Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Футбол

«Футбол был моим убежищем от войны». История экс-игрока «Рубина» и «Атлетико»

Велько Паунович – о развале Югославии, своих отношениях с отцом, который спас его карьеру, и о том, как в качестве тренера выиграл чемпионат мира.  

Велько Паунович / Фото: Jon Durr, Getty Images


Велько Паунович
– один из первых звёздных легионеров в истории «Рубина». После нескольких сезонов в испанской Ла лиге он переезжал в Казань в статусе звезды за год до первого чемпионства казанцев. Лично Курбан Бердыев приглашал в клуб серба, который успел пошуметь в мадридском «Атлетико», «Тенерифе» и «Гетафе». Не срослось: один гол за 22 матча и возвращение в Испанию. 

Паунович закончил карьеру в январе 2012 года и стал тренером, хотя первый клуб он принял только спустя три года. Всё это время он работал со сборной Сербии до 20 лет, с которой в 2015-м году выиграл чемпионате мира среди молодёжных команд.

Для The Coaches' Voice Велько написал колонку о том, как ему удалось обыграть Бразилию в финале и взять «золото» в роли тренера, а также о своем отце, который спас его карьеру и жизнь.

«ФУТБОЛ БЫЛ МОИМ УБЕЖИЩЕМ ОТ ВОЙНЫ»

Порой мне приходилось добираться на тренировку четыре часа, потому что бензина не было даже для автобусов. Но даже не это было тяжелым для меня, а то, что я шёл тренироваться без еды, не ев и после школы. Но для меня это было нормой и я даже не осознавал, что происходит. Оглядываясь назад, можно сказать, что война в Югославии оказала огромное влияние на направление, которое взяли многие люди.

Но будучи молодым вы всегда позитивно оцениваете будущее. И я даже не осознавал, что футбол был способом убежать. Моим убежищем. Воображаемый вакуум, где я мог скрыться.

Я никогда не видел, как мой отец играет. Когда я родился, ему было 30 лет и он уже завершил карьеру футболиста. Но если вы назовете его имя в моей стране, все поймут, о ком вы говорите: Благое Паунович. Белградский «Партизан». Югославия.

Мы всегда говорили о футболе. Мы говорили о нём за завтраком, обедом и ужином. Мои братья и сестра тоже любили футбол, но я был тем, кто унаследовал талант и любовь отца к спорту больше, чем они.

Когда я был совсем маленьким, мы проделали долгий путь от стадиона «Партизан», провели всю поездку в машине и разговаривали о футболе. Конечно, папа спрашивал меня и о том, как дела в школе и других вещах, но большую часть времени мы говорили именно о футболе: командах, где он играл или тренировал, матчах, которые мы смотрели вместе по телевизору, о случаях, когда он был игроком.

Он много рассказывал, как играл в финале чемпионата Европы в 1968 году, когда Югославия проиграла Италии. Сказал, что когда он вернулся из Рима после турнира, то 10 тысяч встречали его дома, выкрикивали его имя. Он и его партнеры по команде гордились тем, что они сделали и что были близки к победе и «золоту». Он говорил мне, что надеется на то, что однажды я почувствую то же самое.

«ЕСЛИ БЫ НЕ ОТЕЦ, Я БЫ ВОЕВАЛ»

Мой отец был защитником. Он играл в роли чистильщика, хорошо читал игру сзади, делал передачи с высокой точностью. Я же был более атакующим игроком, более творческим. Мне нравилось подключаться к атаке, уходить от соперников. Хотя папа мало говорил о моем амплуа. Он требовал от меня только одно.

«Сынок, беги, как лошадь на поле и ешь тоже, как лошадь».

Когда мне было 17, отец сказал мне, что он вывезет меня из Югославии. Именно он и принял это решение. Он связался с нужными людьми и сделал определенные шаги, что позволило мне уехать в Испанию и подписать контракт с мадридским «Атлетико».

Директор клуба Мигель Анхель и тренер Радомир Антич предоставили моей семье возможность изменить наше видение. Я выбрал футбол ещё до того, как я переехал в Испанию, но теперь он стал ещё и благом для меня. Думаю, что я просто следовал за этим благом, что делало меня лучше как человека и как профессионала. Моя семья была в безопасности благодаря дальновидности моего отца и тому решению, которое он принял о моем переходе. Если бы он не сделал это, то уверен, что я бы так и остался в Белграде и мне пришлось бы воевать, чтобы выжить в тех условиях войны.

Следует понять, что мы никогда не меняли нашу сборную и наш флаг. Для нас это всегда Югославия, а когда она распалась, то была Сербия и Черногория. Теперь это лишь Сербия. Отец всегда рассказывал мне о Югославии. Он умер югославом, но он также очень гордился тем, что он серб. Теперь это и моя страна. Я родился в Македонии, но я на сто процентов серб.

Для меня стало большой честью, когда мне дали возможность работать с национальной сборной Сербии.

Я всегда хотел стать тренером. Я закончил первый этап обучения, когда мне было 29 лет, и со временем к 34 годам я достиг всех нужных показателей. После наступает момент, когда вы начинаете понимать, для вас ли это или нет. В моем случае это определенно была работа для меня. Я до сих пор помню, как провел свою первую тренировку в качестве тренера. Это было впечатляюще. Мне было комфортно в этой роли.

Работая в юношеской сборной я понимал, что у меня есть все возможности и данные, которые нужны для того, чтобы быть тренером. Я знал, чему могу обучать этих мальчиков, чтобы они стали профессионалами и были лучшими в своем возрасте. Многие уже были в первой команде своих клубов и знали, что такое – профессиональная среда, они были предпоследними выпуском перед первой сборной. Для меня это была работа с профессионалами, а не мальчикам, вот почему нам это удалось. Это был также долгосрочный проект, который дал мне время и возможность для реализации своих идей и создания своего тренерского стиля.

Мы были командой, работали вместе в течение трех лет перед чемпионата мира-2015. Мне было легко подготовить эту команду, потому что они знали всё, что было необходимо. Речь о том, что следовало быть осторожными в нашем общении и не переусердствовать, поскольку все игроки были в клубах. Ключ успеха заключался в той работе, которую мы проделали за предыдущие три года перед турниром.

«В СЕРБИИ МЫ ЖИЛИ ПО НОВОЗЕЛАНДСКОМУ ВРЕМЕНИ, ЧТОБЫ АДАПТИРОВАТЬСЯ К ЧМ»

Нам было важно иметь достаточно времени, чтобы быть вместе. Сначала в Сербии, где мы жили по с новозеландскому временем, чтобы адаптироваться к 12-часовой разнице уже в ходе турнира. Затем мы отправились туда за 12 дней до начала чемпионата мира, ведь чтобы приспособиться часовому поясу, нам нужен был один день на каждый час разницы во времени.

Мы хорошо подготовились мысленно и физически, хотя начали турнир с поражения от Уругвая в тяжелейшем матче. Но это нас не сломило. Команда была очень сильной и мы сказали друг другу, что в следующих двух матчах покажем себя. Мы собрали хороших игроков, у которых была жажда победы, которые были готовы умереть друг за друга и свою страну с общей целью и желанием достичь чего-то нового.

По ходу выступлений на турнире мы играли лучше. Чем тяжелее были игры, тем лучше выглядели мы. Перед турниром многие говорили, что у нас сложная группа, что нам будет трудно из неё выйти. Но мы играли в футболках, на которых было написано: «Бог дает самые трудные испытания своим лучшим солдатам».

Команда воспринял этот лозунг очень близко к сердцу, и это привело к тому, что чем сложнее был наш соперник, тем сильнее были мои парни.


Мы выиграли много матчей, оказавшись в тяжелых условиях. В 1/8 финала мы обыграли Венгрию в дополнительное время; в четвертьфинале мы обыграли США в серии пенальти; в полуфинале сборную Мали в дополнительное время. И всё эти победы не были случайным. Мы чувствовали, что нас не сокрушить.

После победы в полуфинале команда была в эйфории. Мы вышли в финал против Бразилии и казалось, что больше нам нечего терять. Но я помню, что когда все легли спать в 4 утра, я включил свой компьютер, посмотрел на свои заметки и сказал себе: «Нет. Мы выиграем этот финал. Мы победим Бразилию».

Мы пришли к тому, что я был уверен в победе. Перед турниром я попросил записывать всё, чтобы оператор следил за нами повсюду. Даже перед самым финалом в раздевалке и до выхода на поле. В видео не было технических моментов, но в них был мотивационный момент. В нем я рассказываю игрокам, что мы родились  для этого момента.

«ОТЕЦ СКОНЧАЛСЯ ЗА ПОЛГОДА ДО ПОБЕДЫ СЕРБИИ»

Мы забили победный гол за три минуты до конца дополнительного времени. Вся скамейка была в эйфории, но я просил всех сохранять спокойствие, ведь оставалось ещё три минуты. Мы могли забить и третий гол.

После финального свистка я указал на небо. Мой отец надеялся, что однажды я почувствую, что он чувствовал много лет назад. Жаль, что он не застал этого момента: он скончался в декабре, за полгода до этой победы и, конечно, я думал о нём всё это время. Вся моя футбольная жизнь состоялась благодаря ему.

Когда мы вернулись в Белград, то на главной площади, где отмечаются крупные события, нас встречали более 50 тысяч человек. И разве это дети? Я думаю, на чемпионате мира в России хотя бы один из них будет играть важную роль в команде. Много в жизни меняется и если не сейчас, то позже я верю, что это поколение сыграет важную роль на будущих турнирах.

Уверен, рано или поздно Сербия выиграет турнир. Настала наша очередь.

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть