Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Футбол

Разбор бизнес-модели «Монако». Как клуб из карликового государства остаётся в топе

Теперь вам станет понятно, куда перешёл Головин.

Фото: asmonaco.com


История нового «Монако» началась в 2011 году, когда российский миллиардер Дмитрий Рыболовлев выкупил клуб из семьи Гримальди. В прежние времена монегаски выступали будто на американских горка – то выход в финал Лиги чемпионов, то прозябание в низах Лиги 1. Все это привело к финансовому кризису и вылету команды из первого дивизиона чемпионата Франции.

Покупку «Монако» Рыболовлевым многие восприняли в штыки: предполагалось, что россиянин купит клуб для собственного развлечения или для своего имиджа. Так и казалось изначально – Рыболовлев вложил огромные инвестиции, установил несколько трансферных рекордов для второй французской лиги и всё-таки вывел клуб в элитный дивизион.

Дальше «Монако» занял второе место в таблице чемпионата Франции. Казалось, что новая эра для клуба началась – все верили в будущую конкуренцию с «ПСЖ» и постоянные еврокубки. Вот только в 2013 году по империи Рыболовлева нанесли несколько мощных ударов. За несколько месяцев «Монако» пережил развод владельца и расследование финансового fair-play. Монегаски были вынуждены несколько видоизменить свой курс развития.

Дмитрий Рыболовлев / фото: Pascal Le Segretain, gettyimages.com


Бывшая жена потребовала от Рыболовлева почти 4 млрд евро. Они сумели пойти на мировую, и россиянин потерял чуть более 500 млн евро. Соглашение об урегулировании разногласий с УЕФА отложилось на два года. На клуб были наложены некоторые санкции, который были обязательны для выхода в ноль.

Также возникло недовольство благоприятным налогообложением «Монако». Клуб хоть и играет в чемпионате Франции, но базируется в Монако, следовательно, на него возлагаются законодательства этой страны. Пока французские клубы отдавали почти 50% своих доходов в казну республики, «Монако» вообще не платило налоги в княжестве, так как у спортивных организаций в Монако определённые поблажки. Ситуация раскалилась столь сильно, что шли разговоры о переезде клуба в чемпионат Италии.

Договорились, что «Монако» будет платить в казну Лиги 1 по 50 млн евро в качестве ежегодного вступительного взноса, после чего эта сумма будет распределена остальным 19 командам. Это огромная цифра, налоговые платежи подавляющего числа французских клубов существенно меньше.  Несмотря на все проблемы, владелец и руководство «Монако» не прекращали работу.

Клуб стал заниматься академией. Учебный центр La Turbie был модернизирован при помощи гранта правительства в 25 млн евро. Увеличились траты скаутов, ведь молодые звёзды могли не только помочь на поле, но и закрыть дыры в финансовых отчётах.

ТЕНЕВОЙ КОРОЛЬ КЛУБА – ЖОРЖЕ МЕНДЕШ

Один из главных участников жизни клуба не входит в управление. Это португальский агент Жорже Мендеш. Когда у клуба были свободные средства, Мендеш приносил своих лучших игроков в команду, например, Радамеля Фалькао.

Но после санкций УЕФА Мендеш стал приводить в команду молодых игроков, у которых был потенциал стать звёздами – такими, как Бернардо Силва. Это идеальные активы, чтобы оставаться конкурентоспособными в Лиге 1 и генерировать прирост капитала от торговли игроками. «Монако» кажется богатой и дорогой витриной.

Работа Мендеша не ограничивается одними игроками. Он советует руководству, как можно увеличить экономический рост. Он нашёл несколько фарм-клубов для монегасков и ведёт переговоры с сильными и богатыми организациями такими как «Челси» и «Манчестер Юнайтед». Переходы Антони Марсьяля, Тьемуэ Бакайоко в Англию – целиком заслуга португальца.

Внедрение новой бизнес-модели и её стабильность оказывают естественное влияние на финансовые отчеты клуба. Начиная с 2013/14 года, показатели прибыли и убытков более сбалансированы по сравнению с результатами других финансовых лет, в которых заработная плата игроков в два - три раза превышала общие доходы.

У «МОНАКО» ОТЛИЧНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

«Монако» решил сосредоточиться на повышении ценности своего бренда. Основные целевые рынки – это франкоязычные страны, Португалия и Южная Америка. Звезды клуба используются как средство для продвижения бренда – Фалькао «официальный» представитель клуба в Колумбии.

Среди французских клубов у «Монако» лучший прирост фанатов в соцсетях – за два года их число увеличилось более чем в два раза. А если сравнивать количество подписчиков с количество жителей, где базируется клуб, то «Монако» чуть ли не лучшая команда мира – на каждого монегаска приходится более ста подписчиков.

К сожалению для клуба, монетизацию из социальных сетей по-прежнему трудно получить. Это подчеркивает реальную проблему для «Монако», не позволяя клубу стать европейским гигантом: команда поддерживается «неместными болельщиками».


В княжестве Монако проживают около 38 тыс жителей, но многие из них – просто резиденты, для которых в приоритете налогообложение, а другие жители, возможно, не интересуются футболом. Средняя посещаемость клуба около 8 тыс человек – по-видимому, это и есть то реальное количество жителей, которых можно называть участниками футбольного рынка в стране. Это крайне мало для конкуренции в самой Франции, не говоря уже о всей Европе.

КЛУБ СТРАДАЕТ ИЗ-ЗА МАЛЕНЬКОГО РЫНКА

Клуб в таких условиях выживает, но существенно себя ограничивает. Возьмём три основные составляющие в работе любого клуба и посмотрим на то, как живут с ними монегаски.

Коммерческая. На клуб повлияло соглашение с AIM Sport (маркетинговое агентство, специализирующееся на цифровых технологиях, работающее также с «Реалом», «Баварией» и УЕФА). Агентство помогло клубу улучшить цифровое присутствие «Монако», заплатив 140 млн евро клубу, но сохранив доходы от продажи билетов, спонсорства, гостеприимства и участия в Лиге чемпионов УЕФА.

Телевизионная. На средства от ТВ сильно влияет коллективный договор, заключённой французской федерацией. Он меньше по сравнению с другими высшими европейскими лигами. Только стабильное участие в Лиге чемпионов подталкивает рост доходов, и участие в главном европейском турнире имеет решающее значение для выживания клуба.

Матч-дэй. Низкая средняя посещаемость – самая большая проблема. Клуб реализует около четырех тысяч абонементов, в ценовом диапазоне от 110 до 1200 евро. Остальные же билеты продаются по чрезвычайно большим ценам даже для жителей княжества (их стоимость достигает ста евро). Это уровень АПЛ и Ла Лиги, но качество футбола и качество инфраструктуры во Франции в целом не соответствует Англии и Испании. Негативно сказывается близость с Ниццей и историческое соперничество с «Марселем», который мешает привлечению поклонников из близлежащих районов.

Эта ситуация подтверждает существенную зависимость от Лиги чемпионов. Выступление в турнире – единственный способ привлечь спонсоров, пусть бизнесу вряд ли нравятся пустоты на стадионе во время матчей ЛЧ.

Фото: Laurence Griffiths, gettyimages.com


А ЧТО ЕСЛИ БЫ У «МОНАКО» БЫЛИ ПРЕИМУЩЕСТВА «ПСЖ»?

Интересно сравнить две бизнес-модели: «Монако» и «ПСЖ». Оба клуба начали своё восхождение из-за притока зарубежного капитала, обе команды попадали под санкции УЕФА из-за не соблюдения финансового fair-play. Разница между командами, пожалуй, в том, что у катарских парижан есть как огромный местный рынок, так и большое количество ближневосточных спонсоров.

Итальянские СМИ подсчитали, насколько же экономическая производительность двух главных «французских» клубов разнится – на удивление, «Монако» показывает даже лучший результат, чем команда Неймара и Кильяна Мбаппе. Монегаски лучше работают на трансферном рынке благодаря помощи Мендеша, стоимость нематериальных активов у княжеской команды также выше. Если бы «Монако» базировался в Париже, то этот клуб был бы давно на уровне ведущих европейских команд даже без безумных трат на того же Неймара.

Несмотря на отмеченные ограничения и недостатки, «Монако» доказывает, что организация и стратегическое видение могут сделать клуб конкурентоспособным даже при необычайно маленьком рынке. Но «Монако» всё ещё чего-то не хватает, чтобы стать лучшим клубом в Европе.

Клуб живет исключительно за счёт продажи молодых талантов и участия в Лиге чемпионов. Что-то напоминает, не так ли? По сути, Александр Головин попал во французский аналог ЦСКА. Не исключено, что на все пять лет россиянин на Лазурном побережье не задержится – если он удачно выстрелит, то через пару сезонов его продадут в именитый клуб, хоть даже в «ПСЖ». Ответственность на нём лежит большая – несколько сезонов мимо Лиги чемпионов, и проекту суждено будет пережить серьезный кризис.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть