Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен

Василий Мосин: «Когда тебе говорят: «Вася, ни о чем плохом не думай, тренируйся», - крылья вырастают»

В Казани должен быть создан специальный фонд олимпийцев Республики Татарстан, который придал бы спортсменам-олимпийцам юридический статус, считает олимпийский призер Василий Мосин. Это позволит им чувствовать себя защищенными и отдавать все силы подготовке к всемирным играм. Почему не стоит завидовать главе минмолодежи Р Т Рафису Бурганову, в чем секрет побед участников спортивного общества «Динамо», как пришлось готовится к неудобному стенду Олимпиады, он рассказал в интервью газете «БИЗНЕС Online».

«НИКОГДА БЫ НЕ ХОТЕЛ ОКАЗАТЬСЯ НА МЕСТЕ РАФИСА БУРГАНОВА»


— Василий, мы общались с тобой четыре года назад, после окончания пекинской Олимпиады. И тогда у тебя было настроение, как будто жизнь заканчивается. Сплошной минор, размышления о будущем на тему — кто виноват и что делать? А сейчас сам заявил, как героиня Веры Алентовой из «Москва слезам не верит», что жизнь только начинается, а не сходящая с лица улыбка подтвердила, что «теперь ты это точно знаешь». Что изменилось в тебе или в мире за прошедшие четыре года? Появилась медаль?

— Начнем с того, что я всегда улыбаюсь. А как ответить на твои вопросы, которых ты вместил такое множество в один? Начну с того, который запомнился. Что поменялось? Мне кажется, я могу себя по жизни называть философом. Все-таки давно не мальчик. С возрастом приходит мудрость, хотя иногда возраст приходит в одиночку. Позволю себе самонадеянное заявление, что в моем случае они пришли в унисон. Наверное, ничего тут удивительного нет. Мое кредо состоит в том, что мы с каждым днем должны меняться к лучшему. Поэтому, не ставя во главу угла занятия спортом, а ставя туда собственное пребывание на планете Земля как физического тела, наделенного определенным духом, я отвечу тебе, что ничего необычного не происходит. Все идет своим логическим чередом. И это хорошо.

Вот что поменялось в нашем министерстве? Поменялся руководитель. Никогда бы не хотел оказаться на месте Рафиса Бурганова, который на середине олимпийского цикла возглавил министерство. Чиновников привыкли ругать. Я скажу так, что есть разные чиновники. Что касается Бурганова, то он наделен определенными данными, которые позволили ему твердо и уверенно подхватить знамя из рук предыдущего министра спорта Марата Бариева и достойно его нести.

Можешь себе представить весь масштаб финансовых потоков и организационных моментов, связанных с грядущими в республике спортивными мероприятиями. Тем не менее Олимпиаде было уделено должное внимание. Безусловно, все вопросы не удалось решить. И я сегодня сознательно не стал их поднимать. Сознательно! Хотя я от своего мнения отказываться не собираюсь, у меня есть собственное видение ситуации, которое я озвучиваю на всех уровнях — федеральном, республиканском. Состоит оно в том, что спортсмен-олимпиец — это также профессиональный спортсмен, которому необходимо придать юридический статус.


«МНОГИЕ НЫНЕШНИЕ МЕДАЛИ МОГЛИ БЫ БЫТЬ СОВСЕМ ИНОГО ДОСТОИНСТВА, КУДА БОЛЕЕ СУЩЕСТВЕННОГО»


— Василий, а зачем олимпийцам наличие юридического статуса?

— Нам, кто занимается олимпийскими видами спорта, необходима поддержка. В том числе и финансовая. Чтобы люди могли чувствовать себя защищенными, свободными от мирской суеты. Не будь ее, многие нынешние медали могли бы быть совсем иного достоинства, куда более существенного. Нужно доверять профессиональным спортсменам, которые своей жизнью доказали свою значимость в спорте. Какие могут быть сомнения в нас, нашем профессионализме, нашей мотивации, нашей самоотдаче? Никаких. А должен быть рачительный, бережливый, государственный подход к нам и доверие к нам.

— Это ты возвращаешь нас к той идее, которую озвучил почти полгода назад во время встречи кандидатов на Олимпиаду из Татарстана с руководством спортивного министерства? О создании спортивного клуба олимпийцев Татарстана?

— Да, это должна быть клубная система. Назовите это фонд олимпийцев, клуб, команда олимпийцев Республики Татарстан. Главное, чтобы наши проблемы решались с первого дня подготовки к Олимпиаде, а не только на ее подходе. Вот у нас в стрельбе все рейтинги обнулились, с завтрашнего дня все начинается с чистого листа, и первый старт является стартом на пути в Рио-де-Жанейро.


«ГАЛОЧКА» В ГОЛОВЕ


— Ты к Рио, судя по наличию белых штанов, уже готов.

— Полностью (улыбается). Спасибо нашему экипировочному спонсору. Сегодня нашел самый удачный вариант, имеющийся у меня, — полированная шерсть, это просто фантастика.

— Извини, что сбил с тематики клуба олимпийцев. Какие шаги ты собираешься предпринять в ближайшем будущем?

— Необходимо выйти с пакетом документов на людей, которые имеют возможность принимать решения. И мы все сделаем. Я мог бы этим заняться этой зимой, но считаю, что правильно сделал, не став тратить свою жизненную энергию на что-то иное, помимо подготовки к Олимпиаде. Хотя определенную галочку в голове поставил: вернешься в Казань, продолжишь работу!

— Ты чувствуешь в этом отношении поддержку со стороны остальных олимпийцев?

— Да, и ребята, и девчата, с которыми я общался, все поддерживают меня, говорят, что это абсолютно здравая идея, которую необходимо претворить в жизнь. Хочу сказать о динамовском движении как о примере при создании подобного клуба, как у нас. Вот по окончании Олимпиады нас, олимпийцев-динамовцев, принимал министр внутренних дел России Владимир Колокольцев. Что выясняется? На этой Олимпиаде выступали 102 динамовца. Против 30, которые представляли общество «Динамо» на прошлых Играх. В три с половиной раза увеличилось количество представителей нашего спортивного общества! Безусловно, это индикатор развала спорта в армии, при котором было общество Вооруженных сил. Это показатель перехода спортсменов из одного общества в другое. Это показатель того, что, по сути, в «Динамо» работает та же клубная система. Хотя в задачи МВД России и МВД Татарстана не входит развитие профессионального спорта.

Просто иначе некому. А потому земной поклон и бесконечная благодарность им. И среди первых — руководителю нашего «Динамо-МВД по РТ» Асгату Сафарову, который протянул руку помощи нам, спортсменам. Вот ты вспоминаешь, как четыре года назад я был в унынии. Да, было такое. А что позволило выйти из этого состояния? Помощь сильных мира всего, когда тебе говорят: «Вася, ни о чем плохом не думай. Занимайся, тренируйся. Все будет хорошо!» После таких слов крылья вырастают. И не только у меня, вспомни, что на нынешней Олимпиаде общество «Динамо» представляли наши замечательные волейболистки — Юлия Зарипова, Андрей Деманов, Гульнара Галкина-Самитова, Яна Мартынова. Половина олимпийской делегации республики. Что касается России, то из 25 олимпийских медалистов 12 защищают цвета общества «Динамо».


ЛОНДОНСКИЙ СТЕНД БЫЛ СЫМИТИРОВАН НА СВИЯГЕ


— По выступлению общался с твоим более молодым коллегой Артуром Мингазовым и теперь хочу привести его комментарий выступления стрелков на дабл-трэпе. В двух словах — на стрельбу сильно влиял ветер, что было заметно по телевизионной картинке.

— Два промаха на пятом номере у меня, возможно, были связаны с порывом ветра. Но я просто не люблю ссылаться на то, что мишень полетела не туда. Да, был порывистый, даже ураганный ветер, но мы все стреляем в одинаковых условиях. Поэтому наши соревнования подчас напоминают колесо фортуны. Ладно, мы по разу мазали. Так ведь Уилсон умудрился «голый дуплет» себе «привезти». Оба раза выстрелил мимо. Бам-бам, на первом номере, трибуны выдохнули в едином порыве. Мне кажется, что все наши промахи в итоге — это чистой воды психология. Связано это с тем, что мишени все с наполнителем. Видимо, есть определенный разновес. Одни полегче, другие тяжелее, оттого и разная траектория при вылете. Резюмируя сказанное, я могу сказать, что раскусил лондонский стенд еще до старта на нем.

— Кстати, Мингазов говорил мне, что, проведя время в Лондоне, ты вернулся в Казань и сымитировал лондонский стенд у нас на Свияге.

— Точно так все и было. На Предолимпийской неделе я срисовал особенности лондонского стенда, потренировавшись там три дня. Вернувшись в Казань, я смоделировал стенд Лондона, этот дурацкий, по-другому я его назвать не могу, полет тарелки, который был на английском стенде. Я психологически был готов к тому, что меня ждет, а это позволило уверенно выйти на старт. Такая была схемка. А Артур с другим нашим татарстанским стрелком Сашей Фурасьевым, когда вышли на этот перестроенный под Лондон стенд, были, что называется, ни в зуб ногой. Обоим дико не понравился стенд, и спасибо им огромное, что они эти дни терпели эти неудобства и имитировали моих соперников. Потом я сказал им: все, ребята, мне теперь надо одному здесь поработать.

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть