Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Большое интервью Свитова – о драках, речах в раздевалке и Билялетдинове

Капитан «Ак Барса» рассказал, почему отказал «Авангарду».

Александр Свитов летом был близок возвращению в родной «Авангард». Омичи предлагали хоккеисту двухлетний контракт, который превосходил казанское предложение как по продолжительности, так и по размеру зарплаты. Но Свитов решил остаться в Казани. В финальной серии с ЦСКА Свитов получил травму плеча, а за ней последовала операция и длительное восстановление. Так что «Ак Барс» даже рисковал. Центрфорвард вернулся к тренировкам в общей группе только в конце осени и всё ещё пытается набрать форму. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал о своём распорядке дня, особенностях характера Билялетдинова, обязанностях капитана и одной проблеме Казани.

Александр Свитов / фото (здесь и далее): БИЗНЕС Online


«С ОМСКОМ ДОЛГО РАЗГОВАРИВАЛ, НО ВЫБРАЛ КАЗАНЬ»

Александр, вы остались без предсезонных сборов и пропустили значительную часть сезона. Как догоняете команду в части физических кондиций?

– Есть отдельный тренер на базе, который готовит нас в предыгровой период. Есть разные процедуры восстановления и подготовки к играм. Некоторые команды катаются, другие – нет. У нас неиграющий состав на следующий день после матча выходит кататься вместе с ребятами, которые чувствуют, что им это тоже нужно. Кому-то это не надо - им наоборот нужно отдохнуть после важных игр, все-таки сезон нелёгкий.

– Летом удавалось поддерживать форму?

– После операции определённое время нельзя давать телу никаких нагрузок – чтобы плечо не дёргалось и всё срослось. Полноценно никогда с такими травмами во время лечения не занимаются. Наверное, даже хорошо, что операция была летом – было время восстановиться.

Интересна летняя история. Насколько известно, именно генеральный менеджер «Ак Барса» Рафик Якубов настоял на том, чтобы с вами продлили контракт. Он сам объяснял, почему хочет видеть вас в команде?

– Рафик Хабибулович предложил остаться, но больше агент разговаривал, чем я. 

Но была же альтернатива: Омск предлагал контракт выгоднее. Почему решили остаться в Казани?

– Да, с Омском я разговаривал долгое время. Остался, потому что не хотел искать добра от добра и куда-то переходить. Тем более, не было понятно, кто там будет новым тренером. В Казани было больше перспектив, ведь коллектив знакомый. Из тех ребят, кто остался в Омске, я больше половины не знаю.

А отеческие чувства к команде? Или в таком возрасте об этом уже не думаешь?

– Ну, почему? Это мой родной клуб, где я вырос и где мне дали дорогу в жизнь. Пусть и на данный момент «омский» – это только название.

Что предлагали в Омске?

– Здесь год предложили, там ­– два года. Для меня непринципиально, чтобы контракт был длиннее.

Однолетний контракт – это же всегда нервяк?

– Абсолютно не нервничаю. Какой в этом смысл? Я делаю то, что могу делать.

Если сравнить «Авангард», Салават Юлаев», «Ак Барс» – клубы, в которых вы играли, то чем они друг от друга отличаются?

– Названием. И в каждой команде свои традиции. Что в «Ак Барсе» удивило? Что людей мало приходит, если соперник ниже среднего. В этом сезоне стали болельщики лучше ходить – спасибо, что поддерживают команду. В Омске практически всегда была полная арена, и старый дворец всегда был битком. В последние годы только посещаемость упала.


«БИЛЯЛЕТДИНОВ ВСЁ ГОВОРИТ В ЛИЦО»

Зинэтула Билялетдинов некоторых игроков подпускает к себе ближе, чем других. Чувствуется, что вы у него как раз в этом самом ближнем круге...

– Я не знаю. У тренера есть дистанция со всеми игроками. Наверное, он больше со мной общается из-за капитанской нашивки, если есть какие-то бытовые вопросы внутри команды. Когда нужно выехать или собраться не в 10:00, а в 10:30. Он даёт определённое расписание, и в нём могут быть небольшие изменения. Так происходит много лет. Если команда что-то просит у тренера, то делает это через капитана.

Может он спросить про игроков или попросить поговорить с кем-то, у кого чувствуются проблемы?

– Подсказать если только, а так – нет. Думаю, это всегда было задачей тренера.

Есть же некоторые вещи, которые тренер сказать просто не может в силу возраста или если это нужно сделать неформально...

– Почему? У нас главный тренер всё говорит в лицо и по правде.

Капитан – человек, который передаёт новичкам какие-то командные традиции и привычки. Какие принципы, какую философию прививаете команде?

– Когда я пришёл в «Ак Барс», принципы уже были. В каждой команде свои правила и традиции. Под них всегда подстраиваешься и просто продолжаешь соблюдать.

Какие есть в «Ак Барсе»?

– Традиция побеждать. Сюда люди не просто так попадают. А что происходит в команде на бытовом уровне, этого никто не будет рассказывать.

Обычно опытные игроки берут шефство над молодыми...

– Я для всех ребят открыт и ко всем отношусь одинаково. Команда – моя вторая семья.

Что самое главное в раздевалке?

– Порядок и вера друг в друга.

Порядок же должен кто наводить?

– У нас есть, кому его наводить. Не только я. В «Ак Барсе» и постарше ребята есть.

Кого-то приходилось на место ставить?

– Нет. Все ребята понимают, куда они попали. Это солидная команда, и всё в раздевалке нормально, скромно.

Капитану важно, чтобы в коллективе не было каких-то группировок, когда одни общаются или не общаются с кем-то? В «Салавате» несколько лет назад была такая ситуация, и группировки угробили коллектив изнутри.

– Я думаю, это информация из жёлтой прессы. Если что-то у команды не получается, начинаются сразу разговоры вокруг да около. Группировки не создаются, просто какие-то ребята общаются больше между собой. У нас слаженный коллектив, все друг с другом общаются. Если что-то случилось или помощь нужна, любой откликнется.

Ну, ворчуна на место всё равно нужно как-то ставить, как вы считаете?

– Ворчун в плане чего? Команда не нравится? Ну, если не нравится команда, наверное, такие люди не задерживаются. В любом коллективе может кто-то чем-то быть недоволен, это бывает даже от усталости. Урезонивать или рукоприкладством заниматься? Есть положительные моменты, есть отрицательные – нужно просто больше позитива вбирать, чем негатива.

Когда последний раз вы произносили речь в раздевалке?

– У нас все говорят – свобода слова (смеётся). Заря говорит, я говорю, кто постарше. Самый лиричный кто? Артём Лукоянов.

Почему у него нашивки ассистента нет? По нему же видно, что он один из лидеров команды...

– У него спросите, отказался он от неё. Сказал, кроме капитанской никакую вешать не будет.

Билялетдинов сказал, что у него было три лучших капитана – Трощинский, Морозов и Свитов. Кто в вашей жизни лучший капитан?

– Мои родители. А в хоккее – Равиль Якубов, наверное. И пряник, и кнут мог дать. Он всегда настраивал на позитив, что бы там ни происходило. И сам по себе он человек очень открытый, общительный, умный – замечательный человек. Витя Козлов, наверное, тоже. Он и игрок супер, и подсказать всегда мог.


«Я НИКОГДА НЕ ЛЮБИЛ ДРАТЬСЯ»

Говорят что в «Ак Барсе» сейчас не принято влезать в драки. В этом сезоне была ситуация: Ландера на пятачке «закапывают», Батыршин должен был влезть в драку, но не влез. Это установка тренерская?

– Разные ситуации есть. Когда грязно играют, тогда да. Если вы заметили, правила немного ужесточились: любая стычка или ещё что-нибудь – сразу дают дисквалификацию на пять игр. Многие об этом тоже думают, чтобы не попадать под штрафы.

Есть мнение, что вы перестали драться из-за травмы руки и требований тренера...

– Нет, не из-за этого. Я никогда не любил драться.

Но вы умели это делать...

– Ну, так получалось. Случайно.

Последняя драка у вас была года три назад. Это внутренняя установка или тренерская?

– Не знаю, я не уделяю этому вопросу столько внимания.

Считается, что Свитов может успокоить соперника взглядом. Но если ты уже три года не дерёшься, это мнение немного устаревает...

– Вы так говорите, будто я боксёр. Три года не дрался и сейчас выхожу на какой-то бой. Я о драках никогда не думал и не старался выйти подраться с кем-то.

Не такого, что тренерский штаб просто запрещает и говорит: «На провокации не реагируем»?

– Такое правило всегда есть. Зачем драться, если счёт скользкий – могут быть разные ситуации.

По сравнению с прошлым сезоном «Ак Барс» не очень сильно поменялся по составу, но команда стала намного солиднее. С чем это связано? Это Зарипов с Марковым добавили такой уверенности?

– Думаю, что и ребята, которые играют здесь уже много лет, были раньше молодыми. Сейчас у них самый возраст, когда полно сил, есть уверенность. То есть они повзрослели и команда тоже сама выросла.

Ваша игровая роль с возрастом и с конкуренцией трансформируется. Приходится всё меньше и меньше времени проводить на льду. Как сохранить свой неформальный авторитет внутри коллектива?

– Знаете, когда я пришёл молодой, тоже, наверное, кого-то с места вытеснил. Здесь происходит то же самое – молодёжь растёт, мы взрослее становимся и не такие уже юркие, как были до этого. Это нормальное явление, это жизнь. В любом виде спорта это так.

Насколько хоккей Билялетдинова меняется последние три года?

– Не знаю, вы же с трибуны смотрите. Вам оттуда виднее, чем мне на льду. Конечно, каждый год игра меняется. Что-то новое добавляется, что-то убирается.

Сильно по сравнению с прошлым годом поменялся хоккей «Ак Барса»? Есть ли вообще смысл его менять?

– Но результат же даёт? Ну, вы что хотите – результат или что? Вы мне скажите.

Я хочу всегда результат, но 7:5, 6:5...

– Ага, баскетбольные счета чтобы были. Покажите команды, которые так делают.


«ДИСЦИПЛИНА У БИЛЯЛЕТДИНОВА – САМОЕ ГЛАВНОЕ»

Рассказывают, что Зинэтула Хайдярович очень не любит длинных победных серий – якобы команда во время победных серий начинает самоуспокаиваться. Это правда, что во время таких серий он даже становится колючим?

– Не думаю, что колючим. Просто он понимает, что команда всегда должна готовиться, к каждой игре. Думаю, что он просто больше сосредоточен на следующей игре, чем на прошедшей победе.

Самая показательная история про Билялетдинова, которая, на ваш взгляд, больше всего его характеризует?

– Наверное, вы слышали победную речь в раздевалке – «Терпение и труд всё перетрут». Дисциплина для него – самое главное. Надо выкладываться на каждой тренировке, в каждой игре.

А если не выкладываешься?

– Надолго в «Ак Барсе» не задержишься. Если люди не хотят приносить пользу команде, такие игроки ей не нужны.

В конце года все обсуждали открытость «Ак Барса», когда команда вдруг подписала контракт с бывшим футболистом Евгением Савиным. Спрашивали ли в клубе ваше мнение на этот счёт и как вы к этому отнеслись?

– Конечно, интересовались – можно-нельзя, хотим ли мы этого? Нам было интересно, приехал блогер – посмеялись, повеселились.

Ещё пару лет назад это было бы невозможно, чтобы вот так пустили постороннего человека в коллектив.

– Время меняется. Многое, чего нельзя было раньше, становится можно. Когда только появились сотовые телефоны, нельзя было разговаривать по ним даже в автобусе. Сейчас вся жизнь проходит с гаджетами, на это даже никто внимания не обращает. Раньше камеры не заходили в раздевалку, сейчас они в каждом углу, даже в воротах. Интервью на лавке во время матча. Мы же понимаем для чего всё это делается, поэтому никаких проблем.


«НА ЗАВТРАК ЕМ ОВСЯНКУ И ПЬЮ КОФЕ»

Сколько чувствуете ещё в себе сил и энергии, чтобы продолжать играть? Мы видим, что Андрей Марков в 40 лет играет больше всех в команде...

– Он мастер с большой буквы. Сколько позволит здоровье, столько спортсмен и выступает. Сколько даст Бог здоровья, столько и буду играть. Пока силы у меня есть. Хоккей – вся моя жизнь. Я играю с шести лет, и всё, что происходит вокруг меня, это хоккей.

Где вы находите для себя мотивацию продолжать работать, когда всё болит, какие-то старые травмы начинают тревожить?

– В раздевалку приходишь, и всё. Проходит сразу.

А как же семья, дети, хочется же проводить время с ними?

– Есть время – проводим. Только с детьми всё время тоже не будешь, надо работать.

Видно, что вы немного похудели...

– И стало тяжело. В молодые годы рабочий весь был 111. Сейчас сбросил до 109, и ощущение, что не хватает мощи.

Для мужика килограмм – это же позавтракал плотно или не позавтракал совсем. Вот он ушёл, вот вернулся. Или нет?

– Нет. К тому же, я не могу плотно завтракать. Мне кажется, потом будет тяжело на льду.

Вы себя режимщиком считаете?

– Стараюсь. В день матча, если игра в 19 часов, отъезд с базы в 9:30 или 9:45. Завтрак в 9:20, я обычно ем овсяную кашу и пью кофе. Раскатка в 11, чтобы посмотреть, готовы ли все физически и морально. После раскатки обед и отдых. На обед суп куриный, салат, курица со спагетти. Порции разные – по настроению. Затем я стараюсь поспать днём. 45-50 минут. Многие не спят, потому что плохо себя чувствуют после того, как просыпаются. У меня наоборот – если не посплю, будет сложно. Потом отъезд на игру и сама игра.

А какой режим после игры?

– Поздний ужин. Тут уже по-разному: кусок мяса и картошку.

Следующий день - безыгровой. Как сильно отличается от игрового?

– Сбор чуть попозже, например, в 11. Собрание и разбор игры. Рацион немного отличается, но я не такой особо едок – мне на завтрак достаточно кофе и бутерброда. Если на следующий день игра, то ужин на базе.

То есть дома во время сезона игрок не ест и не пьёт?

– В этом году ужинал, пока не играл полсезона. А сейчас только во время перерыва в чемпионате удаётся.

Билялетдинова ещё в 2009 году упрекали, что «Ак Барс» во время сезона поехал в ОАЭ, а в итоге команда выиграла Кубок Гагарина. Эта поездка с семьями в середине зимы помогает восстановиться?

– Каждый день приходить на тренировки – это рутина, она приедается. Если есть возможность и время у команды – почему не съездить? Другие команды это практикуют тоже. Я так ездил и с «Авангардом», и с «Салаватом». Сейчас стало можно брать семьи – за свой счёт, конечно.

Как Билялетдинов к этому относится? Ведь все расслабляются, могут выпить, наверное...

– Он доверяет ребятам. Ты же едешь отвлечься от хоккея, но всё равно в эти три-четыре дня есть какие-то тренировки – велики, зал, игры на песке.

Друг от друга, наверное, тоже хоккеисты устают? Всё равно в раздевалке одни и те же лица...

– Как и в любой другой работе. В том же офисе, например.

В офисе – это одно. А когда видишь их каждое утро, завтракаешь, летаешь и живёшь в командировках. Наверное, в хоккее в этом плане сложнее...

– Это то же самое, что говорить: «Блин, вот как вы там играете в хоккей?». А я говорю: «А как вы там играете в футбол?». Люди к этому уже адаптированные и привыкшие.

Всё равно люди устают от однообразия. Невозможно одним составом играть три года. Некоторые тренеры иногда вводят в состав игроков просто для создания эффекта новизны.

– Никогда не думал об этом, кстати. Это действительно так?

Да, даже Бурмистрова сейчас поменяли. Посмотрите статистику Ткачёва или Михеева, которому дали больше времени. У Михеева три гола за два матча...

– Они и до этого неплохо тройкой выступали.

Согласен, но результат пошёл сейчас...

– Возможно, всё наоборот. Игрок расслабился в хорошем смысле слова, пропало давление, пришло озарение, что его час настал.


«К ЧЕМУ ГОТОВИЛИ – К КХЛ ИЛИ ОЛИМПИАДЕ?»

Вам нравится, куда движется КХЛ?

– А куда она движется?

Видно, что есть плюсы – введение жёсткого потолка зарплат, попытка хоть как-то освободиться от доминирования СКА и ЦСКА...

– Ну, дай Бог, чтобы лига развивалась и дальше. Есть плюсы, есть минусы. Вот даже уменьшение площадки – чем не плюс? Хотите зрелищности, больше голов? Рекламу сейчас тоже хорошую вешают.

Если говорить в целом о развитии хоккея, доминирование СКА и ЦСКА – это плохо?

– Олимпиаду же выиграли, смотрите.

Мы же понимаем, какая эта Олимпиада...

– Какая бы она ни была.

Ну, немцев обыграли в овертайме – это же странно...

– Почему? Немцы дошли до финала, обыграли всех остальных.

При нормальной Олимпиаде они же из группы вряд ли вышли бы.

– А кого это волнует?

Но люди же всё прекрасно понимают. Разве это чувство фейка не остаётся?

– Знаете, как можно на это посмотреть: на одно место два человека. Вы пришли, а кто-то остался в пробке или там ещё где-то – не смог поехать из-за болезни. Вас взяли на работу. Вы же никому не будете говорить, что получили должность из-за того, что кто-то не пришёл?

Но главное ли это – просто победить на Олимпиаде?

– Медаль олимпийская.

Для 20-ти человек. А в целом для хоккея это важно было?

– Конечно.

А не важнее, чтобы конкуренция в КХЛ была, с полными трибунами, чтобы везде была равная игра?

– Так, а к чему готовили – к КХЛ или к Олимпиаде? Не мы же с вами решали, как это делается. Всё делалось для Олимпиады, эти клубы создавались такими под неё.

Сейчас Олимпиада прошла, и что дальше? Раньше ведь КХЛ была интереснее?

– Сейчас разве неинтересная?

Мы видим, как «Ак Барс» играет со СКА и ЦСКА в этом сезоне – шансов почти нет. Это даже не проблема «Ак Барса» – это проблема всей КХЛ...

– Сложно на это что-то сказать. В гладком чемпионате всякое может быть. Главное – плей-офф, там другой хоккей.

Можно ли играть с этим ЦСКА? Настолько он стал мощным по сравнению с прошлым годом?

– «Витязь» же обыграл их. Мы не смогли, но «Витязь» же смог. В серии до четырёх побед? Почему бы и нет.

В целом какая команда в КХЛ сейчас самая сильная на ваш взгляд?

– «Ак Барс».

После «Ак Барса»...

– Больше никого нет.

А на Западе?

– На Западе не знаю. Они там разобраться не могут сами. ЦСКА набрал хороший ход. Питер стартовал не особенно хорошо, но потом тоже заиграл.


«В КАЗАНИ НУЖНО ПЕРЕВЕСТИ ВРЕМЯ»

Вы в Казани уже шестой год. К чему в городе вы до сих пор не можете привыкнуть?

– Повороты налево на улице Карла Маркса. Раньше были, а теперь их запретили.

А что ещё в Казани можно сделать лучше?

– Время надо перевести немного, а то в три пятнадцать уже темно. Непривычно. Удивляет очень сильно. С тренировки выходишь – уже темно.

Что вам нравится в Казани?

– Всё нравится. Город яркий, дороги супер, Кремль вообще в порядке. Новый футбольный стадион тоже супер, мы ходили командой на футбол. Мои дети ходят здесь в школу, спортом занимаются. Дочь старшая сейчас не занимается, раньше ходила на волейбол. Средний занимается хоккеем в «Ак Барсе».

Видите перспективы, чтобы сын мог стать хоккеистом?

– Здесь всё будет зависеть от него. Десять лет – такой возраст, когда рано судить о каких-то перспективах.

Вы чувствуете как родитель пользу от создания академии хоккея?

– Академия, наверное, для ребят постарше. Но всё равно тесты какие-то проходят, в наше время такого не было. Меня удивило, что сейчас с этими тестами они смотрят на шестилетнего ребёнка и говорят, что у него нет будущего в хоккее. Я немного удивлён даже – как они могут сказать это в шесть лет? Когда ребёнок ещё не вырос, не начал играть в хоккей, а они говорят, что он и не будет играть. Многие ребята из старого поколения приходили и в 12 лет – Илья Никулин, например. Ковальчук в девять лет пришел. Многие ребята же не сразу начинают играть, а выстреливают, когда взрослеют.

Вы полностью осели в Казани?

– Нет. Вся семья здесь, в Казани, они всегда со мной, где бы я ни был. Куда планирую дальше? Будем смотреть, когда придёт время. Пока здесь играем, здесь живём. Решим, останемся или нет.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Александр СВИТОВ
Амплуа: нападающий
Дата рождения: 3 ноября 1982 года
Место рождения: Омск
Карьера: «Авангард» (Омск) – 1999 - 2002; ЦСКА-2 (Москва) – 2001/02; «Тампа» (НХЛ) – 2002 - 2004; «Коламбус» (НХЛ) – 2003/04; «Сиракьюз» (АХЛ) – 2004/05; «Авангард» (Омск) – 2005/06; «Коламбус» (НХЛ) – 2006/07; «Авангард» (Омск) – 2007 - 2010; «Салават Юлаев» (Уфа) – 2010 - 2013; «Ак Барс» (Казань) – с 2013 года.
Достижения в клубах: обладатель Кубка Гагарина (2011, 2018), серебряный призёр чемпионата России (2001, 2006, 2015).
Достижения в сборных: чемпион мира (2012), чемпион мира среди молодёжи (2002), серебряный призёр юниорского чемпионата мира (2000).

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть