Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Хоккей

Альберт Яруллин читает намаз пять раз в день, ведёт бизнес с Гариповым и не любит инстаграм

Большое интервью с воспитанником «Ак Барса».

Удивительно, но Альберт Яруллин в «Ак Барсе» уже 20 лет. Он родился на Жилплощадке, в одном из самых проблемных районов Казани, закончил первую спортивную школу на Булаке и в пять лет попал в школу казанского клуба.

Затем был вызван в юниорскую сборную России, сыграл на молодежном чемпионате мира и завоевал Кубок Гагарина-2018. При Зинэтуле Билялетдинове, а теперь и при Дмитрии Кваратальнове 26-летний хоккеист – ключевой защитник казанской команды.

Альберт старается развиваться и за пределами площадки. Несколько лет назад глубоко ушёл в ислам: он считает, что не только тело спортсмена требует работы над собой, но и душа. Завёл инстаграм – ему это не особо нравится, но понимает, что это нужно для болельщиков. И недавно открыл бизнес в Казани вместе с партнером по команде Эмилем Гариповым. 

Обо всем этом мы спросили Яруллина в интервью, а он подробно ответил.

Альберт Яруллин / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


БИЛЯЛЕТДИНОВ, СЕМЕЙНАЯ АТМОСФЕРА

– Альберт, вы заиграли в «Ак Барсе» при Зинэтуле Билялетдинове, который летом покинул команду. Чему он вас научил?

– Я ему очень благодарен. Он грамотно подводил ко всему: где-то мог приземлить,  убрать с игры из-за ошибки, а где-то, наоборот, подбодрить.

– Он объяснял из-за чего убирал из состава?

– Конечно. Мне было приятно с ним работать. О чём вообще говорить, если при нём я попал в первую команду и до сих пор играю здесь.

– С журналистами Билялетдинов был всегда сдержанным, а каким был с командой?

– Не скажу, что он был жёстким, каким-то советским солдатом, который никогда не гнётся. Он мог и пошутить, и подколоть. Бывало вся команда сидит – он подойдёт к кому-нибудь, пошутит. У нас семейная атмосфера была в команде. Да, он строгий и требовательный, но, на мой взгляд, так и должно быть.

– Рассказывают, что он много индивидуально работал с защитниками, потому что сам играл на этой позиции...

– Он очень много подсказывал. В плане катания и выбора позиции много объяснял. Он всегда говорил: «Я вам помогу и подскажу, но на льду только вы принимаете решения». Очень много полезного мне дал.

– Например?

– Он говорил, что защитник всегда должен контролировать ситуацию, так как находится на последнем рубеже и его ошибки ключевые. Таким образом, тренер пытался научить нас ответственности.

Зинэтула Билялетдинов / фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


НХЛ, АМЕРИКАНСКАЯ МЕЧТА

– Прошлым летом вы продлили контракт с «Ак Барсом», хотя были разговоры про НХЛ. Насколько этот вариант был реален?

– В планах у меня не было отъезда в НХЛ. В приоритете была Казань. Понятно, что НХЛ – мечта, хочется попробовать себя там. Но нужно понимать, что либо ты едешь туда просто так, посмотреть, получится или нет, либо с конкретной целью и на конкретное место. Я сторонник второго варианта.

– В следующем году у вас закончится контракт. Будете думать над отъездом за океан?

– Не знаю, об этом пока даже не думал. Вопрос в том, будет внятное предложение или нет. Если скажут: «Приезжай, а мы подумаем», я не поеду. Просто так рвануть туда за американской мечтой я не готов.

 Сейчас модно уехать, вернуться и выбить себе жирный контракт в КХЛ...

– Это точно не мой вариант. Да, это лучшая лига – спорить с этим нет смысла. Но если ехать туда, то с полным пониманием своей роли. Какой смысл съездить и сразу вернуться, если не получится?

– Почему все говорят, что НХЛ – лучшая лига мира?

– Во-первых, общий уровень организации вокруг хоккея там на другом уровне. Там это бизнес. Для нас, игроков, хоккей – это всё, но мы должны понимать, что играем для болельщиков. Нужно делать всё, чтобы хоккей доставлял удовольствие людям. В НХЛ это понимают и делают.

– «Ак Барс» тоже старается делать...

– Да, это заметно. Я считаю, что это правильно. Мы должны быть открытыми.

Фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


– А если говорить чисто о хоккее, почему НХЛ – лучшая?

– За счёт огромной конкуренции. Сам уровень хоккея там на другом уровне.

– В России хоккей проще?

– У нас много уникальных и талантливых игроков. Да, они уезжают, но это другой вопрос. В целом я не могу сказать, что в КХЛ хоккей слабый или простой. Можно развиваться, играя в России.

– Ваши друзья Ярослав Дыбленко и Никита Нестеров съездили в НХЛ и вернулись. Что они вам рассказывали?

– Их как раз впечатлила там организация вокруг команды: в раздевалке всё чётко и по своим местам, учитывается любая мелочь. Там есть всё – тебе нужно лишь играть.

В «Ак Барсе» не так?

– Нет, в Казани тоже так, но я в говорю в целом. У нас лига тоже не стоит на месте. Например, площадки везде уменьшаются – это приводит к зрелищности хоккея. Но до НХЛ нам всё равно пока далеко. Там «Сент-Луис», который шел на последнем месте, выиграл Кубок Стэнли. У нас такое тяжело представить.

«АК БАРС», ЛИДЕРСКАЯ РОЛЬ

– В Казани у вас друзья, семья и близкие. Нет ощущения, что вы в теплой ванне?

– Нет, у меня это всё идёт от головы. Ты должен ценить, что у тебя есть сейчас.

– Как это понимать?

– Во многом такие вещи идут от воспитания – мне родители всегда говорили, что нужно ценить, что у тебя есть сейчас.

– Был хотя бы раз момент в жизни, когда голова пошла кругом от успеха?

– Нет, у меня всё время рядом папа и мама, которые в случае чего приземлят. Каждый день я с ними на звонке, раз в два-три дня мы с ними встречаемся.

– В какой-то момент вы заявили о себе – стали стабильно играть в «Ак Барсе». От вас ждали следующего шага вперёд, но вы, как казалось остальным, не прогрессировали. Что думаете об этом?

– Если вы думаете, что я расслабился – точно нет. Я пришёл молодым в такую большую команду: как я мог расслабится? Да и тренерский штаб быстро бы приземлил.. Просто получилось так, что кто-то в голове у себя придумал, что Яруллин должен быть каким-то другим. Но это ведь не значит, что именно так и должно быть.

Фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


Есть объективный показатель – вы ни разу не играли на чемпионате мира, хотя всегда считались одним из лучших молодых защитников КХЛ...

– Я стараюсь, работаю. Видимо, пока меня не видят в составе.

– У вас сейчас идеальный момент в карьере: вы – один из самых опытных защитников команды, у вас большое игровое время и место в большинстве. Готовы к ключевой роли в команде?

– Конечно. Любой игрок должен стремится к этому. В первую очередь, не для себя, а для того, чтобы помогать команде. Если, вдруг, вместо меня выпустят кого-то другого в большинстве, я никогда косо не посмотрю. Главное – команда.

– Возможно ли себя подготовить к роли лидера?

– К этому никак не подготовишь себя – либо есть, либо нет. Я не боюсь ответственности: если я понимаю, что могу помочь – обязательно помогу.

РЕЛИГИЯ

– С мая по июнь держали пост в священный месяц Рамадан. Расскажите, для чего это нужно?

– Для меня как для верующего человека это одна из основных обязанностей. Всевышний открыл мне сердце к религии. Как наше тело требует физических нагрузок, чтобы держать себя в хорошей форме, так и наша душа требует работы над собой. Ты должен духовно делать себя лучше.

– Как конкретно религия помогает вам?

– Раньше я сильно загонялся и переживал, когда случались проблемы. Поедал себя изнутри, ничего хорошего в этом не было. Теперь я по-другому смотрю на такие вещи. Если случилась проблема – не нужно закрывать глаза и паниковать: нужно принять её. В общем я просто стал спокойнее относится к проблемам или каким-то неприятностям. 

Публикация от Саляхов Алмаз Табрисович (@almaz_023_)

– Я знаю, что вы пять раз в день читаете намаз. Насколько тяжело это делать во время сборов или выездных матчей?

– Религия устроена так, чтобы не усложнять жизнь человеку. Например, путнику можно соединить несколько намазов, вместо пяти раз в день совершить три: полуденный и послеполуденный, вечерний и ночной можно соединить. Никаких проблем с этим у меня нет. А какие проблемы? Можно в самолете прочитать намаз, во многих аэропортах молельные комнаты есть. В Шереметьево, например, нет, но там можно отойти в сторону и прочитать намаз. Сейчас посторонние к этому нормально относятся, никто не стоит и не смотрит на тебя.

– Как в команде относятся к этому?

– Нормально. Это личное дело каждого. Я же во время игры не ухожу на намаз. Есть время – я его распределяю.

– Сейчас часто стали говорить, что ислам – модная религия. Как вы на это реагируете?

– Честно говоря, не слышал о таком. В моём окружении все люди глубоко верующие, и это точно не мода. А в чем мода? Пост ураза? Мы же не знаем, с какими намерениями люди держат пост. Может, искренне. Да, потом они возвращаются в клубы, пьют алкоголь. Это на их совести, может, у них есть порочные страсти, от которых они не могут отказаться. Есть люди, которые говорят, что лучше ничего не делать, чем что-то. А я считаю, что лучше хотя бы что-то делать.

– Вы никого не осуждаете?

– Нет, а кто я такой?

– Ещё ислам критикуют за притеснение женского пола в арабских странах.

– В чём притеснение? В том, что они ходят полностью закрытыми? Так и не нужно напоказ всё делать, если есть муж – пусть только он и видит это. Ислам – он один, просто некоторые воспринимают и толкуют его по-разному. Если у меня будет жена, я хотел бы, чтобы она ходила в платке, уделяла время детям.

– Вы с Эмилем Гариповым каждый год ездите в Мекку. Объясните, что это вам дает?

– Это называется паломничество. Когда ты приезжаешь туда, тебя это приземляет. Ты понимаешь, что все люди равны. Меня это сильно перезагружает: ты ни о чем не думаешь, ходишь, молишься и общаешься с братьями.

– Что больше всего вас удивило, когда вы впервые приехали туда?

– Во-первых, большое количество людей. Во-вторых, тишина во время молитвы. Ну и, Кааба (мусульманская святыня – ред.), конечно. Не могу описать ощущения, когда я впервые её увидел. До сих пор слов нет. По возможности мы каждый год будем туда ездить. Этот отдых намного приятнее, чем просто лежать на пляже. Это даже не отдых, а душевное спокойствие. Время проходит – и ты скучаешь по этому месту.

ВЕС, КАТАНИЕ, БРОСОК

Визуально после этого лета вы стали больше и мощнее. Меняли как-то подготовку?

– Подготовку не поменял. Обычно летом я езжу к тренеру и много работаю над катанием. Опять же, всему этому должны были учить в детстве. Но этого не было, поэтому сейчас я пытаюсь восполнить пробелы.

Уже много лет вес я стараюсь держать один и тот же – 95 - 96 килограммов. До чемпионского сезона мог весить 92 - 93, но потом все равно приходил к 95 килограммам.

Фото: Ильнар Тухбатов, официальный сайт Ак Барса


– Вам комфортно в этом весе?

– Помню, несколько лет назад похудел до 87 килограммов. Да, было легче в плане катания, но в силовой борьбе было тяжело, сильно уступал габаритным нападающим. Меня продавливали. Пока меня устраивает мой вес, если в будущем будет не комфортно, я скину. Проблем нет.

Защитнику для борьбы не хватает даже 85-ти килограммов?

– Лично мне не хватало, насчёт других не знаю. Возможно, я просто не привык к тому весу, мне нужно было время, чтобы адаптироваться. Но во время адаптации я бы проигрывал борьбу на льду.

– Популярное мнение: если в детстве не научили правильно кататься, то в будущем это никак не изменишь...

– В плане техники – да, категорически ничего не изменишь. Но над какими-то нюансами, внешними и внутренними ребрами можно поработать. Например, как не терять скорость на переходах: кто-то подпрыгивает и теряет скорость, другие, наоборот, садятся ниже. Вот, например, посмотрите, как Володя Ткачёв в последние сезоны добавил в катании. Он начал уделять этому внимание, ему помогло. Даже элементарно: если ты стал ниже садиться на виражах, твоя скорость не уменьшается. Посмотрите, какое шикарное катание у Коннора Макдэвида. Он заходит на вираж практически лежа.


– Над чем ещё работаете, помимо того как выходить с виража?

– Над теми моментами, которые поддерживают в тонусе во время сезона. Отрабатываем так, чтобы это оставалось в подсознании. Понятно, что во время игры у тебя нет времени подумать, как правильно зайти в вираж, на каком ребре это сделать. Поэтому важно, чтобы это оставалось в подсознании, в мышечной памяти.

Ваше катание поменялось за последние годы?

– Мне кажется, со стороны это виднее. Но в целом я вижу, что некоторые моменты мне пошли на пользу. Стараюсь работать над банальными мелочами. Этим летом много смотрел видео, как защитники в НХЛ работают на синей линии. У нас по-другому: у защитника на синей линии всё тело крутится, а в НХЛ крутятся ноги или руки, а туловище всегда смотрит в сторону ворот. По сути - это элементарные вещи, но раньше об этом не задумывались, нам не говорили.

– Почему вы решили обращать на это внимание, смотреть видео?

– Это общее развитие, осведомленность. В этом, наверное, и заключается опыт.

– На какие ещё моменты обращаете внимание?

– На бросок. Раньше я думал, что главное – сильно бросить. Лупануть и всё: в подсознании всегда думал, что если сильнее брошу, значит, мой бросок прошьет вратаря. Но это же не так. Посмотрите, в НХЛ защитники сильно не бросают, даже те ребята, которые оттуда приезжают к нам, тоже не бросают изо всех сил. Я сейчас понял, что главное бросить точно или верхом. Если вратарь видит твой бросок – неважно, насколько сильно ты бросишь – он его поймает. А если не видит – не поймает.

– Тяжело контролировать силу броска во время игры?

– Основная суть в том, чтобы шайба всегда доходила до ворот. Желательно, чтобы неудобно для вратаря. Я сейчас стараюсь меньше тратить времени на замах и щелчок, лучше метну шайбу с кистей. Это намного быстрее. Пока замахнешься – много времени пройдет, вратарь тебя увидит. Сейчас всё зависит от скорости, точности и быстроты.

Фото: Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


БЕГ, ТРЕНИРОВКИ

– В «Ак Барсе» сменился главный тренер. Как поменялась летняя предсезонная подготовка?

– Новый тренер – новая система и видение хоккея. Что-то поменялось, но смысл остался тот же – мы тренируемся, чтобы побеждать.

– Летом было работать легче или тяжелее?

– Не скажу, что легче или тяжелее. Просто она немного поменялась. У нового главного тренера своё видение. Честно говоря, я стараюсь на это не обращать внимания. Стараюсь работать, делать всё, что от меня требуют. Нельзя сказать, что где-то легче, а где-то тяжелее. Сборы – это время, когда ты выходишь из зоны комфорта.

– Пропали кроссы. Это ведь существенное изменение...

– Беговых упражнений действительно стало меньше. В предыдущие годы мы много бегали. Не знаю, будь я тренером, какая подготовка была бы у нас. Нам дают подготовку – мы её выполняем. 

– Сейчас есть два мнения: одни говорят, что хоккеистам нужно бегать кроссы, другие, что этого ни в коем случае делать нельзя. Вы как считаете?

– Лично мне некомфортно бегать, особенно если это короткие отрезки. Но тут нужно индивидуально смотреть: например, взять Александра Свитова – с его габаритами при беге будет огромная нагрузка на колени и спину. В то же время бег здорово помогает восстанавливаться функционально, а ещё выносливость тренирует.

фото: Ильнар Тухбатов, официальный сайт Ак Барса


– Во время индивидуальной подготовки к сезону вы бегаете?

– Я больше уделяю внимания подготовке на льду. На земле у меня в основном только заминка. Опять же, тут всё индивидуально и кому как комфортно: кто-то после тренировки пойдет велосипед крутить, кто-то выберет бег или скакалку.

– Многим банально не объясняют правильную технику бега...

– Да, этому никогда не учили. Мне кажется, если ты приходишь в основную команду, должен быть обучен этим моментам. Тебя могут обучить тактике или другим игровым моментам, но как правильно бегать, клюшку держать или кататься – этому должны обучать в детском хоккее.

– Но ведь не обучают...

Значит, нужно что-то менять в нашей подготовке. Меня тоже никогда этому не учили. Раньше всё было так: говорили идти заниматься в зале – ты шёл и делал. Жим, присед – никто не обращал внимание на технику выполнения. Сейчас я лучше возьму вес меньше, но сделаю технически правильно.

ИНСТАГРАМ, ОДЕЖДА, БИЗНЕС

– Вы давно создали инстаграм, но только сейчас начали активно им пользоваться. Почему?

– Нужно понять – для чего он нужен. Если просто сидеть, то он забирает много времени. Я думаю, он нужен для популяризации моего дела. Используя его так, меньше времени проводишь в нем: закинул что-нибудь, написал пост и вышел. Это намного проще, чем следить за кем-то, просматривать фотографии.

– В первую очередь инстаграм – для ваших болельщиков?

– Да, но всем не угодишь. Мне иногда пишут, что у меня тупые шутки (улыбается). Сейчас инстаграм – главная медиа-платформа. Для развития личности, своего дела – это очень полезная вещь. Брат мне всё время говорил, чтобы я активнее вел инстаграм. А я не понимал, для чего? Ходить, фотографировать еду? У меня такое понимание было.

Публикация от Yarullin Albert (@yaru33)

– Сейчас инстаграмы звёзд ведут специально обученные люди. К вам такие не обращались?

– Нет, я всё сам пишу. Постоянно мне указывают, что я с ошибками пишу, запятую не там поставлю. Мне говорили – отдай, если не хочешь сам вести. Но для меня такое неприемлемо: если мой инстаграм, значит, всё должно идти от меня. Я должен нести ответственность за всё, что там происходит. Если серьёзно, то инстаграм не должен мешать твоему основному делу. На первом месте – хоккей.

– Не переживаете, что у вас подписчиков меньше, чем у Гарипова?

– Нет, а что такого? Эмиль в целом по Татарстану популярная личность, а я – менее. Ничего такого в этом нет.

– Вы сами решили, что он популярнее вас?

– Подписчики в инстаграме – доказательство, хотя он там вообще ничего не пишет почти. Я его все время подкалываю, говорю, что он и Салават (Салават Фатхутдинов – татарский певец – ред.) – самые популярные люди Татарстана. Иногда к нам подходят, просят сфотографировать с Эмилем. Но я не обижаюсь, честно.

Альберт Яруллин  (слева)и Эмиль Гарипов / фото: Ильнар Тухбатов, официальный сайт Ак Барса


– В последнее время вас часто можно увидеть в одежде с надписью «Алга». Объясните, что это за бренд?

– Как-то с Эмилем разговаривали, я сказал, что круто было бы создать свою линию одежды. И в этот момент мы познакомились с ребятами, которые делают одежду «Алга». Понравилась идея – популяризация нашего национального. Ко мне сейчас подходят, спрашивают «А что такое «Алга»?» В Казахстане ко мне подходили, спрашивали, где такую одежду взять. Мы с ребятами общаемся, видим, как они горят этой идеей. Для них главное – сделать качество и продвинуть свой бренд, получить хорошую обратную связь.

– У вас есть доля в этом бизнесе?

– Нет, это просто наши друзья. Лично мне действительно нравится качество одежды. Я очень люблю спортивные костюмы Nike или аdidas, но они сильно растягиваются в коленках, когда часто летаешь в самолетах. У «Алга» такой проблемы нет, а цена такая же.

– Вы покупаете у них одежду или вам отдают бесплатно как амбассадору?

– Нет уж. Есть люди, которые просят скидку, а мне зачем? У меня есть достаток, я могу себе позволить. Ребята работают, они же должны получать свою выгоду. Конечно, есть люди нуждающиеся – лучшем им отдать или сделать скидку. А мне не надо.

Фото: Ильнар Тухбатов, официальный сайт Ак Барса


– Недавно в Казани открылся барбершоп Sakal. Известно, что это место принадлежит вам с Гариповым...

– Да, мы посодействовали в открытии барбершопа. 

– Вы вкладывали в него свои средства?

– Посодействовали, наш интерес в этом бизнесе есть. Главное условие было, чтобы нас особо не втягивали во все эти бизнес-дела, бумаги и так далее. Это сильно отвлекает от хоккея. В основном этим занимаются наши с Эмилем братья – мой родной и двоюродный Эмиля. Они полностью вникают в дела, переживают, мы им полностью доверяем.

– Как вообще пришла идея открыть бизнес?

– Хоккейная карьера не всегда будет, нужно что-то думать на будущее. Решили открыть такой бизнес, попробовать.

– Барбершопов в Казани сейчас много...

– Не попробуешь – не узнаешь. На начальной стадии, когда мы только обдумывали проект, хотели, чтобы наш барбершоп чем-то отличался от других. В чём главная проблема других барбершопов? Нет бесплатных парковок, а у нас есть. У нас не обязательно записываться к определенному времени: вы можете просто прийти и, если что, подождать пока мастер освободится. В это время вы можете попить бесплатно чай, поиграть на игровой приставке. В первую очередь, мы хотели создать дружескую атмосферу. Плюс у нас есть комната для молитвы – в других местах я такого не видел.

Публикация от Сакал Барбершоп Казань (@sakal_barbershop)

Многим кажется, что у вас высокий ценник на стрижку. В районе 1200 рублей...

– Это тоже такой стериотип пошел, что Sakal – для своих, что-то премиальное. А вы зайдите в другие барбершопы Казани: в Chop Chop одна только стрижка 1500 рублей стоит, Top Gun и Old Boy – также. Я сам раньше там стригся, поэтому хорошо знаю цены. Мы же цены не с неба взяли, изучали рынок, ничего искусственно не завышали. Мы могли бы сделать ценник ниже, но тогда мы к нам не пошли работать мастера.

– Проект стартовал так, как вы ожидали?

– Да. Спрос есть, но хотелось бы большего.

– Дорогой бизнес получился на выходе?

– Цифры не готов назвать. Получилось так, как мы ожидали на начальном этапе. Тем более нужно понимать, что любой хороший и качественный бизнес требует вложений. Мы хотели сделать именно качественно, а не тяп-ляп. 

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть