Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Он считает, что Малкин круче Овечкина и объясняет, почему все любят Кросби

Интервью с бывшим нападающим «Питтсбурга».

Эрик Кристенсен дебютировал за «Питтсбург» в одном сезоне вместе с Сидни Кросби. Через год подъехал Евгений Малкин. Кристенсен не закрепился в составе «Пингвинз»: до чемпионского сезона 2008/09 он был обменян в «Атланту». В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал об игре с двумя легендами мирового хоккея, Илье Ковальчуке, КХЛ, российской провинции и многом другом.

Эрик Кристенсен / фото: Christopher Pasatieri, Getty Images


– Эрик, вас обменяли в «Атланту» за три месяца до того, как «Питтсбург» вышел в финал Кубка Стэнли...

– Это бизнес. Конечно, я был очень расстроен. Но «Питтсбург» получил Мариана Хоссу - того снайпера, которого они искали.

– Хосса-то в итоге тем летом ушёл за Кубком в «Детройт»...

– Да, было весело, когда он с «Детройтом» проиграл в финале «Питтсбургу». Но в том обмене «Пингвинз» вдобавок получили нападающего Паскаля Дюпуи, который стал легендой клуба.

– Прям легендой?

– Ну, он был в чемпионской команде, отыграл много лет в первых тройках. Конечно, после обмена в «Атланту» я не думал о том, какую компенсацию получил мой бывший клуб. За месяц до обмена они влетели кому-то со счётом 1:10, и я был в шоке, что буду играть за эту команду. Пришлось собирать себя заново по частям.

– В «Питтсбурге» чем-то объяснили обмен?

– Нет. Но я и так понимал логику. У меня заканчивался контракт новичка и летом пришлось бы подписывать новый.  Генеральный менеджер Рэй Шеро же был настроен на Кубок Стэнли – Кросби и Малкин играли всё лучше и им нужны были крайние нападающие. Играть в центре третьей-четвёртой тройки было кому – и Джордан Стаал, и Макс Тальбо, и ещё пара ребят могли сыграть в центре. Кем-то пришлось пожертвовать. И главной частью был не я и не Колби Армстронг, а выбор в первом раунде драфта.

– Который «Атланта» потратила на нападающего Далтона Левейя, который даже в АХЛ не закрепился и закончил карьеру в 27 лет...

– По крайней мере, у них был шанс сделать нормальный выбор (смеётся).

«МУДАК, Я ВЫШИБУ ИЗ ТЕБЯ ДУРЬ!»

– Бывший защитник «Питтсбурга» Райан Уитни говорил, что Малкин и после четырёх сезонов в команде с трудом помнил имена одноклубников.

– Ха, он старался не называть кого-то по имени. Шучу. Мне кажется, Уитни преувеличивает. Конечно, у Джино были трудности с адаптацией к Северной Америке, но не до такой степени. Ему тяжело давался английский, было трудно привыкать к другому образу жизни.

– Он был слишком хмурым поначалу?

– Немного. Это уже позднее я узнал, что среди русских не принято ходить и улыбаться просто так. Но Малкин старался находить общий язык.

Евгений Малкин (слева) и Сидни Кросби / фото: Harry How, Getty Images


– Соперничество между ним и Кросби было заметно?

– Нет. Они отлично ладили. Парни сразу поняли, что от их взаимодействия будет зависеть успех организации, следовательно, их контракты и репутация. Тем более они даже в одной тройке не играли. Что им делить?

– Позицию первого центрфорварда команды...

– Они оба были первыми! Причём не только в «Питтсбурге», но и в НХЛ в целом. Конечно, если бы был только один Кросби, команда никогда не выиграла бы три Кубка Стэнли. То же самое и относительно Малкина. Два топ-центра – это и большинство, и два суперзвена. Лучше, чем самый крутой вратарь.

– С кем Малкин больше всего общался?

– Конечно, с Сергеем Гончаром. Два русских в команде – это было логично. Но не надо считать Малкина угрюмым, он общался со всеми.

– С его первого сезона было понятно, что он станет суперзвездой?

– Да, как и с первого сезона Кросби. Джино получил травму на предсезонке и пропустил несколько матчей в начале, но в тренировочном лагере мы видели, на что он способен. Владение клюшкой, бросок, видение площадки – всё это было в нём. Да ещё и в сочетании с реально большими плечами. В 20 лет он уже был готов к НХЛ и сразу показал, что умеет.

– Чувствовали особый настрой Малкина на матчи с «Вашингтоном», где играл Александр Овечкин?

– Он не говорил об этом, но мы чувствовали, что у них что-то не так. «Вашингтон» был нашим принципиальным соперником, но для Малкина с Овечкиным эти матчи значили ещё больше. Джино не рассказывал, почему они начали конфликтовать, но из разговоров было понятно, что речь о ком-то из окружения игроков. Наверное, кто-то стравливал их друг с другом, кому-то это было выгодно.

– Вам был ближе Малкин или Кросби?

– Конечно, мне было проще общаться с Сидом – всё-таки мы говорим на одном языке. Он – такой идеальный парень, на которого все хотят быть похожим. Этакий парень с обложки. Насколько я помню, у него не было близких друзей в команде. Сид был лидером, для всех был одинаковым. Малкин немного другой, он более заводной.

– В последние пару лет он постоянно дерётся...

– Это настоящий Джино! Раньше он сдерживал себя, боялся штрафов. Сейчас, видимо, чувствует, что его эмоции необходимы команде.

– Кросби скучный?

– Для журналистов – да. Для тех, кто играет с ним и тренирует его – точно нет. Это парень, который выкладывается на все сто на тренировках, внимателен к болельщикам. Тот человек, на которого смотрят молодые игроки.

– Он выглядит тихоней. Это точно настоящий лидер?

– Есть история, которая убедит вас. В сезоне 2007/08, когда Сиду было 20 лет, его назначили капитаном команды. Несмотря на то, что он был звездой, это понравилось далеко не всем. Были парни постарше, которые постоянно пытались поддеть Кросби и понизить его авторитет. Однажды у Сида не выдержали нервы. На выходе из раздевалки он схватил одного из тех, кто его поддевал, швырнул на пол и сказал что-то вроде: «Мудак, я из тебя вышибу эту дурь!» Эти парни думали, что он робкий. Но это не так.

– К Малкину так никто не цеплялся?

– Да вы посмотрите на него, он сам к кому угодно может прицепиться. Если серьёзно, то у Джино сразу появилась репутация парня, которого лучше не трогать. И соперники чувствовали это.

«МОЖЕТ, КОВАЛЬЧУК СКУЧАЛ ПО РУССКОЙ ЕДЕ?»

– Кто круче – Малкин или Овечкин?

– Малкин! Говорю не потому, что вместе с ним играл. Просто это игрок, который умеет всё. У него нет слабых мест. Овечкин всё-таки не настолько универсален, это игрок броска. Хотя такого феномена никогда не было. Ещё мне всегда нравился Дацюк, у него потрясающие руки. Но номер один среди российских хоккеистов для меня – Малкин.

– Почему он так не раскручен, как Кросби или Овечкин, как считаете?

– Если вы канадец и у вас есть сын, вы хотите, чтобы он был похож на Кросби. Порядочный, трудолюбивый, умный, добрый. Побеждающий. Он никак не пиарит себя, за него это делает вся страна. А Овечкин – это просто взрыв эмоций, такие яркие личности всегда привлекают внимание. Как он купался в фонтане? Это же фантастика!

– В «Атланте» вы столкнулись с ещё одной российской звездой – Ильёй Ковальчуком...

– Ещё и со Славой Козловым. Проблема была в том, что кроме них в этой команде было очень мало хороших игроков. Ну вы же не считаете такими Армстронга или меня? (Смеётся).

– Всё-таки нет...

– Вот и я об этом. Без хороших защитников нам было очень сложно играть в обороне, вратари мучались в воротах. А у Ковальчука не было центра топ-уровня. Вот и получилось так, что мы стали худшей командой лиги.

Илья Ковальчук / фото: Kevin C. Cox, Getty Images


– Чем запомнился Ковальчук?

– Он всегда был на позитиве. У него уже тогда был хороший английский, и он чувствовал, что он – на все 100 процентов главная звезда этой команды. Кови много шутил и старался не грустить, несмотря на постоянные поражения. Иногда даже нас накрывала апатия – стараешься, отрабатываешь, но в итоге всё равно ошибки и поражения. Но Кови оставался добрым и позитивным.

– Нетипичный русский?

– Все люди разные. Конечно, он более открытый, чем Малкин, но оба – отличные парни.

– Он говорил, что настроен уйти в более сильный клуб?

– Я думаю, он знал, что не будет продлевать контракт с «Атлантой». И что в контрактный год его обменяют в клуб, который будет играть в плей-офф. Так в итоге и случилось (весной 2010-го Ковальчука обменяли в «Нью-Джерси»,ред.).

– Удивились, когда он при действующем 15-летнем контракте уехал в Россию?

– Конечно. Мало кто готов на такие поступки. Посмотрите на того же Овечкина: наверняка ему тоже предлагали фантастические деньги в России. Но мы не знаем, почему уехал Ковальчук – может быть, он скучал по русской еде?

– Вы всё равно уехали раньше. Кажется, что ни в «Анахайме», ни в «Нью-Йорк Рейнджерс» вам не давали шанса проявить себя...

– Дело в том, что я никогда не был центром для топ-6. Иногда репутация играет против тебя – команды рассматривают тебя как оборонительного нападающего, и никто не даст играть в большинстве или много атаковать. Не дай сопернику забить – вот твоя задача. И конкурентов на такую позицию обычно намного больше, чем в первую тройку. Потому что там могут играть избранные.

От игры за «Анахайм» я получал огромное удовольствие – рядом в раздевалке сидели Теему Селянне, Крис Пронгер, Стив Нидермайер. Легенды. Но когда я перестал попадать в состав, меня обменяли в «Рейнджерс». У меня был хороший сезон 2010/11, но в следующем я получил травму и клуб отправил меня в АХЛ. Хотя потом ещё удалось поиграть за «Миннесоту», я понимал, что пора уезжать из НХЛ.

– Чтобы заработать денег?

– Чтобы попробовать себя в другой роли. В роли ключевого игрока команды.

«НИЖНЕКАМСК – ЭТО УЖАС»

– Поэтому вы сказали, что время в «ХВ-71» было для вас лучшим в карьере? Или это просто респект шведским болельщикам?

– Нет, это правда на 100 процентов. Я играл в первой тройке, у меня были отличные партнёры. И самое главное, что впервые в карьере я стал чемпионом.

– И на радостях завершили карьеру...

– Да. Ещё до сезона принял такое решение.

– Но до Швеции была КХЛ и «Лев»...

– О да, это было отличное время. Я думал, что мне будет тяжело уезжать из Канады, играть в Европе, но на самом деле оказалось, что там всё круто. У меня были хорошие условия.

– Всё-таки это Прага. В России вам наверняка было бы тяжелее...

– Может быть. Хотя я видел потрясающие города – Москва, Санкт-Петербург, Казань. Конечно, было и то, что шокировало меня. Поразил какой-то город на букву Н…

– Нижнекамск?

– Вроде нет, не похоже.

– Новокузнецк?

– Нет, похоже тот, который вы назвали первым. Просто ужас.

– Что не так?

– Нас поселили в какую-то ужасную гостиницу, а сам город произвёл впечатление одного сплошного завода.

– Как будто в Америке таких нет...

– Есть конечно, но они выглядят не настолько печально. Было ещё пару довольно серых городов с огромными трубами вместо центра.

– Что ещё удивило в России?

– Мы видели не так много – перелёты, тренировки, игры. Но главное, что мы не увидели того, о чём говорят у нас на родине. Что в России люди все хмурые, что все пьют водку и всё такое. В менталитете людей есть свои особенности. Например, в аэропортах, магазинах кто-то постоянно хочет пролезть вне очереди. Но не стоит акцентировать внимание на негативе. Всё круто на самом деле. 

Досье «БИЗНЕС Online»
Эрик КРИСТЕНСЕН
Дата рождения
: 17 декабря 1983 года 
Место рождения: Эдмонтон (провинция Альберта, Канада) 
Карьера игрока: «Камлупс» (Западная хоккейная лига) – 1999 – 2003; «Брэндон» (Западная хоккейная лига) – 2003/04; «Уилкс-Бэрри» (АХЛ) – 2004 – 2007; «Питтсбург» (НХЛ) – 2005 – 2008; «Атланта» (НХЛ) – 2008 - 2009; «Анахайм» (НХЛ) – 2009; «Рейнджерс» (НХЛ) – 2009 - 2011; «Миннесота» (НХЛ) – 2011/12; «Лев» (КХЛ) – 2012 - 2013; «ХВ-71» (Швеция) – 2013 - 2017.
Достижения: чемпион Швеции (2017).
В НХЛ провёл 387 матчей и набрал 163 (68+95) очка при показателе полезности -24.

Читайте также наши интервью с бывшими хоккеистами НХЛ:

Мы задали 35 вопросов об Овечкине его бывшему одноклубнику

Интервью с вратарём, которому Овечкин забросил первую шайбу в НХЛ

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть