Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Баскетбол

«У вас все погружены в свои дела». Игрок УНИКСа удивлён Россией, любит кино про гангстеров и избегает соцсети

Интервью с Реймаром Морганом.

Американский форвард Реймар Морган выступает в УНИКСе с 2018-го года и за это время стал одним из лидеров команды. В Казани он оказался после семи лет пребывания в Германии, Израиле, Турции и Греции – и, что забавно, объединился  с защитником Эриком Макколлумом, с которым вместе вырос в маленьком городке Кантоне (штат Огайо), но никогда ранее не играл на профессиональном уровне.

В интервью «БИЗНЕС Online» Реймар рассказал, как соцсети убивают самооценку, почему людям нравятся фильмы про гангстеров, при помощи какой тактики он укладывает сына, находящегося в состоянии «ужасной двойки», и как относится к холодному нраву россиян, которые не здороваются на улицах.

Фото: Ксения Богданова, пресс-служба УНИКСа


«НЕ ХОЧУ ЗАВИСЕТЬ ОТ ТЕЛЕФОНА»

– Реймар, вы в Казани уже почти полтора года. Что вас удивило в городе за это время?

– Удивило, что у вас все погружены в свои дела. Это похоже на Нью-Йорк, где людей, с первого взгляда, заботит только одно – как добраться из точки А в точку Б самым быстрым способом. У меня есть задача, я должен её выполнить, не трогайте меня.

В России люди редко останавливаются на улицах, говорят друг другу: «Привет». Многих я вижу практически каждый день, но они всё равно не здороваются со мной. При этом я понимаю, что так они делают не из-за грубости – просто такие здесь порядки. Ты приветлив только с теми, кого очень хорошо знаешь.

– А есть ли места, где с этим по-другому?

– В Германии люди более открыты, в Израиле – тоже. Но в России у меня нет с этим никаких проблем. Это просто моё наблюдение. Я сам интроверт. Если ты не знаешь меня, а я тебя, нам необязательно искать поводов тепло пообщаться.

В целом у меня отличные впечатления о Казани. Город не слишком большой и не слишком маленький. У него есть достоинства мегаполиса, но нет недостатков.

– Семья с вами в России?

– Да, жена и сын. Ему два года. У нас это называется «ужасная двойка» – тот возраст, когда дети вообще ничего не слушают. Мы говорим ему что-нибудь – а он делает что хочет.

– Даёт вам спать ночью?

– Спит-то он хорошо. Вся проблема в том, чтобы уложить его спать. Ему нужно от 20-ти до 30-ти минут, чтобы просто понять – окей, пора спать.

– Сейчас родители успокаивают детей ютубом. Включают любимый мультик – и тишина.

– Мы тоже иногда применяем такой приём, но не в таких случаях. Ему просто нужно поплакать, устать и самому захотеть спать. Всё, что остаётся, – ждать и надеется на лучшее (смеётся).

– А какие мультики смотрит ваш сын?

– Ему нравятся полнометражные мультфильмы – «Малыш Босс», «Гадкий я». Он пересматривает их целыми днями.

Фото: Ксения Богданова, пресс-служба УНИКСа


– Не волнуетесь ли, что он слишком много смотрит в экран?

– Да, есть такие опасения. С развитием технологий нужно находить время, чтобы полностью отказываться от любого смотрения в экран. Выключаешь айпад, выключаешь телефон, выключаешь компьютер. Лучше почитать, поиграть на улице – заняться с сыном тем, что радовало тебя самого в детстве.

– Пожалуй, главная проблема технологий – потеря концентрации. Из-за соцсетей у людей формируется клиповое мышление, а внимание удерживается максимум на десять секунд.

– Согласен. На каждой вкладке куча рекламы, куча мест, куда можно переключить своё внимание. Это затягивает. Если вовремя не остановиться, то можно просидеть за телефоном весь день, прокручивая ленту новостей в соцсетях. Я сам не хочу зависеть от телефона, поэтому стараюсь найти в себе силы отказаться от этого.

– Тем не менее, вы пользуетесь инстаграмом и твиттером. Для чего?

– Чтобы поддерживать связь с миром. Это часть нашей работы. Ты можешь общаться с фанатами, рекламировать товары, получать одобрение от людей.

– Последнее, возможно, самое опасное. Жажда одобрения и формирует зависимость от соцсетей.

– Для кого-то это действительно важный фактор и в таких случаях соцсети убивают самооценку людей. Лично у меня с этим никаких проблем. Вероятно, потому что я начал пользоваться сетями в зрелом возрасте, и моя самооценка уже не зависит от количества лайков или комментариев.

Фото: Ксения Богданова, пресс-служба УНИКСа


«У АМЕРИКИ ХОРОШО ПОЛУЧАЕТСЯ МАСКИРОВАТЬ СВОЁ ЛИЦО»

– Ваш сын – фанат «Малыша Босса» и «Гадкого я». Это мы выяснили. А что вы смотрите сами?

– В детстве я фанател по таким фильмам, как «Пять ударов сердца» (мюзикл о карьере одноимённой группыред.) и «Вредный Фред» (комедия, где у главной героини появляется воображаемый друг Фред - ред.). Наверняка вы никогда не слышали ни о том, ни о другом фильме. Но, когда мне было лет пять, я пересматривал именно их.

Почему? Сам не могу сказать. Кино давало ощущение спокойствия, единения с собой. Сейчас я перешёл на сериалы. Больше всего завлёк «Острые козырьки».

– Чем он вам понравился?

– Герои сериала добиваются всего как семья. Они всегда вместе. Все хотят быть как персонажи таких сериалов, потому что они выжимают лучшее из ситуации, когда, казалось бы, отступать уже некуда и делают это сообща. Гангстерские фильмы и сериалы мне нравятся в принципе.


– Кажется, все фильмы или сериалы про мафию обставлены так, что они на самом деле не про мафию. А про семью, стремление к успеху и так далее.

– Конечно! Вот и «Острые козырьки», в моём понимании, больше про семью. Также это история про успех: в итоге герои сериала оказываются на самом верху.

– Больше всех гангстерскую тематику в Голливуде обыгрывает Мартин Скорсезе. Любите его фильмы?

– Их так много, что всех не перечислить. Первыми приходят на ум «Отступники» (с Мэттом Дэймоном и Леонардо ди Каприоред.). Этот фильм совершенно точно входит в топ-20 лучших в истории.

– Как минимум после «Крёстного отца» и «Лица со шрамом»...

– «Крёстный отец» мне нравится больше, чем «Лицо со шрамом». Он более реалистичен. А в те события, которые описаны в «Лице», трудно поверить. Но оба фильмы легендарные, без спору.

– Персонажи этих фильмов убивают, продают наркотики и прочее. Почему публика, тем не менее, охотно принимает их?

– Могу говорить только за себя. В своём родном городе я видел убийства, продажу наркотиков, другие нарушения закона. Так что меня притягивают персонажи, который вышли из такой же обстановки, приняли на себя все риски и в конечном счёте выбрались, добились успеха.

– Вы родом из маленького городка Кантона из штата Огайо. Стал ли для вас спорт спасением от уличной жизни?

– Кстати, мало кто знает, что мы с Эриком (Макколлумом, защитником УНИКСаред.) из одного города. Я знаю его с третьего или четвёртого класса. У нас действительно очень легко ступить не на ту дорогу, если у тебя нет чёткой цели в жизни. Как только ты втянулся в уличную жизнь, остаются два варианта – тюрьма или смерть. Спасибо Богу, что меня и Эрика хорошо воспитали и навстречу нам попадались хорошие люди, которые двигали нас в нужном направлении.

Фото: Ксения Богданова, пресс-служба УНИКСа


– После вашего ответа возникает какой-то парадокс. С одной стороны, Америка – это страна возможностей. С другой, это города, где либо тюрьма, либо погибель. И складывается ощущение, что о втором не очень-то и говорят.

– Определённо, эту историю раскрывают не так подробно. Расти в таких местах – можете называть их «гетто», как угодно – очень опасно. Перенаселение, бедность, разруха, много бездомных, насилия.

– Может быть, это замалчивают из-за идеи американской мечты. Ты живёшь в плохом месте – но, якобы, у тебя есть возможность забраться наверх и изменить свою жизнь.

– У Америки хорошо получается маскировать своё лицо. Это как инстаграм. Там люди формируют себе имидж, будто они лучше, чем есть на самом деле. Кажется, всё замечательно, но если присмотреться, то не всё так очевидно. Вот и в крупных городах Штатов, если следовать туристическим маршрутам, всё безопасно. Но стоит перейти улицу, сделать шаг в сторону – увидишь другой мир.

«КАК ТОЛЬКО ВСЕ ВЕРНУТСЯ, УНИКС ЗАИГРАЕТ ПО-ДРУГОМУ»

– Что вы можете сказать про УНИКС в этом сезоне?

– Тяжёлый старт. Мы потерпели несколько обидных поражений, много ребят, в том числе я, выбывали с травмами. Пока мы не достигли той сллочённости, которую можем достичь. Одно радует – у нас ещё есть время стать лучше. Нам просто нужно найти это взаимопонимание – и лучше раньше, чем позже. Скоро уже Рождество, и в такое время либо команда находит себя, либо в ней что-то меняют.

Думаю, что как только все вернутся на площадку, мы начнём показывать тот баскетбол, который должны.

– Летом команду покинул ваш давний друг Пиеррия Хенри, с которым вы выступали уже в третьем клубе. Стало ли это для вас проблемой?

– Не думаю, что в европейском баскетболе много примеров, когда два игрока выступают вместе четыре-пять сезонов, причём в разных командах. Так что, конечно, мне нужно привыкнуть. Игроки моей позиции сильно зависят от разыгрывающих. Пиеррия очень талантливый первый номер – с этим, думаю, никто даже не будет спорить. Он делал мою работу намного легче, но теперь нужно двигаться дальше. Я рад, что ему представился шанс сделать шаг вперёд и сыграть в Евролиге (Хенри выступает в «Басконии» – ред.).

– По вашей статистике не сказать, что у вас переходный период. В матче с «Нижним Новгородом» вы набрали 30 очков.

– Я всё ещё нахожусь в поиске, ищу тот уровень, где я буду стабилен. Да, был матч с 30-ю очками, но в других играх я несколько раз покидал площадку из-за перебора фолов.

Может быть, дело в травмах. Сложно, когда ты только привыкаешь к одному сочетанию игроков, а затем всё меняется – один выбывает, а на его место приходит тот, с кем у тебя ещё не было шанса сыграться. Я уверен: как только все вернутся в строй, заиграем по-другому. Всему своё время.

Фото: Ксения Богданова, пресс-служба УНИКСа


– Как вы можете описать главного тренера УНИКСа Димитриса Прифтиса?

– Требовательный, но справедливый. Игроки его уважают, потому что он хочет выигрывать. Есть тренеры – не могу сказать, много их или мало – которым результат интересен только как способ сохранить работу. Добудем нужное количество побед – а там будь что будет. Про Прифтиса можно сказать, что ему действительно хочется выиграть и его заботит не только результат, но и будущее его игроков.

– В одном из интервью вы говорили, что баскетбол – это простая игра, которую не всегда уместно дотошно анализировать. Всегда ли вам удаётся придерживаться этого принципа?

– Нет. Временами я всё ещё занимаюсь самокопанием. В такие моменты приходится напоминать себе, что нужно полагаться на свои инстинкты, следовать плану, делать то, что просит тренер. Всё просто. А если ты усложняешь, то сам себе создаёшь дополнительное и ненужное давление.  

Это всего лишь баскетбол. Никто ещё от него умер – по крайней мере, не должен. Люди придают игре большее значение, чем нужно. К счастью, баскетбол приносит нам удовольствие и заработок, но надо помнить, что в жизни есть более важные вещи.

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
  • Анонимно
    Анонимно x 2.12.2019 17:57

    Спасибо. Хорошее интервью

    0 Плюс минус ответить
  • Анонимно
    Анонимно x 3.12.2019 00:39

    Стабильности тебе,бро!

    0 Плюс минус ответить
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть