Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен

«Увидел Плющенко по ТВ и сказал, что буду с ним соревноваться»

Казанский фигурист Илья Спиридонов рассказал о переходе в парное катание и слезах Амины Атахановой при расставании. 

«ОТДАВАЛИ В ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ, ЧТОБЫ ПОТОМ ПЕРЕВЕСТИ В ХОККЕЙ»

В четыре года бабушка привела меня на каток, считая, что, занимаясь спортом, я укреплю своё здоровье. Меня отдавали в фигурное катание с надеждой на то, что со временем я перейду в хоккей – в Казани он всегда был очень популярен из-за «Ак Барса». Но мне так понравилось, что я уже не видел себя в другом виде спорта. Тем более, после начала занятий фигурным катанием, я увидел по телевизору Евгения Плющенко, и загорелся мечтой. По словам бабушки, я так и сказал: «Буду соревноваться с Плющенко».

Первый мой тренер Татьяна Александрова, у которой я занимался порядка восьми лет. Иногда попадал на тренировки к Геннадию Тарасову. Потом мы расстались, из-за того, что мой наставник ушла в декретный отпуск. Какое-то время тренировался у Вячеслава Головлёва, откуда перешел к Анне Романовой. Она молодой тренер, сводная сестра первого чемпиона мира из Казани Александра Фадеева. Работа с ней была у меня заключительной в одиночном катании. К тому времени я уже владел всеми шестью прыжками, исполняя их в три оборота, единственно, что не все прыжки удавалось исполнять стабильно. Проблемы были с лутцем и флипом, а вот тройной аксель у меня достаточно стабильно получался. Это в принципе заслуга моего первого наставника Татьяны Евгеньевны, научившей меня прыгать всё. Романова также ушла из спортшколы, переехав в другой город, и у меня на какое-то время сложилась непонятная ситуация с тренером. Я потренировался у Вазгена Азрояна, но уже не видел для себя перспектив в одиночном катании, в том числе и потому, что были травмы коленей, из-за которых даже пришлось пропустить целый сезон.

Хореограф, Спиридонов, Кудрявцева, Дмитриев / Фото: соцсети Ильи Спиридонова


После этого меня пригласили в группу парного катания к двукратному олимпийскому чемпиону Артуру Дмитриеву в Москву. Тут вмешался случай, когда тренер из Альметьевска Дамира Пичугина, знакомая и с моей бабушкой и Артуром Валерьевичем, свела их. Она узнала, что у Дмитриева есть ученица, и ей нужен в пару мальчик. Это было в 2013 году, мне тогда исполнилось 15 лет. Переехал в Москву, в училище олимпийского резерва. Первое время мне бабуля с дедулей не давали скучать, постепенно привык.

«НА ПЕРВЫЙ ПОРАХ МНЕ ПОМОГАЛ ЮРИЙ ШЕВЧУК»

Дмитриев на тот момент работал в группе с Натальей Павловой. Я на первых порах занимался азами парного катания, работая с бывшими одиночницами, владевшими элементами парного катания. Пришлось переучиваться на ходу, занимаясь и у Павловой, и у Дмитриева, а потом они, по какой-то причине, разошлись, и я остался на попечении у Павловой. А она поставила меня в пару с Аминой Атахановой – воспитанницей питерской школы фигурного катания.

Амина также встала в пару, придя из одиночного катания. Плюс в нашей группе был Юрий Шевчук - полный тезка и однофамилец музыканта из группы ДДТ, который нам подсказывал по ходу тренировок, да и Наталья Евгеньевна принялась за нас всерьёз. Всё это привело к тому, что мы достаточно быстро скатались. Хотя, по собственным ощущениям, парные соревнования мне не нравились. Настолько, что я даже никогда не смотрел их соревнования по телевизору. В целом, я считал парное катание наиболее опасным из всех видов фигурного катания. Я же видел падение Татьяны Тотьмяниной с поддержки, слышал о подобных травмах у других парников. Это особая ответственность парника, который несет партнершу на одной руке. Впервые я посмотрел за парным катанием только на Олимпиаде в Сочи.

Спиридонов и Амина Атаханова / Фото: соцсети Ильи Спиридонова


Стартовый сезон с Аминой воспринимался нами, как пробный. Дебютировали на пятом этапе Кубка России, показав только произвольную, а обе программы впервые откатали на первенстве Москвы и завершили сезон выступлением на первенстве России среди старшего возраста. Одновременно я занимался силовой подготовкой, поскольку и поддержки и выбросы заставляют человека, ранее занимавшегося одиночным катанием, работать над улучшением собственного состояния. В этом есть определённый дисбаланс, поскольку, обретая физическую силу, поначалу теряется некая легкость катания. Со временем, начинаешь привыкать кататься с новым весом, и восстанавливаешь навыки. Следующее важное качество – обретение синхронности с партнёршей, поскольку мужчина и сильнее, и резче, а потому ему надо подстраивать себя под фигуристку. Следишь за ней во время программы, появляется ощущение, что у тебя глаза повсюду, угол обозрения вырастает до 360 градусов. Перед совместным прыжком кто-то произносит «оп», и фигуристы устремляются вверх. Чаще всего командует партнёр, в нашем дуэте происходило также, хотя может скомандовать и девочка Это не принципиально.

«НАС ПОСТОЯННО ПРЕСЛЕДОВАЛИ ТРАВМЫ»

Первый дебютный сезон среди юниоров начался для нас очень хорошо, когда мы выиграли один из этапов Гран-при, отобрались в финал, где финишировали на третьем месте. Увы, окончание сезона получилось неудачным, поскольку Амина получила травму, и мы пропустили юниорский чемпионат мира. Наше неучастие на чемпионате было очень обидным, поскольку мы тогда были на взлёте. Все говорили, что пара у нас сложилась, мы очень подходим друг к другу. В итоге на юниорском чемпионате мира мы выступили через год, когда победила австралийская пара Екатерина Александровская – Харли Уиндзор. Мы финишировали четвёртыми, хотя были готовы к старту на 100 процентов. На тренировках мы чисто исполняли все элементы программы. А вот в короткой не заладилось всё с самого старта. Амина упала с выброса, потом мы сорвали поддержку, и всё: только восьмое место. Произвольную мы выиграли, но по общей оценке финишировали четвёртыми. В целом, неудачно, но, с другой стороны, практически весь этот сезон мы боролись с травмами.

Когда  Дмитриев ушел из тренировочной группы, работу с нашей парой, помимо Павловой, продолжил также двукратный олимпийский чемпион Александр Зайцев. Помогал нам с элементами, я многое почерпнул из работы с ним. Помимо этого, он решал организационные вопросы с федерацией. 

На следующий сезон мы расстались с Атахановой. Начали сезон со сбора, набрали форму, начали готовиться к прокатам. И тут начались проблемы со здоровьем. Это выбило нас из графика подготовки еще на полтора месяца. Тогда Наталья Евгеньевна вызвала меня на разговор и сказала: «Так нельзя. С таким графиком мы никогда не добьемся результата. Предлагаю тебе другую партнёршу, есть девочка с Украины, которой пока надо сделать российское гражданство, а потом можно создать новую пару».

Дальнейшее я помню буквально по дням. В понедельник я заболел, слег с температурой под 39. А во вторник мне позвонила Павлова, сказав, что в нашей группе освободилась Лина Кудрявцева, у партнёра которой обнаружились проблемы со здоровьем. И есть вариант создать из нас новую пару. Я согласился, а со среды была назначена первая тренировка. Мы вышли на лёд, и начали учить короткую программу, которую ранее разучивали с Аминой. В четверг она у меня спросила, готов ли я ждать её возвращения с больничного, на что ответил, что буду кататься с новой партнёршей. Она расплакалась… Лично я считаю, что распад нашей пары был вызван стечением обстоятельств, потому, что все рассчитывали, что наш проект создан на перспективу.

«8 МАРТА МЫ ПЕРЕШЛИ В ГРУППУ К ДМИТРИЕВУ»

Перед нынешним сезоном мы перешли в группу к Дмитриеву, у которого в группе трудится тренером еще Нодари Майсурадзе, ранее, катавшийся у Павловой вместе с Юлией Антиповой. С ее именем была связана нашумевшая история, вышедшая за рамки спортивного интереса. Антипова заболела анорексией, о чем много говорили в прессе, не только спортивной. Поговаривали, что именно придирки Павловой привели к такому состоянию ученицы, но лично я в это не верю. Да, Наталья Евгеньевна жесткий наставник, напоминающий, что партнёршам необходимо следить за своим весом, но она не вынуждает их жить впроголодь. Наоборот, в нашей паре она выстраивала рацион Амины, согласно которому та питалась и не поправлялась даже в переходный возраст.

Что касается нашего перехода в группу Дмитриева, то он пришелся на 8 марта. Так получилось, что вся группа уехала на финал Кубка России, а мы с Линой остались тренироваться, в частности, выброс, который не получался. И я попросился на лёд к Нодари Майсурадзе покататься, поделать выбросы. Слово за слово, и мы решили начать сотрудничество в новой группе. В то время у Дмитриева с Майсурадзе не было взрослой пары, после того, как «олимпийцы» Кристина Астахова и Алексей Рогонов прекратили совместную карьеру. Поэтому появился шанс стать ведущей парой в группе, хотя это не даёт никаких привилегий. В отношении спортивной карьеры необходимо нагонять те два последних сезона, которые я считаю упущенными. Этот год я могу в последний раз выступать по юниорам, а потом надо готовиться к переходу во взрослое катание, потому, что наши соперники по юниорским чемпионатам уже вовсю осваиваются на профессиональном льду. Надо догонять.

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть