Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Баскетбол

Димитрис Прифтис: «Тот, кто всегда следует правилам, – как официант»

Главный тренер УНИКСа рассказал «БИЗНЕС Online», почему в обществе важен средний класс, что такое настоящий профессионал и из-за чего он никогда не торопился в своей карьере.

УНИКС для Димитриса Прифтиса первый зарубежный клуб в карьере. Многих удивило, как казанский клуб  провёл регулярный чемпионат Единой лиги ВТБ под руководством нового, мало кому известного тренера, который ещё не успел сделать себе имя в Европе. Казанцы заняли второе место в таблице, отпустив вперёд только ЦСКА. В «Финале четырёх», правда, УНИКС проиграл «Химкам» и «Зениту», получив в итоге четвёртое место, но в клубе решили дать Димитрису ещё один шанс и продлили его контракт на год.

Следующий сезон станет для Прифтиса вторым в Казани, но знают о нём по-прежнему мало. Всё это время он избегал общения с прессой, но в этот раз решился поговорить не только о баскетболе, но и о психологии, тактике управления коллективом.

Фото: Михаил Бормин, unics.ru


«В МОЛОДОСТИ МЫ СОВЕРШАЕМ МНОГО ГЛУПОСТЕЙ»

– Димитрис, как вы стали тренером?

– Начну историю так. Моя семья жила в центре Афин. У нас был небольшой супермаркет, который открывался в пять утра и закрывался в час ночи. Мы жили в квартире этажом выше, и, как вы понимаете, практически вся жизнь крутилась вокруг магазина. Иногда я с братом даже делал там домашнюю работу.

Затем родители купили квартиру в спальном районе Афин. Мне тогда было 12. Рядом с домом была баскетбольная площадка, и там я впервые познакомился с этим спортом. Начал играть с друзьями, соседями – просто ради веселья. Со временем я стал заглядывать на площадку уже чаще, чем в наш магазин. Родители никогда не планировали отдавать меня в спорт, но через два-три года я попал в местную команду – не самого высокого дивизиона.

Я выступал на позиции первого-второго и, если честно, не был самым талантливым игроком. Я всегда следовал указаниям тренера, выкладывался в защите. Попутно занимался другими видами спорта. Лёгкая атлетика, теннис, футбол. Много всего. И уже потом поступил в университет физической культуры. На первом курсе стал раздумывать над тем, чтобы стать тренером.

– И где вы впервые стали тренером?

– В академии клуба «Глифадас». Занимался там с молодыми ребятами в возрасте от семи до восьми лет. В это время я всё ещё играл сам. Затем мне доверили работать в юниорской команде. Потом с более старшим возрастом, с женщинами, с мужчинами. Всё шло своим чередом. Я двигался очень медленно.

– Так получалось само собой или вы намеренно не торопились?

– Я никогда не спешу. Не могу сказать, что я не амбициозен, просто стараюсь учитывать абсолютно все детали, чтобы быть подготовленным и чувствовать во всём уверенность. К примеру, в АЕКе я шесть лет работал помощником. Мне дважды предлагали возглавить команду, но я отказывался. Разумеется, я хотел стать главным тренером, но понимал, что для этого мне нужно больше опыта. Мне повезло, что в моей жизни всё приходило постепенно. Когда появлялся новый вызов, я был к нему полностью готов.

– Вы кажетесь очень спокойным, но ходят истории, что в молодости вы были совсем не таким. Правда, что вы как-то заставили игроков провести тренировку под ливнем?

– Да, правда. Тогда я сказал своим игрокам: «Почему футболисты тренируются при такой погоде, а мы – нет?» Мы всё равно могли заниматься, просто без мяча. Возможно, это была слишком жёсткая мера. Тогда я был очень молодым – 23 - 24 года. Практически ребёнок. А в молодости мы совершаем много глупостей.

– Откуда у вас такая импульсивность?

– Отчасти это связано с тем, что в детстве я хотел быть похожим на Янниса Иоаннидиса – главного тренера «Ариса». Он, к слову, работал в АЕКе с Клаудио Колдебелла, который сейчас спортивный директор в УНИКСе. Иоаннидис – первый успешный греческий тренер. Тогда за «Арис» болела вся страна, они первыми преуспели в Европе, участвовали в «Финале четырёх». Тренер был немного вспыльчивым, и все следовали его примеру, в том числе я. Я тоже старался быть агрессивным, но со временем понял, что это не моё. Сейчас я могу вспылить, но только тогда, когда это действительно необходимо. С возрастом становишься более спокойным.


– Что для вас важнее – игроки или идея, которая их объединяет?

– Лучше всего, когда оба фактора соединены вместе. Тренер всегда должен понимать, чего он хочет от команды. Должна быть какая-то первоначальная концепция. Но в неё нужно вносить изменения в соответствии с уровнем игроков, их возможностями, навыками. Да, всегда хочется, чтобы в команде были талантливые игроки, которые могут лучше реализовать твои идеи и взять на себя часть твоих обязанностей. Так что идеальный вариант – когда у тебя два фактора. Не только игроки, но и начальная идея, как их сплотить в одну команду.

– Может ли команда, целиком состоящая из ролевиков, тех, кто берёт работой, а не талантом, стать успешной?

– Может, пусть такая команда и будет ограничена. В целом, ролевые люди важны для нашего общества. Нельзя, чтобы все были президентами, генеральными директорами и главными тренерами. Именно средний класс реализует идеи высшего звена, и если он выполняет задания с нужным настроем, то приносит много пользы. Взять в пример спектакль. Не каждый актёр может быть протагонистом. Кто-то протагонист, кто-то второй протагонист, а дальше роли второго плана. То же самое в обществе и баскетбольной команде. Играть свою роль очень важно. Конечно, высокого уровня легче достичь, когда кто-то берёт на себя лидерские функции, забивает, выполняет самую ответственную часть работы. Но для меня ролевой игрок, который чётко выполняет задание, не менее полезен.

– Может ли такой игрок стать суперзвездой?

– Если понимать под суперзвездой игрока, который набирает 50 очков, то нет. Чтобы показывать такую статистику, нужен божий дар, который есть лишь у небольшого количество игроков. Но есть тонкий момент. Много ли забивал Диамантидис (легендарный баскетболист «Панатинаикоса», – ред.)? Нет. Он отдавал передачи. Был ли он звездой? Был. Просто он представил европейскому баскетболу новый тип звезды – того, кто хочет, чтобы его одноклубники стали лучше. Раньше мы считали, что звезда – это тот, кто много забивает. Но сейчас спорт эволюционировал, и значение этого понятие изменилось.

«ДАВЛЕНИЕ ПОЛЕЗНО ДЛЯ ВСЕХ»

– Главный тренер «Фенербахче» Желько Обрадович говорил, что всегда старается взять игрока, который понимает командный дух, и того, кто не побоится честно выразить своё мнение. Как вы думаете, что он имел ввиду?

– Во-первых, он говорит об игроке, который хочет быть частью группы. Такой умеет жертвовать собой во благо остальных, радоваться прогрессу остальных. Конечно, с одноклубниками нужно конкурировать, но нельзя делать из них соперников. Во-вторых, Обрадович говорит, что игрокам нужно быть честными, прямыми. Но это нужно делать не из своих корыстных целей, а из чувства содействия. Да, я возглавляю эту группу. Но я считаю, что мои игроки – это мои партнёры.

– При этом между вами должна быть дистанция. Какая?

– На каком расстоянии нужно находиться от камина? Не слишком близко и не слишком далеко. Чтобы чувствовать тепло, но не обжечься. Это идеальное сравнение. Иногда мне нужно отнестись к игрокам по-человечески, проявить заботу, сформировать связь. В то же время в команде должна быть дисциплина, понимание того, что хорошо, а что плохо. Нужно сохранять хорошие отношения с игроками, но в то же время отслеживать, чтобы они соблюдали все правила.

– Когда правил слишком много, руководитель теряет гибкость. Как этого не допустить?

– Правила и ограничения важны в любом обществе. Они подсказывают, как нам лучше всего жить. То же самое должно быть в клубе. Есть основные правила: приходить вовремя на тренировки, уважать друг друга и тех людей, кто работает в клубе. Этим правилам нужно следовать при любых обстоятельствах. Но иногда нужно проявлять гибкость. В спорте встречаешься с самыми разными людьми, и ко всем нужно находить особенный подход. Если я чувствую, что моё же правило ограничивает команду, я нарушу его. Нельзя быть упёртым во всём.

– Если игрок опоздает на тренировку, какая у вас будет реакция?

– Если он опаздывает в третий раз подряд, это проблема. Если он делает это впервые, это тоже проблема, но я могу быть не слишком строгим. Прежде всего, я спрошу, почему он опоздал, и выслушаю его. Может, он проспал. Такое может случиться с кем угодно – в том числе со мной. Но если это повторяется раз за разом, нужно что-то делать.

– На таком высоком уровне все игроки – профессионалы. Нужно ли на них оказывать давление?

– Давление в приемлемой мере полезно для всех нас. Вам полезно ощущать давление от своего босса. Моим игрокам – от меня. Но здесь нужно определить, что такое профессионализм. Это когда ты приходишь вовремя, соблюдаешь все правила и выкладываешься на тренировках? Мне этого недостаточно. Истинный профессионал – этот тот, кто прикладывается к делу с душой. Понимаете? Такой игрок бьётся сердцем. Он готов пожертвовать собой ради команды.

Тот, кто всегда и во всём следует правилам, не выходит за рамки, – он, как официант. Приходит в час, уходит в шесть, и так каждый раз. Он не работает с душой. У него нет эмоций, нет чувств. За свою карьеру я повидал много профессионалов, которые, на самом деле, не были профессионалами.

Другое дело, когда игрок не следует указаниям врачей и возвращается на площадку раньше срока. Он хочет помочь команде, и никто не сможет убедить его в том, что нужно подождать. В плей-офф прошлого сезона у нас было много случаев, когда игроки выходили на площадку с повреждениями. Не буду называть имена. Игрок должен был вернуться через четыре недели, а возвращался через три, жертвуя свои здоровьем ради команды.

Фото: Михаил Бормин, unics.ru


– Как думаете, зачем они это делали?

– Из-за атмосферы, которая сложилась в команде. Хорошие характеры, хорошее окружение, хорошие отношения. Игроки отлично подошли друг к другу. Через две недели после того, как у нас началась подготовка к сезона, у меня было впечатление, что игроки знают друг друга уже два года. В прошлом сезоне все игроки чувствовали себя частью команды. Даже те, кто не получал много времени. Например, Данило Анджушич. Я настаиваю – найдите видео матчей «Финала четырёх» и посмотрите, как себя вёл Анджушич на конце скамейки. Сколько в нём было энергии. Он поддерживал команду, хотя, к сожалению, я не мог дать ему много игрового времени. И таких примеров очень много. Вспомните Ласме. Он сломал себе палец и вернулся раньше срока. Аналогичная ситуация была у Кощеева и Колесникова. Шуховцов, более того, вышел на площадку со сломанным ребром.

– Такая атмосфера в команде вас удивила, или вы заранее знали, что так получится?

– Где бы я не работал, стараюсь набрать максимум информации о новых игроках. Звоню людям, с которыми у меня хорошие отношения.

– И как вы определяете характер игрока из разговора по телефону? Это же не так легко...

– Находишь людей, с которыми этот игрок пересекался ранее. Спрашиваешь, как он выступал в той или иной команде. Многие не говорят всей правды, и приходится собирать вместе информацию из разных источников. Окончательное мнение ты можешь сформировать только после разговора с самим игроком – по обычному звонку или через скайп. Пытаешься понять, что это за человек. Разумеется, это получается не всегда. Но даже если ты берёшь игрока со сложным характером, он не покажет свои минусы в здоровом коллективе.

«РАБОТА ПОМОЩНИКА СЛОЖНЕЕ, ЧЕМ У ГЛАВНОГО ТРЕНЕРА»

– По вашему мнению, что отличает хорошего игрока от отличного?

– Хороший игрок умеет забивать, вести мяч, делать передачи. А отличный игрок – это отличный партнёр по команде. Он видит открытых одноклубников. Он помогает в защите. Что мы понимаем под отличным человеком? Этот тот, кто хочет отдавать а не забирать. Не «дай мне деньги», а «я готов помочь тебе в любой момент». То же самое в баскетболе.

– Неужели этого достаточно? Человеческие качества не помогут забросить мяч на последних секундах...

– Для этого нужен высокий уровень концентрации. Если ты можешь решиться на решающий бросок, да, ты обладаешь одной из характеристик отличного игрока. Но если ты действительно великий игрок, ты должен взять на себя ответственность после этого броска. Понимаете? Если ты промахнулся, то должен признать, что виноват в этом сам. Не надо искать себе оправдания, якобы, команда плохо защищалась, мы выбрали неудачную тактику, у «больших был не лучший день. Великий игрок любит получать ответственность, а не перекладывать её на других.

– О чём вы сами думаете в концовках? Стараетесь придерживаться первоначального плана? Или же вносите корректировки?

– Зависит от обстоятельств. Прежде всего, я стараюсь контролировать себя, ведь в такие напряжённые моменты очень легко поддаться эмоциям, впустить в себя злобу. Когда ты злишься, ты не контролируешь себя – кто-то другой делает это. Так что я пытаюсь сохранить душевное равновесие. Получается не всегда. Что касается игровых решений, я не могу дать конкретных примеров. Каждая игра отличается. Иногда я принимаю решения инстинктивно, не логически. Иногда я проявляю упрямство, иногда решаюсь на изменения. В целом, я стараюсь сконцентрироваться на моменте и принять лучшее решение, исходя из своих ощущений.

– В тренерской работе, как кажется, есть две стороны: марафон – всё, что касается подготовки, и спринт – ситуативные решения во время игры. В чём вы лучше?

– Вот поэтому наша работа такая интересная. Скучать некогда. Стараюсь становиться лучше в обеих сторонах.

– Как вы подбираете себе помощников? В чём из этих двух аспектов они должны помогать вам?

– Выбрать помощника очень трудно, потому что его работа сложнее, чем у меня. Помощник должен следовать указаниям главного тренера и в то же время давать ему другой взгляд на события, не создавая конфликт. Когда ты не знаешь своего помощника, это может разрушить команду. Возникают разные подозрения. Ты ему не доверяешь. Он что-то говорит тебе, а ты уже не слушаешь. Но если вы вместе на протяжении многих лет, это уже другая история.

Томас Нику / фото: Михаил Бормин, unics.ru


Я знаком с Томасом Нику практически 30 лет. Мы работали вместе в каждой команде, где я был главным тренером, и каждый раз он готовил команду к сезону, когда я был занят в сборной. Я много раз с ним ссорился и много раз это было перед игроками. Иногда посторонним может показаться, что мы враги. Но, на самом деле, уже на следующее мгновение после напряжённого разговора мы снова друзья. А если ты не знаешь своего помощника, то в таких случаях один уйдёт в одну сторону, другой – в другую, и между вами образуется пустое пространство. Это нехорошо для команды.

«ТРЕНЕР – 20 ПРОЦЕНТОВ УСПЕХА В МАТЧЕ»

– У какого тренера сейчас наибольшее влияние на европейский баскетбол?

– Не могу назвать кого-то одного. Я работал в штабе более чем 15 тренеров на самых разных уровнях. Это большая роскошь. И каждый специалист так или иначе повлиял на меня. Работая с ними, я могу увидеть не только тактику, но и то, как они общаются с командой, делают видеонарезки, реагируют на ошибки. Встречались самые разные типажи – как строгие тренеры, так и те, кто давал свободу. Я набрал много информации от разных людей. Не буду говорить, что взял у какого-то тренера больше, чем от остальных. Но когда кто-то из твоих коллег преуспевает, ты невольно поддаёшься его влиянию. При этом нужно сохранять свою идентичность. Прежде всего, это касается твоего поведения. Ты не можешь вести себя как Обрадович, если ты не Обрадович. Вот и я в молодсти не мог быть Иоаннидисом. Я пытался копировать его, но метода этого тренера не соотносятся с моим характером.

К тому же, если ты видишь какую-то интересную комбинацию у другой команды, ты должен понимать, что твои игроки могут её не выполнить. Сделать копию очень легко, но не всегда в этом есть смысл. Другое дело – сделать хороший салат, который будет вкусным и понравится всем.

– В таком случае почему все команды используют пик-н-ролл? Вряд ли эту комбинацию разыгрывают одинаково хорошо...

– Сейчас во всех командах – от китайской лиги до НБА – есть игроки, которые хороши на пик-н-ролле. Это главная комбинация современного баскетбола. Самое сложное и самое вариативное взаимодействие. И против него труднее всего защищаться. Так что сейчас все команды стараются взять атлетичных игроков, чтобы сменяться при защите от пик-н-ролла. Началось это с «Олимпиакоса», когда у них был Кайл Хайнс. Когда подвижный большой выходит на разыгрывающего, ты уменьшаешь креативность комбинации. Так было и в «Панатинаикосе», когда там играли Гист и Ласме – он постоянно сменялись и выходили на Спанулиса. Затем Спанулис стал бросать с отшагиванием назад, и это стало новым этапом в развитии пик-н-ролла. Так что в этом спорте прогрессом движут игроки.

– Представим, что у клубов Евролиги одинаковый бюджет, а фактора перелётов нет. Кто выиграет?

– Мне запомнилась цитата Милта Паласиу, который провёл семь лет в НБА и играл за «Химки». Он говорил так: «Доллары и евро не играют в баскетбол». Это очень хорошее выражение. Бюджет важен, ведь с ним – в теории – ты можешь взять игроков более высокого уровня. Ведь все находятся в поиске хороших контрактов. Но это не значит, что с большим бюджетом ты подберёшь нужных игроков и установишь правильную химию. Хорошо сбалансированная команда с маленьким бюджетом может стать чемпионом, у меня в этом нет сомнений.

– Часто ли вы использовали цитату Паласиу в прошлом клубе – «Арисе»?

– Да. У нас были очень маленькие контракты.

– И большие долги. Как вам удалось сохранить команду в таких условиях?

– Ответ – хорошие люди. Их легче собрать вместе и мотивировать. Конечно, были случаи, когда игроки убегали от этой ситуации и покидали команду. Но мы смогли создать костяк хороших игроков, которые нашли в себе силы дойти до конца.

– Когда вы работали в «Арисе», у вас было много предложений от европейских клубов. Почему выбрали УНИКС?

– Сперва хотел бы сказать, что мне повезло работать в УНИКСе. В этом клубе есть хорошое сочетание опыта президента Богачёва и современного подхода Ольги и Богдана. После одного сезона я убедился в этом ещё больше. Наш клуб отвечает современным европейским стандартам, и как организация мы сделали много шагов вперёд. Конечно, ещё есть где прогрессировать, но под началом Богачёва клуб достиг больших успехов. Это не тот клуб, которому под 100 лет, он сравнительно новый. Когда был основан УНИКС? В 1991? За этот срок клуб добился весьма высоких результатов.

Я рад, что у нас сложилось хорошее взаимодействие. В УНИКСе мне оказывали поддержку даже в самые трудные моменты. Очень рад, что мне дали возможность поработать второй год, поскольку я не тот тренер, который меняет клубы каждый сезон. Я хочу стабильности в жизни – не только профессиональной, но и личной. Предложение УНИКСа принять было не так трудно. Клуб выступает на самом высоком уровне.

– Летом 2016-го вам предлагали возглавить сборную Греции. Почему отказались?

– Был вопрос с контрактом «Арисе». Кроме того, я хотел попробовать себя в европейском клубе. И новая система, когда матчи сборных проводятся во время клубного сезона, сильно бы помешала мне в этом.

Фото: Михаил Бормин, unics.ru


– Ваш первый сезон в Европе получился неплохим. Команда показали практически идеальный результат в регулярке Единой лиги ВТБ. Но что произошло в «Финале четырёх»?

– Мы разочаровали в первую очередь себя самих. Исходя из того, как мы выступили в регулярном чемпионате, мы сами задали себе высокие стандарты и поставили перед собой амбициозные задачи. Мы хотели обыграть «Химки», команду Евролиги с хорошим составом – как игроков, так и тренеров. Не получилось, но из-за двух с половиной поражений в плей-офф я не могу отменить наш результат в регулярном чемпионате. Это было бы нечестно. Но я прекрасно понимаю, что наиболее важен финальный результат.

В матче с «Химками» мы бились изо всех сил. И после поражения мы опустошились эмоционально. Уверен, что игроки, как и я, не могли спать после той игры. Не могу сказать, что мы не пытались взять третье место, но в матче против «Зенита» нам просто не хватило энергии. А игра питерцев с ЦСКА, как мне кажется, сильно отличалась от нашей с «Химками». Мы уже не могли думать ни о чём другом, кроме поражения в полуфинале. Жаль, что сезон так завершился. Мы относились со всей серьёзностью к каждому матчу.

– Поражению от «Химок» можно было найти кучу оправданий – они играли в Евролиге, у них больше бюджет, Швед показал лучшую игру. Что же заставило так расстроиться?

– Мы верили, что сможем составить им конкуренцию, и не хотели искать какие-либо оправдания. Мы отдали очень много энергии, некоторые работали в этом матче до истощения. Некоторые игры можно выиграть за счёт одного-двух игроков, у которых пошло. Но в таких матчах, как в «Финале четырёх», каждый должен показать свою лучшую игру. Нужно приблизиться к превосходству, чтобы рассчитывать на победу.

– Как именно достичь превосходства? За счёт духа?

– Да. Для меня это прежде всего духовная работа. Я говорю игрокам, что скаутинг и подготовка в таких матчах – меньше 20 процентов. Тренер – это 80 процентов, но при подготовке. В день самого матча 80 процентов уже у игроков. Это как в войне. Когда солдат на передовой, сержант находится позади и даёт указания. Тренер важен на тренировках, а в самой игре он только десять процентов от успеха. У меня были случаи, когда мы очень плохо готовились, но игроки выигрывали. Также были случаи, когда мы очень хорошо готовились, просчитывали любой вариант развития событий, но проигрывали.

– У вас было понимание, как надо изменить команду, чтобы выиграть в следующем сезоне?

– Конечно. Было важно не делать поспешных решений из-за «Финала четырёх». Нужно сделать пару корректировок, а не рубить всё на корню, и я рад, что нам удалось сохранить большую часть состава. Это важно не только для баскетбола, но и для отношений в коллективе. В таких условиях нам будет легче ввести новых игроков. Само собой, нам приходилось адаптироваться к рынку. Каждый сезон уникален. У кого-то повышаются запросы, кто-то хочет сменить обстановку. Рынок не спрогнозируешь. Но в содействии с руководством клуба у нас получилось собрать солидную команду, и у меня большие ожидания от нового сезона.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Димитрис ПРИФТИС
Дата рождения: 27 октября 1968 года
Место рождения: Афины (Греция)
Карьера тренера: «Дафни» (Смоленск) – 2001/02; «Ионикос» – 2002/03; АЕК – 2003 - 2009; сборная Греции (2008 - 2012, 2014 - 2017); «Арис» – 2009/10; «Панатинаикос» – 2014.
Карьера главного тренера: «Калитея» (женщины) – 1998 - 2000; «Кавала» – 2010 - 2012; «Калитея» (мужчины) – 2012/13; «Коллос» – 2013/14; «Арис» – 2014 -2017; УНИКС – 2017 - н.в.

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть