Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Футбол

Тренер «Урала» меняет вратарскую подготовку: очки с мерцанием, стажировки в Германии, семинары для РПЛ

Футбол перешёл в век высоких технологий, мы отстаём.

Андрей Шпилев – один из немногих в РПЛ не боится использовать в тренировках новые технологии.

С его подачи в «Урале» появились специальные очки, которые замедляют восприятие движения мяча через мерцание, необычные манекены с ручками, которые создают ситуацию толкотни в штрафной, и самое интересное – немецкое программное обеспечение, которое анализирует данные и подсказывает, какие слабые стороны есть у вратарей и как их исправить.

Всё это тренер подсмотрел во время своих стажировок в Германии, а теперь он охотно делится знаниями со своими коллегами из РПЛ. Специалист считает, что европейский футбол ушёл в век высоких технологий, а в России пока это не могут принять. Недавно Шпилев организовал конференцию, куда съехались специалисты со всей страны, а также представители структуры немецкого клуба «Шальке-04».

Из его интервью «БИЗНЕС Online» вы узнаете:

  • нельзя слепо верить статистике;
  • современные вратари стали бегать в два раза больше;
  • зачем Шпилев следит за российскими эмигрантами в Германии;
  • как натренировать глаза вратаря;
  • закрытость немецких тренеров – на самом деле стереотип;
  • Шпилев считает, что он «тренер-старший брат».
Андрей Шпилев / фото: Алексей Белкин, БИЗНЕС Online


«ПРОПУЩЕННЫЕ МЯЧИ – НЕ ВСЕГДА ВИНА ВРАТАРЕЙ»

Андрей, прошло девять туров в РПЛ. «Урал» пропустил уже 19 голов – больше всех в чемпионате. У вас есть понимание, почему?

– Если говорить об этом сезоне, то я соглашусь, что процент надёжности Ярослава (Годзюра, вратаря «Урала» – ред.) упал. Мы и пропустили немало. Были голы из разряда, где Годзюр мог сыграть лучше и выручить нас. Поэтому на игру со «Спартаком» мы решили дать ему передохнуть и дали шанс Олегу Баклову.

Тренер «Урала» разобрал матч со «Спартаком»: Максименко прогрессирует, ставка на Баклова сработала

В анализе игры наших вратарей мне помогает немецкое программное обеспечение Goalkeeping Development, которую мне посоветовали коллеги из «Хоффенхайма». После официальных матчей мы вносим все цифры в систему, добавляем туда данные с игры: общее количество ударов по воротам, число отраженных ударов и оценка за матч (субъективно, на взгляд тренера). Тут важно верно вносить данные в программу, чтобы в будущем она помогла не совершать подобных ошибок снова.

Программа высчитывает, в каких ситуациях ошибается наш вратарь и как он проводит тренировки. Благодаря ей я вижу полный анализ в цифрах, у нас есть понимание, есть ли какая-то закономерность в пропущенных мячах. Уже перед следующей тренировкой она даёт нам свои рекомендации и подсказывает, что нужно делать, чтобы в будущем вратарь не пропускал в таких ситуациях. Но пропущенные мячи – это не всегда вина вратарей.

По нашим данным, в прошлом сезона у Годзюра была лучшая оценка за всё время. Он попал в тройку лучших голкиперов РПЛ по отраженным мячам. В том сезоне по нашим воротам нанесли 158 ударов. Из них он отразил 108. Получаем процент надёжности – 75. Это очень хорошо. Такое большое количество ударов по нашим воротам говорит, что у нас не всё в порядке в организации игры в обороне. Поэтому наш тренерский штаб сейчас делает упор в этом направлении.

Данные, которые предоставляет программа, не могут соврать и ввезти в заблуждение?

– К цифрам я отношусь не как основным показателям. Больше я доверяю своему визуальным ощущениям. Цифры помогают лишь увидеть какую-то закономерность. Прошёл месяц – зашёл, посмотрел, сравнил. Когда видишь из десяти пропущенных – восемь одинаковых, то выстраивается работа по устранению причины этих голов. Ввезти в заблуждение компьютер, конечно, может. Тут нужно уметь работать с цифрами и управлять тем анализом, который даёт программа.

Нет такого, что можно взять тренера с улицы, дать ему программу, и всё будет хорошо. Это очень большой труд. Нужно вникать в особенности, понимать программу и правильно распоряжаться показателями.

«Урал» тренирует вратарей по немецкой компьютерной программе

Разделяет ли вашу позицию по вратарям Дмитрий Парфёнов? Кто в «Урале» решает какой вратарь выйдет с первых минут?

– Важно, чтобы весь тренерский коллектив работал в одном направлении. Что касается нас, то я спокойно отношусь, если тренер, получив от меня информацию по вратарям, остаётся при своём мнении. У него тоже есть чувство, своё видение. К тому же за конечный результат отвечает он. Роль помощника – сообщить, сказать, донести информацию и помочь сделать выбор. Каждый тренер – это прежде всего человек. У него свой характер, свои убеждения. В любом случае, я подержу главного тренера и постараюсь сделаю так, чтобы «Урал» получил положительный результат.

Что-то ещё используете для тренировок?

– Благодаря системе Catapult у меня есть все данные, в какую сторону совершал падения вратарь, сколько он пробежал, насколько быстро он поднялся после падения. После какой минуты начинается спад, когда подъём и так далее. Если всё это даёт информацию, почему от этого отказываться? Я к этому отношусь так.

Кроме этого, наши вратари тренируются со стробоскопическими очками. Я долго изучал их функцию, на что они нацелены. Их можно просто надеть и проводить тренировки. У вратаря очень важна работа глаз. Например, представим момент: прострел с фланга и удар. Глаза сперва видят мяч параллельно, потом после удара уже перпендикулярно. Тоже самое после полуфланговых передач. Траектория мяча постоянно преломляется. Потом нередко при большой кучности игроков мяч вылетает из под ноги или ты видишь только начало удара, но не видишь его траекторию. Вот как раз здесь очень важна работа глаз для вратаря. Очки на это нацелены. Они помогают концентрироваться на мяче, создавая эффект, при котором траектория мяча видна лишь прерывисто.

Допустим, при ударах с близкого расстояния, когда тебе нужно выбросить руку или ногу, и попасть координировано в центр мяча, чтобы он от руки отлетел в сторону, а не попал в ворота. Очки помогают это натренировать. 

Также мы работаем со специальными манекенами с ручками. Это идея одной итальянской фирмы.

Эти технологии есть только в «Урале»?

– После конференции ими заинтересовались в РФС, в высшей школе тренеров и в других наших клубах. Например, летом очки появились у вратарей «Зенита». У нас хорошие отношения с Юрием Жевновым. Я скидываю ему какие-то видеоматериалы. Чаще всего, интерес ко всему этому проявляют молодые тренеры. Ко мне на стажировку приезжал тренер из академии «Локомотива», был интерес со стороны «Краснодара», обращались от федерации футбола Казахстана.

Вы заранее обговариваете ход тренировок с Парфёновым?

– Конечно. Наш рабочий день не ограничивается двумя часами на поле. Мы собираемся за два часа до тренировки. Мы обсуждаем прошедшие матчи, анализируем различные данные, общаемся с докторами. Каждый из нас высказывается.

Да, у тренера есть структура микроцикла. И это нормально, если он добавляет или убирает какие-то упражнения. В соответствии с этим я строю ход тренировки голкиперов. Например, если сегодня будут проникающие передачи, я импровизирую и выстраиваю работу под них, несмотря на то, что у меня была запланирована тренировка направленная на скоростно-силовые качества.

Насколько часто приходится импровизировать? Правда, что у тренеров вратарей упражнения в течение месяца не повторяются?

– Все мои упражнения разные. Но самое главное, что в них практически один и тот же смысл. Все они на прямую связаны с игровой деятельностью. Перемещения, развороты, выбор позиции, корректность стойки – это всё такой своеобразный скелет, вокруг которого достаточно просто подбирать упражнения. Как раз это твоя импровизация, творчество, интеллект.


Тренер вратарей – это на 80 процентов психолог. Насколько часто вы общаетесь с вратарями?

– Я считаю, что у любому тренеру (не только вратарей) должны быть присуще три основные качества:

  1. тренер – педагог. Тут всё понятно, ты их чему-то учишь;
  2. тренер – профессионал. То есть хорошо знающий своё дело;
  3. тренер – психолог. Спортсмены – это люди. У них бывают и взлёты и падения.

Футбол – командный вид спорта. Но эта команда составлена из личностей. Очень важно с каждым из людей найти общий язык. Кого-то нужно подбодрить, на кого-то прикрикнуть. Очень важно знать типы характеров своих подопечных. Лично я работаю в этом направлении. Не скажу, что прям глубоко изучаю, но люблю читать различные интервью, различные книги о психологии и спортивной психологии.

Как поддерживаете Годзюра после ошибок? И всегда ли стоит говорить с вратарями после их фейлов?

– Чем мне нравится психология? Это не математика. Тут нет формулы, что вратарь ошибся – ему нужно об этом говорить, не ошибся – похвалить. Нет. Ты как тренер чувствуешь его состояние, его настроение. Есть такое понятие – эмпатия, то есть умение чувствовать эмоции других. Иногда нужно подойти что-то сказать, сделать это в определённом тоне и с определённой мимикой. Когда-то мы делаем индивидуальный разбор ошибок, когда-то групповой. Это тоже важный фактор.

Александр Селихов / Сергей Елагин, БИЗНЕС Online


Зимой ходили слухи, что в «Урал» может перейти Сослан Джанаев. Летом СМИ писали про интерес к Александру Селихову из «Спартака». Вы действительно делали им предложения?

– Мы просматриваем всех вратарей премьер-лиги, ФНЛ, ПФЛ. Следим за кем-то из Европы. Например, у меня есть данные по ребятам, чьи родители эмигрировали в Германию. Сейчас дети подрастают. Им по 15-16 лет. Я слежу за ними по мере возможности. То есть работа ведётся постоянно. Но мы должны понимать, что мы не должны делать каких-то резких движений. На мой взгляд, у нас сейчас очень логичная и понятная команда вратарей. Есть опытный Годзюр. У него хороший возраст – 33 года. Исходя из его физиологии, я вижу, что он может играть на высоком уровне ещё несколько сезонов. Есть 24-летний Баклов – хороший вратарь с прекрасными антропометрическими данными. При этом, он ловкий. И есть 19-летний молодой вратарь Владислав Полетаев.

Но время от времени в СМИ появляются какие-то сообщения. Это нормы жизни профессионального футбола. Есть агенты, есть заинтересованные люди, которые вбрасывают различную информацию. Я уважительно отношусь к Джанаеву и Селихову. Но возможность их подписания мы не рассматривали, это были лишь слухи. Ни наш селекционный отдел, ни руководители клуба ко мне по этим игрокам не обращались.

За мальчишками в Германии следите только вы? У «Урала» есть свой селекционер по вратарям или это тоже входит в ваши обязанности?

– Отдельного такого специалиста нет. «Урал» ограничен в финансовом плане. Поэтому этим занимаюсь я. Общаюсь с различными агентами и специалистами, которые могут дать информацию по вратарям, сравниваю её со своими впечатлениями. Когда какой-то вариант появляется, то я сообщаю селекционной службе и тогда уже они работают.

Сколько времени нужно, чтобы понять реальный уровень вратаря?

– Тут нет чёткого ответа. Игрокам свойственны перепады настроения, игрового тонуса. Всё зависит от конкретной личности, возраста и так далее.

Что самое главное для современного вратаря сегодня?

– Разносторонняя развитость. Смотря на игры европейских вратарей, я вижу, что в российском чемпионате мало, кто так играет. Современный футбол – в европейских лигах, особенно в топ-5. Там вратарь при контроле мяча играет практически как защитник. Он занимает высокую позицию, прекрасно владеет мячом. Через него строится начало атаки. При обороне площади ворот, я вижу, что голкипер занимает промежуточную позицию. Он будет более функционален. Понятно, что при этом он должен иметь отличную физическую готовность и быть готовым к объёмным перемещениям. Если раньше дистанция, которую пробегал вратарь была 2-3 км, то сейчас она вырастает до 5-7. Сейчас вратарь постоянно должен открываться под передачи, высоко располагаться за линией штрафной, чтобы страховать оборону. Тут функциональность и ментальность выходят на первый план.

«ФУТБОЛ В ЕВРОПЕ УШЁЛ В ВЕК СОВРЕМЕННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ»

Вы часто ездите в Германию на стажировки и разного типа встреч. Почему выбрали эту страну, а не Италию, Испанию или Англию?

– Мне нравится их выстроенная система, где ни один талантливый паренёк не пропадёт. Я знаю, как у них выстроены спортивные лагеря, где просматривают всех ребят. Уже потом их куда-то направляют, исходя из их возможностей. Они изучают генетику, определяют через неё позицию на поле и так далее. Весь этот подход в целом очень мне импонирует. К тому же вся лига – это буря зрелищности и непередаваемая атмосфера.

Я не скажу, что мне не нравится АПЛ, Ла Лига или Серия А. Например, этой зимой я ездил в Голландию – в «Витесс» и «Эммен». Следующим моим направлением будет Бельгия. Уже потом, возможно, будут Италия и Испания. То есть я начал ездить всего полтора года назад. И иду в пошаговом направлении.

Что касается РПЛ, то я прекрасно общаюсь с коллегами, знаком с методами их работы, вижу игры их подопечных. Я считаю, что если хочешь узнать что-то новое, то надо ехать в Европу.

Как проходят семинары бундеслиги?

– Этим летом мне посчастливилось побывать на одном из них. Он был для тренеров вратарей бундеслиги, чемпионата Австрии и чемпионата Швейцарии. Мне очень понравилось. Около часа мы провели в конференц-зале, где тренер вратарей «Вольфсбурга» показывал свою презентацию, делился своей философией и методами работы. Затем мы вышли на поле и провели практическую часть с юными вратарями. Затем был анализ, обед и во второй половине дня выступали тренеры из «Хоффенхайма». Все с интересом смотрели за тем, как выстроен тренинг в академии клуба. Была довольно праздничная атмосфера, были представители из различных спортивных организаций и спонсоры бундеслиги.

Они поинтересовались у меня, есть ли в России какой-то сайт, где тренеры общаются и делятся своими мнениями. Я ответил, что у нас ведутся разговоры об его создании. Немцы посмотрели на меня такими удивлёнными глазами и сказали, что у них уже таких платформ около десяти. Уже после этого я решил завести инстаграм и размещать в фейсбуке информацию, которая связана с голкипенгом.

Фото: личный архив Андрея Шпилева


Как вам удалось попасть на такое мероприятие? Тренеры немецких клубов не закрытые люди?

– После стажировок я сохранил общение с немецкими тренерами вратарей. Они мне сообщают о различных семинарах, и когда у меня есть возможность, то я обязательно их посещаю. По отзывам я слышал, что немцы поговорят-поговорят и ничего не расскажут. На самом деле это не так, это стереотипы. Я познакомился с тренерами «Хоффенхайма» Михаэлем Рехнером и Юлианом Нагельсманом. Мы встретились в отеле в день игры, хотя у нас обычно говорят, что нужно быть сконцентрированным и собранным и такое вряд ли было бы возможно. Мы общались около двух часов, вместе позавтракали, они многое мне рассказали.

Тогда я понял, куда нам нужно развиваться. Футбол в Европе ушёл в век современных технологий. Они используют компьютеры, специальные очки, манекены с ручками, специальные мячи и так далее. А мы как будто боимся нового и говорим, что нас раньше тренировали так, было хорошо, зачем всё менять? Я не побоялся этого, стал изучать всё. Это было тяжело, со скрипом. Но когда ты видишь, что что-то получается, то испытываешь классные эмоции.

Я ни разу не видел каких-то закрытых тренеров. Да, есть часть тренировок, которые закрыты. Но вообще для них это норма, когда люди стоят по периметру поля и смотрят тренировку. Тренер вратарей «Вердера» мне показал вообще всё и вся, и скинул мне кучу теории, познакомил с главным тренером и с командой их вратарей Иржи Павленка и Лука Плогманном. Я со всеми поддерживаю связь.

То же самое было, когда я приехал в «Хоффенхайм». Мы пили кофе с основным вратарём Оливером Бауманном. Сейчас мы тоже списываемся с ним. Если уж мы говорили о новшествах, у них на базе я увидел рядом с тренировочным полем огромный экран. И их тренер забирается на вышку. В его руках планшет. И он смотрит тренировку сверху. В какой-то момент он останавливает тренировки и на планшете рисует корректировки. Он не кричит с вышки: «Ребят, вы не так сыграли» и не двигает игроков. Он делает это пальчиком на планшете и всё отображается на большом экране. Это интересно и создаёт эффект.

Теперь после всех поездок такую конференцию вы решили организовать сами?

– Да. Сейчас благодаря соцсетям многие увидели мои принципы работы и стали появляться знакомые, которые хотят приехать. Так, тренер вратарей академии «Шальке-04» связался со мной. Он ехал в Казахстан на переговоры с одним из клубов и изъявил желание приехать в Екатеринбург. Я с удовольствием принял его. Мы под эту тему организовали открытую конференцию для вратарей. Нас собралось больше 20-ти человек. Мы провели его по такому же сценарию, который был в Германии: теория и практика на поле. Люди с интересом следили, задавали вопросы.

В группе вратарей России в уотс ап один из уважаемых наших тренеров обиделся на меня, потому что я якобы украл идею проводить такие семинары у него. Вторая претензия была, что семинар был платный – он стоил три тысячи рублей. Мы никак не заработали, а сработали в ноль. Эти деньги ушли на оплату переводчика, фото и видео съемку, охрану, организацию обеда и кофе брейков. Ещё мы договорились, чтобы агроном нас впустил на основное поле нашего тренировочного центра позаниматься. Но потом коллеги в чате за меня вступились, за что им отдельное спасибо. Они высоко оценили мои старания. Я планирую, что подобные семинары будут проводиться два раза в год. Уже сейчас веду переговоры с одним из топ-тренеров, чтобы он приехал к нам.

«В «УРАЛЕ» БЫЛ ТОЛЬКО ОДИН ТРЕНЕР ГОЛКИПЕРОВ НА ВЕСЬ КЛУБ»

– С чего начинался ваш путь? Как так вышло, что вы стали тренером вратарей?

– Моя игровая карьера не получилась такой яркой. Хотя она начиналась очень многообещающе. Уже в 15 лет я попал в профессиональную команду «Горняк» (Свердловская область), в 16 – дебютировал. Мы выступали в первенстве КФК, я отстоял весь сезон. Мы выиграли кубок Урала, ездили играть в Москву на финальный турнир победителей зон. Потом я поступил учится в институт и в карьере была пауза. Раньше не было такого, что ты мог оставить учебу и удариться в спорт. Мне пришлось ходить на занятия. Был момент, когда я играл один сезон в мини-футболе за команду «Атриум-УПИ». Вскоре после удачного выступления в КФК меня заметили скауты различных команд. Мне стали поступать предложения от команд второй лиги.

В итоге я оказался в ростовском СКА, которым руководил Александр Тумасян. Помню, что он лично и вице-президент клуба приехали к нам в отель и сделали официальное предложение нашим тренерам. Тогда мне было 20 лет. В Ростове я провел три сезона, получил огромный опыт.

– Как оказались в «Урале»?

– Я всегда стремился вернуться в Екатеринбург. Мне поступило предложение от «Уралмаша» (потом он стал «Уралом»). Я приехал на просмотр. Понравился тренеру. Тогда команду возглавил наш нынешний президент Григорий Иванов. У нас была прекрасная вратарская бригада. Моим партнером был Андрей Сметанин. Мне было приятно работать с такой величиной. В детстве я следил за его игрой по телевизору. Он был олицетворением московского «Динамо», был капитаном команды. Мне посчастливилось побыть с ним в одной вратарской команде. Мы провели вместе два сезона.

Потом в «Урале» началась перестройка, была поставлена задача выйти на лидирующие позиции в первой лиге. И получилось так, что я попросился играть в другую команду и уехал играть в волгоградскую «Олимпию». Выходцем этого клуба был, например, Леонид Слуцкий. Там же в разное время поиграли Роман Адамов, Денис Колодин и другие известные игроки.

Андрей Шпилев / фото: Алексей Белкин, БИЗНЕС Online


Когда попали в «Урал» во второй раз?

– Спустя год в «Олимпии» я решил, что мне нужно что-то новое. Я вернулся в Екатеринбург и получил предложение стать тренером вратарей в академии «Урала». На тот момент у нас был только один тренер вратарей и работал он в главной команде. После тренировок или в выходной он шёл к юношам. Это было сложно, и тогда назначили меня. Это был 2007-й год. Я был единственным тренером голкиперов во всей академии. В день я проводил две - три тренировки. Приходилось ездить с одного конца города на другой. Но работа с молодыми мальчишками меня вдохновляла. Я видел, что им нравится тренироваться под моим руководством. Так я проработал в академии семь лет.

Кто-то из этих мальчишек стал профессиональным вратарем?

– Четверо ребят получили профессиональные контракты – Григорий Любимов (сейчас он тоже стал тренером, работает в нашей академии), Дмитрий Арапов (на контракте с «Уралом», этот сезон проводит в аренде за «Чайку» в ФНЛ), Андрей Тимофеев (провёл сезон за новокубанский «Биолог», сейчас играет в чемпионате Крыма). Четвертого воспитанника, Александра Шубина, я вообще нашёл в уличном футболе. Он сразу стал любимчиком Александра Тарханова. Этот вратарь отличался своей техничной игрой ногами. Сейчас он выступает за симферопольскую «Таврию».

Сейчас у нас есть новая плеяда, которые подошли к главной команде. Выделю Владислава Полетаева – нашего третьего вратаря. Он – основной вратарь сборной России U-20. Он стал лучшим вратарем турнира, где принимали участие Испания, Аргентина, Мавритания и Бахрейн. В «Урале-2» основной вратарь Алексей Мамин. Ещё есть Семён Морозов, которого мы пока отдали в аренду.

Я переживаю с ними все успехи и вместе с этим падания и ляпы. Но всё это перекрывается, когда твой воспитанник совершает такие важные шаги, как подписание контракта, дебютирует за нашу команду или другой профессиональный клуб. Говорят, что есть «тренер-отец», «тренер-лучший друг» и так далее. Всю свою жизнь я чувствовал себя «тренером-старший брат», который так скажем и по душам может поговорить и в какой-то момент дать подзатыльник, если это надо. У нас сохраняются теплые отношения с ребятами. Например, в один момент мне было очень приятно, когда один вратарь позвонил мне (не буду называть фамилию) и, немножко волнуясь, сказал, что он хочет совет не по футболу, а личного характера. Он встречался с девушкой. Описал мне ситуацию. И меня на самом деле это очень тронуло.


ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Андрей ШПИЛЁВ
Дата рождения: 3 апреля 1978 года
Место рождения: Кушва (Свердловская обл.) 
Карьера: «Горняк» (Кушва) (1993 - 1997), СКА (Ростов) (1999 - 2002), «Урал» (2003 - 2004, с 2007 года - тренер вратарей молодежных команд клуба, с 2014 года  в тренерском штабе основной команды).

Читайте также:

В «Спартаке» тренируются с овальными мячами. Они помогают улучшить реакцию вратарей

«Такие, как Игорь, рождаются раз в 100 лет». Он дал России Акинфеева

Виталий Кафанов: «Вратарь – это тот, кто после падений смог подняться»

В «Рубине» тренируют вратарей с помощью пушки. Удар получается лучше, чем у Роналду

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть