Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Первое большое интервью Андрея Свечникова. О дебютном сезоне в НХЛ, сборной России и Казани

Он вывел свою команду в плей-офф и подрался с Овечкиным.

19-летний воспитанник «Ак Барса», нападающий «Каролины» Андрей Свечников в дебютном для себя сезоне стал одним из самых ярких российских хоккеистов в НХЛ. Несмотря на возраст, он уже лидер «Каролины», которая выбрала хоккеиста на драфте 2018 года под общим вторым номером. Его гол в овертайме матча с «Монреалем» стал решающим в борьбе за выход в плей-офф, где его клуб не играл 10 лет. В итоге «Каролина» дошла до финала Восточной конференции Кубка Стэнли.

И все-таки самым ярким событием прошедшего сезона для Свечникова стала драка с Александром Овечкиным из «Вашингтона» в первом раунде плей-офф. Стычка двух россиян буквально перевернула ход серии: после этой драки «Каролина» выиграла четыре игры из пяти и выиграла серию, в которой уступала 0 - 2. Хотя Свечников пропустил четыре последних матча серии из-за сотрясения мозга, полученного в драке со звездой российской сборной.

Андрей Свечников / фото: Bruce Bennett, Getty Images


Сейчас молодой форвард проводит отпуск в Казани, где живут его родители. В Татарстан на лето вернулся и брат Андрея Евгений Свечников, который также выступает в НХЛ за «Детройт», но почти полностью пропустил прошлый сезон из-за травмы. В интервью «БИЗНЕС Online» Андрей Свечников рассказал об адаптации в НХЛ, отношениях с Овечкиным и о том, как ему ставили катание в школе «Ак Барса».

«Я НЕ СУПЕРГЕРОЙ, ЧТОБЫ ЛЕЗТЬ НА ОВЕЧКИНА ПЕРВЫМ»

– Андрей, с чего началась ваша драка с Овечкиным, которую ещё долго все обсуждали?

– Мы ударили друг друга по клюшкам, дальше всё пошло само собой.

– Вы говорили, что никогда не полезли бы на него первым...

– Конечно, я не супергерой, чтобы лезть первым.


– Остались какие-то разногласия с Овечкиным?

– Нет. Я его всегда уважал. А на льду я выхожу и делаю свою работу.

– На видео кажется, что вы поздно скинули краги...

– Овечкин первым скинул краги, и я не ожидал этого.

– Ну, пару раз-то попали нормально...

– Только пару раз, и то по шлему.

– Сотрясение было от удара об лёд?

– Видимо, да. Я ударился, когда падал. Это не было сильное сотрясение, все прогнозы изначально были оптимистичными.

– Вы наблюдали со стороны за тем, как «Каролина» выиграла последние два матча серии и выбила «Вашингтон» - действующего обладателя Кубка Стэнли...

– Было желание поскорее вернуться, забивать, помочь команде. Вылетел на пару недель, думал, что ничего страшного.

– Врачи до последнего перестраховывались?

– В принципе, я хорошо себя чувствовал. Было небольшое сотрясение. Организация считала, что мне ещё долго играть, и им не хотелось рисковать.

– Овечкин сказал, что в 19 лет не полез бы на такого опытного игрока. Как вы отнеслись к его словам?

– Я слышу в первый раз. Не читал его интервью. На самом деле, без разницы, сколько лет игроку – просто играешь в свой хоккей и не боишься, что можно толкнуть кого-то.

– Ваш брат Евгений после этого выложил в инстаграме фото с надписью «Раз, два, Фредди идёт за тобой», отметив Овечкина (отсылка к фильму ужасов «Кошмар на улице Вязов», - ред.)...

– Он – мой старший брат, и ему было немного обидно в этой ситуации. Так он поддержал меня, мне это приятно.


– Говорят, что Овечкин всегда встречается вне льда с российскими игроками, которые приезжают в Вашингтон...

– Нет, мы не собирались. Времени мало, 82 игры в сезоне. Во время игры можно перекинуться парой слов, а такого, чтобы подходить и знакомиться, сейчас нет. Может быть, это раньше было так.

«КАЗАНЬ – РОДНОЙ ДЛЯ МЕНЯ ГОРОД»

 В своём первом сезоне на взрослом уровне вы в общей сложности сыграли 91 матч. Как выдержали это физически?

– Выдержал нормально, не зря, видимо, летом готовился. Два года подряд ездил в Ярославль, где занимался вместе с Иваном Проворовым, Михаилом Сергачёвым и братом Евгением. Это очень помогло мне функционально: в плей-офф я чувствовал себя гораздо лучше, чем в начале регулярного чемпионата. Первые два месяца было тяжело: всё-таки я новичок.

– Почему ездите именно в Ярославль?

– У нас хорошая компания, плюс у нас один агент – Марк Гандлер, он нас собирает там. Тренирует нас Альберт Петрович Данилов - человек старой закалки, очень хороший специалист.

– Какой город считаете родным для себя?

– Конечно, Казань. Я приехал сюда в десять лет и играл до 16-ти – это мой дом. Приезжаю сюда, когда заканчивается сезон в Америке. Я родился в Барнауле, с которым связано много хороших воспоминаний, но более осознанное детство всё-таки прошло в Казани. Здесь много друзей. Каждый год с удовольствием сюда возвращаюсь и наслаждаюсь этим временем.

– Если «Каролина» выиграет Кубок Стэнли, можно ждать его в Казани?

– Конечно. Но сначала надо его выиграть.

Фото: Bruce Bennett, Getty Images


– У вас есть небольшой акцент...

– Весь сезон разговариваешь на английском, я был единственным русским в команде. Всё равно немного тяжеловато. Спасало, что приезжала мама, отец, постоянно был на связи с братом.

– Мама весь сезон проводит в Америке?

– Мама часто прилетает; ездит то ко мне, то к брату. Поскольку я младше, мама у меня бывает чаще.

– Успели привыкнуть к американской еде?

– Я всегда хожу есть куда-то, времени готовить самому вообще нет. У них еда другая – больше бургеров, стейков. Когда мама приезжает, наедаюсь борща, так что некогда скучать по русской еде.

– Защитник «Ак Барса» Андрей Педан говорил о различиях в американском и русском менталитетах: «Там более приветливые люди, но это наигранно. А в России более закрытые люди, но честные». Согласны?

– Может быть, они более приветливые, чем здесь, но я не заметил, чтобы это было наигранно. Мне встречались только хорошие люди. Болельщики в Каролине очень страстные и любят игроков, как и сотрудники в клубной организации – генеральный менеджер, ассистенты генерального менеджера, административные работники, тренерский штат, персонал и все остальные.

«В КАЗАНИ ЕЗДИЛ КРУГАМИ, ПОКА НЕ НАУЧИЛСЯ КАТАТЬСЯ»

– Родители в своё время переехали из Барнаула в Балашиху, а потом в Казань ради вас или из-за своей работы?

– Нет, только ради нас. Если видели более перспективный для нас вариант, то переезжали. Хочется сказать им огромное спасибо – за то, что посвятили свою жизнь нам и нашему развитию.

– Не думали перевезти семью в Америку?

– Пока об этом речи не было.

– Почему уехали из «Ак Барса» в 16 лет?

– Я поехал в USHL (хоккейная лига США,ред.), в 16 лет для меня это был лучший вариант, чтобы подготовиться к НХЛ. Я знал, что буду драфтоваться в НХЛ, и игра за океаном должна была помочь подняться в рейтингах повыше. Плюс я начал учить язык, понял, как жить в Америке, как играть в североамериканский хоккей.

– Не думали, что можно остаться в России, заиграть сначала в КХЛ?

– Нет, у меня и брат уже играл там, так что многое я уже знал. Было полегче, потому что Женя через это всё прошёл.

Андрей (справа) и Евгений Свечниковы / фото: Ирина Ерохина, БИЗНЕС Online


– Ему особо не доверяли, он в основном сидел на скамейке и сыграл всего три матча за «Ак Барс»...

– Молодым тяжело сразу пробиться в КХЛ. У каждого своя дорога – кто-то может сразу заиграть и стать звездой, а потом уехать в НХЛ. Хочу сказать большое спасибо моему детскому тренеру Айрату Талгатовичу Мирханову. Когда я приехал в Казань, у меня не было посадки, и он мне всегда кричал: «Садись, садись!» И я просто ездил кругами, пока не научился кататься. Он мне дал очень много

– А в чём была уникальность игроков вашего 2000 года рождения, которые дважды выигрывали чемпионат России по своему возрасту?

– Мы с детства играли вместе, у нас были наигранные пятёрки. Нам нравилось играть вместе. Сейчас постоянно общаюсь с Амиром Мифтаховым, Сашей Ховановым, с другими.

– Судя по вашей статистике, в детстве вам было слишком легко забивать и набирать очки...

– Мне кажется, в детстве не думаешь об этом. Стараешься забить как можно больше. Потом меня забрали на год старше, и там уже было намного тяжелее.

– Насколько игра в НХЛ сделала вас взрослее?

– Конечно, я стал взрослее в большинстве своем из-за ответственности. Также лига объясняет молодым игрокам, как нужно вести себя в отношении прессы, алкоголя, социальных сетей. Рассказывают про питание.

– Недавно в интернет попало видео, на котором Евгений Кузнецов находится в номере отеля, а рядом с ним дорожки кокаина...

– Лига полностью оправдала Евгения, чему я очень рад. Конечно, когда ты известный хоккеист, надо всегда быть начеку и не допускать такой ситуации, разумеется. Люди разные, кто-то хочет, чтобы известный человек где-то облажался. Иногда невинная фотография или видео может показать тебя в плохом свете. 

– Чувствуете давление со стороны прессы в НХЛ?

– Давления со стороны прессы вообще нет. Это может быть происходит в Канаде, но точно не в Каролине. В общем, я стараюсь ничего не читать. Российскую прессу иногда просматриваю, но обычно на это просто нет времени.

– Как отвлекаетесь от хоккея?

– Фильмы смотрю, в основном русские. Что-нибудь про войну или что-то эмоциональное. Книги читаю, могу с ребятами куда-нибудь сходить. Приставки? Это не моё, вообще не играю. Не хочется включать и тупо виснуть в телевизоре.

– Какую последнюю книгу прочитали?

– «Большая игра» Молли Блум. Она рассказывает, как создавала игры в покер, приглашала звёзд для их популяризации. Ещё недавно прочитал «Трансформатор» Портнягина, сейчас читаю вторую часть. Меня больше интересуют истории успеха.

«РОТЕНБЕРГ ОБЩАЛСЯ С АГЕНТОМ ВО ВРЕМЯ СЕРИИ С «ВАШИНГТОНОМ»

– Уже поняли, почему проиграли финал Восточной конференции «Бостону» 0 - 4?

– В этой серии они были намного сильнее нас. У них все четыре звена и вратарь сыграли хорошо. У нас всё равно было не так много опыта, а у «Бостона» всё-таки более возрастная команда с опытом победы в Кубке Стэнли. Они переиграли нас в движении, скорости, мышлении. Плюс в некоторых матчах нам не везло – не попадали в пустые ворота.

– После вылета «Каролины» из плей-офф вам звонили из сборной?

– Роман Борисович Ротенберг общался с агентом во время серии с «Вашингтоном».  Потом, я думаю, в этом уже не было смысла. Мы играли в финале конференции и когда вылетели, в сборной уже был собран состав. Я думаю, они неплохо выступили.

– У России был самый звёздный состав за последние лет десять, но заняли только третье место. 

– Обидно, что не взяли «золото». Но это непросто – приезжать в сборную после тяжёлого сезона в НХЛ. Есть усталость.

– Как сами считаете, этот сезон получился для вас удачным?

– Думаю, что да. Это колоссальный опыт для меня – провести в НХЛ весь сезон, тем более мы очень хорошо сыграли как команда. Всегда хочется быть лучше, не надо останавливаться. Начинал сезон в третьем звене, но тренеры со временем доверяли всё больше и больше. И в плей-офф я играл уже во второй тройке.

– К чему было сложнее всего привыкнуть в НХЛ?

– Новый коллектив, всё по-другому. В плане хоккея тоже вначале было тяжело – выдерживать физически и привыкнуть к скорости. Ты выходишь, на тебя смотрят 20 тысяч зрителей – первые матчи играешь просто на эмоциях. Можно сказать, что всё получается. После первых пяти-шести игр становится намного сложнее. У меня была восьмиматчевая серия без очков в первой четверти сезона.

– Какой момент был лучшим для вас в сезоне?

– Когда забросил свою 20-ю шайбу – хорошая отметка. Не так просто забить столько голов в НХЛ. И это был самый важный гол. Мы бились за попадание в плей-офф, я забил в овертайме прямому конкуренту - «Монреалю», и после этого мы забронировали себе место в восьмёрке.


– Главный тренер «Каролины» Род Бриндамор говорил, что сознательно ограничивает ваше время: «Он не должен быть нашим лидером на льду, ему всего 18 лет. Это надо понимать. У нас есть ветераны». Это помогало?

– Думаю, по отношению ко мне Бриндамор всё правильно сделал. Поначалу давал играть по 9 - 11 минут, дал мне почувствовать игру, скорость, жёсткость. И постепенно он повышал моё игровое время.

– Насколько сложнее играть в третьем звене, чем в первых двух?

– Когда ты играешь в топ-6, у тебя более техничные партнёры. Плюс тренеры дают тройке больше игрового времени, а это значит, что больше возможностей проявить себя, создать больше моментов.

– Форвард третьего звена Джордан Мартинук говорил, что взял шефство над вами...

– Ну, не то чтобы шефство, просто он отличный парень, самый энергичный в нашей раздевалке. Он всегда меня поддерживал и помогал во всём.

– Он же и шутил над вами: «Как этому 30-летнему мужику может быть 18?»

– Да, он шутит так. Кто-то кричит что-то вроде Mother Russia, ничего особенного.

– Шнурки на коньках вам не резали в раздевалке?

– Нет, похоже, что это всё осталось в прошлом. Жёстких приколов точно не было.

– Какая роль в команде у Джастина Уильямса, которого в НХЛ прозвали Мистер седьмой матч?

– Да, и он снова выиграл седьмой матч! Это наш лидер и капитан, замечательный человек, с ним легко общаться. Всегда может подойти и подсказать, как правильно действовать в каком-то эпизоде. У него заканчивается контракт – будем надеяться, что продлит.

– Кто в команде вам больше всего помогал?

– Я два года до НХЛ отыграл в Америке, более-менее знаю английский. Чаще всего мне помогал Дуги Хэмилтон, я с ним очень хорошо общался. Он и Уоррен Фогел стали моими самыми близкими друзьями в команде. Они помогали мне снять квартиру и в других бытовых вопросах.

«ХОЛИФИЛД СКАЗАЛ: «ПРОСТО ВОЗЬМИТЕ ЭТУ ПОБЕДУ!»

– Кому пришла в голову идея оригинально праздновать победы после матчей?

– Владельцу команды Тому Дандону, они обсуждали это вместе с Уильямсом. Первый раз попробовали, это всем понравилось, особенно нашим болельщикам. Мы сделали это, чтобы повеселить их. Нам, игрокам, это тоже понравилось. Когда мы боксируем или играем в баскетбол – за этим очень весело наблюдать.

– Слышал, что каждый игрок должен был придумать своё празднование...

– У меня один раз спросили, тогда не было идей. Через некоторое время спросили нас с Фогелем, и он придумал отметить победу в стиле регби. Всем понравилось. Больше всего идей, конечно, идёт от нашего капитана Уильямса.

– Какое празднование запомнилось вам больше всего?

– Когда приходил боксёр Эвандер Холифилд. Он заходил в раздевалку, мотивировал нас перед игрой. Мы знали, что это великий боксёр, что он два раза дрался с Тайсоном.

– Как он вас мотивировал?

– Обычные слова в раздевалке: «Идите и играйте в свою игру! Просто возьмите эту победу!».

– Это было дополнительной мотивацией? Всё-таки с человеком договорились, в случае поражения пришлось бы ещё раз его звать...

– Нет, об этом во время игры мы вообще не думаем. Мы же не ради этого выходим на лёд.

– Долгое время на «Каролину» ходили хуже всех в НХЛ. Сейчас Роли можно назвать хоккейным городом?

– После плей-офф так можно говорить. В начале сезона на трибунах было не так много народу, приходило по 13-15 тысяч человек («Пи-Эн-Си Арена» вмещает 18680 человек,ред.). А ближе к плей-офф постоянно были аншлаги. Причём у нас не обычные американские болельщики. Фанаты «Каролины» постоянно что-то кричат на протяжении всего матча. Даже моя мама, которая никогда не кричит на матчах, во время плей-офф была вместе с фанатами и срывала голос. Когда я был в Вашингтоне на седьмом матче серии, я сравнил их фанатов и наших – наши намного громче.

– Часто подходят за автографами и селфи?

– Во время плей-офф, когда ходил в «Старбакс» или другое кафе, постоянно подходили и спрашивали, как дела, как плей-офф. А во время сезона не так часто .

– А в Казани?

– Да, пару человек подходили. Но не больше.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Андрей СВЕЧНИКОВ
Амплуа: нападающий
Дата рождения: 26 марта 2000 года
Место рождения: Барнаул
Рост: 189 см Вес: 85 кг
Карьера: «Маскегон» (USHL) – 2016/17; «Барри» (лига Онтарио) – 2017/18; «Каролина» (НХЛ) – с 2018 года.
В этом сезоне провёл в регулярном чемпионате НХЛ 82 матча и набрал 37 (20+17) очков. В плей-офф на счету Свечникова 5 (3+2) очков в 9 матчах.

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть