 16 - 17 лет, его тут же покупают за границу. Забирают таланты. В польском чемпионате каждый может выиграть у каждого. Все находятся примерно на одном уровне, и очень мало тех, кто выбивается. Как и везде, у нас провинциальные клубы хотят выиграть у команды из столицы.

– Россияне, видя поляков, очень часто кричали: «Левандовский». Его можно назвать вашим лучшим игроком в истории? 

– Для меня лучшим футболистом был Казимеж Дейна. Позднее лучшим был Бонек. Получается, что сейчас лучше всех выступает Левандовский. Он не только хорошо играет, но и хорошо зарабатывает. Это бизнес. Очень сложно сравнивать футболистов разных эпох, так как и Роналду, и Месси, и Марадона – они лучшие. Всегда сложно определить, какая эпоха лучше. Сейчас футбол быстрее. Мяч ходит быстрее. Принимаешь и сразу отдаёшь.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть
Поставь на паузу, перемотай на любой момент, смотри все матчи за последние три дня с сервисом «Управление просмотром» в интерактивном ТВ от «Ростелеком»