Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Фигурное катание

Фигуристка из Казани выступает за Францию. Поговорили с ней о чак-чаке, судействе и глобализации

Интервью с Аделиной Галявиевой.

В фигурном катании, особенно в танцах на льду и парном катании, смена гражданства стала уже чем-то само собой разумеющимся. Практически в каждой сборной есть приглашенные спортсмены. За Германию выступал дуэт украинки Алены Савченко и француза Бруно Массо, в России в паре с Александром Энбертом катается эстонка Наталья Забияко, в Испании с Сарой Уртадо танцует российский фигурист Кирилл Халявин.

Так и казанская фигуристка Аделина Галявиева, не увидев возможности для продолжения карьеры в России, поехала во Францию. Выучила французский, получила гражданство. Больше четырех лет Аделина каталась в паре c Лораном Абекассисом в группе легендарного для мира фигурного катания Мюриель Буше-Зазуи. У Мюриель тренировались многократные чемпионы мира и олимпийские чемпионы, например, итальянцы Анна Капеллини и Лука Ланоте, французы Габриэла Пападакис и Гийом Сизерон, Марина Анисина и Гвендален Пейзера.

Перед началом этого сезона Лоран и Аделина расстались, и Галявиева вновь начала всё сначала. Переехала в Москву к тренеру Анжелике Крыловой и встала в пару к Луи Таурону. Вместе с Луи Галявиева уже в первый сезон отобралась на чемпионат Европы и на Универсиаду в Красноярске, где завоевала «бронзу».

В интервью «БИЗНЕС Online» Галявиева рассказала о подробностях переезда во Францию, особенностях жизни российской фигуристки в Европе, патриотизме, судействе в танцах на льду, отношении к юниоркам с четверными, а также о хейтерах в соцсетях .

«ТОЛЬКО СО СТОРОНЫ КАЖЕТСЯ, ЧТО В ЕВРОПЕ ЖИТЬ ПРОСТО»

– Я никак не могла найти себе партнера в России. Либо я не подходила, либо меня мальчик не устраивал, – рассказывает Галявиева о причинах переезда во Францию. – Вывесили профиль на специальном сайте по поиску партнёра. И тут с моим тренером Олегом Волковым связались представители спортивного клуба Лиона. Сказали, что есть партнер, подходящий и по росту, и по габаритам, и по возрасту. Один минус – нужно лететь во Францию. Но надо значит надо. Посоветовалась с родителями и решила ехать, хотя и языка не знала, и за границей раньше не жила.

Мне было всего 17 и это был большой риск. Сейчас я анализирую поступки детства и сама себе удивляюсь! Поехала без родителей и даже не уточнила, куда ехать и как. Взяла и полетела. Прилетаю в Париж, а мне нужно в Лион. Я была уверена, что Франция – маленькая, главное добраться до Парижа, а дальше можно вызвать такси. Иду такая счастливая по аэропорту, думаю об Эйфелевой башне, круассанах. Подхожу с деловым, важным видом к стойке информации, спрашиваю такси до Лиона… Вы бы видели выражение лица этих людей! Меня несколько раз переспросили, но я настаивала на своем. Перестала, когда мне озвучили примерную стоимость поездки. В несколько тысяч евро. В итоге время почти полночь, я одна в Париже и вообще не знаю, что делать.

– Как выкрутились из ситуации?

– Набрала маме. Она сказала ехать в отель, сначала хотя бы поспать. Доезжаю до гостиницы, но меня не регистрируют. Мне же нет 18! Выхожу расстроенная из отеля и иду пешком в аэропорт. С вещами, посреди ночи. Хорошо, что меня подобрала сотрудница аэропорта, подвезла. В итоге я спала в зале ожидания аэропорта Парижа. Кстати, таких, как я, там было много.

– Но в итоге доехали до Лиона?

– На поезде, как все нормальные люди. Пока я спала, мама узнала всё о транспорте Франции и составила для меня подробный план поездки.

– Как вас приняли в новой группе?

– Там кроме меня были еще русские ребята, так что довольно спокойно. Но без приключений не обошлось. С парнем, который меня ждал, мы так и не сошлись. Я не видела перспектив с ним и смысла вместе кататься.

– Думали возвращаться?

– Снова звоню маме. Она мне говорит: «Не зря же ты так далеко летела!» Найдём тебе партнера. Связались с другим спортивным клубом, где тренировала легендарная Мюриель Буше-Зазуи. Там меня поставили в пару к моему предыдущему партнеру – Лорену Абекассинсу. С ним вместе мы катались четыре года, до прошлого сезона.

– Ваша мама получается что-то вроде спортивного агента?

– Она мне во всем помогала, особенно когда я была помладше. Но сейчас я уже и сама неплохо справляюсь.

– Как долго привыкали к языковой среде?

– Я неплохо знала английский, потому что училась в Казани хорошей английской школе (школа №9, Ново-Савиновский район,ред.) Точнее, я думала, что хорошо знаю английский. В школе мне дали грамматику, а устную речь пришлось нарабатывать практикой. В принципе, сориентировалась быстро. В основном все общались по-английски, так как в клубе Мюриель были пары со всего мира.

Но французский тоже начала учить, потому что с местными же нужно как-то общаться. К тому же для получения гражданства мне нужно было сдавать экзамен по французскому, поэтому я откладывать изучение языка не стала. Выучила за пару месяцев. На специфические темы говорить не смогу, но на бытовом уровне спокойно общаюсь. Был забавный случай, когда встретилась в Париже с Антоном Пономаренко, и мы сами не заметили, как разговаривали на английском.

– Во Франции нет послаблений по получению гражданства для спортсменов?

– Я приехала во Францию по визе для артистов и людей искусства. По этой визе можно дальше претендовать на получение вида на жительства и гражданства. Нужно прожить в стране два года и сдать экзамен по французскому языку.

– В России спортсмены живут на полном гособеспечении. А как с финансированием спорта во Франции?

– На первых порах мне помогали родители. Я полностью от них зависела. Потом, когда появляются результаты, попадаешь в сборную федерация фигурного катания и олимпийский комитет стараются помогать. Нас включили в список приоритетных кандидатов на поездку в Пхёнчхан, и это давало существенную помощь. Правда, в итоге мы на Олимпиаду не поехали. В Европе хорошо живут только титулованные чемпионы. Сейчас не могу сказать, что получаю много денег. Но я подрабатываю подкатками, тренирую ребятишек. Крутишься как можешь. В прошлом году я работала на четырех работах одновременно. Причём в соседнем городе.

– Как всё успевали?

– Хочешь жить – найдешь возможность. В субботу шла на тренировку в шесть утра, потом сразу бежала на поезд, ехала в соседний город тренировать детей. Свободного времени было совсем мало.

Только со стороны кажется, что в Европе жить просто. Работаешь с утра до вечера каждый день без выходных, а на руки всё равно получаешь немного. Я вела тетрадь, где считала свои доходы и расходы. Вроде бы смотришь, в этом месяце в неплохом плюсе! Но во Франции очень большие коммунальные платежи. Придет две-три платежки, и всё – денег больше нет. Больше всего у меня уходило денег на отопление. Я много мерзну, поэтому выкручиваю все батареи на максимум. И в конце месяца тебе приходит счет почти на 500 евро. Просто ножом по сердцу для студента. Ты должен отдать эти деньги, но откуда их взять?

– Это был ваш первый опыт самостоятельной жизни?

– Впервые от родителей я уехала в 13, когда поехала тренироваться в Нижний Новгород. Было непросто, но ранняя жизнь без родителей меня закалила, научила считать свои деньги, планировать будущее, принимать важные решения. Я повзрослела. Но жить в Нижнем или Москве совсем другое дело, чем переезжать из Казани в Лион. Раньше родители меня постоянно навещали, помогали чем могли. Мне в этом плане очень повезло с ними. Приехать в Лион по первой же просьбе они физически не могли.

Анжелика Крылова, Аделина Галявиева и Луи Таурон / фото: Olivier Brajon, личный архив Аделины


«СОМНЕВАЮСЬ, ЧТО В РОССИИ Я БЫ ДО СИХ ПОР ЗАНИМАЛАСЬ»

– Вы прожили почти пять лет во Франции, сменили гражданство, а теперь вернулись в Россию. Чувствуете себя теперь иностранкой?

– Я не считаю себя здесь иностранкой. У меня двойное гражданство.

– Обрадовались возможности вернуться в Россию?

– Я обрадовалась возможности тренироваться у хорошего тренера. Но и вернуться в Москву была рада. Я люблю Москву, это мой город. Особенно обожаю район Тверской улицы. Казань - мой город, Париж - мой город. А вот Лион – нет. К Лиону за четыре с половиной года я не привыкла. Французы любят Лион, а мне там не понравилось. Не скажу конкретно почему, просто не понравилось. А Париж я люблю, как и любая девочка, наверное.

– Любимые места в Париже?

– Я обожаю Эйфелеву башню. Когда я её вижу, просто визжу от счастья. Серьёзно. Мой бедный партнёр думал, что я сошла с ума. К Елисейским полям таких чувств нет. Для меня счастье – включить французскую музыку в телефоне, заказать кофе и круассан в кафе напротив Эйфелевой башни и смотреть на неё, мечтать. Это создаёт особую атмосферу, настроение. По музеям, выставкам хожу иногда.

У вас есть патриотические чувства к Франции?

– Не могу сказать, что я истинный патриот. Но я действительно люблю Францию. Я полюбила эту страну и благодарна ей за возможность заниматься любимым делом, за поддержку.

Что чувствуете, когда звучит «Марсельеза»?

– Сердечко ёкает, если вы об этом. Столько лет уже в сборной. Особенно радостно, когда побеждают французские спортсмены, твои друзья, знакомые. Последний пример – чемпионат Европы в Минске. Франция выступила блестяще. Я так была рада и за Джеймс с Сипре, и за Пападакис с Сизероном. Когда в честь них звучал гимн, я пела. Я просто понимаю, каких трудов им стоила это победа. И бесконечно за это их уважаю.

 Джеймс и Сипре в Минске обыграли Евгению Тарасову и Владимира Морозова. Тарасова – ваша землячка. Сердце разрывалось, за кого болеть?

– У меня были смешанные эмоции. С одной стороны, радость за французов, с другой – обида за Тарасову. Но Женя молодец. Она настоящий боец. Помню, как на чемпионате мира она травмировалась, но всё равно вышла на лед. На Европе она с Володей тоже откаталась неплохо, но первое место одно.

Я не болела за победу Ванессы с Джеймсом или Жени с Володей. Я болела за чистые прокаты. Пусть все откатают как могут, а судьи уже решат кто лучше. Я вообще всех стараюсь поддерживать. И немцев, и американцев. Мир фигурного катания узкий, и все друг друга знают. Лучше в таком случае дружить. К чему противостояние? Все работают, все стараются, выкладываются. Просто сегодня кто-то оказался сильнее. Но завтра ты его можешь опередить.

Это напоминает Олимпиаду в Пхёнчхане, когда, несмотря на неудачу Тарасовой и Морозова, многие в России радовались победе Алены Савченко. Тоже за неё болели?

– Жене с Володей в Корее не повезло. Но как не порадоваться за Савченко? Алена – уникальный человек в мире фигурного катания. Такая история преодоления, такой долгий путь к этой победе! Низкий поклон ей за такую борьбу и преданность спорту. Лично для меня Савченко – это пример и авторитет. Столько лет держать себя в форме, иметь множество титулов и не давать себе слабину. Дорогого стоит. Взять ту же Олимпиаду. После короткой программы Савченко и Массо были только четвертыми – партнёр ошибся. Но они собрались, и откатали свою программу так, что у соперников не было шансов.

За Германию выступала пара француза и украинки. Вы из Татарстана, а выступаете за Францию. В России много лет каталась японка Юко Кавагути. Нормально, что фигурное катание идет по пути такой массовой глобализации?

– Что тут поделать, это современный мир. У меня по сути не было других вариантов. Я сомневаюсь, что, катаясь в России, я бы до сих пор занималась спортом. Высокая конкуренция, а я нестандартный танцор, по мнению российских тренеров. В России в танцах -высокие, длинноногие красавицы. В Европе тебя принимают таким, какой ты есть. Я невысокая, но не бросать же из-за этого фигурное катание. А в России много хороших партнёров, но почти все высокого роста. Для гармонии в паре рост должен быть примерно равным.

В спорте сейчас много кто меняет гражданство, и это уже никого не удивляет. За Швецию, например, столько лет катается Александр Майоров. Но его всё равно любят в России, переживали, что его не отправили на Олимпиаду. Также как корейцы переживали за Виктора Ана.

– По-вашему, история с допингом в России – это политика?

– Я не употребляла допинг никогда, поэтому не могу судить. Даже лезть в это не хочется. В политике я ничего не понимаю и стараюсь не говорить о том, в чем не разбираюсь. Но все же странно, что столько разговоров именно о допинге в России.

– Не смотрите политические новости?

– Для меня главное, чтобы все было спокойно. Немного беспокоит, что обстановка во Франции стала накаляться. Беспорядки, недовольство граждан. Очень надеюсь, что все наладится.

«ЖУЛИН ГОВОРИЛ: «СЕЙЧАС ТАТАРЫ ВСЕХ СДЕЛАЮТ»

– Кем вы больше себя ощущаете, москвичкой, француженкой или всё же татаркой?

– Конечно татаркой. Татарка – это с рождения и навсегда. Я горжусь тем, что я татарка, потому что в Татарстане богатая культура и нам есть чем гордиться. И здорово, что мы до последнего стараемся её сохранить. Больше всего обожаю татарскую кухню. Она самая лучшая в мире. Какие у нас делают сладости! Во Франции мне не хватало чак-чака и особенно талкыш калеве. Это же чистое наслаждение. Кыстыбый обожаю. У моей бабушки лучшие кыстыбый в Татарстане.

– Татарский хорошо знаете?

– Мне стыдно, но я не знаю родного языка, пока что не могу его выучить. Хотя моя бабушка пыталась меня научить татарскому, в школе учили. Базовые фразы я знаю, понимаю, о чём говорят, но не больше. Когда приезжаю к бабушке, она пытается со мной говорить. Я слушаю, но мало что могу ответить. Она расстраивается, потому что кроме меня вся семья спокойно говорит по-татарски.

– И в Москве, и во Франции много татар. Встречали соотечественников?

– Нет, но я специально не искала. Зато «завербовала» в татары своих друзей! Бетина Попова с нашей группы постоянно шутит: «Все народы хороши, а татары – от души». С моим тренером Крыловой шутим. Она из Узбекистана, близкий нам народ.

Самый забавный случай был, когда я тренировалась у Жулина. Он устраивал для маленьких девочек, которые катались без партнёра на тренировках разного рода соревнования, вроде «чемпионата России по твиззлам» или кругов на скорость. Меня так переполняла гордость, когда он нас всех построил и сказал: «Ну сейчас татары всех сделают!». Жулин решил так меня подбодрить. Что же, раз шеф сказал – надо делать! Мы же татары вообще очень сильные, бойкие. В Красноярске говорили с Безменовым (судья, вице-президент федерации фигурного катания РТ, – ред.). Он меня спрашивал, обижают ли меня во Франции? Поворачивается его коллега и говорит: «Ага, татар обидишь!». 

– В Казани часто бываете?

– Не очень часто, но всё же стараюсь навещать семью. Думаю, скоро поеду, причём обязательно на поезде. Не знаю почему, но с детства меня привлекает романтика российских поездов. В поездах прошла вся моя безбашенная юность, когда я постоянно ездила из Казани в Нижний, в Москву. 

– Не думаете поставить программу под татарскую музыку?

– Было бы здорово, я не против. Если когда-нибудь меня позовут на ледовое шоу в Татарстан точно придумаем программу, например, под Әпипә. Да и в общем идея неплохая, особенно для показательного номера.

– В фигурное катание вас отдали родители?

– Мама. Она хотела, чтобы я была здоровым ребенком, подтянула фигуру. К тому же, уже год на каток ходил мой брат, он занимался хоккеем в школе «Ак Барса». Мне хотелось кататься, как он.

– Сколько вам было лет?

– Пять. По нынешним меркам – это поздно, но тогда это было нормально. Сейчас ставят на коньки уже в два года, и я не могу этого понять. Дайте ребенку хотя бы нормально научиться ходить! Есть же примеры, когда фигуристы начинают заниматься фигурным катанием поздно, но всё равно достигают успеха.

– До скольки лет тренировались в Казани?

– Лет до 12. Потом я поняла, что мне надо переходить из одиночного в танцы, а в Казани нет тренеров по танцам.

– Какая у вашей пары цель в спорте?

– Мы не думаем над определенными местами, а прежде всего работаем над собой и своим катанием. Хотим видеть прогресс и получать удовольствие от того, что мы делаем. Фигурное катание не должно быть утомительной работой. Если ты не получаешь удовольствие от своего проката, ты не сможешь впечатлить судей и зрителей. Конечно же, как у любых спортсменов, у нас есть цели завоевать медали, выигрывать соревнования, но самое главное сейчас для нас – совершенствоваться. Мы стараемся на каждом старте выжать из себя максимум. А там уж как получится. Не мне судить, моё дело – кататься.

– Судейство в танцах вообще тема очень тяжелая.

– Не секрет, танцы на льду – очень субъективный вид спорта. Соглашусь. У нас есть элементы, техническая оценка. Но все решают мелочи, ошибки не так очевидны. Выход один – нужно кататься идеально. Быть идеальным во всем, начиная с тренировок. В танцах на льду нельзя отключаться ни на секунду, важен каждый момент проката. В одиночном, парах всё равно вся концентрация идёт на прыжки и выбросы. В танцах нужно откатать на самом высоком уровне от начала до конца и максимально выложиться. Места распределяют тонкие детали.

Многое в танцах зависит ещё от музыки, насколько удачно поставлена программа. Я стараюсь отталкиваться от образов, которые мы будем играть с партнёром на льду, от идеи программы. Часто вдохновляюсь фильмами. Импонирует образ, формат поведения какой-то героини, хочется её передать этот образ на льду, показать его зрителям.

Анжелика Крылова, Луи Таурон и Аделина Галявиева / фото: пресс-служба Универсиады в Красноярске


«ПОПОВА И МОЗГОВ – ОТЧАЯННЫЕ РЕБЯТА»

– Что изменилось в вашей работе после перехода к Крыловой?

– Для меня изменилось все. Каток, тренер, партнер. Из знакомых мне людей был только тренер Волков, с которым я работала в группе Александра Жулина.

– Почему вы решили всё так кардинально изменить?

– Я этого не планировала. Просто в олимпийский сезон у меня были травмы, да и в целом результата у нас с Абекассисом не было. В итоге мы разошлись с моим бывшим партнёром. Стала думать, что делать дальше и тут появился вариант перейти в группу Крыловой. В то же время Таурон расстался со своей бывшей партнёршей Анжеликой Абачкиной. Мы с Луи давно были знакомы. Он мне первый позвонил и предложил попробовать кататься вместе. Пока всё у нас идёт с ним неплохо.

– Бетина Попова говорила, что у вас в группе очень душевная атмосфера. Как это проявляется?

– Мы постоянно общаемся, вместе ездим отдыхать. Как одна команда.

– Про Бетину говорят, что она самая сумасшедшая фигуристка в мире. Вы согласны с этим?

– Тот, кто так говорит ещё не знает меня, хах! Мы друг друга стоим. А Бетинка и, правда, очень энергичный, веселый человек. Её ни с кем не перепутать, у неё своя харизма.

– Конкуренция внутри группы есть?

– Есть, но она здоровая. По моим ощущениям. К тому же нам, по сути, нечего делить – мы в разных сборных. Нашему тренеру Анжелике сейчас непросто. Она только переехала из Америки в Россию, на неё идет давление и она очень хочет проявить себя. Она поддерживает все пары в группе, помогает всем, чем может.

– Вы участвовали на Универсиаде в Красноярске и выиграли там бронзовую медаль. Как попали в сборную?

– В сборной Франции я уже пятый сезон. Когда мы готовились к этому сезону, федерация сказала, что первые три пары поедут на чемпионат Европы, четвертая пара поедет на Универсиаду. По рейтингу мы третьи.

Съездили на чемпионат Европы в Минск, неплохо откатали, но очень хотелось поехать и в Красноярск. Федерация фигурного катания связалась со студенческим спортивным союзом Франции и для нас выделили вторую квоту. Фишка в том, что команду на Универсиаду собирает не федерация по видам спорта, а именно университет и студенческий спортивный союз.

– Но на чемпионат мира не попали…

– Нам немного не хватило до путевки на ЧМ. У Франции только две квоты в танцах. Согласно правилам ИСУ, чтобы было три квоты, первые две пары должны на предыдущем чемпионате мира занять места, сумма которых не превышает 13. Вторая французская пара в Милане стала как раз 13, в сумме получилось 14. Не будет трёх квот у Франции и на следующий год.

– Есть в таком случае шанс обыграть первые две пары?

– Будем стремиться. Место Пападакис и Сизерона в сборной, ясное дело, не обсуждается вообще. Но и вторая французская пара сильная. Их любят судьи, они гораздо опытнее нас с Луи. Были на Олимпиаде, хорошо выступили на прошлом чемпионате Европы. Всё-таки в танцах важно хорошо чувствовать, понимать своего партнёра. У нас с Тауроном был дебютный сезон и бороться с опытными парами было тяжело. Но всё впереди, в следующем году, надеюсь, результаты пойдут вверх.

Аделина Галявиева и Луи Таурон / фото: пресс-служба Универсиады в Красноярске


«ПРАКТИКА ПОКАЗЫВАЕТ, ЧТО С ВОЗРАСТОМ ПРЫЖКИ УХОДЯТ»

– Есть обывательское мнение, что танцы проще, чем одиночное катание или пары. Вы согласны с этим?

– Нет, абсолютно. В танцах есть свои сложности. И физически выкладываешься, и эмоционально.

– Вы говорили, что перешли в танцы, потому что не могли прыгать. Это был страх прыжков?

– Возможно. Какая-то магия, на полу я неплохо прыгала почти все тройные, но на льду не получалось ничего. Не было ни высоты прыжка, ни пролета. Мой максимум – тройной сальхов, тройной тулуп. Тулуп я освоила только в 13 лет, это поздно. Сейчас в 13 по несколько четверных прыгают. Как же хорошо, что я ушла из одиночного!

– На ваш взгляд, выдающиеся результаты юниорок, изучение четверных – это благо для фигурного катания или нет?

– Лично мне нравится, когда в женском одиночном есть музыкальность и эстетичность. У юниорок с четверными идет упор на технику. А у нас ведь есть и вторая оценка, по идее, она должна давать половину результата. Но по факту если у тебя хорошая техника, тебе ставят и хорошие компоненты.

Я за то, чтобы не забрасывалась работа над компонентами: над качеством катания, переходами, связками, эмоциями, композицией. Прокат должен радовать зрителя, вызывать эмоции. Я смотрю на Каролину Костнер и это же потрясающе, что она делает на льду! Одно вытекает из другого, все гармонично, смотреть на неё одно наслаждение.

– Возможно, новая Каролина Костнер – это Алёна Косторная?

– Я очень люблю Алёну, у нее потрясающие данные, запоминающиеся программы. Я видела её прокаты и это незабываемо. У Косторной большое будущее, у неё шикарные прыжки. Она делает на тренировках тройной аксель и если она включит его в программы, то будет фавориткой на любых стартах. Двойной аксель у неё абсолютно лучший в мире. Идеал. Можно ставит спокойно +5 и даже не спорить. Ещё из юных фигуристок запомнилась японка Марин Хонда. У нее потрясающее катание, мягкое, нежное.

– При этом Алена ещё юниорка, Хонда провела первый взрослый сезон. Есть юная, но яркая Камила Валиева. Получается, хорошая хореография – это не вопрос возраста, а таланта?

– Взрослые фигуристки ярче передают эмоции, потому что понимание программ, понимание того, что ты делаешь на льду приходит с возрастом. Чемпионка должна и кататься чувственно, и навыком конька владеть, и прыгать хорошо.

Алёна Косторная / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


– Как оцените Трусову и Щербакову?

– Смелые девочки. Единственное, немного страшно за них в будущем. Такие нагрузки ложатся на юный, неокрепший организм. Надеюсь, справятся. Они же ещё такие маленькие! Даст Бог, что у них останется их техника, когда они оформятся. Я буду очень рада. Но практика показывает, что с возрастом прыжки уходят. Девочки, которые могут с уже сформировавшимся взрослым телом выполнять сложнейшие каскады, и есть настоящие мастера. У Ани с Сашей в следующих сезонах есть возможность доказать, что их можно причислять к числу мастеров.

– В танцах на льду могут побеждать пары, которые только перешли из юниоров во взрослые?

– Переход во взрослые танцорам даётся сложнее всего. Необходимо перестраивать себя, своё катание. Те же Пападакис и Сизерон в свой первый взрослый сезон на Европе были только на 14-м месте. Наверное, можно сразу прийти во взрослые и побеждать. Но это будет очень тяжело.

– Габриэла Пападакис и Гийом Сизерон – это сейчас идеал катания?

– Безусловно, у них есть определенные качества, на которые можно равняться. Они действительно много работают. Для французского фигурного катания – это визитная карточка. Но я не могу сказать, что мы с Луи хотим кататься как они, что мы их фанаты. Идём своей дорогой. В детстве мне нравилось, как катаются Татьяна Навка и Роман Костомаров. В одиночном – Евгений Плющенко. Среди девушек не могу выделить одну конкретную фигуристку. В любом случае идеала не существует, у каждого фигуриста есть сильные качества, а есть недостатки.

«ЗАГИТОВУ С МЕДВЕДЕВОЙ ОТКРОВЕННО СТРАВЛИВАЛИ. ЭТО УЖАСНО»

– В этом сезоне вокруг российского фигурного катания небывалый ажиотаж. Как вы относитесь к баталиям фанатов в интернете?

– В России отличные болельщики, они любят фигурное катание. Но то, как они себя ведут в социальных сетях – уже за гранью моего понимания. Загитову с Медведевой откровенно стравливали в олимпийский сезон. Это ужасно.

Угодить всем невозможно, но вопрос в том, как ты будешь высказывать свое негодование. Я читаю комментарии в инстаграме известных фигуристок, комментарии на новостных ресурсах и потом отхожу от потока ненависти минут пять минимум. Откуда у людей столько негатива? Есть фанаты Туктамышевой, есть фанаты Медведевой, есть фанаты Загитовой. Вас объединяет любовь к фигурному катанию. Зачем ссориться? Поддерживайте своих фигуристок, но не трогайте других. Почему фанат Загитовой должен ненавидеть Медведеву и проклинать Туктамышеву, в чём логика?

В последнее время в российском фигурном катании есть очень нездоровая тенденция повышения градуса всеобщей ненависти. Всем сейчас надо успокоиться. Просто помните, что спортсмены много работают и защищают на соревнованиях честь страны. А вы болеете против них, желаете им упасть. Разве это нормально?

– В противовес российским болельщикам любят ставить японцев. Они действительно настолько трогательно болеют?

– Японцы – удивительные. Они могут прилететь в Европу на соревнования серии Б ради одного любимого фигуриста. У них невероятная любовь к фигурному катанию, сравнимая с культом. У нас в Лионе одно время тренировалась японская пара и то, что они про рассказывали, действительно поражает. Японцы делают очень милые подарки всем фигуристам, поддерживают спортсменов вне зависимости от страны, которую они представляют. Фанаты Шомы Уно там не предлагают уничтожить Юдзуру Ханю, как у нас происходит с Загитовой и Медведевой.

– Последний крупный скандал – спор по поводу выбора состава сборной России на ЧМ. На ваш взгляд, какая система отбора правильнее?

– Наверное, правильнее смотреть на весь сезон, а не только на национальный чемпионат. Один старт ведь не показатель. Есть спортсмены, которые набирают от старта к старту. Бывает, что весь сезон у тебя идёт хорошо, но на национальный чемпионат ты вышел в неважной форме. С другой стороны, если ты стал чемпионом России, почему ты не должен ехать на чемпионат Европы или мира? Победа есть победа. Это очень спорный вопрос, где всё очень индивидуально. Зависит от страны и дисциплины.

В данном случае, на мой взгляд, Медведева поехала на чемпионат мира заслуженно, что затем и доказала в Японии. Она очень уверенно выглядела в финале Кубка России. Мне нравится, как Женя катается. Медведева одна из немногих фигуристок, которые стараются передать зрителю как можно больше своих эмоций и переживаний. У неё очень яркие программы. Но и Лиза молодец. В 22 вернуть триксель – это круто. Просто она немного другого плана фигуристка, чем Медведева. У Лизы больше идет упор на сильную технику. Обеих девочек есть за что уважать.

– Как проходит отбор в сборную Франции?

– Во Франции при отборе на главные старты федерация учитывает не только результаты чемпионата страны, а все соревнования по ходу сезона. Если ты хорошо выступил на других турнирах, но неудачно откатал на чемпионате Франции, федерация всё равно может тебя допустить до чемпионата Европы и мира.

При этом судят на чемпионате Франции строго, оценки не тянут. У нас, к примеру, были довольно неплохие прокаты на прошлом чемпионате. Но мы получили самые низкие оценки за весь сезон! Возможно, потому что поехали на чемпионат Франции немного неготовыми, без тренера. Посчитали, что попасть в тройку будет легко, а на большее рассчитывать на данный момент не получится. В следующий раз отнесемся к национальному чемпионату более ответственно.

«ВО ФРАНЦИИ МАЛО ЧИТАЮТ ДЮМА»

– Вы сейчас учитесь в Российском университете физкультуры. Появляетесь на парах?

– Иногда, но не часто. Больше появляюсь в университете во время сессии. Кстати, с первого по третий курс я училась в Поволжской академии спорта, ездила на экзамены в Казань. Там ещё преподавала мой бывший тренер Ксения Иванова.

– Почему не решились учиться во Франции, раз жили там?

– С моим уровнем французского было бы проблематично учиться во Франции. К тому же я до сих пор не разобралась в местной системе образования. Решила начать учиться в России, а второе образование думаю получать во Франции. Второе высшее буду брать не в сфере спорта. Думаю о PR, маркетинге, эта сфера мне очень интересна.

– Чем занимаетесь, когда хотите отвлечься от фигурного катания?

– Люблю читать, готовить. Когда у меня есть на это время, гуляю по городу, ищу новые интересные места. Увлекаюсь языками. Совершенствую английский, французский, планирую начать учить итальянский. В Лионе с нами тренировалась итальянская фигуристка, и меня просто покорила её речь. Очень мелодичный, красивый.

– Книги читаете на русском или французском?

– На русском. Повторюсь, у меня только разговорный уровень.

– Что читаете?

– Любимый автор – Скотт Фицджеральд. Люблю русскую классику. Много что читаю, всё зависит от настроения. Могу почитать что-то серьезное, вроде Достоевского, это дает пищу для размышлений. Если много дел и мыслей, читаю легкую беллетристику. Просто чтобы расслабиться, отвлечься.

– А как же французские авторы, тот же Дюма?

– Французскую литературу практически не читаю. Во Франции, кстати, Дюма читают мало. Больше интересуются современной литературой. В России ещё читают классику. И нашу, и зарубежную.

– Есть книги, которые на вас повлияли?

– «Идиот» Достоевского, «Прекрасные и проклятые» Фицджеральда и «Великий Гэтсби», «Анна Каренина» Толстого. Мне очень близок образ Каренины, мне кажется, я чем-то на нее похожа.

– Что слушаете?

– Мой трек-лист очень разнообразный. Могу включить Бетховена, следом пойдет «Ленинград». Сейчас слушаю оперу, Людовика Эйнауди.

– Какой у вас девиз по жизни и о чем вы мечтаете?

– Я стараюсь жить в гармонии с самой собой и не делать того, чего не хочу. Если я буду счастливой, значит, все мои мечты сбылись. Я хочу наслаждаться жизнью и не бояться сложностей. Идти вперед несмотря ни на что. Глаза боятся – руки делают! 

Аделина Галявиева и Луи Таурон / фото: Olivier Brajon, личный архив Аделины


ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Аделина Галявиева
Дата рождения: 2 октября 1996 года
Место рождения: Казань
Специализация: танцы на льду
Главные достижения: в паре с Луи Тауроном бронзовый призер Универсиады 2019, бронзовый призер чемпионата Франции 2019, бронзовый призер Кубка Босфора 2019, серебряный призер турнира Masters в Орлеане (2019).

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
  • Анонимно
    Анонимно 0

    Удачи Аделине в ее спортивной карьере. Если Татарка станет чемпионом Франции это будет очень круто!

  • Анонимно
    Анонимно 0

    "я - татарка, но татарского не знаю.."...а мы вас не знаем

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Случись какой катаклизм ( беспорядки, травма, непопадание в сборную и т. д) - сразу домой, в Казань прибежит, забыв про любимый Париж. Абсолютно пофиг на неё и её успехи и провалы. Не наша она, ни ментально, ни физически.

    • Анонимно
      Анонимно 0

      Наши татары живут повсюду, от Австралии до Парижу)).

    • Анонимно
      Анонимно 0

      а вы добрейшей души человек я смотрю...

    • Анонимно
      Анонимно 0

      А что в этом плохого? в девяностые наша семья тоже вернулась из Средней Азии, хотя жили у же вторым поколением,только наши родители были родом из Казани.Согласен,когда нам стало там некомфортно,приняли решение возвратится на этническую и историческую родину.И мы благодарим ее за прием,не считаем себя чужими,мы вернулись домой!

      • Анонимно
        Анонимно 0

        Вашу семью, как и десятки тысяч других семей отправили в Среднюю Азию поднимать экономику, т. к. местные кадры не справлялись, а кто топравил во Францию эту хвигуристку? Она поехала туда только из личных корыстных побуждений и ничего более.

  • Анонимно
    Анонимно 0

    красивая пара
    понравились в этом сезоне очень

  • Анонимно
    Анонимно 0

    Какая интересная девушка, с красивой душой и глазами. некоторые высказывания поистине мудрые. За легкостью суждений - опыт разочарований и боли, скрываемые от всех. Зачем жаловаться, если можно жить с радостью и азартом - я так поняла ее.
    Удачи и стабильности тебе, Аделина!

Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть