Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Бесплатное пиво, стриптиз и американские деньги. Когда-то ЦСКА жил за счёт «Питтсбурга»

Виктор Гусев – о «Русских пингвинах».

В середине апреля ЦСКА впервые в своей истории стал обладателем Кубка Гагарина, обыграв в финале омский «Авангард». До этого армейцы становились сильнейшей командой страны 30 лет назад, ещё в чемпионате СССР.

После развала Советского Союза от громившего всех ЦСКА ничего не осталось – ведущие хоккеисты покинули клуб, финансирование резко упало, ходили даже слухи о банкротстве команды. В 1992 году армейским клубом заинтересовался владелец «Питтсбурга» Ховард Болдуин. Он приобрел 50% акций команды и в течение трех лет в Москве устраивали шоу энхаэловского уровня.

ЦСКА первым в России начал завлекать зрителя не только непосредственно игрой, но и околохоккеем. На арене клуба перед каждым матчем устраивали представление (иногда даже фейерверки), проводили конкурсы и раздавали бесплатные подарки – пиво, мороженное и так далее. В итоге посещаемость ЦСКА выросла за это время почти в два раза.

С российской стороны в клубе работал известный комментатор Виктор Гусев – он совмещал должности пресс-атташе, организатора предматчевых шоу и координатора, который обеспечивал связь между российской и американской сторонами. «БИЗНЕС Online» он рассказал, как жил проект, с каким трудностями столкнулись американцы, что нового для себя узнал российский хоккей и почему «Русские пингвины» загнулись в 1995 году.

Далее – слова Гусева.

АМЕРИКАНЦЕВ В ЦСКА ПРИВЕЛИ ГУЩИН И ТИХОНОВ

Я попал в этот проект благодаря моему давнему коллеге, журналисту Всеволоду Кукушкину. Он давно крутился в хоккее: работал корреспондентом ТАСС на многих турнирах и переводчиком международной федерации хоккея (ИИХФ). Сева был моим начальником в спортивной редакции агентства. Кстати, с его подачи в ИИХФ и при поддержке тогда ещё нового президента Рене Фазеля русский стал официальным языком этой организации наряду с английским. 

Кукушкин позвонил мне и сказал, что есть проект «ЦСКА - Русские Пингвины». Идея возникла, когда Виктор Тихонов и генеральный директор клуба Валерий Гущин встретились с  Болдуином - владельцем «Питтсбурга». Тогда между нашими странами были неплохие отношения и на фоне политических изменений мысль о создании хоккейного клуба в Москве показалась американцам интересной.


Всеволода попросили найти человека, который стал бы связующим звеном между российской и американской сторонами. Он предложил мою кандидатуру и позвонил мне. Я решил, что смогу работать в клубе и параллельно продолжать заниматься своими делами на телевидении и в футбольном журнале «Матч», главным редактором которого я был. 

Одновременно «Питтсбург» прислал своего человека в Москву, чтобы он наладил коммерческую работу и придал всему энхаэловский колорит. Им оказался Стивен Уоршоу. Мы встретились, и он оказался очень веселым и изобретательным молодым человеком, как раз такой тогда и был нужен для столь необычного проекта.

БОЛДУИН ХВАСТАЛСЯ КЛУБОМ ПЕРЕД ДРУГИМИ БИЗНЕСМЕНАМИ

Понятно, зачем это нужно было ЦСКА и Тихонову. Тогда клуб занимал место в середине турнирной таблице, да и денежная ситуация не радовала. А «Питтсбург» обещал деньги и поддержку.

Американцам же ЦСКА, думаю, нужен был по двум причинам.

Во-первых, не рассчитывая получить особую прибыль, они хотели иметь «право первой ночи», когда шли разговоры о переходе российских хоккеистов в НХЛ. То есть, находясь рядом с ЦСКА, даже внутри него, они могли лучше контролировать поступление игроков в «Питтсбург». Это был некий мостик.

И они получили многих хоккеистов. К тому же «Питтсбург» получал отчисления от контрактов, когда армейские игроки уезжали в другие клубы. К примеру, когда в «Виннипег» уехал Николай Хабибуллин или Сергей Брылин – в «Нью-Джерси».

Во-вторых, Болдуин – очень живой человек, и ему было очень приятно на встречах владельцев клубов НХЛ иногда говорить: «А вот моя команда «Русские пингвины» в Москве играет сейчас вот так!» И все открывали рот, говорили, мол «Ховард, как так, у тебя есть команда в России?» И это очень тешило его самолюбие. И я поэтому каждую неделю отправлял ему сводки – что произошло в клубе, как сыграли, как болельщики на всё это реагируют. И он их получал и вставлял информацию в «коктейльные разговоры».

Вот так начались эта «эпопея», которая продолжалась три года. Плюс еще у американцев в головах были стереотипы про нашу страну, и некоторые из них подтверждались нашей тогдашней жизнью. Но серьезных угроз, которых они так опасались, не возникало. Пусть даже Стивену, который, кстати, довольно быстро начал понимать главные вещи по-русски, постоянно виделись какие-то люди с автоматами и пистолетами. 

ОДНАЖДЫ МЫ ВЫГОНЯЛИ БЕЗДОМНЫХ ИЗ VIP-ЛОЖ

Когда Стивен и я начали осматривать ЛДС ЦСКА, у него сразу же возник вопрос – а где здесь ложи? Потому что одной из задач было благоустроить по периметру ложи, в которые планировали приглашать потенциальных спонсоров, а тогда была масса американских компаний в Москве – P&G, Johnson and Johnson, Coca Cola и так далее. И идея Уоршоу была в том, чтобы звать представителей этих компаний, чтобы они в неформальной обстановке общались, смотрели хоккей ну и попутно заключали с нами контракты.

Я сказал Стивену, что лож нет. Но он увидел наверху, под самым куполом арены какие-то стёкла. Мы поднялись туда и, к своему удивлению, увидели, что архитектор, проектировавший дворец под наши стандарты и не имевший никакого представления о ложах, почему-то их предусмотрел. Во всяком случае, некие помещения, которые могли стать ложами. 

Использовались они под склады, некоторые просто простаивали. В одной из комнат жили бездомные и готовили себе еду – чайник стоял, что-то варилось. И ничего из этого не сдавалось в аренду, «ложи» не имели никакого коммерческого смысла.

Стив загорелся, помещения переоборудовали, и ЦСКА, как и планировалось, стал не только центром хоккея, но и местом общения бизнесменов в Москве. Все ложи были заполнены американцами и представителями международных компаний.

Вообще арена была неплохой, правда, пришлось много чего ремонтировать. И даже демонтировать. Для одного из конкурсов решили разыграть джип. Но когда его привезли к арене выяснилось, что все входы - узкие и машина не может проехать.

Мы разобрали кусок стены, сняли колеса, еле-еле его затащили. Но потом американцы увидели машину для чистки льда, и у них возник вопрос: «Как она туда попала, ведь она же больше, чем джип?» И тогда Гущин им гениально ответил: «Мы сначала завезли «замбони», а потом вокруг неё построили арену».

ЗРИТЕЛЬ ХОДИЛ НА АРЕНУ ЕЩЁ И РАДИ ХАЛЯВЫ

Многие вещи мы опробовали впервые. Шоу, музыкальное сопровождение, увековечивание номеров. Даже использовали фейерверки. Правда, тут приходилось подкупать пожарных. Я ходил с пачкой долларов в кармане и просто раздавал им деньги.

Начали мы делать и другие хитрые вещи. Например, из Питтсбурга привезли баночное пиво с эмблемой «Русских пингвинов». С помощью его бесплатной раздачи мы начали привлекать народ на трибуны. Посещаемость поначалу была очень низкой, затем постепенно пошли аншлаги. Причём акция с пивом проводилась только несколько раз в год, но болельщики по инерции продолжали ходить. Во многом потому что им понравилась новая атмосфера. К тому же, какая-то раздача была всегда: то шоколадки, то мороженое, то сувениры... Спонсоры же подтянулись.

Их в ответ хорошо угощали в ложах и говорили: «Смотрите, у нас тут полный зал. Это прекрасная возможность для рекламы!» А то, что болельщика привлекал далеко не только хоккей... Ну, зачем им было знать о «халяве»? Впрочем, раздача раздачей, но не надо принижать эффект шоу, необычной развлекательной программы и некого общего антуража, который нам удалось создать.    


До нас не было никакой рекламы на бортиках и на льду. Всё это делали мы сами. Я помню как перед первым матчем сезона ходил в резиновых сапогах и клеил логотипы американских спонсоров. Работники арены заливали рекламу под лёд, причем, учились они этому на ходу. Сейчас это повсеместная практика, а тогда вообще не было понятно, как всё делать. Еле успели! Но к самому началу игры хоккейная коробка приобрела совершенно иной вид.

Я вот не помню, сколько же стоили наши шоу, но они казались очень затратными – покупали костюмы, платили парням-талисманам. Доплачивали в дни матчей всему персоналу арены, потому что такая организация требовала дополнительных усилий. Раньше-то просто открывали калитку, выпускали хоккеистов и  поехали...

Могу сказать, что этим работникам тоже нравилась «американская» суета, и не только из-за денег. Такая работа разукрашивала их жизнь, появился какой-то свежий заокеанский ветер. А возвращаясь к теме зрителей – тогда подсчитали, что болельщик на этой халяве вернёт себе стоимость билетов, а то и больше получит. И всем это нравилось.

ТИХОНОВ БОЯЛСЯ РЕАКЦИИ ПРЕССЫ И МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ

Хоккеисты были довольны приходом американцев. Во-первых, они начали больше получать - добавились конвертики от «Питтсбурга». Сразу же стало лучше с экипировкой, возникли варианты с коммерческими турне. Дополнительные деньги – и за это. Игрокам действительно нравилось в преобразившемся клубе: на них теперь обращали больше внимание, болельщики вернулись на арену.

У игроков появились агенты, но они все были очень близки к руководству «Питтсбурга» и самому Болдуину. Заокеанские владельцы это тоже считали частью своей «миссии». В России в то время агентский бизнес был не особо сильный, и наших, доморощенных, легко вытеснили американцы. Ведь те пришли со своим опытом, знанием ситуации и, если хотите, своим флёром.  

Любопытно, что в министерстве обороны этот проект восприняли нормально. Там удовлетворились тем, что у них никто ЦСКА не забирал. Для генералов мы сделали одну-две ложи, и они с удовольствием ходили на матчи. Видимо, дошла идея: «Если бы не американцы, то деньги давали бы вы, а так на всё тратятся они. Команда же остаётся нашей, армейской. Да, нужно было добавить пингвина на эмблему, но это американские шутки, не более. Пусть себе валяют дурака. Пингвин у нас будет талисманом. А вот звезда остаётся серьёзным символом».

Поначалу с Виктором Васильевичем Тихоновым у меня возникла проблема. Перед первым матчем приношу ему афишу: «Русские пингвины» открывают сезон». А а он – мне: «Какие «Русские пингвины»? Ты что вообще придумал? Увидят генералы, так они меня за яйца повесят, за то, что я ЦСКА вот в это превратил!» Да, Тихонов договорился с американцами, там, у них. Но при этом вот так хотел «сохранить лицо» дома. Мне пришлось звонить в Питтсбург, а они затем перезвонили ему, напомнили про договорённости. И в результате он смирился.

Афиша, которая не понравилась Тихонову / Фото: архив Виктора Гусева


Боялся Виктор Васильевич и реакции прессы, а также болельщиков. Но зрители сразу отреагировали очень здорово – повторяю, во многом из-за того, как их принимали на арене. «Пингвинов» сразу полюбили. Смешной талисман ездил перед началом и в перерывах, а однажды мы даже стриптизёрш на лёд выпустили. И как же некстати, что это было как раз в том матче, когда на хоккей пришли представители министерства обороны. Сидели в ложе, выпивали и... Только спросили: «У вас что, каждый раз стриптиз?» Мы им ответили, что нет, это просто шутка такая на один раз. Нормально! Тогда – за «Пингвинов»!

Пресса идеально отреагировала. Тогда было другое время. Первое мощное проникновение всего западного в нашу жизнь. Журналисты увидели полные трибуны, появилось о чем писать, впечатлили шоу и музыка. А негативная реакция, которая могла возникнуть, была погашена легкостью, ребячеством, весельем и энхаэловскими штучками. Смешные и веселые моменты сглаживала неловкость, которая все реже но иногда возникала вокруг этого необычного партнёрства. И все это продолжалось три года.

АМЕРИКАНЦЫ ПЫТАЛИСЬ СДЕЛАТЬ ЗВЕЗДУ ИЗ АЛЕКСАНДРА ХАРЛАМОВА

Мне повезло с тем, что я мог сравнить уровень нашего шоу с североамериканским. В какой-то момент мы отправились в турне – «Русские пингвины» провели 14 матчей в городах Америки, играя с фарм-клубами из ИХЛ, тогда ещё существовала эта лига. Точный итог сейчас не вспомню, но что-то близкое  в двум победам в 12-ти матчах. Тот ЦСКА невозможно было сравнить с командой советских времён.

Атмосфера на играх низших американских лига близка к той, что была на матчах ЦСКА. Мы понимали, что это и есть тот уровень, к которому мы могли стремиться в Москве. Кстати, некоторые матчи транслировали по ТВ, и я тогда в первый и последний раз комментировал на английском языке. Можно сказать, что было всё, как в НХЛ, только уровнем пониже и подешевле. Но те же самые высокие стандарты.

И после каждого матча – неизменные автограф-сессии, ведь приехал легендарный ЦСКА. Столы стояли, хоккеисты сидели и подписывали свитеры, клюшки, плакаты. Я уж не говорю о том, что в составе был Александр Харламов - сын Валерия Харламова и болельщики его обожали. На него набрасывались мальчишки с фотографиями отца. 

По мнению Тихонова, на каком-то этапе своей карьеры Харламов был не особо сильным хоккеистом. А американцы сразу за него зацепились. Уоршоу с самого начала проекта настаивал на том, чтобы мы раскручивали Сашу. А Тихонов говорил журналистам, чтобы они общались с другими, например, с тогдашним лидером команды Альбертом Лещёвым

Стив отвечал: «Вы не понимаете – нам нужен Харламов. Вообще никого не волнует как он играет, нам нужен сын Валерия Харламова, и мы будем его раскручивать. И не говорите нам, что это может плохо на него повлиять. Нет, мы просто будем делать из него звезду, потому что он просто Харламов». Кстати, по-моему, Саша в итоге стал лучше играть и  поэтому, что такое внимание не могла пройти даром.

НАШИ БИЗНЕСМЕНЫ ПОГУБИЛИ ПРОЕКТ ЗА ТРИ МЕСЯЦА

В конце концов, мы столкнулись с суровой реальность тех лет – с бизнесменами в красных пиджаках.

Уоршоу в Америке рассказывает, что у них торчали пистолеты из карманов, хотя ничего подобного не было. Просто эти ребята сказали наивному в таких делах Тихонову и совсем не наивному Гущину, который тоже на это купился, мол, американцы вас грабят. Так всё здорово налажено, денежки зарабатываете, а их забирают и игроков в Америку тащат. Хотя, по моему мнению, американцы всегда в итоге были в минусе. В результате, эти бизнесмены предложили себя в качестве спонсоров, а людей из США посоветовали прогнать.

В итоге Гущин с Тихоновым расстались с американскими партнёрами. Ребята из Питтсбурга не могли понять, из-за чего все произошло. Новые «спонсоры» начали всё контролировать, вот и мне предложили остаться. Всё это продолжалось месяца три, а дальше проект загнулся. Чтобы поддерживать всё на таком уровне, все-таки нужно было американское ноу-хау и, что уж греха таить, их отношение к делу. 

У наших ничего не получилось. Постепенно ушли американские компании и рекламодатели. Они еще немного походили на хоккей, но как-то дворец перестал им быть своим. Мгновенно изменилась аура, и ЦСКА перестал их интересовать.

Может быть, большую роль сыграли и представители «Питтсбурга». Они же все перезнакомились в Москве. Возможно, бывшие работники клуба рассказали спонсорами о том, как с ними поступили русские и посоветовали уйти. Хотя, с другой стороны, если бы это был лучший контракт в жизни Кока Колы или какой-то другой компании, то, думаю, сотрудничество продолжилось несмотря ни на что .

Сейчас с интересом и удовольствием слежу за тем, как всё вернулось. КХЛ, конечно, сама подхватила лучшие идеи НХЛ, но какие-то наработки «Русских пингвинов» точно тоже сыграли свою роль. Мы показали, что это можно сделать и у нас, и, возможно, в КХЛ учли и наш опыт.

ДУМАЮ, ЧТО «РУССКИЕ ПИНГВИНЫ» НЕ ДОЖИЛИ БЫ ДО 2000-Х

Я с самого начала понимал, что затея с «Русскими пингвинами» – это ненадолго. Ну, относительно. Проект явно не дотянул бы до 2000-х. Когда Болдуин продал «Питтсбург» в 1998 году, всем было понятно, что следующий владелец даже при благоприятном  развитии событий не поддержал бы его идею с ЦСКА, не сохранил бы для себя его «игрушку». Да и трансферная ситуация изменилась. 

В какой-то момент, на исходе третьего года отношений, Уоршоу даже подготовил сделку с Disney. Возможно, это поддержало бы проект на плаву в течение какого-то времени. Disney хотел работать с ЦСКА, у меня даже есть новые альтернативные логотипы с пингвином, которые диснеевские художники разработали для клуба.

Альтернативые логотипы от Disney / Фото: архив Виктора Гусева


Но этому не суждено было сбыться из-за резкого ухода американцев. Уоршоу до сих пор очень жалеет, это был очень выгодный контракт для ЦСКА. Ведь Disney редко интересуется заранее провальными проектами. Он тоже считает, что соглашение хотя бы на несколько лет, но точно бы продлило жизнь «Русским пингвинам».

Я не знаю, какой финансовый интерес был у компании, учитывая убыточность клуба. Может быть Disney таким образом хотел продвигать свои продукты и контент в России, в середине 90-х компания очень сильно внедрялась в нашу культурную жизнь. Возможно они поняли, что могут зайти еще и со стороны спорта.

Любопытно, что пример Болдуина мог быть подхвачен другими американскими магнатами. В то время ходили слухи, что владелец «Детройта» Майк Илич готовится приобрести «Крылья Советов».  Быть может, разговоры пошли из-за звонкости идеи. Ведь названия двух команд почти одинаковые – «Красные крылья» из Детройта и «Крылья Советов» из Москвы.

Виктор Гусев

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть