Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Буре и Фёдоров могли вместе играть за «Детройт». Драфт НХЛ 30 лет назад

Говорили, что на нем не будет суперзвёзд.

Александра Овечкина уже в 17 лет считали лучшим проспектом НХЛ со времен Марио Лемье, совсем сопливого Сидни Кросби сравнивали с Уэйном Гретцки, а поколение Коннора Макдэвида назвали великим до первого матча в лиге. Многого ждут от Джека Хьюза и Каапо Какко.

А вот к юниорам, которые выходили на драфт в 1989-м, относились иначе. Генеральный менеджер «Вашингтона» Дэвид Пойл сказал, что среди них не будет суперзвёзд. Кевин Прендергарст из скаутского бюро НХЛ оценил выбор игроков, как неглубокий, а «Филадельфия» вообще обменяла два выбора в первом раунде на запасного вратаря Кена Реггета, который болел мононуклеозом.

В итоге, на том драфте были выбраны:

● Один из лучших центров в истории НХЛ Сергей Фёдоров;

● Лучший европейский защитник лиги Никлас Лидстрём;

● Самый результативный шведский хоккеист Матс Сундин;

● Возможно, самый зрелищный нападающий, когда-либо игравший в НХЛ. Это Павел Буре, если что.

А также Билл Герин, Бобби Холик, Роберт Райхел, Крис Дрэйпер, Адам Фут, Владимир Малахов, Владимир Константинов, Артур Ирбе и Олаф Колциг. Неплохо для поколения игроков, которое считали незвёздным.

Павел Буре в сезоне 1991-1992 / фото: Graig Abel, Getty Images


10 ЛУЧШИХ ПРОСПЕКТОВ ДО ДРАФТА ПО ВЕРСИИ
THE HOCKEY NEWS

1. Матс Сундин, центрфорвард, «Нака» (Швеция)

Лучший европейский игрок драфта. У него есть почти всё: бросок, катание, необходимые габариты, а обороняться его научат. Недостаток один: в НХЛ Матс приедет только через два года, так как он должен отслужить в шведской армии.

2. Дэйв Чижовски, левый крайний, «Камлупс» (WHL)

Лучший бросок драфта и, возможно, НХЛ. По мнению его тренера Кена Хичкока, Дэйв может стать доминирующим снайпером, но ему нужно играть стабильнее.

3. Джейсон Хертер, защитник, «Северная Дакота» (WCHA)

В середине сезона лидировал в рейтинге скаутов, но есть сомнения в том, хватит ли ему мощи для НХЛ. В остальном он прекрасен – отлично видит площадку, катается, бросает и играет в пас.

4. Скотт Торнтон, центрфорвард, «Беллевил» (OHL)

Рослый, очень сильный нападающий не без таланта. Но, по мнению некоторых скаутов, Торнтон не попадет шайбой в океан, даже если будет стоять рядом. У него есть проблемы с техникой.

5. Билл Герин, правый крайний, «Спрингфилд» (NEJHL)

Может сыграть на фланге и в центре. Агрессивный нападающий, которому еще нужно поработать над руками.

6. Стю Барнс, центрфорвард, «Трай-Сити» (WHL)

Чем-то напоминает Стива Айзермана. У него хорошая техника, умная голова и неплохая скорость. Он совсем невысокий, но способен выдержать напряжение в НХЛ.

7. Адам Беннетт, защитник, «Садбери» (OHL)

Физически крепкий игрок, умеющий начинать атаки, который будет прибавлять.

8. Кевин Халлер, защитник, «Реджайна» (WHL)

Лучшее катание драфта. Некоторые скауты говорят, что атакующего защитника интереснее Халлера, не найти. В обороне будет делать все, что от него попросят.

9. Джейсон Маршалл, защитник, Вернон (BCJHL)

Еще один игрок атакующего плана, но ему нужно поработать над обороной. Очень быстрый, но иногда хочется спросить – куда ты бежишь?

10. Стив Брэнкрофт, защитник, «Беллевил» (OHL)

Из-за травмы плеча его позиции на драфте могут ухудшиться, но, в целом, это очень крепкий разносторонний игрок, который может стать открытием.

ЧТО СТАЛО С ПЕРВОЙ ДЕСЯТКОЙ?

1. Матс Сундин, «Квебек»

Первый европеец, выбранный под общим №1, не разочаровал. «Квебек» драфтовал 18-летнего центра из команды второй шведской лиги, и всего через три года он набрал более 100 очков в НХЛ и вывел команду в плей-офф. В 1994-м Сундин обменяли на Уэндела Кларка, за которого потом получили Клода Лемье, а уж он выиграл для клуба Кубок Стэнли. Всё по делу.


2. Дэйв Чижовски, «Нью-Йорк Айлендерс»

«Островитяне» видели в нем замену Майку Босси – великому снайперу династии, которая выиграла четыре Кубка Стэнли. Тренер «Айлендерс» Эл Арбур после первых голов Чижовски в предсезонке сравнивал новичка с легендой клуба, и юниор не справился с давлением. Дэйв попал в НХЛ сразу после драфта, и это, как потом признавали в клубе, было ошибкой. Дополнительный год в низшей лиге мог быть ему полезен. Некоторые скауты прогнозировали провал Чижовски заранее. Большую часть своей карьеры он полагался только на бросок, а об остальных аспектах игры не задумывался. Как итог, 15 голов в 126 матчах НХЛ, неудачные попытки закрепиться в «Детройте» и «Чикаго», семь лет в Австрии и Германии перед выходом на пенсию.

3. Скотт Торнтон, «Торонто»

Потолок форварда силового плана определился очень быстро – «Лифс» потратили свой пик на игрока третьего-четвертого звеньев. Скотт здорово толкался, мог подраться и помочь команде в меньшинстве, но такого хоккеиста можно было найти в низшем раунде. «Торонто» обменял его через два года после драфта, а лучший отрезок в карьере Торнтон провел в «Сан-Хосе» начала 2000-х. Всего в НХЛ у него 144 гола в 941 игре.

4. Стю Барнс, «Виннипег»

Показывал чудовищную результативность в юниорских лигах, а когда дозрел до НХЛ, все самые вкусные места в «Джетс» были заняты европейцами Алексеем Жамновым, Теему Селянне и Томасом Стином. После обмена во «Флориду» Барнс раскрылся, и в его карьере было два финала Кубка Стэнли и сезон с 30-ю голами за «Питтсбург». Для обычного игрока это более чем достаточно, но для четвертого номера драфта маловато.

5. Билл Герин, «Нью-Джерси»

«Девилс» хотели Билла, Билл хотел именно к «Девилс», поэтому обе стороны выдохнули, когда «Виннипег» забрал себе Барнса, а не Герина. Нападающий адекватно оценивал свои силы и перед НХЛ провел несколько лет в колледже, поиграл за сборную США и в АХЛ, а уже потом стал присматриваться к основе «дьяволов». В 1995-м Билл завоевал с «Нью-Джерси» Кубок Стэнли, став одним из лучших в финальной серии с «Детройтом». Когда Герину захотелось больше денег на счету и меньше тактических схем в голове, «Девилс» обменяли его на Джейсона Арнотта и выиграли с ним еще один Кубок.


6. Адам Беннетт, «Чикаго»

Майк Кинэн делал из Беннетта чистого разрушителя, а сам Адам хотел встречаться с шайбой чаще, чем с плечами соперников. Перезагрузиться после обмена в «Эдмонтон» ему не удалось, а из-за постоянных травм он завершил карьеру в 25 лет.

7. Дуг Змолек, «Миннесота»

Главная сенсация первого раунда: «Норд Старс» выбрали защитника, который котировался в рейтингах скаутов под 60-м номером. Зачем? Драфт проходил в Миннеаполисе, Змолек учился в местном университете, и это была красивая история для клуба с низкой посещаемостью и слухами о скором переезде. Змолек не провел за «Миннесоту» ни одного матча, перешел в «Сан-Хосе» через драфт расширения, а в первом и своем лучшем сезоне в НХЛ набрал 15 очков и заработал «минус 50» полезности.

8. Джейсон Хертер, «Ванкувер»

В первой же игре в НХЛ вышел в большинстве и отдал голевой пас. Но перед этим сменил две команды и собрал все возможные травмы, а дебютный матч стал для него единственным в НХЛ. «Ванкувер» не мог поверить счастью, когда к нему свалился Хертер, но отказался от него через четыре года после драфта. Джейсон винит в неудаче только себя. Говорит, что в юности выезжал за счет таланта, а к конкуренции в НХЛ не был готов.

9. Джейсон Маршалл, «Сент-Луис»

Насколько талантливый, настолько и недисциплинированный защитник. Он быстро разочаровал «Блюз» и почти всю карьеру провел в третьей паре разных клубов. Клубов было много.

10. Бобби Холик, «Хартфорд»

Перед драфтом кто-то пустил слух: «Миннесота» помогла Холику сбежать из Чехословакии с целью выбора в первом раунде, и он прячется в США. «Норт Старс» до последнего считались главным претендентом на чешского центра, но взяли другого. «Хартфорд» рискнул и потратил на Бобби выбор в первом раунде. Членом правления клуба был известный чешский теннисист Иван Лендл, и вроде бы он обещал помочь с приездом Холика за океан. Долго ждать не пришлось. Уже через год молодых чехословацких игроков отпустили в НХЛ. Два года в «Уэйлерс» Холик честно отработал, а потом клуб получил за него хорошую компенсацию.

КАК ВЫГЛЯДЕЛА БЫ ПЕРВАЯ ДЕСЯТКА СЕЙЧАС

Сергей Фёдоров / Фото: Brian Bahr (Allsport), Getty Images


Совсем по-другому, и не потому что летом 1989 года руководители клубов НХЛ недооценивали потенциал Буре, Фёдорова и многих других. На тот момент поток игроков из Европы был незначительным, американцы только начинали влюбляться в хоккей, и даже средние канадские юниоры получали преимущество перед остальными. На них можно было рассчитывать в любом случае, а звёзды из Швеции, Финляндии, СССР и ЧССР могли остаться звёздами только на бумаге.

Драфт-1989 стал переломным моментом в истории лиги. Генеральный менеджер «Детройта» Джим Девелланно рассказывал, как зашумели его коллеги, узнав о выборе Фёдорова в необычайно высоком для игрока из Союза четвертом раунде. Через год это уже никого не удивляло.

1. Никлас Лидстрём, защитник (№53, «Детройт»)

«Ред Уингс» конца 80-х называли «Чернобылем НХЛ»: местом, куда не хотелось ехать ни за какие деньги. Свободные агенты вспоминали о «Детройте» в последний момент, а строить команду через драфт за счет канадских игроков было очень долго. Тогда «крылья» наняли скаута в Европе, и результат получился ошеломляющим. Например, Лидстрём был запасным защитником «Вастераса» и в основном играл в первой лиге. Пока остальные клубы велись на габариты молодых хоккеистов, «Детройт» поверил в катание, игровое мышление и технику 18-летнего шведа.

«Если мы не выберем Лидстрёма в этом году, в следующем сезоне он уйдет в первом раунде, так как засветится на молодежном чемпионате мира. О нем узнают все», – убеждали Девеллано скауты. Под 53-м номером «Ред Уингс» получили защитника, который выиграл четыре Кубка Стэнли, несметное количество «Норрис Трофи» и стал символом надежности в НХЛ. Вау!

2. Сергей Фёдоров, нападающий (№74, «Детройт»)

В случае с Фёдоровым ситуация была другой. О нем знали все, его хотели многие, что делать с ним, а точнее с его паспортом, понимали единицы. Да, СССР отпустил нескольких ветеранов в НХЛ, и надежда на то, что когда-нибудь лучшие хоккеисты советской лиги приедут в Америку появилась. Но все мог испортить побег Александра Могильного, да и сколько времени пришлось бы ждать Фёдорова?

«Детройт» хотел задрафтовать его еще в 1988-м, но тогда засомневался. На этот раз Девеллано не мешкал. «Я спросил у наших скаутов – сколько талантливых игроков из Северной Америки осталось после трех раундов? Немного? Так неужели я не возьму лучшего 19-летнего игрока мира, а выберу того, кто в лучшем случае пробьется в АХЛ?», – вспоминал генменеджер «крыльев».

Проблемы нужно решать по мере их поступления, и когда «Детройту» понадобилось вытащить Фёдорова из-за железного занавеса, в клубе смогли это сделать. Сергей первым из европейцев выиграл «Харт Трофи», завоевал три Кубка Стэнли, и если Лидстрём это надежность, то Фёдоров – пример универсализма. Он умел всё.


3. Матс Сундин, нападающий (№1, «Квебек»)

Он так и не выиграл Кубок, но стал лучшим в истории «Торонто» по голам и набранным очкам. Карьерные рекорды результативности для шведов в НХЛ принадлежат не Петеру Форсбергу и не Маркусу Нэслунду, а ему.

4. Павел Буре, нападающий (№113, «Ванкувер»)

В неофициальных рейтингах нападающего ЦСКА называли самым талантливым игроком драфта, но по уже понятной причине выбирать его в первых раундах не решились. А дальше случился казус, который еще долго мучил многие клубы. По правилам НХЛ, 18-летний юниор из Европы не мог быть выбран после третьего раунда, если не провел определенное количество игр за свой клуб. У Буре, по данным большинства скаутов, этих игр не хватало, но «Ванкувер» нашел статистику, согласно которой Павел был доступен и в шестом раунде. И выбрал его.

Жалобы клубов и разбирательство лиги ни к чему не привело. Буре стал частью «Кэнакс», а через несколько лет – его главной звездой. Если бы не травмы… ох, если бы не эти травмы.

5. Билл Герин, нападающий (№5, «Нью-Джерси»)

Стал ровно тем, кем должен был – элитным силовым форвардом, который мог забить, подраться и затащить за счет характера. Выиграл два Кубка Стэнли, забросил более 400 шайб и попал в Зал славы американского хоккея.

6. Адам Фут, защитник (№22, «Квебек»)

Двукратный обладатель Кубка Стэнли, олимпийский чемпион и победитель Кубка мира. Перед драфтом отмечали его атакующие умения, а Фут сделал себе имя классной игрой именно в обороне. Среди всех защитников на драфте больше матчей провел только Лидстрём.

7. Бобби Холик, нападающий (№10, «Хартфорд»)

Он подпортил себе карму провальными сезонами в «Атланте» и «Рейнджерс», но до подписания того гигантского контракта с зарплатой в 9 млн в год, Бобби был образцовым центром третьего звена, и два Кубка Стэнли у него не отнять.

8. Олаф Колциг, вратарь (№19, «Вашингтон»)

Именно в «Кэпиталс» говорили о том, что драфт-1989 будет незвездным, и именно они нашли там лучшего игрока в истории клуба до появления Овечкина. С Олафом Колцигом «Вашингтон» дошел до финала Кубка Стэнли, и он все еще опережает Брэйден Холтби по количеству вратарских побед за карьеру.

9. Владимир Константинов, защитник (№221, «Детройт»)

«Константинов казался нам примерным коммунистом. Он был капитаном ЦСКА, жена, дочь. Мы думали, что уговорить его приехать в США будет невозможно», – говорил Девеллано. Но еще менее реально было найти в 11-м раунде игрока такого же уровня, поэтому «Ред Уингс» потратили пик на Владимира. Остановить Линдроса в финале Кубка Стэнли-1997 без него «крылья» не смогли бы.


10. Крис Дрэйпер, нападающий (№62, «Виннипег»)

В «Джетс» разочаровались в атакующих способностях Дрэйпера, а он всегда был хорош именно в низших звеньях. «Когда меня обменяли в «Детройт», я подумал – приехали. Если я не заиграл в «Виннипеге», что мне светит в «Ред Уингс» Фёдорова и Айзермана?» – говорил Крис. К тому же компенсация за него была смешной – один доллар США – и цепляться за хоккеиста в случае чего «крылья» бы не стали. Дрэйпер начал сезон 1993/94 в АХЛ, а через год играл в своем первом финале Кубка Стэнли. Всего их было шесть – в четырех случаях команда Криса побеждала.

ОШИБКА ДРАФТА

Всё, что делал «Торонто». У «листьев» было три выбора в первом раунде (№3, №12 и №21), и всё это богатство было потрачено впустую. Торнтона обменяли через два года, Роб Пирсон провел в команде два с половиной сезона, а защитник Стив Бэнкрофт – тот самый, который котировался под №10 – покинул «Лифс» еще раньше. Выловить хоть кого-то в поздних раундах «Лифс» также не смогли.

ЗАГАДКА ДРАФТА

Что было бы, окажись Павел Буре в «Детройте»? «Ред Уингс», в отличие от многих клубов, тоже знали статистику Буре и хотели выбрать его вместе с Фёдоровым и Линдстрёмом. В шестом раунде «крылья» драфтовали под 116-м номером – Буре ушел 113-м.

«КРАЖА» ДРАФТА

Если не брать в расчет игроков из СССР, выбранных во второй сотне драфта (Евгений Давыдов, Константинов, Владимир Малахов, Роман Оксюта, Артур Ирбе и, разумеется, Буре), то самым точным попаданием отметились в «Баффало». №183 Доналд Одетт забросил 260 шайб и провёл 735 матчей, и это несмотря на две тяжелые травмы колена.

ИГРОКИ ИЗ РОССИИ НА ДРАФТЕ-1989

№120 Анатолий Семёнов, «Эдмонтон». Приехал в НХЛ в 1990-м и сразу же выиграл Кубок Стэнли, сыграв в двух матчах плей-офф. Его фамилию на трофей не нанесли, но чемпионский перстень дали.


№127 Сергей Мыльников, «Квебек». Первый вратарь из СССР в НХЛ и первый игрок, который поругался с тренером. В «Нордикс» ему дали 10 матчей и только после того, как Сергей сбросил лишний вес.

№141 Сергей Яшин, «Эдмонтон». Приезжал в «Ойлерс» вместе с Семёновым, но закрепиться не смог и выбрал вариант поспокойнее – немецкая лига.

№152 Сергей Стариков, «Нью-Джерси». «Девилс» уже знали, что к ним приедет Фетисов, и чтобы адаптация прошла успешнее, взяли еще одного русского хоккеиста. Стариков попал на обложку Sports Illustrated, а после 16 матчей был отправлен в низшую лигу. Не потянул.


№169 Вячеслав Быков и №190 Андрей Хомутов – оба «Квебек».
 Их звали, их ждали, на них рассчитывали, но они предпочли Канаде семейную Швейцарию. Имели право.

№189 Сергей Гомоляко, «Калгари». Он рассказывал «Спорт-Экспрессу», что «Флэймс» предлагали ему бежать еще до драфта. «Могильный потом в лифте шепнул: «О чем думать-то? Поехали!» – вспоминал Сергей. У него был еще один шанс уехать в НХЛ, но помешала травма ахилла.

№191 Владимир Малахов, «Айлендерс». До отъезда выиграл чемпионат мира и Олимпиаду, а в НХЛ оказался в расцвете сил – в 24 года. В первом же сезоне остановил в плей-офф «Питтсбург» Лемье, а в 2000-м выиграл с «Нью-Джерси» Кубок Стэнли.

№202 Роман Оксюта, «Рейнджерс». Мурманский Мамонт, как его прозвали в США, набирал по пол очка за матч, а мог и больше, если бы не проблемы с режимом. Ни в одной команде НХЛ Роман не задерживался дольше, чем на полтора года.

№235 Евгений Давыдов и №240 Сергей Харин – оба «Виннипег». У Давыдова получилось лучше – 40 голов против двух харинских, но из Америки он уехал раньше. Устал от постоянных обменов.

САМЫЙ УДИВИТЕЛЬНЫЙ ВЫБОР

«Миннесота» на драфте чудила по полной – под №238 был выбран Хельмут Балдерис, который к тому моменту фактически не играл пять лет, а тренировал в Японии. Скауты «Норд Старс» увидели его на летних сборах рижского «Динамо» и сделали вывод, что и в 37 лет Хельмут будет им полезен. «Если защитники НХЛ будут играть против меня так же нежно, как против Гретцки, думаю, я смогу приблизиться к его уровню», – хвалился Балдерис в тренировочном лагере «Миннесоты». В своем единственном сезоне в НХЛ он провел 26 матчей и забил три гола.

ЛУЧШИЙ ГОЛ ДРАФТА-1989


Артём Зырянов (
телеграм-канал «Эпицентр») специально для «БИЗНЕС Online»

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть