Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Дмитрий Запарин: «Объясняю юным хоккеистам, что на льду, как и в жизни, необходимо уметь слушать и говорить»

Интервью с психологом Академии хоккея «Ак Барс».

Психолог Академии хоккея «Ак Барс» Дмитрий Запарин, который с недавнего времени возглавил центр психологического обеспечения академии, в интервью «БИЗНЕС Online» рассказал, как проходит его взаимодействие с детьми, в чем особенность работы с хоккеистами и с какими проблемами сталкиваются ребята

Дмитрий Запарин / фото: пресс-служба Академии хоккея Ак Барса


«ЕСЛИ ПЕРЕД ВАМИ СТОИТ ПСИХОЛОГ, НИЧЕГО СТРАШНОГО»

– Дмитрий Львович, вы недавно присоединились к команде академии. Расскажите, в чём заключается ваша работа?

– Основная моя задача, как руководителя центра психологического обеспечения, – создание структуры, которая работала бы на повышение психологических компетенций всех участников процесса формирования хоккеиста: и тренеров, и родителей, и самих юных хоккеистов, помогая добиваться высоких спортивных результатов.

– В каком формате проходит ваше общение с тренерами и игроками?

– Программа, в рамках которой я работаю с воспитанниками ДЮСШ, разработана на основе корпоративного профессионального стандарта «Хоккеист». Её задача – развитие навыков быстрой социальной адаптации, необходимой в том числе и профессиональным спортсменам. Занятия рассчитаны на ребят от 12 до 17 лет. За полтора часа в доступной форме они получают информацию, которая поможет им в тренировочном процессе, решит те или иные психологические проблемы в игре и в жизни. Мы разбираем достаточно широкий спектр тем. Наши встречи проводятся с использованием активных методов обучения – в формате тренингов.

– Что конкретно представляют из себя ваши тренинги?

– Программа тренингов состоит из тем, имеющих прикладное значение для юных спортсменов. Мы изучаем типы темперамента и как темперамент может повлиять на игру, работаем над усилением внимания, учимся разрешению конфликтов, разбираем методы саморегуляции и так далее. Я объясняю юным хоккеистам, что на льду, как и в жизни, необходимо уметь слушать и уметь говорить. В наши тренинги включены упражнения на командообразование.

– Насколько это важно ребятам, которые играют в одной команде?

– Очень важно. В подростковом возрасте ребят достаточно тяжело научить взаимодействовать друг с другом: в команде их 25 человек, и каждый – индивидуальность, хочет проявить себя. На это влияет и деление: первая пятерка, вторая и так далее. Также есть привычка взаимодействовать в паре – у защитников – или в тройке – у нападающих. Это сразу видно на тренинге. А наша цель – научить их работать с разными партнерами.

Фото: пресс-служба Ак Барса


– Если есть проблемы во взаимодействии, тогда как они побеждают на льду?

– Повторюсь, на льду они играют в тройках и пятерках. Это решает тренер: он должен собрать такие сочетания, в которых ребята смогут эффективно взаимодействовать друг с другом. Помните пример великого хоккеиста Харламова, которому тренер Тарасов тоже не сразу нашел место в составе команды? Но соединив с Михайловым и Петровым, получил выдающуюся тройку, известную на весь мир.

Упражнения на групповое сплочение выполняют другую задачу, более широкую: навыки, получаемые в этих упражнениях, это психологическая основа для развития игрового мышления.

– Если говорить в целом, ребята в юном возрасте способны взаимодействовать друг с другом?

– Все мы разные: кто-то общительный, кто-то – не очень. На самом деле, невозможно получить какой-то идеальной картинки, какой-то особенной сплоченности от спортивной команды. В командах идет постоянная ротация: кто-то уходит, кто-то приходит. Моя задача научить ребят ускорять процесс взаимодействия, а это поможет «увидеть» друг друга на площадке, поможет в игре. Повторяю, мы работаем над развитием игрового мышления: это один из аспектов, который мы стараемся развивать на наших тренингах.

– Как команда воспринимает тот факт, что с ней работает психолог?

– Наше общение я начинаю с одной простой вещи: на доске рисую линию. С одной стороны пишу «здоровый человек», с другой – «больной человек» и делю на три блока. Затем говорю, что у нас есть три специалиста с приставкой «пси» – психолог, психотерапевт и психиатр. Психолог – это тот, кто работает со здоровыми людьми, он – в первом блоке; психотерапевт – он в поликлинике, соответственно, во втором блоке; психиатр – в третьем, там, где написано слово «болен». Если перед вами стоит психолог – ничего страшного. Он выслушает и поможет. Точно такая же история с родителями – перед началом разговора я объясняю им то же самое.

«ЭТО СПОРТ ВЫСОКИХ ДОСТИЖЕНИЙ. ЧЕЛОВЕК ЗДЕСЬ ПОСТОЯННО НАХОДИТСЯ В ЭКСТРЕМАЛЬНОЙ СИТУАЦИИ»

– Существует ли принципиальная разница между спортивным психологом и обычным?

– Психология занимается человеком, а значит – всеми аспектами его деятельности. Спортивная психология занимается аспектами определённого порядка, которые в каждом виде спорта свои. Скажем, спортсмены, занимающиеся стендовой стрельбой, должны быстро и очень хорошо «успокаиваться» и долго находиться в психологически равновесном состоянии. Хоккеисты, наоборот, должны быть взрывными, уметь быстро собраться и полностью выложиться на площадке. Естественно в разные виды спорта приходят люди с разной предрасположенностью, задача психолога помочь максимально раскрыть эти возможности. Мы работаем параллельно со спортивными врачами и физиологами, которые наблюдают физиологические особенности организма и здоровье спортсмена.

Наибольшая проблема состоит не в том, что это просто спорт, а в том, что это – спорт высших достижений. Человек здесь постоянно находится в экстремальной ситуации. Спортивная психология сливается с психологией экстремальных ситуаций – в этом особенность и сложность.

фото: пресс-служба Ак Барса


– В чем еще специфика хоккея?

– Давайте сначала отметим – детского хоккея. Психологические проблемы в детском хоккее и их специфику, сегодня определяют не столько возрастные особенности, сколько организационные моменты. Дело в том, что в хоккей родители приводят детей с пяти лет. Надежда, что профессиональный спорт не только финансово обеспечит ребенка, но и станет «социальным лифтом» для приобретения высокого социального статуса, питает родительские амбиции. Они вкладывают в это силы, средства и, естественно, хотят получить отдачу. Конечно, родители хотят блага для своих детей, но никто не может гарантировать, что через 15 лет эти дети станут великими хоккеистами. И, естественно, на этом фоне возникает очень много психологических проблем. На ребёнка навешиваются те психологические задачи, которые он в принципе не должен и не может решить в силу своих возрастных и физиологических возможностей.

Получается, что ребёнок становится зависимым от родительской мечты. Родитель рассчитывает, что он станет Фетисовым или Буре, и делает ребёнка заложником своих собственных планов. На родительских собраниях меня часто спрашивают: «Что делать, если моего ребёнка перевели во вторую пятёрку?» Или даже: «Что делать, если мой ребёнок не хочет переходить в первую пятёрку?». Очень часто слышу вопрос: «Что делать с ребёнком – он выходит на игру весь скованный?» В этом случае надо понимать, что ребенок просто не готов к той ответственности, которую на него возлагают. Под таким грузом ему психологически очень тяжело. Ребенок деревенеет и не может применить навыки, приобретённые во время тренировок.

– Но ведь это зависит от силы характера? Кто-то ломается под родительским давлением, а кто-то, наоборот, вырастает...

– Процесс воспитания очень долгий. И не бывает всё постоянно положительно. Есть периоды подъёма и спада. Слома бывает достаточно одного, чтобы у ребенка возник комплекс неудачника. Самое главное, чтобы момент неудачи не зафиксировался в психике ребенка. Спросите, что произойдет с ребенком, который сломался под давлением? Я отвечу: он пополнит ряды родителей, чьи дети будут осуществлять мечты предков.

– Что тогда делать родителям в этой ситуации?

– Совет достаточно простой: снять с ребёнка тот груз ответственности, который родители, осознанно или нет, возлагают на него.

Если ребёнок ещё не вышел на лёд, но уже начинает плакать из-за того, что его будут ругать в случае плохой игры, то понятно, что он не сможет показать всего, чему научился. Это страх, причём не физический, а психологический. Такие страхи гораздо более глубоки и тяжелее переживаются, чем физические. Дети меньше боятся травм, чем ситуации, в которой они чем-то не угодят своим родителям. Для них это очень важно. Проведенное психологическое исследование в командах старше 11 лет в ДЮСШ «Ак Барс», «Динамо» и «Нефтяник» показало, что первым из предложенных юным хоккеистам социальных мотивов является мотив «своими успехами радовать родителей».

Такие ситуации мы встречаем не только в хоккее. Разве нам не приходилось слышать в школе: «Ты должен или должна учиться на пять». Обратите внимание, не «хорошо», а именно «на пять». Знания подменяются амбициями. И если даже так не говорят, но думают – это сильно дела не меняет. Психологи убеждены, что ребенок – это рентгеновский снимок родителей, в нем проявляется все то, что не видно «снаружи».

фото: пресс-служба Академии хоккея «Ак Барса»


– Пытается ли академия влиять на подобные ситуации?

– В этом сезоне академия организовала цикл бесплатных тренингов для родителей юных хоккеистов. Также разработано специальное методическое пособие «Роль родителей в воспитании и развитии юного хоккеиста», в котором изложены рекомендации родителям, когда и каким образом способствовать развитию спортивных талантов юного хоккеиста. На всех родительских собраниях я напоминаю об этом издании. После собраний, кстати, бывает много вопросов о воспитании детей за пределами льда. Родители начинают оценивать все аспекты своих взаимоотношений с ребенком. Как-то ко мне подошла одна мама, ребенок которой частенько вел себя не очень корректно: лез куда запрещали, встревал в разговоры взрослых. Мама спросила: «Почему мой ребенок такой?». Я ответил «Потому, что вы хотите, чтобы его все замечали, а он не знает другого способа обратить на себя внимание».

«ЗАДАЧА АКАДЕМИИ ГОТОВИТЬ ХОККЕИСТОВ ТАКИМ ОБРАЗОМ, ЧТОБЫ ОНИ ВЫРОСЛИ ПОЛНОЦЕННЫМИ ЧЛЕНАМИ ОБЩЕСТВА»

– На семинарах с детьми вы обсуждаете какие-то бытовые проблемы, которые появляются за пределами спортивной площадки?

– Да. Например, личностные. С 14 - 15 лет, если ребята учатся в спортивных классах, у них появляется «взрослая» проблема: сужение круга социального общения, то, что у нас называется «дом – работа – работа – дом». Ребята находятся либо на спортивной площадке, либо в классе. По большому счёту, они знают только мир хоккея. Получается так, что гаджет становится тем единственным инструментом, с помощью которого познается «другой» мир. Но мы всё понимаем, что в интернете много недостоверной информации. На занятиях я пытаюсь дать вполне конкретные ориентиры. Бывает, ребята подходят с личными вопросами напрямую.

Социальная адаптация – это одна из важнейших проблем не только хоккея, но профессионального спорта в целом. Время для социализации резко сокращено. Поэтому задача академии – осуществлять подготовку хоккеистов таким образом, чтобы они выросли не только хорошими спортсменами, но и полноценными членами общества.

Способны ли ребята понять эту цель в столь юном возрасте? Это ведь достаточно взрослая тема...

– Ребенку любого возраста можно объяснить почти любую тему. На самом деле задача просвещения – заложить зерно интереса к теме. Мы понимаем, что далеко не все наши занятия запомнятся, но и цели такой нет. Образно говоря, если вы сумеете увлечь человека красиво построенными зданиями, то он сам со временем начнет интересоваться архитектурными стилями и поймет разницу между барокко и рококо.

фото: пресс-служба Ак Барса


– Считается, что детский тренер тоже должен быть психологом. Но некоторые этого не понимают и постоянно повышают голос...

– Ну давайте отметим, что на льду голос всегда «повышен»: это не школьный класс, по-другому тренера просто не услышат. Вопрос, наверное, в интонации и в тексте. Тренер, конечно, должен чувствовать и понимать, кому, что, и как можно говорить, в конце концов, у него высшее педагогическое образование. Но есть еще один важный момент – от тренера ведь ждут результата, победы команды. Получается, что «мягкое» отношение мешает добиться результата от команды, а жесткое – развитию игрока. Это очень тонкая грань. Большинство тренеров уделяют серьезное внимание построению отношений с воспитанниками и их родителями. Но на долгом пути формирования команды, разумеется, бывают разные ситуации.

– Каким вы видите ваш центр через год-два?

– Это должна быть группа психологов, которая работает с воспитанниками академии в Казани и Альметьевске. В первую очередь, эта группа должна быть единой командой, которая могла бы передавать друг другу информацию, знания и наработки. Мы должны прилагать усилия ради одной цели – достижения высоких спортивных результатов, используя принцип «не навреди».

– И выявлять проблемы...

– Определенно. Но, скорее всего, они будут похожи: психологические проблемы, возникающие во время тренировочного процесса или игры, проблемы с родителями или в команде. Наша задача будет заключаться в создании технологий их решения.

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть