Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Футбол

Курбан Бердыев: «Взгляд профессионального тренера на футбол один, а у производителя майонеза другой»

ГЛАВНЫЙ ТРЕНЕР «РУБИНА» О НОВЫХ ПРИОБРЕТЕНИЯХ КЛУБА, ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ С ГЕНДИРЕКТОРОМ «СВЯЗЬИНВЕСТНЕФТЕХИМА» И ТОМ, КАКИЕ БОЛЕЛЬЩИКИ НУЖНЫ В 2018 ГОДУКурбан Бердыев вчера впервые с момента кадровых перестановок в руководстве «Рубине» дел развернутые комментарии о состоянии дел в клубе. Состоявшаяся на базе «Рубина» встреча всегда предельно лаконичного наставника «Рубина» с узким кругом журналистов, среди которых был и корреспондент «БИЗНЕС Online», длилась почти час, едва ли не рекорд для подобных встреч, и сказал много всего — интересного и актуального…

ПОКА ТОЛЬКО ИВАН

Самая актуальная тема в межсезонье — это селекция. А уж вокруг потенциальных, а чаще мифических новичков «Рубина» слухов всегда много. Это и стало первой темой разговора Курбана Бердыева с прессой.

— Так кого реально клуб приобрел на данный момент?

— Правда только одна. Полчаса назад президент клуба Валерий Сорокин дал добро на приобретение испанского защитника «Вильярреала» Ивана Маркано. До этого у нас была только предварительная договоренность с клубом — я сам ездил в Испанию. Осталось подписать личный контракт. Мы обо всем договорились, сейчас поставлю печать и пошлю факсом договор в Испанию. Он присоединиться к команде на сборе в Австрии. Все остальное — это чистой воды слухи. Могу четко сказать — кроме Маркано, мы никого не взяли, и даже переговоров не ведем! Без президента клуба определять политику клуба нельзя. А сейчас мы выстроили такую политику определенным образом, решили, какие именно позиции будем усиливать.

— И какие же?

— Только две. Место Кристиана Нобоа — центральный полузащитник и игрок группы атаки. Да, хотелось бы найти наконечник копья, забивного. Но такой форвард не должен быть только наконечником! Это должен быть еще и связующий игрок, такого сложно найти, ищем…

— На трансфер никого не выставляете?

— Нет, повторюсь. Наша принципиальная позиция такова — если наш клуб и конкретного футболиста устраивает предложение другого клуба, и он сам этого хочет, то никаких проблем не будет. И если мы находим на это место более сильного исполнителя. Если получается только финансовая выгода, но при этом теряется качество футболиста, то для нас это неприемлемо. Бывает наоборот. Планировали продать Нобоа и на его место купить другого, но не получилось, потому что деньги за него нам «Динамо» выплачивает по частям. А нужно было сразу все получить. Поэтому не на что зимой было покупать новичков, хотя кандидаты реальные были. Сейчас ситуация поменялась, а тогда ни денег, ни игрока не было…

ТО МОЯ ВИНА, ТРЕНЕРА

— А Петр Немов, перешедший в «Крылья Советов» на прошлой неделе?

— Это моя вина, тренера. Зная Немова с юношеской сборной России Бориса Стукалова, я не сумел раскрыть его потенциал. Моя тренерская ошибка, о чем я ему и сказал, сказал, что он может остаться. Он подумал и решил уйти — игровая практика в Самаре будет больше, причем, его там будут использовать на месте центрального хава.

— После приобретения Маркано вы будете продавать кого-то из защитников?

— Нет. Продавать никого из защитников не будем. Ни по Сальваторе Боккетти, он, к слову, может играть на трех позициях, ни по Кристиану Ансалди у нас нет конкретных предложений. Ни со стороны «Ювентуса», ни со стороны «Наполи», что бы и как ни писали по этому поводу СМИ! Никакой правды нет! Это все работа агентов… Со стороны «Бенфики» был конкретный интерес к Ансалди полтора года назад, когда из Лиссабона в Казань по этому поводу специально приезжали люди. Все, с тех пор никаких официальных предложений по Ансалди у нас нет, никто на нас не выходил. И все ваши статьи про якобы имеющийся у «Рубина» интерес к Себаястьяну Буссонгу, Алессандро Матри и прочая, это чистой воды фантазия. Мы даже не рассматривали эти кандидатуры.

— Как дела у Карлоса Эдуардо?

— Слава Богу, он уже тренируется в общей группе. Вы должны понимать, что когда на родине к нему подходят и спрашивают, хочешь ли ты остаться в «Гремио», то, естественно, Карлос должен говорить — да, я хочу. Иначе его не поймут, ведь он воспитанник «Гремио», его семья там живет. Он знает, что мы его туда не отпустим, вот он и говорит, пусть клубы договорятся… И правильно делает.

— У Обафеми Мартинса есть желание покинуть «Рубин»?

— Мы с ним разговаривали. Повторюсь, будет предложение, устраивающее «Рубин» и его лично, то без проблем отпустим.

— Джонатан Валье — испанский хав, всего два матча сыграл…

— У него было мало практики, он был не в состоянии выдавать на поле нужный объем работы. Ищем ему место во второй испанской лиге, семья решила остаться на родине.

АЛЕХАНДРО НЕ ПРОТИВ ВЕРНУТЬСЯ

— Насколько реально возвращение в Казань Алехандро Домингеса?

— Мне нужно понять его. Если у него есть стимул, тогда это один Домингес. Если нет стимула, как у него было в «Валенсии», то это другое дело. От нас он уходил в «Зенит», чтобы доказать, он и в солидном клубе будет на виду. Так что я еще не принял решения, а сам Алехандро не против вернуться. Работа по нему ведется…

— Роман Шаронов останется в команде, его контракт заканчивается в этом году?

— Это наш человек, он с пониманием относится к ситуации. Мы договорились, если он будет в порядке, то после чемпионата Европы мы продлим контракт, о чем предварительно уже говорили. Жаль, сам не могу поехать на чемпионат Европы, не получается, ни разу не был ни одном чемпионате Европы и мира! К сожалению…

— Евгений Баляйкин после аренды в Томске вернется в «Рубин»?

— Сегодня разговаривали. Он знает, кто сейчас в «Рубине», своих конкурентов на позиции. Сможешь их выбить — поехали с нами на сбор. Вот, думает… Ему нужна игровая практика.

— Как дела у Алексея Еременко?

— Нормально, к концу сезона он уже был готов, колено в порядке. Просто не стали форсировать его возвращение. У него светлая голова, сказал ему, что жду от него тот же объем работы, который выдает его брат Роман. Настроится, будет серьезная боевая единица.

САМАРЕНКИН ВЫВЕЛ НА ХОРОШИЙ УРОВЕНЬ РАБОТУ С БОЛЕЛЬЩИКАМИ…

На вопрос корреспондента «БИЗНЕС Оnline» о конкретных разногласиях с бывшим президентом клуба Дмитрием Самаренкиным Бердыев ответил четко и недвусмысленно… Как и на следующий, про отношения с новым президентом Валерием Сорокиным.

— Какие конкретно у вас были разногласия с Дмитрием Самаренкиным?

— Он говорил, что у него другой взгляд на футбол. Это естественно, мы в футболе давно. Взгляд профессионального тренера на футбол один, а у производителя майонеза — другой. Я в футболе около 40 лет, из них 25 работаю тренером. Но лишь два года назад я выстроил для себя четкую схему — к чему я шел. Теперь я знаю это точно и конкретно. Я долго шел к пониманию того, как развивается футбол, очень долго. Как выстраивать клуб. Думаю, что Самаренкин говорил об этом с позиции любителя. Надо все это знать. Вот в этом и было стратегическое разногласие. Еще по детско-юношескому футболу у нас ним были большие разногласия, о путях его развития. Я учел опыт немецкого, испанского, итальянского, южноамериканского футбола в деле подготовки молодежи, лично проехал все эти страны. Посмотрел, сделал для себя определенные выводы. А вот работу с болельщиками Самаренкин поднял на новый, хороший уровень, много сделал.

Еще по шведскому полузащитнику «Лиона» Киму Чельстрему. Он шел третьим в нашем списке интересов в зимней заявке. Когда с двумя первыми не получилось, я сказал, что можно взять на флажке Чельстрема. Не получилось, после чего я сказал Самаренкину, что швед не нужен, но он все равно этим занимался! А потом звонят агенты и говорят, что уже договорились о переходе Чельстрема. С кем, говорю, договорились, я добро не давал…

— С новым президентом клуба Валерием Сорокиным уже обговорили принципы совместной работы?

— Да. Радует чувство того, что у него не будет необдуманных решений. Каждое решение будет взвешенным. Он понимает, что в клубе работают профессионалы, о чем говорит открыто. Приоритет будет в наших прежних направлениях работы вкупе с жестким финансовым контролем — это то, что нам нужно. Сорокин должен озвучить предложения клуба по новому стадиону, на котором, надеюсь, мы будем играть в сезоне 2013/14, там будет естественный газон, а на Центральном стадионе постелем синтетику для игр в мороз и слякоть. Ведь ранее Сорокин прямого отношения к футболу не имел, только пару раз принимал участие в работе попечительского совета клуба. Ему нужно время, что понять, что это такое. Быть президентом клуба, знать систему управления — для этого нужно время. Радует, что у него нет скоропалительных решений, все заранее обдумывается.

— Со своим будущим вы определились, ваш контракт заканчивается в конце 2012 года?

— Мы это не обговаривали пока. Сейчас есть много других вопросов, требующих решения. Как, например, с Иваном Маркано.

— Был слух, что вас приглашают в столичное «Динамо»…

— Первый раз об этом слышу. На живое место, тем более отечественного тренера, я никогда не пойду. Если откровенно, я попросил президента клуба, чтобы мне дали интернат, и никто не вмешивался в мою работу. Казань — мой город, я должен достроить здесь инфраструктуру.

СВОИ ИГРОКИ И СВОИ ТРЕНЕРЫ ОБЯЗАТЕЛЬНО ПОЯВЯТСЯ

— Когда же за основной состав «Рубина» будут играть собственные воспитанники?

— Нияз Акбаров, как только пришел в нашу школу из «КАМАЗа» для работы с молодежью, сразу же начал делать те перестроения, которые противоречат нашим принципам и внутреннему духу. Прекрасно зная, что я руковожу интернатом, он ни одно свое решение со мной не согласовал! Все перевернул, внес кардинальные изменения… Иван Данильянц — руководитель подготовки молодежи в клубе, ничего без меня не делает. Все его решения — это мои решения. Спорим, согласовываем и тогда принимаем решение. Это в целом. Если же говорить конкретно, то есть ребята, которые уже на подходе. Это полузащитник Никита Лобанов, нападающий Мераби Уридия. Всему нужно время. Почти все 1995 года ребята переведены в дубль, многих отдаем в аренду в «Нефтехимик». На очереди 1996 и 1997 года ребята, лучшие в «Рубин-2» и в «Рубин-дубль». Мы объяснили этим мальчикам, что от них хотим. Это первые ласточки. Если сравнивать количество казанских и приезжих ребят в интернате, то соотношение будет 9 к 1, это чтобы не говорили, будто у нас много иногородних… Планируем еще одну поездку всего интерната в Испанию на приличный срок, как и было в Барселоне и Германии. Там ребята и учатся со своими преподавателями, и тренируются…

«Нефтехимик» остается в системе «Рубина» и после своего возвращения в первый дивизион. Это плановый выход, мы давно его планировали. Раньше не знали, куда девать ребят, переросших дубль. Хотели работать и с «КАМАЗом», но челнинцы не пошли на контакт, у них свои взгляды. А в Нижнекамск отдаем свое будущее, нашу молодежь, например, Максима Жестокова. Молодежь будет с «Нефтехимиком» решать серьезные турнирные задачи, не бороться за выживание. Многие туда уедут. Будем внимательно за ними наблюдать. А вот от «Рубина-2» не ждем конкретных турнирных достижений, работаем с конкретными «звездочками». Складывается у нас система, ступенчатая: «Рубин», «Рубин-2», «Нефтехимик», «Рубин-молодежный».

О тренерах. Мы подтягивали Андрея Федорова, считаю его своим, но, к сожалению, по семейным причинам он не смог работать тренером дубля, попросил перевести его в селекционный отдел. А с дублем будут работать испанские специалисты, которые и раньше внедряли у нас свою систему. Есть и местные ребята, которых мы конкретно готовим к тренерской работе.

НЕ ВИЖУ В НОВОЙ СИСТЕМЕ ЧЕМПИОНАТА ПЛЮСОВ

— Сезон закончился, вы сделали выводы по новой схеме проведения чемпионата России?

— Прежняя система была более удобна. Возьмите подготовку к чемпионату Европы. «Зенит», чьи игроки составляют костяк нашей сборной, закончил сезон буквально на жилах — при другой системе подготовка к Евро была бы другой. Так же будет и при подготовке к мировому чемпионату. Это большой минус, а плюсов я не вижу. В плане результата, шестого места, удовлетворения у нас нет — «Рубин» всегда ставит перед собой максимальные задачи. В плане построения игры многое зависит от поля. На хороших мы выдаем один футбол, на плохих — другой, там футбол медленнее. Но понимание того, что мы накатываем, есть, как и уверенность в правильности выбранной модели, атакующей. Под нее и подбираем людей. Более того, наша модель может быть более агрессивной! Опять все будет зависеть от поляны. Сама система нашей игры предполагает выбор решения за секунды, на плохом поле решения выпадают. Поля улучшились, игра у нас пошла…

Сезон во всех отношениях был сложным, просто кошмарным. Бог так не делает… С другой стороны, ситуация показала, кто есть кто. Даже те, кто много лет был рядом, на поверку оказались другими. Это тоже жизненный опыт, хотя я уже не молод.

— Вы изменили отношение к прессе?

— Мне не хочется говорить ни о чем. Сезон закончен, есть итог — можно поговорить. В сезон нет нужды говорить про конкретных игроков…

— Предстоящий матч за Суперкубок России вам важен?

— Очень важен! Мы очень серьезно готовимся к нему. В Самаре мы с «Зенитом» будем в равных условиях. Поволжье должно быть объединенным, единым регионом, поддерживающим друг друга.

О НАБОЛЕВШЕМ…

— А почему вы не спрашиваете о том, что у меня наболело? — уже Бердыев спросил у журналистов. — О будущем российского футбола, куда мы идем!

Болельщики! Если бы на финале Кубка России в Екатеринбурге наши болельщики вслед за московскими выскочили на поле, что было бы??? Трагедия. Фанатов становится все больше, а болельщиков все меньше! А к 2018 году нам нужны цивилизованные болельщики. Никто в одиночку с этим не справится. На мой взгляд, нужен правительственный орган, который бы организовал болельщиков. Футбол — это социально-политический проект, государство в государстве. Все его составляющие: фаны, клубы, РФС, СМИ должны выступить со своими предложениями, чтобы сделать наш футбол процветающим — в одиночку ничего не добьемся.

Меня беспокоит ЧМ-2018, к чему мы идем? Именно СМИ могут существенно влиять на положение с фанатами. Я говорю то, что наболело, что сидит внутри меня, вполне возможно, выгляжу белой вороной. Приехав в Казань, ставшую при мне спортивной столицей России, я теперь задаюсь вопросом, почему так нельзя организовать во всей стране? Здесь есть, кому следить за развитием спорта, — был президент республики Минтимер Шаймиев, теперь его последователь Рустам Минниханов.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть