Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Футбол

Александр Бухаров: «Петербургу я благодарен за невесту. Когда судьба забирает, всегда даёт что-то взамен»

Откровенный рассказ форварда – о проблемах в «Зените», борьбе с лишним весом и отношениях с Курбаном Бердыевым.

Форвард «Рубина» Александр Бухаров сегодня сыграл свадьбу. Летом после возвращения в Казань 33-летний футболист написал материал для «БИЗНЕС Online» и рассказал всё о своих злоключениях с момента ухода из «Рубина» в 2010 году.

Александр Бухаров / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


В ГЛУБИНЕ ДУШИ Я НЕ ХОТЕЛ НИКУДА УХОДИТЬ

О том, что мной интересуется «Зенит», я узнал из газет. Как-то резко все стали писать, что Бухаров перейдёт в Питер, а я сам даже не в курсе. Почему-то люди не верят, когда спортсмены отрицают все эти новости о трансферах. А такое бывает, спортсмен ничего не знает, и это вполне нормально. Зачем отвлекать игрока от футбола?

Было жутко приятно знать, что меня хотят видеть в таком клубе. Понимал, что путь в сборную России из «Зенита» самый короткий, но на разговоры старался не обращать внимания. Почти в начале сезона, в марте 2010-го «Рубин» предложил продлить контракт, мы быстро согласовали все условия. В клубе и не скрывали, что хотят подписать новый договор, чтобы поднять цену на мой трансфер. Как я потом узнал, мной интересовались не только в России. На «Рубин» выходили из Германии и даже вели какие-то переговоры.

Но самый предметный интерес был всё равно у «Зенита». В «Рубине» также говорили, что переезд в Петербург будет для меня шагом в развитии.

В глубине души я не хотел никуда уходить. Дома было всё так хорошо, у нас была отличная команда, и новый сезон начинался неплохо, мне удавалось забивать, я чувствовал, что прогрессирую. Наверное, те слезы после матча со «Спартаком» – это то самое внутреннее нежелание покидать родной дом. Питер хоть и манил, но был далеким и холодным, а Казань – такой близкой и уютной.

Фото: Dmitry Korotayev, Epsilon, gettyimages.com


Поначалу всё было хорошо. В «Зените» уже был устоявшийся коллектив со своими взаимоотношениями, хотя не всегда простыми, думаю, что из-за высокой конкуренции. Тренировки иногда были сложнее матчей. Мне удавалось приносить пользу команде.

Но сложнее всего было выдерживать давление трибун. Почему-то меня так и не приняли в Петербурге. Я выходил на поле, и трибуны гудели, даже когда я забивал и весь отдавался игре. В «Зените» сложно выступать, если ты не местный. Сашу Кержакова поддерживали в самые сложные моменты, а мне доставалось и когда было хорошо.

Непросто вспомнить момент, когда именно всё пошло наперекосяк. Наверное, когда я слёг с бронхитом. «Зенит» купил Халка, и он с самых первых тренировок показал свой класс. В хорошей форме был и Кержаков, а я лечился. Промучился почти месяц, а когда поправился, зацепиться за состав уже было невозможно.

ДЕПРЕССИЯ В «ЗЕНИТЕ»

Мне было неуютно в Санкт-Петербурге. Мысль о возвращении в Казань в какой-то момент стала для меня навязчивой. Я только и думал о том, чтобы вернуться в «Рубин». Ближе всего я был к дому летом 2012 года. Меня были готовы выкупить за 8 млн евро. Загвоздка возникла из-за схемы выплат по трансферу. «Зенит» требовал всё и сразу, а «Рубин» мог только предоставить гарантийные обязательства и выплачивать сумму частями. Думаю, что в Питере знали, что выполнить их просьбу невозможно. Меня почему-то не хотели отпускать.

Фото: Dmitry Korotayev, gettyimages.com


Я ждал, что клубы смогут договорится до поздней ночи 31 августа, но компромисс найти не удалось. Тогда внутри меня всё окончательно сломалось. Позже Лучано Спаллетти говорил мне, что готов отдать меня в «Рубин» только за 12 млн евро наличными. Он вообще недолюбливал Бердыева, наверное, потому что часто ему проигрывал.

Меня окончательно накрыло. Самое сложное было не играть. Ты тренируешься, выполняешь все требования, стараешься, а шанса не получаешь, вся твоя работа начинается казаться бессмысленной. Самое ужасное, что происходит – ты прекращаешь что-то требовать от самого себя. Когда ты перестаешь ставить перед собой цели, мотивировать себя на труд, начинается падение. Я не пропускал тренировки, нет. Исправно ходил на все занятия, но делал все упражнения спустя рукава, уже особо не напрягался.

После тренировок шел домой и сидел там один. В какой-то момент время стало уходить на покер. Не скрываю, что я и раньше увлекался. В Казани проходили турниры, когда ещё в покер можно было играть в открытых клубах, но грань всё равно не переходил. Был азарт, но удавалось себя в нужный момент останавливать, что-то даже получилось выигрывать.

В Питере контролировать себя уже не получалось. Мне было так плохо, что я тратил деньги направо и налево, давал в долг всем подряд и даже не спрашивал, когда вернут. Мне до сих пор многие должны. Депрессия съедала изнутри, я не знал, что делать. В 2007-м у меня была травма колена, в тот момент я тоже долго мучился и переживал, но тогда у меня была цель – хотелось вернуться на поле и начать скорее играть, я понимал, что скоро всё закончится. А тут цели не было и казалось, что этот ад будет длиться вечно.

Трибуны стали давить ещё больше, фанаты кричали «Эй, Бухаров, как там на лавке?». Плохо на лавке, как ещё-то? Почему-то люди думали, что мне приятно было просто так сидеть без дела. Когда фанаты зарядили «Пусть Бухаров нам купит абоны», спросил у Кости Зырянова: «А сколько там народу? Давай я им куплю, пусть только они замолчат».

Это была самая настоящая безнадега. При этом меня не особо волновало, что будет дальше, я ждал только одного – окончания контракта с «Зенитом». Думал, что сразу настанет облегчение.

МАНТЫ, БЕРДЫЕВ, ГОЛ «ЮНАЙТЕД»

Когда меня отправили в аренду в «Анжи», я был уверен, что карьера закончена. Летом 2013-го Курбан Бекиевич консультировал «Анжи» по просьбе Гаджи Гаджиева. В 2009-м точно также Гаджи Муслимович помогал ему в «Рубине». Я уже совсем себя запустил, с Бердыевым тем летом пообщался всего лишь пару раз. Первый разговор был о моём весе. «Саша, ты каким стал, сколько ты весишь?» – спросил Бердыев. Я опустил глаза, мне было стыдно называть цифру. Тогда весы показывали почти 100 килограммов.

Фото: официальный сайт ФК «Рубин», rubin-kazan.ru


Мамины манты – моя слабость, и сам я их неплохо готовлю. Личный рекорд поедания мантов – 50 штук за день. Неудивительно, что мой вес был значительно выше пределов. Для обычной жизни в принципе ничего критичного, но нормально играть в футбол с такой массой сложно. Во второй раз Бердыев говорил со мной о весе уже в «Ростове», куда я перешёл после «Зенита». Дела в новом клубе не наладились, мы влетали всем подряд, шли на последнем месте. Курбан Бекиевич незадолго до назначения встретился со мной, в тот момент он уже дал согласие, чтобы возглавить команду. Мы обсуждали дела в команде, говорили в целом о жизни. В конце беседы он сказал, что мне нужно худеть.

Бердыева я подвёл. Приехал на первый сбор с той же самой соткой. Две недели тренировался отдельно от остальных. Через какое-то время вышел на 93 килограмма и сейчас стараюсь держать 90. Диета довольно простая: с утра только омлет и кофе, на обед – отварная курица и руккола, на ужин – рыба на пару с овощами. Я стал снова требовать от самого себя максимума, начал ставить задачи. Так я смог вернуться в футбол. Если бы в конце 2014 года сказали, что я через пару лет забью гол в ворота «Манчестер Юнайтед», я бы принял это за издевку. Да и никто бы не поверил. Бердыев в «Ростове» вернул мне веру в себя, он вернул мне футбол.

СБОРНАЯ, МАМА, КОНТРАКТ

У меня всегда была мечта играть за сборную России. Я потому и в «Зенит» уходил. По деньгам контракт с Питером ничем не отличался от того, что был у меня в Казани. Играя за «Ростов», я уже особо и не надеялся на звонок из РФС. В прошлом году Курбан Бекиевич поздравил меня с днём рождения и пожелал мне вызова в сборную. Я лишь ухмыльнулся. А на следующий день объявили, что меня пригласили в сборную на игры с Кот-д'Ивуаром и Бельгией. Первый гол за свою страну я забил в 32 года, когда уже и мечтать об этом перестал. Жаль, что сейчас чемпионат мира прошел мимо...


Всё, что у меня есть – это заслуга моей мамы. Моя мама – великий человек. Если бы не она, то сейчас у меня ничего бы не осталось. Теперь я прекрасно понимаю, что деньги совсем не главное. И вспоминаю, каким же я был глупым, когда не слушал Бердыева. Курбан Бекиевич мне говорил: «Саша, не думай ты о деньгах, думай о футболе, и всё будет». А я в ответ требовал: «Дайте мне новый контракт, дайте мне деньги, почему у меня такая маленькая зарплата?» Сейчас, когда вижу новости или слышу, как молодые игроки рвутся за деньгами, думают о суммах в контракте и забывают о самом главном – футболе, говорю: «Какие же вы ребята, наивные глупцы». Жаль, что я всё это понял только к 30 годам.

Сейчас я усердно тренируюсь и хочу как можно скорее вернуться в строй. У меня была возможность остаться в «Ростове», футболисты хорошо защищены контрактами и нормами УЕФА. Мог спокойно получать зарплату и ждать выздоровления, но это было бы неправильно, такой путь я уже проходил. Я сам попросил «Ростов» расторгнуть со мной контракт и отпустить восстанавливаться в Казань. Здесь мой дом, здесь мой тренер, у которого я показывал свой лучший футбол. А Петербургу я всё-таки благодарен – за невесту. Когда судьба что-то забирает, она всегда даёт что-то взамен.

Впервые материал был опубликован 29 июля 2018 года.

Александр Бухаров

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть