Матч-центр Вчера Сегодня Завтра
не начался идёт окончен
Футбол

«Бердыев в случае своего ухода оставит в «Рубине» выжженную землю»

Четверо воспитанников интерната «Рубина», которым оставалось три года до выпуска, этим летом получили «волчий билет». Рамиса Алимова, Данила Москвичева, Аскара Садыкова, Ильфата Сиразиева изгнали из «Рубина» навсегда, а Хасана Моллахюсейноглы — как бы наполовину. Спортивный корреспондент «БИЗНЕС Online» узнал подробности этой истории у отцов отчисленных футболистов Рамиля Садыкова и Рузаля Сиразиева, которые сами обратились в редакцию.


«РУБИН» — ЭТО СЕМЬЯ!" НО БЕЗ ТАТАРСТАНЦЕВ


— Как это произошло? И не возникало ли чувства, что сын уже не «тянет»?

Рамиль Садыков: Это было абсолютно неожиданно. У меня Аскар играл в основе. Нашел свое место на поле, много забивал. Начинал в защитниках, потом тренер Александр Топунов его перевел в полузащитники. Потом пришел другой тренер Олег Фистикан и сказал, что сын — прирожденный нападающий. Аскар начал играть на этой позиции. Освоился, забивал.

Закончился учебный год. Нам сказали: «Езжайте спокойно в отпуск». Мы так и сделали. Но 30 июля, в понедельник, мне позвонила воспитательница, и спросила, в какой день я мог бы повидаться с Данильянцем (директор центра подготовки молодых футболистов ФК «Рубин» Иван Данильянц — ред.), он вроде как хочет меня видеть. Я сразу понял, что это приглашение неспроста. Потому что когда возникали общекомандные вопросы, то всегда проводились командные собрания. Все-таки наш 1997 год был составлен в большинстве из казанских ребят. И лично я никогда не пропускал собрания. И мы в этот же понедельник пришли с Юрием Москвичевым к Данильянцу.

Мы тогда созвонились со знакомыми и выяснили, что звонки состоялись в адрес родителей пятерых воспитанников. Данильянц объявил о нашем отчислении. Мы в ответ пытались привести свои доводы. Какие? Ну, скажем так, психологического характера. Данильянц любил приговаривать, что «Рубин» — одна семья". Это его девиз. А в случае с нами получалось, что ребенка выкидывают из «семьи» на улицу. Если бы предупредили об этом в конце учебного года, то, возможно, психологический удар не был бы таким сильным. А тут случился настоящий шок!

Если нас убрали для того, чтобы сэкономить на пяти тарелках супа, пяти комплектах формы, то непонятно зачем вместо убывших сразу привезли двух ребят с грузинскими паспортами. Они не будут играть на первенстве России. Есть мальчик из Таджикистана, так он и вовсе балласт. Он и играть не умеет, и не учится толком.

Рузаль Сиразиев: Обычно такие отчисления происходят в мае. За три летних месяца родители и дети успевают успокоиться, находят себе школу для дальнейшего обучения. Что касается нас, то мы оказались в жутком цейтноте, занимались с репетиторами, чтобы нагнать сверстников по учебе. В результате еле-еле смогли устроиться в школу 29 августа.

Я сам бывший спортсмен, понимаю, что в спорте все решает конкуренция. Но, как житель Казани, я не понимаю разницу в отношениях к уроженцам и жителям Казани и приехавшим сюда легионерам. Вспомните, как только у парагвайского форварда «Рубина» Нельсона Вальдеса возникли проблемы с обучением его детей, то ему сразу нашли вариант с арендой в испанском клубе. Неужели мы хуже южноамериканца? Сын был в жуткой депрессии, из команды и футбола его вышвырнули, в школу, которую мы собирались устроиться, попасть не успеваем. Потому, что класс укомплектован, и получается, что в 15 лет ты в родном городе никому не нужен.


ПРИЕЗЖИЕ ТРЕНЕРА МОГУТ ОТЛИЧНО РАБОТАТЬ. НО НЕ МОГУТ СРАБОТАТЬСЯ С ДАНИЛЬЯНЦЕМ


— А тренером команды вашего возраста является Виктор Гришин?

Садыков: Да, Гришин. Что о нем сказать? Человек молчаливый, тренер малоопытный.

— Гришин-то? Он всю жизнь в футболе. Где только не поиграл: в Казани, Альметьевске…

Садыков: Я же не о футбольной его карьере говорю, а о тренерской. Тренер же детям должен показывать, что надо делать на поле. Это молча не делается, в этом плане контакт нужно налаживать. Практикой и теорией в этом плане с нами занимались Мальцев и Фистикан. Последний особенно. Он очень многое дал пацанам. Кстати, если кто-то считает, что местные тренера и родители выступают против приглашения тренеров из других городов, стран, то всё не так. Нам бы таких наставников, как тот же Фистикан…

Сейчас в интернате из местных тренеров только одна молодежь осталась. Из ветеранов только Гизо (Ильгизар Гизатуллин, — авт.) можно назвать и все. И это понятно. Зачем нашим тренерам налаживать работу с местными пацанами, если все прекрасно понимают, что в возрасте 15−16 лет сюда понавезут игроков уже готовых из стран Средней Азии, Кавказа. Поэтому не нужны тренеры с опытом, которые могут научить мальчишек самобытности. Будут учить пасам, командной игре, чтобы росли одинаковые игроки. Люди, которые спорили с этим требованием, поувольняли. Там очень большая текучесть кадров.

— А вы в результате перешли все в «Мотор»?

Садыков: Да, все четверо, к нашему прежнему тренеру Мальцеву. Условий там, конечно, никаких. Собственного поля у «Мотора» нет, приходится арендовать его у «Рубина». Не искусственное, а натуральное. Поэтому в дождь тренироваться невозможно, и занятия отменяются. Тренировки проходят только в ясные дни, но для пацанов этого уже мало. Они обязаны тренироваться по 16 часов в неделю. Я сына заявил за мини-футбольную «Смену», но он там пока не обрел себя. В «мини», помимо игры в пас, еще нужно уметь играть индивидуально, чему в интернате учили мало.

Сиразиев: Необходимости в таком экстренном отчислении не было. После того, как пацанов убрали из команды, в ней осталось девять (!) полевых игроков плюс два вратаря. Из них семь казанских воспитанников. Вся линия защиты, и три полузащитника. Плюс турок, родившийся в Казани. Думаю, что это ненадолго. Данильянц как будто задался целью всех повыгонять. В беседе с нашим тренером он говорил, что хочет отчислить еще троих тренеров. А родителям 1998 года рождения объявил, что из 1997 года оставит на следующий сезон только трех-четырех. А в их году, у которых отчисления пока были минимальными, нужно готовиться к тому, что в следующем сезоне половина команды будет отчислена.

— Насколько я слышал, бреши в составе должны заполнять игроки 1998 года рождения.

Сиразиев: Да, при том, что и там отчислили одного пацана, причем его и вовсе 28 августа. Чем вообще думает Данильянц, когда принимает такие решения? Человек, который любит говорить: «Каждый ребенок — это успешный проект. А все вместе мы одна семья «Рубин».

У 1998 года рождения свое первенство, свои игры, в которых бывают и травмы, и болезни, и дисквалификации. Почему они должны затыкать дыры, образовавшиеся после отчисления игроков их более старшей возрастной группы?


Поздравляем с победой. 15 сентября 2011 года

С сайта ФК «Рубин»: «Поздравляем команду «Рубин — 1997» обыгравшую всех соперников и занявшую I место в Финале предварительного этапа Кубка РФС среди юношеских команд профессиональных футбольных клубов ФНЛ II дивизиона и спортивных школ, проходившего городе Тольятти. Желаем новых побед! Мы играем для ВАС!


ПРИЕЗЖИХ ИЗ «РУБИНА» ПОЧТИ НЕ ОТСЕИВАЮТ


— А у приезжих бывает отсев?

Садыков: В нашем годе не было. Уехал только один Максим Гладченко.

— Какие основания могли возникнуть у руководства интерната для отчисления?

Сиразиев: Если говорить об успехах Рузаля, то дома у нас стоят два кубка, врученные лучшему защитнику первенства Татарстана 2008 и 2009 годов. Сейчас 2012-й, я понимаю, что успехи были давно, время идет. У Рузаля была травма, связанная с переломом ключицы, и, может быть, у него появился неосознанный страх перед жесткими единоборствами. Я уж, как бывший спортсмен, пытаюсь найти объяснения поступка руководства интерната, потому что не хочется думать, что оно произошло с бухты-барахты. И что нас просто вышвырнули за пределы этой «семьи» «Рубина».

Вот, взять Рамиса Алимова. Он очень техничный игрок, левша, но маленького роста. Но он же растет, ему только 15. И если игра воспитанников «Рубина» должна копировать игровой стиль «Барселоны», то именно на таких, как Алимов, она и должна строиться. Невысоких, юрких, техничных… Аскар Садыков в последний год сильно прогрессировал. Неужели за месяц до старта учебного года выясняется, что они оказались лишними в команде?

— Если вспомнить время, когда Аскар начал заниматься, как происходил отбор?

Садыков: Мы начали занятия футболом в восемь лет в Д К Ленина. Весь «Рубин» там занимался зимой, а по весне переходил в парк «Крылья Советов». Изначально было набрано 60 пацанов в группу. Потом осталось 40. Затем 30. Практически каждый год шел отсев, пока, наконец, не остались нынешние семеро. Я, как болельщик, очень радовался, что хотя бы в нашем возрасте сделали ставку на местных воспитанников. У нас очень выделяется Никита Михайлов, который ранее был нападающим, сейчас играет защитником. Выделяется голкипер Тимур Акмурзин — уроженец Нурлатского района, которого в свое время увезли в раменский «Сатурн», но, после его развала, он вернулся на родину. И вся основа команды, по существу, была казанской.

Потом начали привлекать иностранных. У Мальцева уже играли двое таджиков. Но сказать о них что-то плохого никто бы не мог. Наш возраст все турниры выигрывал по России. Потом прогресс продолжился с приходом Фистикана. На них я сам ходил, практически без пропусков, настолько интересно они проводились.

— Акбаров говорил, что Фистикан — классный тренер, которого привез в Казань Данильянц, и из-за него же он отсюда уехал, не сработавшись.

Садыков: Потому что они очень много спорили. Фистикан входил в число несогласных с позицией Данильянца. Ивану Альбертовичу не нужны люди, которые могут ему сопротивляться. А ему нравятся люди молчаливые, чтобы вякал поменьше, был ниже травы и тише воды.


ВЫГОНЯЮТ ТЕХ, КТО «ВЯКАЕТ»


— Возмущаются обычно те, кто приносит результат.

Садыков: Вот именно. Фистикан постоянно отстаивал своих игроков, потому, что сверху поступали указания — сокращать количество занимающихся. Но его команда в итоге побеждала, и наш 1997-й год рождения не трогали. Потому что перед сезоном часто ставили задачу — оставить в команде 18, 16 человек. Не 22, чтобы позволить проводить двухсторонку. Хотя такие двухсторонки при Мальцеве, когда играли первый со вторым составом, были из числа самых принципиальных матчей.

Сиразиев: Ни для кого не секрет, что пришлые ребята, в большинстве своём, не отвечают тем паспортным данным, которые они представляют. Это легко проверить, существуют аппараты, которые могут сделать это по сетчатке глаза. Но руководство интерната просто этим не занимается. Представители южных республик, Кавказа, Средней Азии, и так взрослеют раньше наших, а тут еще и с «деланными» паспортами. Неудивительно, что они выглядят лучше своих, так называемых, сверстников. Таких ребят я называю «кукушатами». Причем, аккумулируются они у нас. Потому что частным школам, частным командам нет необходимости держать таких ребят, которые выделяются на общем фоне только в детском возрасте за счет раннего развития и «левых» паспортов. Им нужны хорошие воспитанники. Одним из немногих, кто оправдывал свое приглашение в футбольном плане, был футболист 1997 года рождения Максим Гладченко из Казахстана. Но, увы…

Садыков: Бывший директор ЦПМФ Нияз Акбаров был против того, чтобы он играл. Ну, тут, откровенно говоря, было страшно на пацана смотреть, зрачок одного глаза у него был настолько расширен, что сразу чувствовалась ненормальность. Хотя играл он, на мой взгляд, очень хорошо.

Два слова насчет Максима Гладченко. Он в четыре года поранил себе глаз, который сейчас практически не видит, различая только серое с белым. При этом нагрузки, в том числе, и физические, ложатся на второй глаз, и есть опасность вообще ослепнуть. Интернат взял его на содержание в течение двух лет. Хотя о его проблемах со зрением было известно еще до поступления в школу «Рубина». Ему в Казани сделали повторную операцию из средств интерната, в который приняли парня из иностранного государства. Парня, который изначально имел минимум шансов стать профессиональным футболистом.

«Рубин» занял пятое место на Кубке РФС 28 ноября 2011 года

С сайта ФК «Рубин»: «В Сочи прошли заключительные матчи Кубка РФС среди юношеских команд клубов ФНЛ и 2-го дивизиона, составленных из игроков 1997 года рождения. Казанский «Рубин» в матче за 5-е место обыграл тольяттинскую «Ладу» (3:3: по пенальти — 5:4). Победителем турнира стали ребята из московского клуба «Чертаново».


ПОКА «РУБИН» СОБИРАЕТ ДЕТЕЙ ПО ДРУГИМ СТРАНАМ, НАШИХ РАСХВАТЫВАЮТ КОНКУРЕНТЫ


— Рамиль, как в результате складывались дела с определением в школу?

Садыков: Очень трудно. По месту жительства, я думаю, нас могли бы определить. Но было желание устроить ребенка в хорошую школу. А для этого, как выяснилось, обучения в интернате недостаточно. Мы же наивно думали, что хорошие оценки сына в интернате и есть объективный показатель его образования. Но первый же тест показал, что и русский язык и математика у Аскара слабые. Отличники и ударники в интернате на деле оказываются троечниками по меркам общеобразовательной школы. Это и неудивительно. Разъезды по соревнованиям, тренировки не дают сосредоточиться на учебе. Минус еще в соседстве с отдельными приезжими детьми. Дети же внушаемы. И тянутся к плохому, потому что это легче. Когда видят, что одноклассник на уроке всю дорогу на телефоне играет, поневоле тоже задумается, — зачем ему это образование?

— Рамиль, у тебя нет такого ощущения, что зря отдал сына в интернат? Выбрал бы какой-либо личный вид, где не предусмотрены командные взаимодействия, и можно самостоятельно решать — будешь ты серьезно заниматься спортом или сосредоточишься на учебе. Не было бы сейчас этого чувства, что восемь лет, по сути, оказались выброшенными, коту под хвост…

Садыков: Не зря. Полупрофессиональный спорт, а у наших детей был именно такой, когда спорт был на первом месте, серьезно влияет на формирование характера. Настоящего, мужского. Умение взаимодействовать, общаться в коллективе, преодолевать конкуренцию, все это идет только в плюс.

Я ни одного плохого слова не хочу сказать об интернате «Рубина», как таковом. Это просто футбольный рай. Когда тебе ни о чем не надо думать. О деньгах на экипировку, поездки, питание, медицинское сопровождение. Только футбол. Все же эти проблемы стоят перед мальчишками из других спортшкол. В «Рубине» постоянно держали ребят в тренинге, что помогало им расти в профессиональном плане. И лично я не давал бы тебе этого интервью, если бы ощутил, что мой парень объективно не «тянет». Я сам футболист, прекрасно осознаю, что такое конкуренция. Но меня задел до глубины души процесс расставания.

Сиразиев: Что я еще хотел бы спросить? Куда смотрят наши горе-селекционеры, я не знаю. Бороздят Среднюю Азию и Кавказ, а под носом игроков упускают. В этом году двух ребят 1997 года из ДЮСШ «Вахитово» взяли в «Мордовию» из Саранска. Чемпионат ПФЛ среди ребят нашего возраста выиграла команда «Чертаново», у которой лучшим игроком всего турнира был признан Роман Ежов — воспитанник Татарстана, который за полгода до финала ПФЛ еще играл в «Нефтехимике». Почему их просмотрели селекционеры «Рубина»?

После этого я понимаю, почему игроки бегут от нас. Наш Алексей Курзенев, 1995 года, переехал в московский «Локомотив». Сейчас я понимаю, что наши ребята не уверены в сегодняшнем дне, когда они видят, что здесь никому не нужны, перспектив никаких нет, вот, и думают, куда бы свалить.


ДАНИЛЬЯНЦ ПОКОРЯЕТ СВОЕЙ ЭНЕРГИЧНОСТЬЮ СТОРОННИХ ЛЮДЕЙ


— Рамиль, давай теперь вспомним, что ты говорил о Данильянце в начале этого года. Мы же с тобой разговаривали об Иване Альбертовиче, когда его отстранили от работы в ЦПМФ. Практически с полдесятка моих собеседников из числа родителей занимающихся в интернате были только рады этому обстоятельству. Кроме тебя. Ты сказал, что «Данильянц тебе нравится, как руководитель…»

Садыков: Я, конечно, помню все, что тогда говорил. Притом, что назначение Нияза Акбарова было для меня радостным моментом, все-таки мы с детства дружим, играли в одной ДЮСШ, но отставка Данильянца мною тогда воспринималась негативно.

— Твои слова и убедили меня не давать плохие комментарии об Иване Альбертовиче. Я решил, что раз друг Акбарова так хорошо отзывается о предыдущем директоре интерната, то, может быть, не стоит верить всему тому негативу, который я раньше слышал о Данильянце.

Садыков (вздыхает): Видимо, я не мог видеть всей сути проблемы. Я не отказываюсь от тех моих положительных оценок, потому что стороннего человека, а мы, родители обучающихся в интернате детей, по сути, сторонние для интерната, Данильянц покоряет своей энергичностью, своими идеями, многочисленными красивыми словами. Ему поневоле веришь. Говорит он очень убедительно, с жестикуляцией. Правда, ни о чем. И сейчас все его красивые слова только раздражают. Потому, что под ними нет никакой основы. Это блеф.

А правда в том, на мой взгляд, что Бердыева устраивает ситуация в интернате. Случись так, что его уберут, он заберет вместе с собой всех своих ставленников, они уедут и оставят в Казани «выжженную землю». Своих игроков здесь нет, своих воспитанников нет, и не предвидится, и это не только наш возраст, но и более старшие годы, 94-й, 95-й, 96-й год сколько раз «теребили», переделывали. Там из Татарстана один паренек из Чистопольского района, по-моему. Пока нас не коснулось, мы даже не могли понять, как это все ужасно… После нашего возраста будут «выжигать» более молодых. Опять вернемся к состоянию разрухи, как это было до Бердыева, и придется кому-нибудь другому все восстанавливать.

Самаренкин, на мой взгляд, осознал эту опасность, и поставил на место директора ЦПМФ Акбарова для того, чтобы приостановить процесс выдавливания из групп подготовки татарстанских воспитанников. Но даже одного, незначительного, казалось бы, шага хватило для того, чтобы Бердыев взбеленился. Он сейчас поставил своих людей на все ключевые посты в клубе. В клубе, подчеркиваю, не в команде.

— Рузаль, может, попытаетесь теперь, как в голливудских фильмах, собраться с силами, и обыграть в личной встрече «Рубин», доказать, что зря так поступили с отчисленными?

Сиразиев: Жизнь — это не Голливуд. «Мотор» не располагает своим полем, его поле принадлежит «Рубину». Получается, что надо спрашивать разрешения у «Рубина», чтобы проводить тренировки. Потом — оно естественное. Дождь, слякоть приводит поле в негодное состояние, тренировки отменяются. Поэтому понятно, что ребята будут потихоньку деградировать. А потом, возможно, и закончат с футболом. Как это уже было с более старшими воспитанниками рубиновской школы, которых тренировал Валерий Чапчуров. Тогда в Казань пригнали практически полный состав ижевских, отчислив всех наших. И оттуда вышли Андрей Вшивцев и Никита Лобанов, хоть толк какой-то был.

— Мне не хочется ворошить прошлое. Что касается моего ухода, то я дважды работал и уходил из «Рубина», делал это самостоятельно. Во второй раз со мной ушла часть воспитанников 1994 года рождения. Они некоторое время поработали со мной, мы, в частности, заявлялись, на мини-футбольные турниры под названием «Профавиа-2». Но сейчас никого из тех ребят в футболе не осталось. Уход из «Рубина», в конечном счете, является и уходом из футбола, — сказал Валерий Чапуров в интервью «БИЗНЕС Online».

Садыков: Я о другом хочу сказать. Всех интернатских детей заставляют ходить на матчи «Рубина». И мой сын постоянно удивлялся тому, что основная команда играет по своей схеме, а их заставляли играть совсем по другой. Хотя в наличии интерната должен быть еще плюс в том, что все футболисты, от взрослых до детей, должны играть по одной схеме. Чтобы переучивать не приходилось. Детям пропагандируется испанский, барселонский футбол. Игра через пас, через долгое владение мячом. «Рубин», попробовав эту игру, вернулся к своему оборонительному футболу. Если по детям у нас всегда играют 4−4-2, то вспомни, когда «Рубин» выходил на поле с двумя нападающими.

Сиразиев: Нет своих воспитанников — нет зрителей. Я вспоминаю, как был зрителем на Кубке мэра Казани по футболу, международном турнире среди детей. Открывал его Ильсур Метшин, как обычно, пригнали в числе зрителей школьников. Так вот, я запомнил, что когда завершилась торжественная часть, уехали высокие гости, разошлись и пригнанные для массовости болельщики. Кроме бывших одноклассников моего сына. Его друзья, знакомые, которые до конца матча болели за нашу команду. Потому что им было за кого болеть, за своего знакомого, друга, одноклассника.

«Рубин-1997» победил на Средиземноморском кубке. 12 апреля 2012 года.

С сайта интерната ФК «Рубин»: Команда ЦПМФ «Рубин» 1997 г. р. приняла участие в крупном международном турнире «Mediterranean International Cup-2012, который состоялся в Каталонии (Испания) с 3 по 8 апреля. В итоговой классификации „Рубин-1997“ попал в 10 лучших из 48 команд-участниц. Стоит так же отметить, что большинство команд были составлены из игроков на год старше, 1996 года рождения. Групповой этап"Рубин» — «Тортоса» (Испания) — 2:1. «Рубин» — «Фигуэрес» (Испания) — 1:1. «Рубин» — «Кингстон Джуниорс» (Англия) — 3:0Финальный этап. «Рубин» — «Волкан Джуниор» (Кот Д’Ивуар) — 3:0. «Рубин» — «Граменет» (Испания) — 1:2.Этот турнир стал последним для четверых отчисленных игроков…


В КАЧЕСТВЕ ЭПИЛОГА


Не помню, сколько лет прошло, но я был на собрании жителей (точнее, по большей части жительниц) Авиастроительного района, выступавших категорически против строительства футбольного интерната. Нас было двое-трое коллег тогда в Д К Ленина, которые пришли в качестве моральной поддержки Курбана Бердыева. Бекиевичу тогда пришлось долго и упорно объяснять старушкам, что интернат строится для наших детей, для внуков. «Они будут заниматься в строящемся интернате», — убеждал Бердыев женщин, лишавшихся своего традиционного места отдыха.

Среди прочих, там была даже кандидат в депутаты от коммунистической партии Насима Столярова. Не знаю, убедил ли тогда Бердыев собравшихся, но меня он убедил точно. Интернат строился для наших детей и внуков. Правда, Бердыев же не уточнял, что «нашими» должны являться казанцы и татарстанцы. Выходит, обманул главный тренер «Рубина» женщин и старушек, выступавших против строительства интерната и не веривших в то, что в нем будут заниматься наши ребята?..

Печать
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Загрузка...
  • Неравнодушный
    Анонимно 0

    Мне как- то один селикционер одного хоккейного клуба на вопрос " почему наших, местных пацанов нет в основе и когда будут?" ясно дал понять, что интернаты это все для отвода глаз, это бизнес, и надежды родителей на светлое спортивное будущее своих детей испаряются по мере роста самих детей. Интернаты это утопия для доморощеных спортсменов и будущих потенциальных звезд, которым никогда не суждено засиять на спортивной арене. Конечно же при всем при этом поражает равнодушие руководителей к потенциалу и былым заслугам футболистов 97-го года, а теперь к этому еще можно прибавить и двуличие Данильянца и главного тренера Рубина. Это пятно не только на имидж клуба, но и всех спонсоров и партнеров Рубина, которые поддерживают клуб, а стало быть и подобные проступки.

  • Maks
    Анонимно 0

    вот бы еще мнения бабушек и дедушек отчисленных спросили бы! Ну конечно у родителей собственные дети "золотые", а все остальные и в футбол-то ирать не умеют. Автор не потрудился узнать за что на самом деле были эти четверо отчисленны

  • Джаудат Абдуллин
    Анонимно 0

    Макс, дорогой вы наш! Автор общался с людьми, которые как раз и попытались разобраться в том, почему их сыновей выкинули из команды возраста? Текст прочтите внимательнее, Рузаль предположил, что его сын, после травмы, утратил бойцовские качества. А вот мы давайте вместе с вами спросим, какого результата добиваются приезжие юные футболисты и поему, в случае отсутствия результатов, их не отчисляют. Если не сможете ответить самостоятельно, можете подключить своих бабушек и дедушек.
    Кстати, у Садыкова и Сиразиева в числе лучших футболистов 1997 года фигурируют вовсе не их дети, а Акмурзин и Михайлов из числа местных, и Карапетян с Сулеймановым из приезжих. А вовсе не собственные отпрыски.

  • футболист
    Анонимно 0

    вместо покупки одного легионера,можно вырастить 20 своих достойных футболистов.Хорошей школой рубин будет,после того, как в главной команде каждый год будет появляться хоть один свой воспитанник.Но смотря на всю эту картину, становится просто больно.Мало того что городской футбол превратили в болото,то еще в Рубине каждый код пропадает поколение хороших и талантливых футболистов.Не ужели погоня за большими деньгами так важнее наших детей,которые в 17 лет остаются на улице,отдав все детство любимому делу.
    Господа хорошие хватит летать в облаках.Обратите внимание на детский футбол.на условие,где занимаются дети.Обратите внимание на интернат Рубина.Где наши воспитанники?.Бердыев в Рубине уже 10 лет, что за 10 лет не нашлось даже одного футболиста способного играть в прим. лиге?

  • астматик
    Анонимно 0

    все по делу, хорошая статья.

Оставить комментарий
Все комментарии публикуются только после модерации с задержкой 2-10 минут. Редакция оставляет за собой право отказать в публикации вашего комментария. Свернуть