Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Тренер вратарей «Ак Барса» – о конфликте с Билялетдиновым, таланте Гарипова и финском хоккее

Первое интервью Ари Мойсанена после возвращения в Казань.

Финский тренер вратарей Ари Мойсанен вернулся в Казань. Прошлым летом он покинул «Ак Барс» после пяти лет работы в клубе, несмотря на действующий контракт. Причиной расставания называли конфликт с главным тренером Зинэтулой Билялетдиновым

В интервью «БИЗНЕС Online» Ари рассказывает, почему он был вынужден поменять команду и действительно ли его решение зависело от Билялетдинова.

Ари Мойсанен / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


Пока Мойсанен тренировал молодежь в Финляндии, «Ак Барс» мучался из-за проблем с вратарями. Эмиль Гарипов, который стал одним из лучших вратарей КХЛ, получил травму уже в первом матче сезона и только усугубил её потому, что в клубе не смогли корректно оценить всю серьезность повреждения. В феврале Эмилю сделали операцию и голкипер до сих пор лечится и пропускает первый сбор основной команды. Сменщики Гарипова — Владислав Подъяпольский и Александр Шарыченков, как вся команда, оказались просто не готовы к играм навылет.

В клубе уже в конце сезона осознали ошибку и начали переговоры с финским специалистом о возвращение в клуб. Мойсанен подписал контракт на неделю раньше, чем Дмитрий Квартальнов.

Из интервью вы узнаете:

• Почему Мойсанен не удивился, что «Ак Барс» расторг с ним контракт.

• Почему он ненавидел Квартальнова и в чём преимущество нового главного тренера «Ак Барса».

• Чем отличается подготовка вратарей от полевых игроков.

• Как изменил игру вратарей Доминик Гашек.

• Почему сборная Финляндии раз за разом обыгрывает сборную России и как бороться с финским хоккеем.

«У МЕНЯ НЕТ НИКАКИХ ПРЕТЕНЗИЙ К БИЛЯЛЕТДИНОВУ»

Ари, вы можете рассказать, что случилось в прошлом году и почему вы покинули Казань, несмотря на действующий контракт?

– Я не очень люблю смотреть в прошлое. Это важно, конечно, так можно оценивать свои ошибки и учиться на них, но ситуации вроде прошлогодних просто случаются. Иногда в спорте происходят вещи, которых ты не хочешь и не очень ожидаешь, но они всё равно происходят, а жизнь продолжается. Теперь я снова здесь и рад этому.

А что вы чувствовали в тот момент?

– Скажем так, никто не бывает рад увольнениям. Я не был рад такому развитию событий, но после того сезона чувствовал – что-то подобное может произойти. В итоге я не был так уж удивлён решением клуба. С моей точки зрения весь сезон прошёл замечательно, но после финальной пресс-конференции руководства у меня появились какие-то мысли. (Билялетдинов публично раскритиковал Мойсанена и заявил, что иностранцы любят приукрасить свои достижения ред.)

Фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


Напряжённости в отношениях не было по ходу сезона?

– Я – профессиональный тренер, моя работа – приносить пользу клубу, помогать игрокам, команде и побеждать. Если тренеры весь сезон отработали без единого конфликта, вряд ли процесс был выстроен правильно. Конечно, были споры, но это нормальное поведение в штабе, ведь мы обсуждаем тактику, игроков, победы. Да, мнения разные, но у нас никогда не было каких-то невероятных споров. Лучший способ помощи главному тренеру – поделиться с ним своим мнением, возможно, совершенно противоположным, а ему уже решать. На мой взгляд, позиция главного тренера не означает, что он всегда прав – это значит только то, что за ним последнее слово. В этом разница. Ассистенты и тренеры вратарей обязаны показывать другую сторону вопроса и советовать.

Вы пожмёте руку Билялетдинову при следующей встрече?

– Надеюсь, что да. У меня вообще нет никаких претензий к нему. Мы отработали четыре отличных сезона вместе. Почему у меня должны быть вопросы?

Если бы он остался главным тренером «Ак Барса», вы бы вернулись?

– Я же говорю – ничего личного. Не думаю, что была проблема в общении.

«НЕ ОЖИДАЛ, ЧТО СНОВА БУДУ В «АК БАРСЕ»

Чем вы занимались в прошлом сезоне?

– Сначала совсем ничем – к тому моменту у всех команд были собраны тренерские штабы. Ближе к зиме стал тренером юниорской команды «Лукко» в родном городе, позднее – тренером вратарей в молодёжной сборной Финляндии.

В «Лукко» тренировали вратарей?

– Нет, был помощником на скамейке. Я свою тренерскую карьеру начал как ассистент и вообще говорил тогда себе, что никогда не буду работать с вратарями. Мне всегда нравилось направлять полевых игроков, потому что в этом легче добиться результата. С вратарями тренировочный процесс всегда очень медленный. Мы говорим о мелких движениях, разница правильного и неправильного решения буквально в сантиметрах. К тому же все знают, когда голкипер ошибся – даже моя мама, а ей 80 лет. Чтобы поменять что-то в игре вратаря нужно очень много времени, а с полевыми всё происходит быстрее.

– Из-за чего?

– Из-за сложности движений и коротких амплитуд у вратарей. На тренировках всё может получаться, но когда ты выходишь на лёд под взгляды 12 тысяч человек, которым ты не нравишься, очень можно растеряться.

Что было после «Лукко»?

– Прямо перед плей-офф меня позвали в «Йокерит», хотя было уже поздновато. Я не смог сделать то, что должен был, и очень недоволен собой за это – вратари в плей-офф сыграли не очень хорошо. Не скажу, что это моя вина, но ответственность в любом случае есть. После сезона я начал думать о возвращении в Россию, но никак не ожидал, что снова буду в «Ак Барсе». Зато теперь я очень доволен.

Сколько предложений у вас было?

– Три - четыре в КХЛ. Если всё вместе, что около 15-ти. Но я хотел вернуться именно в КХЛ.

Фото: официальный сайт «Ак Барса»


– Почему из всех вариантов выбрали «Ак Барс»?

– Я не уверен, что все здесь понимают статус «Ак Барса» – это один из лучших клубов во всей Европе. Отличный город, хорошие люди в команде, болельщики классные, команда сильная. Да, здесь высокие требования, но если работаешь хорошо, то к тебе относятся уважительно. Мне нравится такой подход, и всё в Казани устраивает – и офис, и персонал, и пресса, и болельщики.

– Деньги не были для вас ключевым?

– Я совру, если скажу, что деньги не влияют на выбор. Я ведь оставляю семью в Финляндии на целый год и должен как-то объяснить жене и детям, почему уезжаю. Но разница с другими предложениями была не в деньгах.

Почему семья не приезжает с вами?

– Моим сыновьям 13 и 15 лет, у них есть своя жизнь дома – друзья, команды, увлечения. Сейчас им обоим нравится гольф, от нашего дома до ближайшего поля три километра – играть можно каждое утро. Здесь сложнее с этим. К тому же, удобнее даже работать, когда можно сконцентрироваться только на хоккее.

«У КВАРТАЛЬНОВА МНОГО ЗНАНИЙ ИЗ РАЗНЫХ СТРАН»

С вами подписали контракт даже раньше, чем с главным тренером. Это необычно...

– В России обычно подписывают весь тренерский штаб, но в Финляндии вполне нормально собрать разных специалистов в одну команду по очереди.

Вы уже успели что-то обсудить с коллегами?

– Я говорил с Квартальновым по телефону сразу после назначения. Мы познакомились, что-то обсудили, но до хоккейных планов ещё далеко. Сейчас у всех есть свой фронт работы. Нужно готовить игроков, и все понимают, что делать.

Фото: официальный сайт «Ак Барса»


– Бывший тренер «Йокерита» Эркка Вестерлунд говорил, что видит влияние финского хоккея на Квартальнова, с которым работал в одной команде в начале нулевых годов. Вы согласны с этим?

Я могу сказать, что у нашего главного тренера много знаний из разных стран и это великолепно. У него открыты и глаза, и уши, только так можно научиться чему-то. Я тоже слушаю всех – русских, канадцев, шведов, чтобы перенять какие-то уникальные черты каждого подхода.

Вы помните его игроком?

– Да, из-за одного случая. В сезоне 1999/00 я был помощником тренера у Василия Тихонова в «Лукко». Мы играли в 1/4 плей-офф против «Йокерита», его тогда тренировал Вестерлунд. На 124-й минуте решающего матча мы проиграли из-за гола Квартальнова, и он помнит этот момент. Я недавно рассказал эту историю, Дмитрий сразу сказал, что попал в верхнюю девятку над ловушкой. Для нас это было очень обидное поражение, тогда я Квартальнова ненавидел (смеётся).

Вам важно понимать, в какой хоккей будет играть команда?

– Конечно, потому что игру команды и игру вратарей нельзя разделять. Полевые должны поддерживать голкиперов.

В системе Квартальнова у вратарей есть особые задачи? Игра клюшкой, например...

– Любой главный тренер хочет, чтобы вратарь чаще играл клюшкой. Но почти все вратари испытывают неудобство, когда им приходится это делать. Иногда про это говорят как про самую важную функцию, но давайте посмотрим вратарей, которые что-то выигрывали в последнее время – никого нельзя назвать мастером владения клюшкой. Они думают, как шайбу остановить. Даёт ли клюшка результат? Нет.

В Северной Америке почти всех учат этому...

– Да, внимания этому уделяется много. Конечно, вратарь – часть обороны, и всем легче, когда он останавливает шайбу за воротами, принимает читаемые движения. Дело не в передачах, а в остановке шайбы и её движении на пять метров вправо или влево.

«У ВРАТАРЕЙ СВОЯ ПРОГРАММА ПОДГОТОВКИ»

С первого дня новый тренерский штаб стал говорить о большом количестве льда, а не бега. Как вы к этому относитесь?

– Команды готовятся к сезону по-разному: бегают, крутят педали, катаются. В итоге все хотят добиться одинакового результата – хорошего физического состояния. Но я думаю, что катание – это самый комфортный способ для хоккеистов. Бег не всем удобен, так игроки весят под 100 килограмм и у них много мышц. Лёд даже безопаснее для коленей и голеностопа.

Как удобнее вратарям?

– У нас в любом случае своя собственная программа. Вратари работают над движениями, которые короче, быстрее, но часто повторяются, поэтому подготовка отличается.

Тимур Билялов / фото: официальный сайт «Ак Барса»


А бег вообще есть?

– Есть пробежки для заминки по 15 - 20 минут, чтобы продышаться, но кроссов нет. Мы ведь готовим не бегунов, а вратарей – выносливость достигается по-другому.

Какие ещё отличия в подготовке вратарей?

– В зале отличий мало – мышцы есть мышцы. Разве что во время сезона нет больших весов. Вратарей нужно с осторожностью нагружать, потому что на льду они делают экстремально резкие и широкие движения. Для этого важно оставаться гибким.

– На сборах вы работаете над физикой или над техникой?

– Есть и физика, и техника. На льду всё совсем другое, там мы делаем упражнения на баланс, скорость ног, выверенность движений. Что касается физики, то сейчас уже нет необходимости приводить хоккеистов в форму. 95% нынешних игроков профессионально относятся к летнему отпуску и приезжают в хорошем состоянии. В этом смысле ситуация сильно изменилась за последние лет шесть.

«ПОДХОД «ДЕЛАЙ, КАК Я СКАЖУ» НЕ РАБОТАЕТ»

В «Ак Барсе» четыре вратаря – это не много?

– Иногда мне кажется, что мало! У нас несколько групп, может быть пять тренировок в день. Нельзя ведь выставлять только двоих вратарей на пять часов льда. Можно, конечно, но тогда они все травмируются.

Распределение нагрузки зависит от статуса вратаря?

– Нет, они получают равное внимание тренеров. Программа у них одинаковая, требования ко всем общие, технически мы хотим от них одного и того же.

Но ведь все играют в разных стилях...

– Результат должен быть общий – всем нужно катание, все должны двигаться быстро и чётко. Если ты не умеешь двигаться, то вряд ли станешь сильным вратарём. Первые две-три недели важно работать над перемещениями, а потом уже переходить к сэйвам. Я хочу, чтобы вратари двигались плавно, быстро и с хорошим балансом. На мой взгляд, это ключ к успеху.

А разный рост не сказывается?

– Конечно, способы достижения нужного результата отличаются. Все ведь разные. Один вратарь может так повернуть колено, у другого оно в ту сторону не гнётся, с бёдрами то же самое и с голенями.

Насколько реально одновременно вести четверых вратарей в разных стилях?

– 10 - 15 лет назад я был уверен, что моя система работы – лучшая в мире. С тех пор многое изменилось, после кучи ошибок я многое понял и стал изучать все существующие системы. Как они работают, в каких ситуациях, какие сильные стороны, какие слабые. Сейчас подход «Делай, как я скажу» не работает, нужно уметь подстраиваться под игрока и при этом помогать ему. В мире нет системы, которая бы обеспечивала 100 процентов отражённых бросков. Если это понимать, проблем с разными вратарями не будет.

Фото: официальный сайт «Ак Барса»


Есть мнение, что вы больше доверяете высоким вратарям. Какие перспективы в КХЛ есть у Тимура Билялова (180 см) и Адама Рейдеборна (184 см)?

– Давайте посмотрим на вратарей, с которыми я работал раньше в Финляндии: Антти Раанта, Аттэ Энгрен, Петри Веханен, Ииро Таркки. Кто из них был высокого роста? Я не ищу обязательно высоких вратарей, я ищу просто хороших вратарей. Сможешь остановить шайбу – будешь играть. Но если мы посмотрим на топ-вратарей в мире, там картина однозначная. Да, есть Юха Метсола, есть Юссе Сарос, но не так уж и много низких парней играют на таком уровне. Намного проще найти сильного вратаря ростом выше 182 сантиметров.

У вас четыре вратаря в резерве, но в сезоне будут задействованы трое. Есть ли смысл держать в запасе Тимура Билялова, который мог бы играть в КХЛ?

– Возможно, это вопрос, который встанет перед клубом чуть позже. Сейчас нам нужно дождаться возвращения Гарипова в строй, какое-то время уйдёт на адаптацию Рейдеборна. Мы уверены в Эмиле, но он давно не тренировался, предстоит большая работа. Поэтому сейчас я не готов обсуждать необходимость присутствия Тимура в команде.

Гарипов работал с вами дольше всех. Получается, у него есть какое-то преимущество...

– Только в том, что он лучше знаком с моими требованиями. Стартовые позиции у всех будут одинаковые. Да, с Адамом мы потратим какое-то время на поиск общего языка. Мы должны изучить друг друга, и мне важно понять его видение хоккея. Про Тимура я тоже многое знаю, но он стал куда более опытным вратарём, чем два года назад, сильно прибавил в профессионализме, принял ответственность. Теперь это не юниор.

В бригаде есть и Амир Мифтахов – очень талантливый парень, мне нравится его игра. В этом сезоне мы все в клубе должны помочь ему подготовиться к молодёжному чемпионату мира, считаю, что это главная наша задача в отношении Амира.

Адам Рейдеборн / фото: официальный сайт «Ак Барса»


Когда «Ак Барс» подписывал шведского вратаря Адама Рейдеборна, с вами советовались?

– Да, и я считаю, что в клубе провели очень сильную работу по изучению новичка. Конечно, когда вратарь хорош в Швеции, довольно сложно прогнозировать, каким он будет здесь. В первую очередь игрок должен сделать свой шаг вперёд. Но мы доверяем Адаму и считаем, что он сможет прыгнуть на ступень выше. Могу ли я дать гарантию в 100 процентов? Нет, никто не сможет.

Как проводили анализ по новичку?

– Смотрели его игры, изучали статистику, созванивались с людьми в Швеции. Я сам говорил с прежними тренерами Адама, партнёрами по команде, соперниками потом мы говорили лично. Например, Микаэль Тельквист, которого я десять лет назад тренировал в «Лукко», два года играл с Адамом в одной команде, а теперь ведёт колонку о хоккее в шведской газете. Мы пообщались, и Майк сравнил Рейдеборна с парой других вратарей. В общем, мы использовали все средства.

«ГАРИПОВ НЕ ВЫДУМЫВАЛ ТРАВМУ»

В прошлом сезоне Гарипов получил травму в первом же матче сезона. Что бы вы делали в такой ситуации?

– Игроков с травмами нужно лечить. Если лечение занимает год, значит, ждём год. Травмированного хоккеиста выпускать на лёд нельзя, вот и всё.

Вы слышали мнения, что Эмиль симулирует?

– Каких только слухов не было за этот год. Спорт полон слухов, что сказать.

Возможно ли, что Гарипов выдумал травму?

– Вообще возможно всё, но он ничего не выдумывал. Я давно с ним знаком, все эти слухи совсем не похожи на Эмиля, который всегда рвался на лёд.

Но это ведь правда, что у Гарипова непростой характер...

– У всех свои особенности и история. Люди вряд ли понимают, насколько сильно изменился Эмиль за последние шесть лет, не все способны настолько себя перестроить и перевернуть жизнь с ног на голову. Я сильно уважаю его за такую работу над собой.

Эмиль Гарипов / фото: Ирина Ерохина, БИЗНЕС Online


Прошлогодняя травма может повлиять на Гарипова ментально?

– Он не первый и не последний хоккеист с травмой. Повреждения приходят и уходят, и все должны уметь проходить через это. Азеведо ведь всегда возвращается на лёд после любых сложностей и играет на том же уровне.

Часто говорят, что Эмиль – средний вратарь, а его победа в Кубке Гагарина – прыжок выше головы. Что вы думаете об этом?

– У людей есть мнения, я не могу на это реагировать. Но если люди с таким мнением изучат результаты Эмиля на протяжении всех сезонов, а потом найдут ещё троих вратарей с подобной статистикой в истории лиги, то могут принести мне распечатки. Не знаю, в чём они видят недостатки Гарипова, в цифрах они не проявляются.

Я понимаю, что он местный и его ошибки лучше запоминаются. Возможно, публика не так пристально следит за другими вратарями и не видит их ошибок. Про Гарипова легче говорить: «Опять та же ошибка», потому что он давно на виду. Но я не готов исправлять чьё-то мнение, пусть оно остаётся.

«Я ВИЖУ, ЧТО «АК БАРС» СДЕЛАЛ ШАГ ВПЕРЁД»

В чём разница подходов Дмитрия Квартальнова и Зинэтулы Билялетдинова?

– Думаю, ещё рано говорить о таком. У всех тренеров разный подход к достижению результата, нет одного правильного варианта.

Какие изменения вы видите в «Ак Барсе»?

– Я вижу, что «Ак Барс» хочет сделать шаг вперёд, и это здорово. Потому и говорю, что это один из лучших клубов. Здесь всегда стараются развиваться.

Вас ведь попросили работать ещё и с молодыми вратарями системы...

– Да, но нужно понять формат. У всех вратарей в системе есть свои тренеры, я с ними знаком, всех видел в работе и считаю, что они строят процесс очень грамотно. Конечно, я должен помогать всем, если могу, но я не хочу говорить, что я какой-то гений и сейчас всех научу.

У вас есть время на помощь тренерам?

– Если клуб этого хочет, я обязан найти время. Но в чём будет заключаться помощь? Тренеры видят мои тренировки, всегда могут подойти с вопросом, как это было в прошлые годы. Но я не готов говорить «Это правильно, а это нет». Моя карьера полна всех возможных ошибок, что только я не делал, и до сих пор ошибаюсь в каждом сезоне.

Важно, чтобы молодой тренер тоже через это прошёл, иначе это не поможет никому, включая вратарей. Я же говорю: важен общий язык, контакт с подопечным, нельзя за неделю что-то изменить. Лучший способ помощи – дать работать без одёргиваний и дать возможность учиться на своих ошибках. А общаться я готов, мой опыт открыт для всех.

«НЕ СЧИТАЮ НХЛ ЧЕМ-ТО ЗАПРЕДЕЛЬНЫМ»

Можно ли сказать, что нынешняя вратарская бригада – сильнейшая за годы вашей работы в Казани?

– Это очень сложный вопрос. Работая в «Ак Барсе», я всегда понимал, что наши вратари должны входить в топ-5 всей лиги. И это же понимание есть у всех в команде – менеджеров, игроков, болельщиков, самих вратарей. Нынешние игроки подходят для этой задачи. Посмотрим, что получится в конце сезона.

А кто был в топе в прошлом году?

– Илья Сорокин из ЦСКА был невероятен. Я не смотрел все матчи сезона, пристально следил только за плей-офф, но Сорокин правда был хорош. Также назову Юху Метсолу из «Салавата Юлаева» и Якуба Коваржа из «Автомобилиста». С Якубом мы знакомы лично, он приятный в общении парень.

Сорокин был хорош или ЦСКА?

– Как раз о чём я говорил – игра команды и игра вратаря сильно связаны, их нельзя разделять. Хорошему голкиперу нужна хорошая команда и наоборот.

Илья Сорокин / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


Не думаете, что Сорокин задерживается в КХЛ? Можно ли сделать новый шаг в развитии, играя в России?

– Знаете, я не считаю НХЛ чем-то идеальным и запредельным. Да, там лучшие игроки мира, у них много денег, наград, но вратарская работа везде одинаковая. КХЛ – очень сильная лига, не все хотят уезжать в Америку, и я понимаю это.

А лучший вратарь КХЛ способен выиграть чемпионат мира?

– Не вижу причин почему нет.

Почему же все тогда берут вратарей из НХЛ?

– Там действительно лучшие игроки и лучшие вратари. Но далеко не все даже основные голкиперы клубов НХЛ смогу заиграть в КХЛ.

Почему?

– Кто-то не умеет двигаться, кто-то – играть на большом льду. Хоккей у нас разный.

«Я ПОПЫТАЛСЯ ПЕРЕРАБОТАТЬ ПОДХОД ГАШЕКА»

Изучая все стили и подходы, на кого вы ориентировались больше всего?

На меня оказал большое влияние Доминик Гашек. На мой взгляд, он раньше всех других вратарей на планете осознал важную вещь – когда шайба рядом, твой нос должен смотреть в её сторону. Гашек делал это необычным способом, конечно, я не хочу, чтобы мои вратари тоже так пластались на льду, но идея была идентичной с моей. Доминик понимал, под каким углом выходить на шайбу, какое движение сделать – тогда хоккей просто был другой, намного медленнее. Я попытался переработать его подход в современных реалиях.

Что ещё он дал вам?

– Не все это замечают, но Гашек никогда не бросался на лёд просто так. Он также первым из вратарей начал повторять за движениями нападающих – глядя на руки и шайбу, он проделывал один шаг за другим, обычно их было четыре, в критических ситуациях – пять или шесть. Гашек следовал за игрой, никогда не торопился и не действовал наперёд, даже если это так выглядело.

Доминик Гашек / фото: Rick Stewart, Getty Images


Куда сейчас движется вратарская игра, в чём главный тренд?

– Хоккей – очень быстрый вид спорта, потому главный инструмент вратаря – голова. Важно уметь быстро и правильно реагировать на события. Затем ноги, без правильной работы ног не получится быстро перемещаться.

В чём секрет сборной Финляндии, которая снова обыграла Россию и выиграла чемпионат мира?

– Самоотверженность. Работе на единую цель общими усилиями.

Неужели у российской сборной не было этой единой цели?

– Безусловно, есть и тактическая сторона победы. В Финляндии очень хорошо знают, как закрыть игру россиянам. Мы понимаем ваш менталитет, ваше видение хоккея, и поэтому применяем подходящие инструменты.

И как закрыть игру России?

– Терпеть, терпеть и терпеть.

Фото: Martin Rose, Getty Images


Илья Воробьёв после поражения сказал, что Россия никогда не будет играть как Финляндия. Вас это не задевает?

– Люди могут говорить что угодно. Я в ответ много чего могу сказать, но не хочу. Понятно, что тренер был расстроен результатом и должен был как-то оправдать поражение.

Ваша победа над Россией на Олимпиаде в Сочи и эта победа в Братиславе очень похожи...

– Пожалуй, что да.

А как финские игроки реагируют на такую тактику сборной? Юкка Ялонен говорил, что сознательно отказался от звёзд в составе...

– Да, иногда в сборную приезжают хоккеисты из НХЛ, у которых другие взгляды на игру, потому что там они привыкли к своим ролям и подходам. Насколько я помню, слушая лидеров из Северной Америки, мы выступали на турнире не очень хорошо. Мнения могут быть, но на каждом крупном соревновании мы понимаем наши сильные и слабые стороны. Могут ли финны соперничать с россиянами в их игре? Нет. А с канадцами в их стиле? Тоже нет. Мы понимаем, что нужно делать именно нам, чтобы иметь шансы на победу.

Как победить финскую команду? Играть в её же хоккей?

– В первую очередь нужно тактически сравняться с соперником – способов много. Можно играть быстрыми сменами, плотно, короткими передачами. Но для этого ведь нужно понимать, как именно играет Финляндия, сесть и разобрать матчи, найти причины такого количества поражений и неудач.

В Сочи Россия забросила один раз, в Москве – один раз, в Братиславе – ноль. Надо ведь задуматься, почему так происходит из раза в раз с лучшим подбором нападающих в мире, проанализировать ситуации. Если не задуматься, то способов и не найти.

А в России есть тренеры, которые могут так анализировать?

– КХЛ очень сильно прибавила в тактике за последние шесть лет. Раньше между командами была пропасть. А теперь у всех команд есть какие-то идеи, потому и побеждать сложнее, и даже сильный состав ничего не гарантирует.

«ПОСЛЕ ЧМ ПРОХОДЯТ СОБРАНИЯ, ГДЕ ТРЕНЕРЫ ДЕЛЯТСЯ МНЕНИЯМИ»

Как в Финляндии решают подобные вопросы? Там обсуждают результаты сборных?

– Да, даже после победных турниров. Тренеры разных команд и лиг постоянно общаются друг с другом, обсуждая матчи, мы ищем варианты усиления игры, глядя на другие команды – Швецию, США. На самом деле мы много чего утащили в плане идей. Обычно после чемпионата мира проходят разные собрания, все делятся мнениями, их направляют в федерацию.

У вас во всём обществе такая система или только в хоккее?

– В хоккее это проявляется лучше всего. Хотя в футболе сейчас началась подобная практика, мы долгие годы доверяли тренерам-иностранцам, результата никак не было. А сейчас появился финский тренер, который тоже собирает мнения по всей стране. В принципе, такое применяется и в государственных вопросах, и муниципальных.

Фото: Михаил Бормин, БИЗНЕС Online


Вы полгода работали с юниорами, дети ваши играют. Вы наверняка знаете, куда движется молодёжный хоккей Финляндии?

– Большое внимание уделяется индивидуальному развитию игроков. Командная игра – это важно, но она начинает иметь значение только годам к 16 - 17-ти. До этого возраста тактика ничего не даёт детским командам, важно развивать личные качества каждого хоккеиста.

А практика равного времени у всех детей сохранилась?

– Да, только поймите – время не одинаковое. Кто-то играет 15 минут, кто-то – по 12, но российского разрыва нет, когда лидеры на льду все 20 минут, а четвёртое звено сидит.

За этим следит федерация хоккея?

– И команды тоже, но федерация сильно помогает.

При этом в КХЛ почти закончились сильные финские легионеры, «Йокерит» не может пройти второй раунд плей-офф...

– Не забывайте, что население Финляндии – пять миллионов человек. А в НХЛ 60 финнов и это много. Мы не в состоянии производить звёзд пачками, молодые перспективные игроки тоже сразу уезжают за океан. Игроков просто нет.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Ари МОЙСАНЕН
Дата рождения: 07.09.1971
Место рождения: Раума, Финляндия
Тренерская карьера: «Лукко» (2000 - 13), «Ак Барс» (2013 - 18, 2019 - н.в.), «Йокерит» (2019), сборная Финляндии (2012 - 2016).
Достижения: бронзовый призёр ОИ (2014), серебряный призёр ЧМ (2014, 2015), обладатель Кубка Гагарина (2018)

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть