Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Почему в НХЛ так мало топовых российских центров?

После Малкина и Кузнецова – пропасть.

В топ-6 нападения клубов НХЛ всего два российских центрфорварда. Канадцев – 35, американцев – девять, шведов – восемь, чехов – три. Да и в целом в лиге всего четыре российских центральных нападающих. Помимо Евгения Малкина и Евгения Кузнецова, это Артём Анисимов (третья тройка «Чикаго») и Иван Барбашёв (четвёртая тройка «Сент-Луиса»). С чем связано такое превосходство североамериканских и европейских школ в сравнении с российской?

В РОССИЙСКИХ ШКОЛАХ НЕ УЧАТ ИГРЕ НА ВБРАСЫВАНИЯХ

Малкин выигрывает в этом сезоне 45,3% вбрасываний, и это лучший для него результат за последние пять сезонов. У Анисимова – 46,3%, и тоже лучшая статистика за тот же временной отрезок. У Кузнецова совсем стыдные 38,5%. Лучший среди российских центров по игре на точке – Барбашёв, но и его 47,1% выглядят неубедительно. Это во многом объясняется тем, что в российских детско-юношеских хоккейных школах никогда не работали отдельно над вбрасываниями. Считалось, что нужно тренировать игровые компоненты – катание, технику, скорость, ловкость, а на то, чтобы работать только с центрами, никто не хотел размениваться.

Евгений Малкин / фото: Kirk Irwin, Getty Images


Сейчас ситуация меняется, но не так быстро. А в КХЛ до сих пор любой средний канадец-центр доминирует над российскими игроками по проценту выигранных вбрасываний. В первой пятерке по игре на точке – Патрис Кормье, Павел Дацюк, Мартин Сен-Пьер, Джастин Азеведо, Грег Скотт. 

Дацюк и в НХЛ был одним из тех редких россиян, кто выигрывал больше половины вбрасываний. «Российские игроки правильно ставят клюшку на вбрасывании и теоретически делают всё верно, но они как будто не успевают среагировать на действия арбитра. Из-за плохой игры на точке клубы НХЛ всегда сомневаются, когда берут российских центральных нападающих», – объясняет скаут одного из клубов Восточной конференции НХЛ. Его команда, например, два года назад рассматривала возможность приобретения Вадима Шипачёва, но отказалась от этой идеи в том числе и из-за плохой игры россиянина на вбрасываниях.

ПЛОХАЯ ИГРА В ОБОРОНЕ

Ещё одна ключевая причина недоверия к российским центрам – то, как они играют в обороне. «Главное, что объединяет почти всех российских центрфорвардов – неумение возвращаться в оборону. Посмотрите на Кузнецова: если бы он был чуть менее хорош впереди, то его даже близко не было бы в первых звеньях», – рассказывает скаут. Если ты центришь первую тройку, то тебе могут простить многое, но систематические провалы в обороне могут привести к переводу на фланг.

Такое произошло, например, с Владиславом Наместниковым. Это в «Тампе» он был центром в тройке с Никитой Кучеровым, а в «Рейнджерс» быстро поняли, что на левом краю нападения Наместников гораздо эффективнее. «Ему не нужно постоянно возвращаться первым в оборону», – продолжает скаут. Конечно, Наместников может играть и в центре, но на фланге ему комфортнее.

Владислав Наместников / фото: Drew Hallowell, Getty Images


В составе сборной Канады на Кубке мира-2016 из 13 нападающих 11 играли на позиции центрфорварда. При этом они могли безболезненно перейти на фланг. Система работает безотказно, ведь нападающему, который умеет обороняться в качестве центра, на фланге будет проще. В России с этим сложнее – пожалуй, только Анисимов может считаться качественным центрфорвардом оборонительного плана по меркам НХЛ. Барбашеву для этого нужно провести ещё как минимум сезон на высоком уровне.

НЕТ ТАЛАНТОВ

В лиге есть 20-летний швейцарец Нико Хишир, молодые Элиас Петтерссон, Дилан Строум, Нолан Патрик, Пьер-Люк Дюбуа – все они, несмотря на возраст, уже сейчас играют в ведущих звеньях своих клубов. Среди российских центрфорвардов талантов такого уровня нет. Михаил Воробьёв (21 год) начинал сезон в составе «Филадельфии», но не поднялся выше третьего звена и большую часть сезона проводит в АХЛ. А также входящий в систему «Флайерз» Герман Рубцов много пропустил из-за травмы. «У этих парней есть талант, но не такой, чтобы сразу дать им шанс в топ-6. Для этого нужно хорошо заиграть в третьем звене. Воробьёв явно не для нижних троек, но он играл недостаточно хорошо, чтобы его подняли в топ-6. А в четвёртой тройке более актуальны другие нападающие», – объясняет скаут.

Михаил Воробьёв / фото: Bruce Bennett, Getty Images


На последнем молодёжном чемпионате мира в центре первой тройки у российской сборной играл номинальный фланговый нападающий Виталий Кравцов. Вторым был Павел Шэн, который не попадает в состав «Салавата Юлаева». Среди более молодых игроков можно выделить только Александра Хованова, которого высоко котируют в системе «Миннесоты». Но ему до основы клуба НХЛ расти ещё пару сезонов. С фланговыми нападающими таких проблем нет: есть Андрей Свечников, Григорий Денисенко, Клим Костин, Кравцов, Николай Коваленко, Артур Каюмов.

В АХЛ всего два российских центра – Игорь Швырёв и Максим Летунов. Первый толком не играл в «Магнитке», а в фарм-клубе «Колорадо» совсем растворился. У Летунова ситуация получше, но и он далеко не первый среди кандидатов на вызов в главную команду. Из КХЛ могут приехать Владимир Ткачёв и Николай Прохоркин, но это даже близко не молодые игроки – оба 1993 года рождения.

Вот и получается, что обвинять клубы НХЛ в недоверии к российским центральным нападающим нельзя – те, кто заслужили свой шанс, играют в НХЛ. Вопрос к подготовке игроков этого амплуа: практически во всех клубах КХЛ предпочитают приглашать на роль первых центров легионеров. В итоге страдает и национальная сборная, которая вынуждена ставить в центр играющего на краю в клубе Андрея Локтионова. И если канадцы, например, могут собирать на крупных турнирах всю атаку из центров, которые могут играть на флангах, то российской сборной совсем скоро придётся делать наоборот. 

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть