Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Андрей Кареев: «Как в хоккее, так и в жизни: сегодня ты на дне, завтра – наверху»

Большой разговор с вратарём «Салавата Юлаева».

Андрей Кареев, два года назад заявивший о себе как об одном из самых ярких вратарей КХЛ, блистал в «Нефтехимике» и «Кузне». Он обновлял рекорды лиги по отражённым броскам и вызывался в олимпийскую сборную России. Но после перехода в «Салават Юлаев» стал получать мало игровой практики.

Ему не повезло оказаться в Уфе с трёхлетним контрактом в одно время с Юхой Метсолой. Для «Салавата Юлаева» стандартная ситуация, когда ставка делается на вратаря-легионера, к тому же Метсола один из сильнейших вратарей лиги.

В интервью «БИЗНЕС Online» Кареев рассказал об отношениях с финном, о своей мотивации, иностранных тренерах, вратарской форме и необходимости психологов в команде.

Андрей Кареев / фото (здесь и далее): Светлана Садыкова, БИЗНЕС Online


«ЮХА – ОДИН ИЗ САМЫХ СИЛЬНЫХ ВРАТАРЕЙ КХЛ»

– Андрей, на вас психологически давит присутствие в команде Юхи Метсолы? Он провёл сильный сезон, плюс он легионер на большом контракте, его просто не могут не ставить...

– Я это всё прекрасно понимаю. Решил, что вообще не буду на этом делать акцент. Моя задача сейчас – сконцентрироваться именно на себе. Развивать себя, вратарские навыки, технико-тактические действия в воротах. Нужно сконцентрироваться на теле, на физическом состоянии и внутреннем, развивать пластичность, гибкость, чтобы максимально помочь команде. Я решил, что буду просто погружён в работу. Да, понятно, Юха провёл классный сезон, три года контракта – все всё понимают. Если думать, что ты бэкап или ещё что-то, ничего хорошего не будет. Мне нужно совершенствовать и развивать именно себя – во всех планах: навыки на льду, питание, режим, тело.

– В своё время, когда Андрей Василевский был бэкапом Бена Бишопа, он находил плюсы – учился у него игре клюшкой. Чему вы учитесь у Метсолы?

– Мы вратари похожих габаритов, поэтому очень интересно за ним наблюдать. Юха здорово двигается на ногах, читает игру. Я считаю, что Юха один из самых сильных вратарей КХЛ. Это тоже круто, это тоже опыт, что я могу поработать в одной команде с таким парнем.

– А что насчёт игры клюшкой? В России вратари не особенно владеют этим элементом...

– Да, в Канаде это развито с давних времён. Думаю, ситуация заставляет их так действовать, потому что там маленькие площадки. По себе могу сказать, что в МХЛ, например, не было такого, что тренер заставлял выходить и играть клюшкой. В России снисходительно к этому относятся – лучше пусть стоит и не лезет туда. Сейчас уже меняется тенденция, и лучше, чтобы вратарь помогал полевым игрокам.

– Это отрабатывается на тренировках?

– В основном отрабатывается заброс, когда ты останавливаешь шайбу у борта и облегчаешь жизнь защитникам, чтобы они не бежали за ней по радиусу. Ты остановил её за воротами, можешь отдать пас в углы. Опять же нужна коммуникация с защитниками. Всё должно быть отлажено. В Россию это пришло очень поздно, поэтому мы немного отстаём от североамериканского хоккея.

– Как вы готовитесь к матчам? Ведь может потребоваться выход на замену...

– Это, думаю, как у всех – обычная рутина. С утра раскатка, в обед отдых, вечером игра. Ничего экстраординарного.


«ПЕРЕД ИГРОЙ ПРОКРУЧИВАЮ В ГОЛОВЕ МОМЕНТЫ, КОТОРЫЕ МОГУТ ВОЗНИКНУТЬ»

– У вас есть свои приметы или упражнения с мячиками, которые любят некоторые вратари?

– От примет и суеверий я стараюсь сейчас отходить. Потому что это мешает. Голову нужно, наоборот, настраивать на работу, на правильное выполнение плана на игру. Приметы тут мешают. А разминка у меня своя: велосипед, растяжка, подготовка мышц, суставов и связок к работе. Во время тренировочного процесса, естественно, занимаюсь и с мячиками. Но перед игрой я стараюсь побольше подготовить свои мышцы, своё внутреннее состояние. Перед смертью не надышишься (смеётся), поэтому вспоминать всю вратарскую подготовку смысла нет. Нужно просто чтобы мышцы были пластичными, гибкими перед выходом на игру.

– А как же ментальная концентрация?

– Естественно, перед игрой ты готовишь свою голову. Всё идёт от головы – концентрация, фокус. Самое лучшее – когда ты сам в своей голове знаешь свой план на игру, знаешь, что тебе нужно, так ты будешь уверен в себе. От головы идёт стопроцентная уверенность, что ты подготовился. В основном я просто прокручиваю разные моменты, которые могут быть в игре: представил картинки, прокрутил – у меня так.

Фредерик Микко и Юха Метсола


– Сейчас в «Салавате» новый тренер вратарей Йон Эман. Он отличается от Фредерика Микко, который был в прошлом сезоне?

– Мы пока не так долго с ним работаем, он ещё присматривается к нам. Весёлый, позитивный парень. Думаю, что выводы надо делать в конце сезона, пока ничего плохого сказать не могу.

– У Микко было много видео, он разбирал тренировку, рисовал линии положения тела на планшете...

– Да, Фредди в этом плане, конечно, супертренер. Я первый раз столкнулся с таким тренером, который полностью отдаётся своему делу. Было классно с ним поработать. Сейчас Йон тоже разбирает видео, он также ставит камеры на тренировках. Перед основной тренировкой команды мы, вратари, выходим отдельно и потом разбираем наши действия. Мы пока ещё притираемся, он изучает нас с Юхой.

 А по Фредди могу сказать, что очень классный сезон мы проработали в прошлом году. Он пополнил мой багаж знаний и открыл глаза на те вещи, который, как мне казалось, я знал. У Фредди я почерпнул для себя много нового, я очень рад, что с ним поработал. 

Тренер вратарей «Салавата Юлаева» раскрывает детали работы

– Он говорил, что надо смотреть на позицию с точки зрения шайбы...

– Да-да, много очень интересных моментов про выбор позиции. Он показывал на планшете картинку с того угла, где находится шайба – там совсем другой обзор. Со стороны шайбы совершенно другой угол ворот. И, если болельщику с трибуны кажется, что там, может, ворота открыты или вратарь сильно низко играет, а сверху всё открыто, то на деле шайба перед тобой, и для неё в принципе нет свободного угла. Много моментов было очень интересных и новых – это классно.

– А Эман работает по-другому?

– Сейчас в современной игре вратарей есть определённые стандарты, которые знает каждый тренер и хочет донести своим подопечным, чтобы они их выполняли. Йон придерживается этих стандартов и добавляет к ним что-то своё – как любой тренер. Новшества вроде планшетов и видео пришли к нам из-за рубежа, он тоже их использует.

«ИСПОЛЬЗОВАЛ В ПОДГОТОВКЕ СИСТЕМЫ БОБРОВСКОГО И МИККО»

– Многие вратари летом посещают специализированные кэмпы в Северной Америке. Вы где тренировались?

– В предыдущие годы я ездил в кэмпы к Олегу Ромашко в Финляндию. В том году занимался индивидуально с Рашидом Давыдовым, который работает в сборной. Он проводит летом закрытые сборы для вратарей. В этом году я почерпнул у Фредди много упражнений, плюс тренировался с Серёгой Бобровским, когда он готовился к Кубку мира в Новокузнецке. Я использовал эти две системы – Микко и Бобровского, и в этом году не поехал ни к кому из тренеров. Готовился сам, на льду делал упражнения, которые мы прорабатывали с Фредди в течение сезона. И делал акцент на своём физическом состоянии.

– В своей подготовке с Микко или другим тренером вы когда-нибудь разбирали конкретных нападающих: как они бросают и как им противодействовать?

– Да, перед игрой он разбирал игроков, кто и как бьёт буллиты, какое у соперника большинство, кто откуда бросает, какой розыгрыш. С Фредди мы постоянно оставались после тренировок и моделировали эти ситуации. Плюс он разбирал вратаря соперников, чтобы помочь нашим ребятам.

– А он больше внимания уделял чему-то одному, допустим, выбору позиции или чтению языка тела, чтобы предугадывать действия игроков?

– Он уделял внимание всему – и работе руками, и работе корпусом, игре у штанг, по позициям – мы работали над всеми вещами. Мы очень классно работали. Фредди реально такой фанатик своего дела, передавал нам свой заряд. Это круто!

– В интервью Микко рассказывал о том, что в Швеции популярны так называемые mental coach – тренеры-психологи. Вам бывают полезны услуги такого специалиста?

– У каждого своя подготовка. Кому-то нужен психолог, кому-то не нужен. Всех под одну гребёнку ровнять не стоит. Лично я уверенно себя чувствую от правильной подготовки, от осознания того, что ты развиваешься и совершенствуешь себя. Мне этого достаточно.

– Микко как-то работал в этом плане с вами?

– Прямо про психологию мы с ним не говорили – может, в меру того, что у нас разные языки. Что касается хоккея и вратарской темы, за год я неплохо выучил английский, но чтобы говорить о жизни и на философские темы, этого недостаточно.

Фредди вообще классный, от него прёт энергия. Он реально заряженный на работу, человек-батарейка, и это передаётся тебе прямо с утра. Самому становится охота работать ещё усерднее. Бывает, что кто-то не в настроении и тренировка идёт вяло. А Фредди всегда как заряженная батарейка, которая питает всех вокруг. С ним занятия не превращаются в рутину.

«УЛЫБАЛСЯ, КОГДА ЧИТАЛ ПРО ГОЛ ЗАРИПОВА, КОТОРЫЙ ОН МНЕ ЗАБИЛ»

– Когда разбирали с Микко игроков перед матчем, кому уделялось внимание?

– Мы смотрели, как соперник располагается в большинстве, кто откуда наносит бросок, чтобы, например, лишний раз не дёргаться на передачу, если знаешь, что он будет отдавать её обратно. Плюс к этому рассматривали буллиты – это те же выходы один на один.

– Разбирали Зарипова?

– Смотрели и буллиты Зарипова. Но бывает, ты смотришь, а это всё равно не помогает, хотя знаешь, как он будет бить. Я думаю, многие вратари КХЛ знают вот этот его финт, когда он закатывается с левой стороны и низом бросает шайбу по льду между щитков под опорную ногу. Но он это сделает так здорово, что не оставит шансов. Плюс он такой мастер, что может шайбу и под мышку ковырнуть, и, если ты начнёшь делать первое движение, перекрывать путь между ног, он убирает шайбу на неудобную сторону и забивает.

Разборы, конечно, помогают, но всё равно ты играешь по ситуации. Если игрок всё классно делает, то отбить тяжело.

– Вы читали разбор гола Зарипова для нашего издания?

– Да, да, читал. Он этот гол мне забивал в сентябре. Как раз про что я и говорил, он может и между ног бросить, и подмышку ковырнуть.

Зарипов разобрал гол «Салавату Юлаеву». Миллионное доказательство его крутости

– Он там рассказывает о пульсе, дыхании в момент броска и том, что иллюзия шанса для вратаря, когда он типа специально бросает так, чтобы шайба зацепила форму и только после этого попала в сетку, чтобы вывести из эмоционального равновесия. Это реальные вещи? Больше похоже на художественный вымысел.

– Когда я читал, улыбался маленько. А, может, и правда, кто его знает. Он забил, а, как говорят, победителей не судят. Я вот, если честно, не знаю, как игроки бросают – на выдохе или не на выдохе.

– А у кого в КХЛ самый замудрёный буллит или сложный бросок?

– В каждой команде есть люди, которые могут бросить. Думаю, они все играют в топ-6 и разыгрывают большинство. Много хороших исполнителей – у нас в том году Бурдасов играл, с броском у него полный порядок. У него такой крюк, что шайба вообще неуправляемая. Из тренировочного процесса знаю, что у нашего Макса Майорова кистевой бросок очень неприятный.

– На клюшки обращаете внимание? Ведь бывают разные крюки.

– Да, на крюки обращаем. Я знаю, что у Зарипова и Бурдасова нестандартные крюки, интересные. Обращаешь внимание во время броска, где лежит шайба.

Данис Зарипов


«НАМНОГО КРУЧЕ, КОГДА ШАЙБА ПРИЛЕТАЕТ ТЕБЕ В ЖИВОТ, ЧЕМ ПЛАСТАТЬСЯ В ШПАГАТЕ»

– Тренер вратарей НХЛ Дэйв Приор учит своих подопечных до последнего держать позицию и ждать, ведь если вратарь начнёт движение первым, то нападающий его обыграет...

– Чем отличается полевой игрок от вратаря? Игрок создаёт ситуацию, а вратарь на неё реагирует. Естественно, чтобы выиграть момент, чтобы отыграть выход один на один, ты не должен делать первое движение. Такова логика противостояния.

– Шайба летит быстро – примерно 0,2 - 0,3 секунды. Вы вообще видите её полёт?

– Ну, конечно. Ты должен видеть и отрыв шайбы от крюка, и полностью сопровождать её в полёте – глаза постоянно должны быть на шайбе.

Если ты не успеваешь реагировать, то должен занимать ногами такую позицию, чтобы шайба приходила тебе в грудь. На самом деле это намного круче, приятнее, кайфовее, чем прыгать в растяжке и ловить ловушкой. Естественно, зрителям может нравиться, что вратарь пластается в шпагате и ловит шайбу в ловушку. Но для меня приятнее, если я успею занять верную позицию, и когда придёт бросок, ты примешь его в грудь или живот. Это эффективнее.


«В «НЕФТЕХИМИКЕ» МЕНЯ ВСЁ УСТРАИВАЛО»

– Вы вышли из топовой школы, которая дала миру Сергея Бобровского и Илью Сорокина, и в большинстве клубов КХЛ вы играли бы больше, чем в Уфе. Вас это не гложет?

– Было первое время, конечно. Приехал из Нижнекамска, где я играл все матчи. Что я сейчас могу сказать? Такой вот опыт для меня. Это надо просто принять. Повторюсь, надо сосредоточиться на себе, совершенствоваться и развиваться. Когда я только приехал в Уфу, думал об этом, забивал себе голову. А сейчас какой смысл? Что об этом думать, надо реально сосредоточиться на своём профессиональном росте.

– Со стороны складывается впечатление, что вы несчастливы в Уфе. После продления контракта Метсолы с клубом, пошли слухи, что вы просите обмен. Это правда?

– Я не сказал бы, что я тут несчастлив. «Салават» – топовый клуб, высокий уровень организации, классные болельщики. Республика любит хоккей и свою команду.

А по поводу обмена – это всё было на уровне разговоров, у меня был трёхлетний контракт. Я вообще не горел желанием уходить из Нижнекамска, но принадлежал «Кузне». Когда руководству «Металлурга» начали поступать предложения по мне, я сразу сказал, что хочу остаться в «Нефтехимике», меня там всё устраивало. Те два месяца в Нижнекамске я вспоминаю с теплотой в душе. Мне очень там нравилось. Когда приехал в Уфу и не играл, я не то что скучал, а вспоминал время в «Нефтехимике», как это было круто.

– В апреле Василий Чижов говорил, что задача – найти бэкапа для Метсолы и основным вариантом рассматривали Тарасова. Для вас эти слова не были обидными?

– Возможно, если бы Тарасов оставался, то мог случиться мой обмен. Так что нельзя сказать, что эта фраза относилась ко мне в таком ключе, что меня не ценят.

– Когда вы были в «Нефтехимике», все уже знали, что «Металлург» покинет лигу. Был ли выбор – переходить или остаться?

– По-моему, никто не знал, что «Кузню» исключат. Разговоры? Про «Северсталь» тоже в этом году говорили, но они остались. Стопроцентной уверенности, что это случится, не было, ведь до этого российские клубы не покидали лигу. Все думали, что это разговоры, а потом их исключили. Когда я вернулся в «Металлург», его ещё не исключили, и возможен был такой вариант, что меня вообще никуда бы не продали.

– Как бы вы поступили, если бы были свободным агентом в это время? Подписались бы с «Нефтехимиком»?

– Если бы у меня был выбор – наверное, да. Меня всё устраивало, я получал игровое время, ко мне классно относились болельщики, ребята в команде, тренерский штаб, все люди в клубе. Но о том, как случилось, я не жалею. В этом нет смысла.

– Можно ли сказать, что вы воспитанник Новокузнецка?

– Я родился в Новокузнецке, потом родители переехали в Москву и всю школу я прошёл в «Спартаке». И потом в МХЛ я приехал в Новокузнецк на просмотр, подписал там контракт. С одной стороны, я воспитанник «Спартака», но молодёжную лигу прошёл в Новокузнецке и там же перешёл в большой хоккей. На тот момент никто не верил, что клуб могут исключить. Было реально жалко и обидно. Это была такая шокирующая новость. А на следующий год, когда убрали «Югру» и «Ладу», все как-то спокойно это восприняли. В этом году говорили про «Северсталь», уже все были готовы к этому, но обрадовались, когда команда осталась – те, кто переживает за российские клубы.

– Зато «Слован» улетел...

– Лучше пусть «Слован» улетает, чем наши российские клубы. Это моё мнение, но, думаю, его многие поддержат. Я бы лучше вернул наши клубы в лигу.


«СИЖУ НА СКАМЕЙКЕ, А ЮХА ПОБИВАЕТ МОЙ РЕКОРД, КОТОРЫЙ Я ПОСТАВИЛ, ИГРАЯ ПРОТИВ «САЛАВАТА»

– Пока лучшим эпизодом в вашей карьере остаётся половина сезона в «Нефтехимике». До у вас была отличная статистика в «Металлурге», хотя команда играла плохо. Складывается впечатление, что вы лучше играете, если на ваши ворота постоянно идёт давление, много бросков. Или просто это от уверенности, ведь вам однозначно там доверяли?

– Я бы не сказал, что это лучший эпизод в карьере. Бывает, я просматриваю нарезки и матчи с тех времён и понимаю, что между тем Кареевым, который был тогда и который сейчас – огромная разница. Из-за двух лет работы в Уфе, особенно в прошлом году с Фредди. В технике, в тактических действиях. По цифрам, может быть, да – ситуация так сложилась, что статистика в тот момент в «Нефтехимике» была лучше.

– Метсоле, например, нравится, когда ему много бросают...

– Любому вратарю это нравится, потому что ты в тонусе. Сейчас много где уменьшились площадки. Я первый раз за предсезонку поиграл на канадской площадке в Нур-Султане. На ней ты в постоянном тонусе, даже когда нет бросков. Но я считаю, что вратарь должен играть и когда мало бросков, держать свою команду в игре. Может быть, твоя команда не может забить, а тебе делают 10 бросков и из них забивают два – ты проигрываешь 0:2.

– Вы даже установили, играя за «Нефтехимик», рекорд по отражённым броскам за матч – парировали 61 бросок в матче против «Салавата Юлаева». А в следующем сезоне его побил Местола – отразив на один больше...

– Да, интересно всё складывается. Я уже в «Салавате», сижу на скамейке, и Юха бьет мой рекорд. Ну, там «Авангард», конечно, помог, все знают, как эта команда играла в сезоне. Из всех позиций – туда-сюда, набросы эти – североамериканский стиль, когда бросают отовсюду.

 

«РАНЬШЕ Я ИГРАЛ В УВЕЛИЧЕННОМ НАГРУДНИКЕ, НО ЭТО ВСЁ ЕРУНДА»

– Что думаете про уменьшение вратарской формы в НХЛ?

– Я читал много интервью вратарей НХЛ, в том числе Серёги Бобровского.

НХЛ издевается над вратарями. Они ходят в синяках и боятся шайб

– До нас пока она ещё не доехала?

– Да у нас площадки-то все одинаковые не могут сделать, какая там форма (смеётся). По сути, одна площадка такая, другая такая – одинаковых стандартов для всех нет. Не думаю, что со временем новая форма по стандартам НХЛ заменит ту, которую используют в Европе. Многие вратари делают спецзаказ.

– У вас интересный нагрудник, со стороны кажется, что квадратный.

– У меня в этом году всё стандартное: и щитки, и нагрудник. С этим нет проблем. Квадратный у меня был два года до этого.

– А кто-нибудь проверяет форму вратарей?

– В том году пришли люди на предсезонном турнире, объявили, что будут смотреть, что урезать. У меня был увеличенный нагрудник, наш сервисмен мне его обрезал, и я начал сезон в обрезанном. Потом посмотрел, у других вообще не проверяют, многие вратари играют с нагрудниками в несколько раз больше, чем нужно. Это называется «не там ищут». Посмотрите на Юху Метсолу – маленький, нагрудник в облипку сидит. Увеличенная форма – это вообще ерунда, всё надо успевать делать ногами.

– В начале нулевых вратари были похожи на шкафы, и НХЛ решила бороться за результативность. Срезали всем форму, а, вратари, наоборот, стали играть эффективнее из-за улучшившейся подвижности.

– Да. Вот сейчас я смотрел интервью Серёги Бобровского. Он говорит, что да, пробивает, но в то же время сделали экипировку меньше – появилась подвижность, лёгкость, и это, наверное, круче. Конечно, что-то теряется в сантиметрах, что могло бы зацепить, но мне кажется, успешность вратаря не в нагруднике и не в щитках, ты должен успевать ногами и движением. Почти все виды спорта играются ногами. Пляжный волейбол, футбол, баскетбол – всё ногами и движением выигрывается. Теннис тот же: настольный, большой.


«РАНЬШЕ Я КАЖДОГО БОЛЕЛЬЩИКА ЗНАЛ, КТО ПИШЕТ ОБО МНЕ ПЛОХО»

– Понятно, почему вы ушли из «Нефтехимика», хотя клуб хотел вас сохранить. Но откуда взялись потом заявления Андрея Назарова о вашей психологической неустойчивости? Про какие-то специальные тесты, о которых раньше никто не слышал...

– Вообще никаких тестов не было. Андрей Викторович любит что-то такое в прессе сказать. То он предлагает КХЛ создать департамент информационной безопасности. Мы с ним встречались потом – всё нормально.

– Вы тогда серьёзно отнеслись к его словам?

– В тот момент да. Но за два года в этом плане моё мировоззрение изменилось. Сейчас я понимаю, что нельзя воспринимать близко к сердцу. Не нужно читать эти все комментарии. Раньше вообще у меня было «за здрасьте» вот это всё читать. Каждого болельщика знал, кто плохо пишет про меня. С возрастом приоритеты меняются. Концентрируешься больше на себе, а не на мнении других людей.

– Какой была атмосфера в «Нефтехимике» при Назарове?

– Для меня было всё классно. Не было супердавления, потому что Андрей Викторович тоже пришёл по ходу сезона, поэтому с него не требовали любой ценой выйти в плей-офф. Но мы вплотную подошли тогда к восьмёрке, трёх очков не хватило – мы могли зацепиться. При этом в «Нефтехимике» в том сезоне два тренера поменялось, и команда долгое время была рядом с «Кузней» в таблице. А потом этот рывок. О тех двух месяцах у меня только хорошие воспоминания.

– А как вам тренер вратарей Фарит Закиров? С этого сезона он больше не работает в клубе. Дал ли он вам что-то в хоккейном плане?

– Да, он такой позитивный человек, мы с ним сразу классно поладили. До сих пор с ним поддерживаем связь и с праздниками друг друга поздравляем. Он такой больше дядька-наставник, психолог.

– После одной из ваших игр Ильдар Шиксатдаров оставил странный комментарий в твиттере, на который вы тоже резко отреагировали.

– Это было после нашего домашнего турнира в Башкортостане. Мне дали статуэтку как лучшему вратарю. Он мне пишет «случайно», я ему отвечаю: «Случайны ваши кубки на предсезонке». Хотя, как оказалось, они в тот год совершенно не случайно их взяли. Но это мы с детства с ним так прикалываемся. Мы знакомы с Ильдаром с трёх лет, в «Спартаке» вместе начинали, потом он в ЦСКА перешёл и постоянно у нас это противостояние. У нас с ним хорошие отношения, мы всё время подкалываем друг друга.

«ЖЕНА РАБОТАЕТ ФИТНЕС-ТРЕНЕРОМ, ПОДСКАЗЫВАЕТ МНЕ УПРАЖНЕНИЯ»

– А сам Нижнекамск запомнился?

– Обычный рабочий город. В сезоне нет времени изучать – дома игра за игрой, через день восстановление, отдых, потом поездка. Уфу за два года я уже достаточно хорошо изучил и по Башкортостану я в этом году поездил – специально пораньше приехал. Природа тут очень красивая.

– Есть такой хештег #уфанедеревня...

– Для меня Уфа вообще не деревня, очень приятный город. Он не такой большой, как Москва, но в то же время есть куда сходить и центр рядом. Приятно, комфортно. Моя жена работает в Уфе фитнес-тренером, и ей всё нравится.

– Расскажите о жене...

– Мы познакомились в Новокузнецке пять лет назад. Она тогда занималась танцами, сейчас углубилась в спортивную науку и стала фитнес-тренером.

– Жена работает с вами, даёт советы по тренировкам?

– Да, я к ней много хожу в сезоне на стрейч, на растяжку. Она ведёт программы Les Mills, которые я посещаю. Там есть тренировка на кор в 30 минут, с резиночками и небольшими весами – очень интересно. Летом она тоже даёт мне много упражнений.

Я и сам сейчас много знаю, сильно углубился в изучение тела, мышц и строения человека. Просто зафанател этим. Я и раньше придерживался здорового образа жизни, но теперь решил досконально изучить своё тело, как оно работает. И жена мне что-то даёт, какие-то упражнения, если я прошу её подсказать. Бывает, она идёт на тренировку и просит подсказать некоторые упражнения, которые она собирается дать клиенту. В этом плане у нас идиллия – спортивная семья.


«У КАЖДОГО СВОЙ ПУТЬ В ХОККЕЕ И ЖИЗНИ, НЕТ СМЫСЛА ОРИЕНТИРОВАТЬСЯ НА ДРУГИХ»

– Уфимский вратарь Даниил Тарасов решил уехать в НХЛ. У вас не было мыслей попробовать себя за океаном?

– Сейчас мне нужно здесь получить игровое время, развить себя максимально. Такие долгосрочные цели тоже надо ставить, но идти к ним постепенно.

– Но вот Павел Шен уехал как раз за игровой практикой...

– У каждого свой путь, на других людей и хоккеистов нет смысла ориентироваться. Кто вообще знал, какой путь будет у Георгиева? Ни у кого такого пути из российских вратарей, мне кажется, в принципе не было. Он из «Химика» воскресенского, ему в МХЛ не давали играть, потому что, как у нас любят, ставили вратарей по верхней планке возраста. Он тоже уехал, через Европу пробился. Я говорю, у каждого свой путь. То, что Шен уехал – флаг ему в руки, пусть у него всё получится.

– Вы не задрафтованы в Америке. Это плюс или минус?

– Не задумывался, мне кажется, без разницы. Бобровского тоже в своё время не драфтовали.

– Можно самому выбирать клуб, за который хочешь играть. Например, Никита Гусев мог подождать сезон и поехать сразу в другой клуб, а не в «Вегас», которому оказался не нужен.

– Там всё так быстро может меняться. Вообще, хоккей такая штука, да и сама жизнь – сегодня всё плохо, чёрная полоса, а завтра всё может поменяться. Сегодня ты на дне, а завтра – наверху. Поэтому не надо отчаиваться, нужно думать позитивно, развивать себя и быть самому готовым к этим изменениям.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Андрей КАРЕЕВ
Дата рождения:
19 ноября 1994 года
Место рождения:
Новокузнецк 
Карьера:
«Металлург» (Новокузнецк) – 2012 - 2017; «Кузнецкие Медведи» (Новокузнецк) – 2012 - 2015; «Нефтехимик» (Нижнекамск) – 2016/17; «Салават Юлаев» (Уфа) – с сезона 2017/18.
В КХЛ сыграл 126 матчей, пропустил 270 шайб, отразив 3237 бросков. Средний показатель отражённых бросков 92,3, коэффициент надёжности 2,59.
В сезоне 2018/19 принял участие в 17 матчах.

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть