Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Мама Ландера победила рак. Её история потрясает

О детстве Антона и благотворительности.

Антон Ландер с мамой (слева), женой (справа) и сыном / фото: официальный сайт «Ак Барса»


БОЛЕЗНЬ

Официальный сайт «Ак Барса» опубликовал интервью с Сюзанн Ландер - мамой нападающего казанского клуба Антона Ландера. Она рассказала, как победила рак и почему работает в женской футбольной команде. Представляем короткую версию беседы. 

«Ак Барс» начинал свой поход за Кубком Гагарина. В это время мама нападающего казанцев Ландера Сюзанн узнала о том, что у неё рак. «Я пошла на обычный приём к врачу, но после осмотра доктор почему-то сказал, что мне нужно прийти снова. Через неделю мне сообщили диагноз – рак шейки матки. Это был шок. Я думала, что это не мои анализы, что всё перепутали. Но меня быстро убедили – ошибки нет, рак неоперабелен, лечить его можно только альтернативными методами. Полтора месяца каждый день я проходила химиотерапию и облучение. Ещё четыре месяца ушло на восстановление», – вспоминает Сюзанн. Она работала в офисе электрокомпании, а по вечерам подрабатывала в женской футбольной команде спортивным директором. На работе понимали серьёзность заболевания и дали Сюзанн полное время на реабилитацию: «Мои начальники сказали, чтобы я и по ходу восстановления не работала, а занималась только собой. Все поддерживали, никто не давил. Есть виды заболеваний, при которых рабочее место сохраняется, 80 процентов зарплаты берёт на себя государство, работодатель выплачивает по 10. Но чтобы получить такое пособие, нужно чётко выполнять инструкции врачей, проходить все процедуры, доказывать, что ты погружён в процесс».

Муж Сюзанн, Андерс Карлссон работает тренером в клубе шведской хоккейной лиги «Ферьэстаде». Он уехал к жене прямо во время плей-офф. Старший сын Антон отказался от приглашения в сборную Швеции на чемпионат мира и вскоре после завоевания Кубка Гагарина тоже поехал домой. «Химиотерапия разрушает тело – состояние ужасное, аппетита нет, всё время тошнит. Очень тяжело, но может быть и хуже: кто-то теряет волосы, получает дополнительные болезни», – вспоминает Сюзанн о своих ощущениях. Клиника, в которой борются с такими заболеваниями, как у неё, находилась всего в трёх часах езды от дома. 4 сентября Сюзанн сообщили, что она полностью здорова.

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ

Кубок Гагарина Ландер привёз в родной город Сундсвалль, где в первую очередь поехал в госпиталь.

«Бабушка Антона по папиной линии умерла от рака, поэтому для нашей семьи это важная тема. Когда он играл в «Тимре», команда минимум раз в год ездила в больницу встретиться с детьми, и мы до сих пор держим связь с благотворительными фондами. Благотворительность – важная часть общественной жизни в нашей стране. В основном пожертвования идут на исследования болезней, поиски новых видов лечения и на массовые программы», – рассказывает Сюзанн.

В России не принято говорить о благотворительности. Считается, что выпячивать себя таким образом некрасиво. Например, капитан разбившегося в 2011 году «Локомотива» Иван Ткаченко делал пожертвования больным детям тайно. В Швеции к этой теме другое отношение. «Мы говорим о благотворительности, чтобы в ней принимало участие больше людей. Если об акции узнают все вокруг, это может помочь кому-то ещё. Цель ведь не в том, чтобы себя выставить в хорошем свете, а в общем деле, в популяризации, в вовлечении большего количества людей и денег в том числе. Вот те же прививки для девочек – это акция не для сотни людей, которые вложат деньги, а для всей страны. Пусть даже 50 рублей кто-то пожертвует, но он уже будет частью программы», – считает Сюзанн. Поддерживает её и Антон: «Благотворительностью занимаются не ради пиара, это же всем понятно. Просто я осознаю, что не все родились с такими же возможностями, как у меня. Есть дети, которые появились на свет уже с заболеваниями. Если я могу им помочь, заставить их улыбнуться, я буду рад и только. Говорить о благотворительности нужно, чтобы люди обращали внимание на проблемы, участвовали в сборе средств и в итоге смогли спасти двоих детей, а не одного».

ДЕТСТВО АНТОНА

Сюзанн рассказывает, что Антон был очень послушным ребёнком: «Однажды лет в пять он подошёл ко мне и говорит: «Мама, можно я залезу на стол?». Отвечаю: «Нет, нельзя». А он в ответ: «Хорошо, мама», и уходит». При этом он и младший сын Филип практически не бывали дома. «Каток был в 300 метрах от дома, поэтому они всё время пропадали на улице. В это сложно поверить, но 20 лет назад я была рада, когда мальчики приходили домой, чтобы посидеть за компьютером хотя бы 10 минут».

Брат Антона – защитник, и мама объяснила, почему Филип выбрал эту позицию: «Филип – защитник, хотя первый год в хоккее был вратарём, потому что Антону нужно было кому-то бросать на улице». Растить двоих хоккеистов было очень затратно: «В Швеции за всю экипировку платят сами родители, только в 16 - 17 лет клубы начинают что-то выдавать. Деньги выходят большие». Сейчас Сюзанн очень переживает за своих детей, когда они выходят на лёд: «Не понимаю, почему обязательно моего сына нужно бить, очень хочется спуститься с трибун и дать сдачи за ребёнка».

Источник: официальный сайт ХК «Ак Барс»

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть